Справка- обобщение качества составления обвинительных приговоров, вынесенных районными судами Удмуртской Республики по делам, рассмотренным в 2013 году

Справка- обобщение
качества составления обвинительных приговоров, вынесенных районными судами Удмуртской Республики по делам, рассмотренным в 2013 году

Приговор является важнейшим актом правосудия, вынесением которого подводится итог судебному разбирательству и разрешаются центральные вопросы уголовного судопроизводства – о виновности или невиновности подсудимого и о применении или неприменении к нему меры наказания. В соответствии со ст. 49 Конституции РФ обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Ввиду этого закон, а также Пленум Верховного Суда РФ «О судебном приговоре» от 29 апреля 1996 г. № 1 с изменениями и дополнениями, внесенными Постановлением Пленума от 06 февраля 2007 г. № 7, от 16 апреля 2013 года № 11, предъявляет к приговору строгие требования, важнейшие из которых сводятся к тому, что он должен быть законным, то есть постановленным с соблюдением всех подлежащих применению материальных законов и в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, обоснованным, то есть таким, в котором все выводы суда соответствуют имевшим место в действительности фактам, установленным на основе полного, всестороннего и объективного исследования доказательств в судебном заседании, а также мотивированным, то есть содержащим обоснование выводов по важнейшим разрешаемым судом вопросам.

Изучение показало, что при составлении приговоров суды в основном соблюдают требования ст.ст. 304, 307, 308, 309, 316 УПК РФ, Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебном приговоре».
В приговорах, как правило, ясно и с необходимой полнотой излагаются обстоятельства преступного деяния, содержится анализ доказательств, мотивированные выводы о доказанности или недоказанности обвинения, о квалификации преступлений и по другим вопросам.
Однако определенная доля приговоров не полностью отвечает высоким требованиям судебного приговора как важнейшего акта правосудия, в ряде случаев страдает, как вводная и резолютивная, так и описательная (описательно-мотивировочная) части. В ходе изучения отмечены следующие недостатки.
Вводная часть приговора.
Вводная часть обвинительного приговора должна содержать реквизиты этого правоприменительного акта, из которых должно быть ясно, кем, в каких условиях и в отношении кого постановлен данный приговор. Согласно ст.304 УПК РФ здесь указывается, что приговор вынесен именем Российской Федерации, а затем фиксируется время и место постановления приговора.
Затем во вводной части приговора указывается наименование суда, постановившего приговор. Указывая наименование суда, не следует допускать никаких сокращений (например «райсуд» вместо «районный суд»). Состав суда указывается так, чтобы из приговора усматривалось, кто председательствовал в судебном заседании. Далее указывается секретарь судебного заседания, обвинитель, защитник, потерпевший, гражданский истец или ответчик, их представители. Кроме фамилий участников судебного разбирательства в приговоре необходимо указать и их инициалы. При этом нельзя допускать никаких исключений (встречаются приговоры, в которых указаны фамилии и инициалы одних участников судебного разбирательства и только фамилии, без инициалов, других). В приговоре необходимо привести должностное положение или ведомственную принадлежность, а также процессуальное положение участников судебного разбирательства.
В ряде приговоров судьи, используя прежние образцы процессуальных документов, указывают: «Судья Кезского районного суда УР ФИО», тогда как следует писать «Кезский районный суд Удмуртской Республики в составе председательствующего судьи ФИО» (приговоры Кезского районного суда УР по делу № 1-86/2013; Кизнерского районного суда УР по делам №1-82/2013, № 1-104/2013) и др.
Поскольку УПК допускает возможность участия в деле наряду с адвокатом по определению или постановлению суда одного из близких родственников или иного лица, о допуске которого ходатайствует обвиняемый, во вводной части приговора должны быть указаны и сведения об этих лицах. При обозначении защитника необходимо указывать является ли он адвокатом, либо иным лицом, привести данные, подтверждающие полномочия адвоката (номер удостоверения и ордера). Приведенные требования не нашли своего отражения в приговорах Камбарского районного суда УР по делам № 1-57/2013, № 1-22/2013.
Вводная часть приговора должна быть изложена так, чтобы должностное и процессуальное положение участников судебного разбирательства, их фамилии и инициалы не сливались, а четко читались. В этой связи, более целесообразно было бы располагать в тексте приговора каждого участника или группу участников (защитники, секретари, если их несколько) на отдельной строке, а не подряд общим текстом через запятую.
Далее во вводной части приговора должны быть приведены сведения о личности подсудимого, в частности его фамилия, имя и отчество, день, месяц, год и место рождения, гражданство, место жительства и работы, учебы, образование, семейное положение и иные сведения о нем, имеющие значение для дела. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебном приговоре» разъяснено, что к иным сведениям о личности подсудимого, имеющим значение для дела, относятся такие сведения, которые наряду с другими данными могут быть учтены судом при назначении наказания и разрешении других вопросов, связанных с постановлением приговора. Это, в частности, данные об имеющейся у подсудимого инвалидности, наличии у него государственных наград, почетных, воинских и иных званий, о прежних судимостях. Сведения, сообщенные о себе подсудимым, которые суд считает необходимым включить во вводную часть приговора, должны быть проверены по документам или иным путем, все что у суда вызывает сомнение, не может быть включено в приговор.
Обстоятельства, характеризующие семейное положение подсудимого наиболее правильно приводить в формулировках, в каких они обозначены в Семейном кодексе РФ, («состоит в зарегистрированном браке», «не состоит в зарегистрированном браке»), не допуская юридически неграмотных, бытовых формулировок. Указывая семейное положение подсудимого, необходимо привести сведения о детях и их возрасте, что зачастую не в полной мере отражается в приговорах. По смыслу закона малолетними считаются дети в возрасте до 14-ти лет, а их наличие у подсудимых в соответствии с п. «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ является обстоятельством, смягчающим наказание.
Если подсудимый впервые привлекается к уголовной ответственности, в приговоре указывается, что он не судим. Поскольку в соответствии с ч. 6 ст. 86 УК РФ погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью, во вводной части приговора суд не вправе указывать судимости, если они сняты или погашены. В этом случае необходимо указать, что лицо не имеет судимости.
В отношении подсудимого, имеющего судимость, во вводной части приговора следует отразить: когда, каким судом, по какой статье и к какому наказанию (вид и срок) он был осужден, с учетом внесенных в приговор изменений, а также когда и по какому основанию был освобожден. Если наказание не отбыто, то в приговоре необходимо указать вид и размер неотбытой части наказания. Это обстоятельство имеет важное правовое значение, поскольку в соответствии с ч.1 ст.70 УК РФ при назначении наказания по совокупности приговоров к наказанию, назначенному по последнему приговору суда, полностью или частично присоединяется неотбытая часть наказания по предыдущему приговору суда.
Так, кассационным определением Верховного суда УР от 15 января 2013 года, из вводной части приговора Можгинского районного суда от 12 ноября 2012 года, в отношении М.Р.Р., исключено указание о судимости по приговору Можгинского городского суда от 3 ноября 2004 года, в связи с тем, что суд первой инстанции не учел, что указанная судимость, с учетом правил ч.3 ст.86, ст.95 УК РФ, погашена.
Отсутствие во вводной части приговора сведений о виде и размере неотбытой части наказания по предыдущим приговорам, повлекло их последующее изменение судом апелляционной инстанции.
Так, кассационным определением Верховного суда УР от 17 января 2013 года, изменен приговор Можгинского районного суда от 19 ноября 2012 года, в отношении З.Е.И. Принимая во внимание то, что по совокупности приговоров присоединяется не отбытая часть наказания, а по предыдущему приговору Можгинского районного суда от 16 января 2012 года, З.Е.И. наказание частично отбыто, в целях восстановления принципа справедливости, судебная коллегия зачла в счет отбытия наказания время со дня отмены условного осуждения по указанному приговору до постановки приговора по последнему делу.
Кассационным определением Верховного суда УР от 26 марта 2013 года, изменен приговор Индустриального районного суда г.Ижевска УР от 24 декабря 2012 года, в отношении Б.П.Н., поскольку при назначении окончательного наказания осужденному суд излишне и необоснованно на основании ч.7 ст.79 УК РФ, отменил УДО по предыдущим приговорам Первомайского районного суда г.Ижевска от 4 июня 2009 года и от 17 декабря 2008 года и на основании ст.70 УК РФ частично присоединил указанные наказания к наказанию по последнему приговору. Однако ранее приговором Первомайского районного суда г.Ижевска от 23 октября 2012 года, указанные наказания уже были отменены и частично, в порядке ст.70 УК РФ, присоединены к наказанию по указанному приговору.
Апелляционным определением Верховного суда УР от 23 мая 2013 года, из вводной части приговора Кезского районного суда УР от 18 марта 2013 года, исключено указание на погашенные, в соответствии п. «б» ч.3 ст.86 УК РФ, судимости по приговорам от 20 января 2009 года и 14 апреля 2011 года, которые не могли учитываться при постановлении приговора. Апелляционным определением Верховного суда УР от 12 декабря 2013 года, внесены изменения во вводную и резолютивную часть приговора Завьяловского районного суда УР от 20 сентября 2013 года, указанием во вводной части приговора на непогашенную судимость по приговору от 18 февраля 2013 года, а в резолютивной части – указанием на самостоятельное исполнение данного приговора.
После изложения данных о личности во вводной части приговора должен быть назван уголовный закон, предусматривающий преступление, в совершении которого обвиняется подсудимый. Следует сослаться не только на статью, но и пункт и часть статьи УК. Закон не устанавливает обязательных требований, в каком порядке указывать норму закона: сначала номер статьи, а затем ее часть (пункт) или наоборот. На практике в основном указывается сначала пункт, часть статьи, а затем ее номер.
Описательно-мотивировочная часть приговора.
Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна соответствовать требованиям, изложенным в ст.307 УПК РФ.
Диспозиция ст.307 УПК РФ предполагает следующую структуру обвинительного приговора :
1)описание преступного деяния
2)изложение фактических обстоятельств совершения преступления
3)отношение виновного лица к предъявленному обвинению
4)вывод суда о виновности подсудимого
5)изложение и оценка доказательств
6)юридическая оценка содеянного и ее обоснование
7)обоснование решения о назначении наказания
8) обоснование принятых решений по другим вопросам, указанных в ст.299 УПК РФ.
При постановлении обвинительного приговора суд обязан указать в его описательно-мотивировочной части, прежде всего преступное деяние, признанное доказанным, а затем изложить фактические обстоятельства его совершения. Например, если подсудимому инкриминирована кража, описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна начинаться следующей формулировкой:
«Иванов А.А. 25 февраля 2013 года совершил кражу, т.е. тайное хищение чужого имущества, при следующих обстоятельствах».
В соответствии с требованиями ст.73 УПК РФ, при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию, в частности событие преступления, виновность подсудимого в совершении преступления и мотивы преступления. С учетом этих требований и в силу ст.307 УПК РФ описательная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного доказанным судом, с указанием места, времени, способа его совершения, характера вины, мотивов и последствий преступления.
Хотелось бы обратить внимание на встречающиеся в практике (как правило, по делам о преступлениях, предусмотренных ст.222 и 228 УК РФ), указание в описательной части приговора, таких формулировок, как «у неустановленных лиц, в неустановленном месте и в неустановленное время», которые непосредственным образом влияют на законность и обоснованность приговора. Подобные формулировки изложенные в приговоре, так и в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, а также в обвинительном заключении, означает, что фактически лицо обвиняется в преступлении, объективная сторона которого не установлена.
При описании места совершения преступления в приговоре следует указать не только конкретный населенный пункт по административно-территориальному делению, но и место, где конкретно было совершенно преступление (на улице, в подъезде, на лестничной площадке, в квартире, клубе и т.д.). Точность указания времени совершения преступления зависит от характера преступления и обстоятельств дела. Указание точного времени совершения преступления особенно важно, когда подсудимый, отрицая свою вину, ссылается на алиби. Могут иметь место и другие обстоятельства, требующие указание точного времени совершения преступления.
Так, отменяя приговор Можгинского районного суда от 12 апреля 2013 года, в отношении С.Д.А., в апелляционном определении Верховного суда УР от 13 июня 2013 года, судебная коллегия указала, в том числе, и на то, что обвинение в части незаконного приобретения частей растения, содержащих наркотическое средство, основано на признательных показаниях С.Д.А., конкретное время приобретения не установлено и в обвинении не отражено. По смыслу закона, отсутствие указания на конкретное время совершения преступления лишает обвиняемого возможности осуществления права на защиту.
Изменяя приговор Устиновского районного суда г.Ижевска от 6 декабря 2012 года, в отношении П.А.М., кассационным определением Верховного суда УР от 19 февраля 2013 года, судебная коллегия указала, что признавая П.А.М. виновным в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта психотропных веществ, а так же наркотических средств – двух преступлениях, предусмотренных ч. 2 ст. 228 УК РФ, суд в нарушение требований ст. 73 УПК РФ, указал, что наркотические средства и психотропные вещества были приобретены П.А.М. у неустановленного лица, не указав в судебном решении место их приобретения. Указанные обстоятельства, в соответствии с положениями ст. 389 УПК РФ, явились основанием, для изменения судебного решения и исключения квалифицирующего признака «приобретения» П.А.М. наркотических средств и психотропных веществ из квалификации действий осужденного по указанным эпизодам.
Способ совершения преступления должен быть описан в приговоре таким образом, чтобы можно было сделать определенный вывод о том, какие конкретно действия (бездействия) и как именно были совершены подсудимым. При этом не должен быть упущен ни один необходимый признак объективной стороны состава преступления, в совершении которого суд признал виновным подсудимого. Описание способа совершения преступления является обязательным, поскольку в ряде статей УК он является квалифицирующим признаком. В других случаях от способа совершения преступления зависит оценка степени общественной опасности содеянного и назначение соответствующего наказания.
Апелляционным определением Верховного суда УР от 21 ноября 2013 года, изменен приговор Сарапульского районного суда от 14 августа 2013 года, суд признавая лицо виновным в совершении преступления предусмотренного п. «г» ч.2 ст.161 УК РФ, в установочной части приговора не указал, в чем выразилось угроза применения насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего, какие действия совершены в отношении потерпевшей, в связи с чем действия подсудимого переквалифицированы с п. «г» ч.2 ст.161 на ч.1 ст.161 УК РФ, со снижением назначенного наказания.
Судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда УР 2 июля 2013 года, отменен приговор Сюмсинского районного суда от 10 апреля 2013 года, с вынесением по делу обвинительного приговора. Судебная коллегия пришла к выводу, что судом первой инстанции допущены грубые нарушения требований ст.307 УПК РФ, а также неправильное применение уголовного закона. Так, в приговоре судом первой инстанции не указано место совершения преступления, ссылка на то, что М.П.А. с потерпевшей «…уехал в дер.Виняшур-Бия, Селтинского района и ночевали в доме его сестры…» не указывает на совершение преступных действий именно в данном месте. Кроме того, судом не указаны улица и дом, где совершено преступление, а также время совершения преступных действий.
При этом необходимо отметить, что обвинительное заключение содержало все вышеуказанные обязательные сведения и признаки преступления, в том числе время совершения преступления – 21 января 2013 года около 02 часов.
В нарушение п. 4 ст. 304 УПК РФ во вводной части приговора не указана судимость М.П.А. по приговору от 20 марта 2013 года, при этом судом первой инстанции принято решения о назначении наказания по совокупности преступлений с поглощение наказания, назначенного данным приговором.
Кроме того, диспозиция ч.1 ст. 134 УК РФ, по которой подсудимый признан виновным, предусматривает уголовную ответственность за половое сношение с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста и половой зрелости, совершенное лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста.
Таким образом, не достижение потерпевшей шестнадцатилетнего возраста является обязательным признаком состава преступления и условием признания данных действий преступными.
Вместе с тем, суд первой инстанции, признавая М.П.А. виновным в совершении указанного преступления, при описании преступного деяния исключил указание на не достижение потерпевшей половой зрелости.
Имеются определенные особенности при описании преступлений, предусмотренных статьями УК, с так называемой бланкетной диспозицией. Н-р, в случае нарушения Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств (ст.264 УК РФ), правил безопасности движения и эксплуатации ж/д транспорта (ст.263 УК РФ) и т.п., нельзя ограничиваться лишь перечислением названий статей соответствующих правил, нарушенных подсудимым. В описательно-мотивировочной части обвинительного приговора следует описать совершенное подсудимым деяние, указать, какие нормативные требования были нарушены, в чем это выразилось, назвать статьи нормативных актов и их содержание.
В приговоре должны быть четко и ясно описаны признаки субъективной стороны преступления: форма вины, цель и мотивы совершения преступления. Указанные обстоятельства позволяют правильно квалифицировать преступления. Кроме того, обстоятельства, характеризующие субъективную сторону преступления, могут влиять на избираемое судом наказание в качестве смягчающих или отягчающих его обстоятельств.
Обязательным является описание в приговоре последствий преступления, особенно при материальном составе. Ведь по ряду преступлений (против личности, собственности и т.д.) от характера наступивших последствий зависит квалификация содеянного подсудимым и без учета наступивших последствий невозможно правильно оценить общественную опасность содеянного.
С учетом требований ст.73, 307 УПК РФ, положений п. 6 Постановления, если преступление совершенно группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, в приговоре должно быть четко указано, какие конкретно преступные действия совершены каждым из соучастников преступления.
В соответствии с п. 7 Постановления разбирательство дела в суде производится только в отношении подсудимых, поэтому суд не должен допускать в приговоре формулировок, свидетельствующих о виновности в совершении преступления других лиц. В тех случаях, когда отдельные участники преступного деяния, в совершении которого обвиняется подсудимый, освобождены от уголовной ответственности по предусмотренным в законе основаниям, суд, если это имеет значение для установления роли, степени и характера участия подсудимого в преступлении, квалификации его действий или установления других существенных обстоятельств дела, может сослаться в приговоре на роль этих лиц в деянии с обязательным указанием оснований прекращения дела. Если дело в отношении некоторых обвиняемых выделено в отдельное производство, в приговоре указывается, что преступление совершенно подсудимым совместно с другими лицами, без упоминания их фамилий.
После описания преступного деяния в приговоре отражается отношение подсудимого к предъявленному обвинению и дается оценка доводам, приведенным им в свою защиту (необходимо указать: признал себя виновным подсудимый, не признал или признал частично). На практике бывает так, что на указанный вопрос суда подсудимый отвечает, что виновным он себя признает, а потом дает показания, содержание которых свидетельствует о полном отрицании им своей вины. Поэтому позиция подсудимого должна быть изложена так, чтобы его действительное отношение к обвинению не было искажено. В приговоре необходимо изложить показания подсудимого, обязательно отразив при этом, в чем подсудимый согласен с обвинением и в чем его показания с обвинением не совпадают. Показания подсудимого также следует излагать без нагромождения таких деталей и подробностей, которые не имеют никакого юридического значения.
Надлежащую оценку суд должен дать и тем доводам, которые подсудимый привел в свою защиту. В случае изменения подсудимым показаний, данных им в ходе производства дознания или предварительного следствия, суд обязан после тщательной проверки тех и других показаний и выяснения причин изменения показаний дать им оценку в совокупности с другими собранными по делу доказательствами. Необходимо также иметь в виду, что отказ подсудимого от дачи показаний не может служить подтверждением доказанности его вины и учитываться при назначении ему наказания в качестве обстоятельства, отрицательно характеризующего личность подсудимого.
Так, кассационным определением Верховного суда УР от 22 января 2013 года, отменен приговор Завьяловского районного суда от 9 октября 2012 года, в отношении К.Р.Д., в части осуждения его по п. «а» ч.3 ст.158, п. «б» ч.2 ст.158 УК РФ. Отменяя приговор судебная коллегия указала, что в основу обвинительного приговора в данной части положены признательные показания К.Р.Д. Сами предметы хищения не обнаружены. Другие доказательства – заявления о хищениях, показания потерпевшей и представителя потерпевшего, протоколы осмотра места происшествия, кассовый чек и справка подтверждают лишь факты краж вышеуказанного имущества и непосредственно осужденного в их совершении не изобличают. Имеющиеся в показаниях свидетелей существенные противоречия, судом не устранены. Мотивы, по которым признаны достоверными одни показания свидетеля Б.О.Б., а другие отвергнуты, в приговоре не приведены. Все возникшие по делу версии не проверены. В частности не проверены показания потерпевшей, данные при производстве предварительного следствия, о ее подозрениях в причастности к краже иного лица. Также, судом не оценены доводы осужденного о даче признательных показаний в части краж под психологическим давлением сотрудников полиции. Заявления осужденного об алиби проверены не в полном объеме, нетщательно.
Кроме того, конкретное время совершения преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, в приговоре не указано. По смыслу закона, отсутствие указания на конкретное время совершения преступления лишает обвиняемого возможности осуществления права на защиту. Указанные выше обстоятельства повлекли отмену приговора.
Отменяя приговор Завьяловского районного суда от 23 мая 2013 года, в отношении А.Т.Г., судебная коллегия в апелляционном определении от 15 октября 2013 года указала, что выдвинутое в отношении А.Т.Т. обвинение в совершении кражи двух мобильных телефонов, основано только на признательных показаниях А.Т.Т., полученных на первоначальном этапе предварительного следствия. Между тем, эти показания обстоятельными не являются, не содержат данных относительно даты и времени совершения кражи, описания предметов хищения, их местонахождения, обстановки дома, откуда изъяты, совокупностью иных, объективных и достоверных доказательств не подтверждаются. Уголовно — процессуальный закон относится к признательным показаниям обвиняемого как к любому другому доказательству, требуя подтверждения его совокупностью иных доказательств, собранных по уголовному делу(ст. 77 УПК РФ). При этом достаточной может являться лишь такая совокупность доказательств, в которой присутствуют также и доказательства, имеющие своим первоисточником не признание обвиняемого, но другие, независимые от показаний обвиняемого, источники информации, чего по делу в отношении А.Т.Т. не имеется.
Доказательства, на которых основаны выводы суда о виновности подсудимого, излагаются в приговоре после описания преступного деяния, признанного установленным, и изложения позиции подсудимого. В соответствии с УПК доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых в определенном законе порядке суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу. В качестве доказательств допускаются: показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, заключения эксперта и специалиста, вещественные доказательства, протоколы следственных и судебных действий и иные документы.
Ссылаясь в приговоре на показания допрошенных по делу лиц, заключение эксперта, протоколы следственных действий и иные документы, которые, по мнению суда, подтверждают те или иные фактические обстоятельства, необходимо раскрывать их содержание, н-р не только перечислить фамилии потерпевших, свидетелей, но и изложить существо их показаний, но без описания таких деталей и подробностей, которые не имеют отношения к существу дела.
Наиболее часто встречающийся недостаток приговоров состоит в том, что доказательства в них лишь приводятся, но не анализируются. Отдельные приговоры содержат просто пересказывание показаний свидетелей, потерпевших, подсудимых, цитируются заключения экспертов и т.д. Отсюда громоздкость приговоров, насыщение их второстепенными деталями, что делает их похожими на протокол судебного заседания и не придает им необходимой убедительности.
В п. 6 Постановления Пленума рекомендовано, приводить в приговоре всесторонний анализ доказательств, на которых основаны выводы суда, при этом должны получить оценку все доказательства, как уличающие, так и оправдывающие подсудимого. В случаях, когда в деле имеется несколько заключений экспертов, содержащих различные выводы по одним и тем же вопросам, суду следует дать в приговоре оценку каждому из них в совокупности с другими доказательствами по делу и привести мотивы, по которым он согласился с одним из заключений и отверг другие.
Анализируемые доказательства следует излагать таким образом, чтобы была ясна их логическая связь с обстоятельствами, подлежащими доказыванию (ст. 73 УПК РФ). При этом доказательства надлежит группировать применительно к конкретному предмету доказывания. В соответствии с требованиями закона суд должен указать в приговоре, почему одни доказательства признаны достоверными, а другие отвергнуты. Приговор нельзя признать мотивированным, если остались не опровергнутыми противоречащие обвинению доказательства или не приведены убедительные мотивы в опровержение какого-либо доказательства. Поэтому при наличии противоречивых доказательств суд должен указать, какие конкретно обстоятельства послужили основанием для признания судом одних доказательств достоверными, а других не заслуживающими доверия.
По смыслу закона в приговоре должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам. Суду необходимо указать в приговоре, почему одни доказательства признаны достоверными, а другие отвергнуты.
Так, кассационным определением Верховного суда УР от 31 января 2013 года, отменен приговор Сарапульского районного суда от 1 октября 2012 года, в отношении А.С.С. и Ч.К.В. Отменяя приговор, судебная коллегия указала, что выводы суда не соответствуют, изложенным в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, при вынесении приговора дана оценка не всем доказательствам по делу, исследованным в судебном заседании. Возникшие по делу версии не проверены. При постановлении обвинительного приговора судом не приняты во внимание существенные обстоятельства, которые могли повлиять на выводы о виновности осужденных. Кроме того, судом не оценены доводы осужденных о даче ими признательных показаний под психологическим давлением сотрудников полиции, что противоречит разъяснениям Пленума Верховного суда РФ, содержащимся в Постановлении «О судебном приговоре», согласно которых обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены. Признание подсудимым своей вины, если оно не подтверждено совокупностью других собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательств, не может служить основанием для постановления обвинительного приговора.
Апелляционным определением Верховного суда УР от 1 августа 2013 года, был отменен приговор Индустриального районного суда г.Ижевска от 12 апреля 2013 года, в отношении Т.Д.В., осужденного по ч.4 ст.162 УК РФ. Отменяя приговор, судебная коллегия указала, что показания ряда свидетелей, имеющих существенное значение для выводов суда, не отражены в приговоре, в то же время показания других свидетелей, отражены, но оценены не в полной мере, все возникшие версии относительно того, кем был причинен тяжкий вред здоровью потерпевшего, судом надлежащим образом не проверены и не исследованы. Выводы суда относительно квалификации преступления, по конкретной статье уголовного закона, его части и пункту не мотивированы.
Применительно к показаниям потерпевших и свидетелей основаниями признания показаний достоверными могут быть: длительность или лучшие условия восприятия события одним свидетелем по сравнению с другим; профессиональные навыки одного из них; отсутствие заинтересованности в исходе дела и т.п. Одним из таких оснований, позволяющих суду считать то или иное показание допрошенного лица достоверным, является совпадение его показаний по содержанию с другими объективными доказательствами, исследованными судом. По отдельным делам возможен учет состояния лица в момент восприятия им обстоятельств наблюдаемого преступления, способность его в связи с этим правильно оценивать происходящие события (состояние опьянения очевидца, испуг потерпевшего в момент нападения на него и т.п.).
Судить о достоверности того или иного доказательства можно лишь с учетом всей совокупности данных, относящихся к содержанию этого доказательства, способа его получения, соотношения с другими доказательствами. Вывод о достоверности доказательства должен быть обоснован и аргументирован. Между тем в отдельных приговорах судьи ограничиваются лишь общим указанием, что то или иное доказательство «не вызывает у суда сомнений», однако никаких данных в пользу такого вывода не приводят. В случае, когда свидетель показал, что об изложенных им обстоятельствах он знает со слов других лиц, необходимо привести в приговоре и дать оценку показаниям именно этих лиц. Если последние были очевидцами обстоятельств, подлежащих установлению, целесообразно сначала привести их показания, а затем тех свидетелей, показания которых являются их производными. При этом следует учитывать тот факт, что в силу положений, содержащихся в п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности, относятся к недопустимым доказательствам.
Апелляционным определением Верховного суда УР от 23 июля 2013 года, отменен приговор Индустриального районного суда г.Ижевска от 13 мая 2013 года, в отношении И.Г.Г. Отменяя приговор судебная коллегия отметила, что в нарушение требований ст.307 УПК РФ, приговор не содержит указание на место окончания преступных действий подсудимой, обвиняемой по ч.3 ст.30, ч.1 ст.159.5 УК РФ. Кроме того, при постановлении обвинительного приговора не получили оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда, так и противоречащие этим выводам. Суд в соответствии с требованиями закона не указал в приговоре, почему одни доказательства признаны им достоверными, а другие отвергнуты. Из текста приговора следует, что судом фактически проигнорированы показания ряда свидетелей, опровергающих выводы суда о виновности И.Г.Г. При изложении в приговоре показаний свидетелей обвинения суд фактически не раскрыл их содержание, а в дальнейшем не указал, каким образом они подтверждают виновность И.Г.Г. и опровергают выдвинутую осужденной версию. Указывая на то, что вина И.Г.Г. доказана, в том числе, «протоколами выемки и осмотра вещественных доказательств, из которых следует, что изъяты договор страхования транспортного средства, заявление о внесение в него изменений и дополнительное соглашение к договору страхования», суд не раскрыл их содержание, что также ставит под сомнение их относимость к делу.
Заключение эксперта, как и любое иное доказательство, подлежит оценке суда с указанием причин признания его достоверным или недостоверным. Однако свое несогласие с заключением эксперта суд обязан мотивировать в приговоре. В случае, когда в деле имеются несколько заключений экспертов, содержащих различные выводы по одним и тем же вопросам, суду следует дать в приговоре оценку каждому из них в совокупности с другими доказательствами по делу и привести мотивы, по которым он согласился с одним из заключений и отверг другие. При мотивировке своего несогласия с заключением одного из экспертов суд может опираться на заключение другого эксперта, пришедшего к иным выводам. При этом в приговоре должны найти отражение не только позиция суда по отношению к противоречивым заключениям, но и существо этих заключений, доводы экспертов в пользу отстаиваемых ими точек зрения, а также показано, в чем конкретно состоит ошибочность выводов тех экспертов, чьи заключения суд отвергает.
В силу положений ч. 2 ст. 282 УПК РФ суд вправе допросить эксперта в суде после представления им письменного заключения. Вопросы эксперту могут быть заданы для разъяснения или дополнения данного им заключения. Путем разъяснения и дополнения эксперт может лишь уточнить и сделать более понятным данное им заключение. Если же эксперт в ходе его допроса сообщает о новых фактах, в чем-либо расходящихся или существенно дополняющих данное им заключение, суд обязан назначить дополнительную или повторную экспертизу. Поэтому в приговоре суд должен сослаться на заключение эксперта, а не на его показания, которые самостоятельным источником доказательств не являются.
Поскольку вещественные доказательства являются средством для установления тех или иных обстоятельств дела лишь в совокупности с другими доказательствами, ссылку в приговоре на вещественные доказательства следует делать в логической связи с другими данными, на которых суд основывает свой вывод. При этом необходимо указывать, при каких обстоятельствах вещественные доказательства были изъяты и приобщены к делу.
К числу источников доказательств уголовно-процессуальный закон (ст. 83 УПК РФ) относит протоколы следственных действий и протоколы судебных заседаний. Поскольку протоколы удостоверяют обстоятельства и факты, имеющие значение для дела, суд должен в приговоре указать на эти факты, а не только на протокол. Если суд напишет в приговоре, что виновность подсудимого, помимо других доказательств, подтверждается, например, протоколом осмотра места происшествия, этого явно будет недостаточно. Необходимо указать, какие конкретные факты или обстоятельства удостоверяет этот протокол и как они связаны с другими доказательствами по делу.
Иные документы могут допускаться в качестве доказательств лишь в том случае, если изложенные в них сведения имеют значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. Поэтому в приговоре суд должен указать, какие факты удостоверены тем или иным документом.
Оценивая доказательства, следует помнить, что в соответствии с положениями ст. 50 Конституции РФ при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона. Если суд признает доказательство недопустимым, полученным с нарушением закона, он должен мотивировать в приговоре свое решение. В приговоре указывается, в чем выразилось нарушение закона.
Анализируя доказательства, суд должен отражать в приговоре, какие конкретно факты относящиеся к обвинению подсудимого, подтверждаются теми или иными доказательствами. После того, как суд оценив все доказательства и имеющиеся противоречия, изложит свое мнение о доказанности вины подсудимого, в приговоре необходимо мотивировать выводы относительно квалификации преступления по той или иной статье уголовного закона, ее части или пункту, т.е. указать, почему именно по данной статье УК (ее пункту, части) суд квалифицирует действия виновного.
Так, отменяя приговор Индустриального районного суда г.Ижевска от 25 февраля 2013 года в отношении К.Н.Е., осужденной по п. «а, в» ч.2 ст.158 УК РФ, судебная коллегия в апелляционном определении от 16 июля 2013 года, указала, что обжалуемый приговор не соответствует требованиям ч. 1 ст. 297 УПК РФ, так как постановлен с нарушением уголовно-процессуального закона. Фактически приговор изложен в форме протокола судебного заседания. В нем указано, какие участники были допрошены в суде, что они показали, о чем они говорили в ходе предварительного следствия, какие в суде они дали ответы на вопросы сторон и суда, какие иные доказательства были исследованы, но при этом в приговоре отсутствует анализ исследованных в суде и приведенных в приговоре доказательств, а равно и обоснование выводов суда о виновности К.Н.Е., квалификации ее действий, необходимости ее оправдания.
Кроме того, судебной коллегией установлено, что уголовное дело поступило в суд по обвинению К.Н.Е. в совершении шестнадцати эпизодов преступлений, квалифицированных одним составом уголовного закона, по п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ. Приговором суда, К.Н.Е. признана виновной в совершении двух эпизодов хищения имущества потерпевшего, по восьми эпизодам преступлений К.Н.Е. оправдана, ввиду недоказанности ее причастности к совершенным преступлениям. Однако, вопреки положениям ст.ст. 305, 307 УПК РФ, обжалуемый судебный акт не содержит никаких выводов суда относительно виновности либо невиновности осужденной по шести эпизодам инкриминируемых ей деяний. Из материалов уголовного дела следует, что самостоятельных решений о прекращении уголовного преследования К.Н.Е. по данным эпизодом судом не принималось, государственный обвинитель от поддержания обвинения К.Е.Н. в этой части не отказывался. Таким образом, действия К.Н.Е. в этой части обвинения не являлись предметом судебного рассмотрения, какой либо оценки судом им не дано, мотивов к тому в приговоре суда не приведено, что в соответствии со ст.389.17 УПК РФ явилось основанием для его отмены.
Апелляционным определением Верховного суда УР от 1 августа 2013 года изменен приговор Сарапульского городского суда от 20 мая 2013 года, в отношении К.Я.С. и др., в связи с тем, что выводы суда, изложенные в описательно-мотивировочной части приговора при описании преступного деяния, совершенного осужденным К.Я.С. преступления не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, так по факту хищения имущества у потерпевшей Ц. суд квалифицировал его действия как покушение на хищение чужого имущества, в приговоре же указано, что К.Я.С. совершил оконченное преступление, скрывшись с места преступления, распорядился похищенным по своему усмотрению.
Особое внимание необходимо обращать на обоснование умысла подсудимого, поскольку от направленности его умысла может зависеть квалификация совершенного преступления (например, по делам о преступлениях против жизни и здоровья). При посягательстве на личность необходимо обосновать умысел виновного лица на причинение потерпевшему соответствующих телесных повреждений. Такое преступление может быть совершенно как с прямым, так и с косвенным умыслом, поэтому при описании деяния, признанного доказанным, следует указать вид умысла, а в мотивировочной части приговора обосновать этот вывод совокупностью обстоятельств, которые на это указывают, это может быть прежде всего характер примененного насилия.
Неоконченное преступление может быть совершенно только с прямым умыслом. Необходимо сослаться на совокупность обстоятельств, свидетельствующих о наличии у виновного прямого умысла и указать причины, по которым он не мог довести этот умысел до конца.
Излагая обстоятельства, касающиеся умысла виновного лица, следует мотивировать решение о вменяемости подсудимого в отношении инкриминируемого ему деяния.
Решение суда о вменяемости подсудимого обязательно должно быть отражено в приговоре при осуждении за совершение тяжкого и особо тяжкого преступления, либо когда данный вопрос возникал в ходе предварительного или судебного следствия.
Апелляционным определением Верховного суда УР от 30 мая 2013 года отменен приговор Индустриального районного суда г.Ижевска от 12 февраля 2013 года, в отношении Г.И.Г., суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда. В суде апелляционной инстанции установлено, что вменяемость Г.И.Г. у судебной коллегии вызывает сомнение, а в соответствии с п.4 ч.1 ст.299 УПК РФ, виновность подсудимого в совершении преступления, по которому ему предъявлено обвинение, должно быть разрешено судом при постановке приговора.
Мотивируя квалификацию преступлений, предусмотренных статьями УК с бланкетными диспозициями, не следует повторно перечислять те пункты или статьи нормативных актов, которые были нарушены подсудимым. Эти обстоятельства отражаются при описании в приговоре преступного деяния и анализе доказательств. Однако по делу в отношении нескольких подсудимых или по делу, в котором подсудимый обвиняется в совершении нескольких преступлений, суд должен обосновать квалификацию в отношении каждого подсудимого и каждого эпизода преступления.
В соответствии с требованиями УПК всякое изменение обвинения в суде должно быть мотивировано в описательной части приговора. Суд вправе изменить обвинение и квалифицировать действия подсудимого по другой статье уголовного закона, а равно квалифицировать отдельные эпизоды преступления по статье закона, по которому подсудимому не было предъявлено обвинение, лишь при наличии определенных условий. Подобные изменения возможны, если действия подсудимого, квалифицируемые по новой статье закона, вменялись ему в вину; не содержат признаков более тяжкого преступления и существенно не отличаются по фактическим обстоятельствам от обвинения, по которому дело принято к производству суда; если изменение обвинения не ухудшает положения подсудимого и не нарушает его права на защиту.
При этом следует исходить из того, что более тяжким считается обвинение, когда: 1) применяется другая норма уголовного закона (статья, часть статьи или пункт), санкция которой предусматривает более строгое наказание; 2) в обвинение включаются дополнительные, не вмененные обвиняемому, факты (эпизоды), влияющие на изменение квалификации преступления по закону, предусматривающему более строгое наказание, либо увеличивающие фактический объем обвинения, хотя и не изменяющие юридической оценки содеянного.
Существенно отличающимся обвинением от первоначального обвинения по фактическим обстоятельствам следует считать всякое иное изменение формулировки обвинения. Формулировка обвинения признается измененной, если вменяются другие деяния вместо ранее предъявленных деяний либо иные преступления, отличающиеся от ранее предъявленного обвинения, например по объекту посягательства, форме вины. Необходимым условием для признания изменения формулировки существенной является нарушение при этом права подсудимого на защиту. Если подсудимый обвиняется в совершении нескольких преступлений, предусмотренных различными статьями уголовного закона, и обвинение в совершении некоторых из этих преступлений не подтвердилось, в описательной части приговора следует указать мотивы признания подсудимого виновным в одних преступлениях и оправдания по обвинению в других преступлениях. При этом в резолютивной части одного и того же приговора суд формулирует соответствующее решение о признании подсудимого виновным по одним статьям и оправдании по другим статьям (с обязательным указанием оснований оправдания).
В тех случаях, когда подсудимый обвинялся в совершении преступления, состоящего из нескольких эпизодов, а обвинение в совершении некоторых из них не подтвердилось, в описательной части приговора достаточно сформулировать вывод о признания обвинения в этой части необоснованным. Этот вывод излагается в описательной части приговора после описания преступного деяния, признанного доказанным. В приговоре приводится анализ доказательств, подтверждающих обвинение, а также мотивы квалификации действий виновного. Лишь после этого обосновывается вывод о недоказанности части обвинения. Приводятся доказательства, подтверждающие вывод о невиновности подсудимого. Затем в приговоре делается вывод, что обвинение суд находит необоснованным. Аналогично мотивируются и все иные изменения обвинения (в части отдельных обстоятельств преступления, мотивов и т.д.), если это не связано с переквалификацией преступных действий.
Когда исключение из обвинения отдельных эпизодов, действий или обстоятельств происшедшего влечет изменение квалификации преступления, в описательной части приговора вместе с выводами о необоснованности части обвинения должно быть сказано и об изменении квалификации преступных действий, признанных доказанными.
В соответствии с ч.7 и 8 ст.246 УПК РФ полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства, а также изменение им обвинения в сторону смягчения предполагает принятие судом решения в соответствии с позицией государственного обвинителя, поскольку уголовно-процессуальный закон исходит из того, что уголовное судопроизводство осуществляется на основе принципа состязательности и равноправия сторон, а формулирование обвинения и его поддержание перед судом обеспечиваются обвинением.
Апелляционным определением Верховного суда УР от 21 ноября 2013 года, изменен приговор Сарапульского районного суда от 14 августа 2013 года, в отношении Ш.А.А. При квалификации действий осужденного Ш.А.А. в отношении потерпевшей Щ., судом первой инстанции было допущено неправильное применение уголовного закона, суд увеличил объем предъявленного Ш.А.А. обвинения, включив в приговор описание действий, которые не были вменены в вину Ш.А.А. предварительным следствием, а именно указание на демонстрацию Ш.А.А. металлического предмета потерпевшей, вследствие чего указание суда на совершение данных действий осужденным исключено из приговора.
Изменяя приговор, суд апелляционной инстанции указал, что из предъявленного Ш.А.А. обвинения неясно, в чем выражалась угроза применения насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшей, так как из показаний потерпевшей Щ. в судебном заседании следует, что каких либо словесных угроз осужденный в ее адрес не высказывал, каких либо предметов не демонстрировал, какого либо насилия не применял, отрицает высказывание каких либо угроз в адрес потерпевшей и применение к ней насилия и сам осужденный, в связи с чем судебная коллегия переквалифицировала действия осужденного Ш.А.А., по данному эпизоду, с п. «г» ч.2 ст. 161 УК РФ на ч. 1 ст. 161 УК РФ, со снижением размера назначенного наказания.
Отменяя приговор Кизнерского районного суда от 22 октября 2013 года, в отношении Б.М.С., осужденной по ч.1 ст.318 УК РФ, суд апелляционной инстанции, в своем постановлении от 12 декабря 2013 года, указал, что обстоятельства преступных деяний осужденной, как они изложены судом в приговоре, свидетельствуют о последовательном формировании умысла осужденной на совершение каждого из инкриминируемых ей органами предварительного следствия деяний. Вместе с тем суд первой инстанции, давая оценку квалификации действий осужденной, и исключая из обвинения квалификацию ее действий по ст. 319 УК РФ как ошибочно вмененную, указал, что все действия Б. проходили в одно и тоже время, в одном и том же месте и охватывались единым умыслом. Тем самым, суд не учел, что по смыслу закона, объективная сторона преступления, предусмотренного ч.1 ст.319 УК РФ характеризуется публичным оскорблением представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением, тогда как объективная сторона ст. 318 УК РФ характеризуется применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, и угрозой применения насилия. Таким образом, суд при постановлении приговора, допустил противоречия между описательно-мотивировочной и резолютивной частями приговора, что явилось существенным нарушением уголовно-процессуального закона и повлекло отмену приговора.
В соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК РФ и с учетом положений Общей части УК РФ. При назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи.
В приговоре следует указывать, какие обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности подсудимого, а также иные обстоятельства, характеризующие его личность, доказаны при разбирательстве дела в соответствии с требованиями ст. 73 УПК РФ и учтены судом при назначении наказания. При этом необходимо иметь в виду, что содержащийся в ст. 63 УК РФ перечень отягчающих обстоятельств является исчерпывающим и суд не вправе при мотивировке наказания ссылаться как на отягчающие наказание обстоятельства, которые не указаны в законе. В тех случаях, когда то или иное обстоятельство, предусмотренное в законе в качестве отягчающего наказание, указано в диспозиции статьи уголовного закона в качестве одного из признаков преступления, оно не должно дополнительно учитываться как отягчающее обстоятельство при мотивировке назначения наказания за это преступление. Вместе с тем обстоятельствами, смягчающими наказание, суд может признать и обстоятельства, не указанные в ст. 61 УК РФ.
Обобщение показало, что распространенной ошибкой при назначении судами меры наказания является перечисление различных обстоятельств, учитываемых судом, без ссылки на признание их смягчающими либо отягчающими наказание. Встречаются приговоры, в которых одной строкой перечисляются обстоятельства как отягчающие наказание, так и смягчающие его, данные о личности, как положительно, так и отрицательно характеризующие подсудимого, при этом указывается, что приведенные обстоятельства и данные о личности суд учитывает при назначении наказания. В таких приговорах, как правило, отсутствует оценка приведенных данных, а значит, и мотивировка назначения наказания. Вместе с тем отсутствие в описательной части приговора надлежащей мотивировки назначения наказания может являться основанием к отмене или изменению приговора.
В соответствии с требованиями ст.307 УПК РФ, в приговоре должны быть мотивированы выводы по всем вопросам, связанным с назначением наказания, освобождению от него или его отбывания, применению иных мер воздействия.
В описательно-мотивировочной части приговора должны быть указаны мотивы, по которым суд пришел к выводу о необходимости изменения категории преступления, в соответствии с ч.6 ст.15 УК РФ, о назначении наказания в виде лишения свободы, если санкция уголовного закона предусматривает и другие наказания, не связанные с лишением свободы; о необходимости условного осуждения подсудимого; о назначении наказания ниже низшего предела, предусмотренного уголовным законом за данное преступление, или переходе к другому, более мягкому наказанию; о неприменении дополнительного наказания; о лишении воинского или специального звания; о назначении вида исправительного учреждения.
В соответствии с п.14 Постановления Пленума, при назначении наказания и вида исправительного учреждения, при наличии оснований, суд обязан в описательно-мотивировочной части приговора со ссылкой на часть и пункт ст.18 УК РФ, указать о наличии в действиях подсудимого вида рецидива преступлений.
Обобщение судебной практики показало, что не всегда судами правильно применяются положения ст.18 УК РФ, при определении вида рецидива преступлений, что при наличии оснований, влечет неправильное определение наказания и вида исправительного учреждения.
Так, изменяя приговор Глазовского районного суда УР от 9 октября 2012 года в отношении С.С.А., судебная коллегия в кассационном определении от 31 января 2013 года, указала, в связи с установлением в действиях осужденного С.С.А. особо опасного рецидива преступлений, вместо опасного, как было определено в приговоре, отбывание наказания определяется в колонии особого режима, вместо строгого.
Апелляционном определением Верховного суда УР от 12 ноября 2013 года, изменен приговор Октябрьского районного суда г.Ижевска от 18 сентября 2013 года, в отношении Р.Д.В., в связи с неправильным применением положений п. «в» ч.3 ст.18 УК РФ и определения вида рецидива преступлений как особо опасный, вместо опасного. Суд не учел, что наказание по предыдущим приговорам назначалось с применением положений ч.5 ст.69 УК РФ, что должно учитываться как одна судимость, так как имеет место совокупность преступлений. Суд апелляционной инстанции исключил из описательно-мотивировочной части приговора ссылку на наличие в действиях осужденного особо опасного рецидива преступлений, вместо опасного, снизил назначенное наказание и изменил вид исправительной колонии с особого режима на строгий.
В процессе изучения судебной практики выявлены также ошибки, связанные с назначением наказания, без полного и правильного учета положений Общей части УК РФ.
Апелляционным определением Верховного суда УР от 30 апреля 2013 года, изменен приговор Индустриального районного суда г.Ижевска от 22 февраля 2013 года, в отношении К.А.А., судебная коллегия исключила из приговора указания о применении к осужденной при назначении наказания правил ст.73 УК РФ, при наличии опасного рецидива преступлений. Суд при назначении наказания осужденной не учел, что в соответствии с п. «в» ч.1 ст.73 УК РФ, условное осуждение не может быть применено к лицам при наличии в их действиях опасного или особо опасного рецидива.
Апелляционным определением Верховного суда УР от 1 августа 2013 года, изменен приговор Глазовского районного суда от 21 мая 2013 года, в отношении Б.А.Ю., при назначении наказания суд необоснованно руководствовался правилами ст.70 УК РФ, присоединив к условному осуждению по последнему приговору реальное наказание по предыдущему приговору Глазовского районного суда от 24 декабря 2012 года, что противоречит нормам закона. Суд апелляционной инстанции исключил из описательно-мотивировочной и резолютивной частей приговора, указание о применении правил ст.70 УК РФ, поскольку приговор от 24 декабря 2012 года следует исполнять самостоятельно.
При постановлении обвинительного приговора, суд обязан разрешить предъявленный по делу гражданский иск. Гражданский иск может быть оставлен без рассмотрения только в случаях, указанных в ч.2 ст.250 УПК РФ, в остальных случаях суд либо отказывает в иске, либо удовлетворяет его. Когда имеются основания для удовлетворения гражданского иска, но требуется произвести дополнительные расчеты по определению его суммы, невозможные без отложения судебного разбирательства, суд в приговоре должен признать за гражданским истцом право на удовлетворение гражданского иска (часто путают с правом на обращение с иском, которое имеет любое лицо) и передать его на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства (поскольку право на удовлетворение гражданского иска уже признано судом), где определится лишь сумма взыскания. При этом написания дополнительных заявлений от гражданских истцов не требуется. Гражданский иск по возмещению морального вреда не может быть, как правило, передан на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства и подлежит разрешению сразу при вынесении приговора.
С учетом того, что вопрос о взыскании с осужденного судебных издержек, в т.ч. в части оплаты труда адвоката, может быть разрешен и после рассмотрения дела по существу, но только в судебном заседании и с уведомлением всех заинтересованных лиц, а в случае заявления ходатайства – с обязательным участием осужденного, такой вопрос целесообразнее разрешать при постановлении приговора с выяснением мнения подсудимого по указанному вопросу.
Резолютивная часть приговора.
В соответствии с законом наказание в приговоре во всех случаях должно быть обозначено таким образом, чтобы при его исполнении не возникало никаких сомнений относительно вида и размера наказания, назначенного судом.
В силу ст.308 УПК РФ, в резолютивной части приговора указываются фамилия, имя и отчество подсудимого, излагается решение о признании подсудимого виновным; указывается уголовный закон, по которому подсудимый признан виновным, вид и размер наказания, назначенного подсудимому за каждое преступление, которое признано доказанным, окончательная мера наказания, подлежащая отбытию в соответствии со ст. ст. 69 и 70 УК РФ, вид исправительного учреждения, где должен отбывать наказание осужденный к лишению свободы, длительность испытательного срока в случае применения условного осуждения; излагается решение о зачете предварительного заключения, если подсудимый до постановления приговора содержался под стражей, решение о мере пресечения в отношении подсудимого до вступления приговора в законную силу, решение суда обратиться по вступлении приговора в законную силу в соответствующие государственные органы с представлением о лишении подсудимого ордена, медали либо почетного, воинского или другого звания, если суд признал это необходимым.
Обобщение показало, что судами допускаются ошибки и при исчислении начала срока отбывания наказания и решение о зачете в срок отбытия наказания предварительного заключения, если подсудимый до постановления приговора содержался под стражей в порядке меры пресечения или задержания.
Так, кассационным определением Верховного суда УР от 24 января 2013 года, изменен приговор Устиновского районного суда г.Ижевска от 15 ноября 2012 года, в отношении К.А.А., судебной коллегией зачтен в срок отбытия наказания осужденного срок содержания его под стражей с 22 марта по 16 июня 2012 года, по приговору Сюмсинского районного суда от 19 июня 2012 года, по которому наказание присоединено к наказанию по последнему приговору в порядке ч.5 ст.69 УК РФ.
Апелляционным определением Верховного суда Ур от 23 мая 2013 года, изменен приговор Индустриального районного суда г.Ижевска от 1 марта 2013 года, в отношении П.В.В., в том числе и в части исчисления срока наказания осужденному. Судом необоснованно указано, что срок исчисляется со 2 ноября 2012 года. В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п.35 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 года, №2 «О практике назначения судами РФ уголовного наказания», с последующими изменениями, судам следуем иметь в виду, что срок отбывания окончательного наказания, определенного по правилам ч.5 ст.69 и ст.70 УК РФ, исчисляется со дня постановления последнего приговора с зачетом времени содержания под стражей по этому делу в порядке меры пресечения или задержания.
Если подсудимому было предъявлено обвинение по разным статьям уголовного закона и решения суда по ним различны, то в резолютивной части приговора должно быть точно указано, по каким из них подсудимый оправдан и по каким осужден.
Если подсудимый признан виновным в покушении на совершение преступления или в приготовлении к преступлению, в резолютивной части приговора делается ссылка на соответствующую часть ст. 30 УК РФ.
Если суд назначит подсудимому наказание с применением положений ст. 64 УК РФ, в резолютивной части приговора делается ссылка на указанную статью закона.
О том, что наказание назначается с применением ст.73 УК РФ, указывается после назначения окончательной меры наказания. При этом следует иметь в виду, что ст.73 УК РФ может применяться только к основному наказанию (исправительные работы, ограничение по военной службе, содержание в дисциплинарной воинской части или лишение свободы на срок до восьми лет).
Каждый приговор должен заканчиваться указанием на порядок и срок апелляционного обжалования.
В резолютивной части приговора должны также содержаться разъяснения о праве осужденного ходатайствовать об участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции.
Следует отметить, что одним из важнейших условий, обеспечивающих правильность резолютивной части приговора, является согласованность ее с другими предшествующими ей частями приговора.

Судья Верховного Суда
Удмуртской Республики Э.З. Мулланурова