Справка о соблюдении судами требований закона при принятии решений об отказе в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания

Справка

о соблюдении судами требований закона при принятии решений об отказе в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания

В соответствии с планом работы проведена проверка соблюдения судами области требований материального и процессуального права при принятии в 2016 году решений об отказе в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

На территории Еврейской автономной области ходатайства (представления) об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания рассматриваются Облученским и Биробиджанским районными судами. В 2016 году в них поступило 370 ходатайств (представлений) об условно-досрочном освобождении (306 и 64 соответственно) из которых возвращены без рассмотрения — 22, направлены по подсудности — 2, прекращены производством -3.

Тем самым по существу рассмотрено 343 ходатайства (представления), удовлетворены при этом 177, оставлены без удовлетворения 166, то есть количество положительных решений составило 51,6%.

В апелляционной инстанции рассмотрены в 2016 году 50 постановлений об отказе в условно-досрочном освобождении, из которых 8 отменено, при этом по 6 вынесены постановления об удовлетворении ходатайств осуждённых, а 2 направлены на новое рассмотрение в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона. Качество этих судебных решений составило 84%.

Анализ судебной практики свидетельствует о том, что суды при рассмотрении ходатайств (представлений) об условно-досрочном освобождении в основном правильно применяют положения уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законов, а также руководствуются разъяснениями, содержащимися в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 8 от 21.04.2009 (ред. от 17.11.2015) «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания» (далее Пленум). Нарушения требований ч. 3 и ч. 4 ст. 79, ст. 93 УК РФ при рассмотрении указанных ходатайств ими не допускались.

Выявлен единичный случай несоблюдения положений ч. 10 ст. 175 УИК РФ, согласно которой в случае отказа в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания повторное внесение в суд соответствующего ходатайства может иметь место не ранее, чем по истечении шести месяцев со дня вынесения постановления суда.

21.04.2016 в Облученский районный суд ЕАО поступило ходатайство осуждённого О. об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, которое 13.07.2016 оставлено без удовлетворения в то время, как надлежало отказать в его принятии, поскольку 02.12.2015 тот же суд оставил без удовлетворения ходатайство О. об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, и он повторно обратился с такой же просьбой через 4 месяца 20 дней.
В соответствии с п. 16 указанного выше Пленума, если ходатайство об условно-досрочном освобождении поступило ранее указанного срока, то судья выносит постановление об отказе в его принятии и возвращает заявителю. При этом указанный в законе шестимесячный срок должен исчисляться со дня вынесения судом постановления об отказе в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

В п. 19 постановления Пленума указано, что судам надлежит обеспечить рассмотрение ходатайств об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания в разумные сроки.
Облученский районный суд, как правило, рассматривает ходатайства об условно-досрочном освобождении с учётом данных разъяснений, однако в изученном периоде имели место случаи необоснованно длительного их разрешения, обусловленные различными причинами.
Например, по делу № 4/1-116/2016 ходатайство Г. рассматривалось более 2-х месяцев (поступило 24.03.2016, а разрешено по существу 26.05.2016); ходатайство М. в деле № 4/1-12/2016 находилось в производстве более 3-х месяцев — поступило 29.10.2015, рассмотрено 16.02.2016.
По делу № 4/1-3/2016 осуждённый О. ждал решения суда практически 6 месяцев — то есть в течение срока, сопоставимого со сроком возникновения у него права на повторное внесение в суд соответствующего ходатайства (ходатайство поступило 20.08.2015, постановление вынесено 16.02.2016).
Одной из причин увеличения сроков рассмотрения ходатайств является несвоевременное представление суду исправительными учреждениями извещений осуждённых о дате и месте рассмотрения дела с заявлениями о личном участии в разрешении вопроса об условно-досрочном освобождении. Получая их в день судебного заседания, суд вынужден откладывать его для обеспечения права осуждённого на участие в рассмотрении ходатайства. Однако эту проблему можно устранить, обязав администрацию заблаговременно возвращать в суд расписки.

Другая причина несвоевременности рассмотрения ходатайств — необоснованно длительные периоды между их поступлением в суд и назначением либо отложением судебного заседания, которые составляют порой месяц и более.
Так, по материалу № 4/1-196/2016 ходатайство осуждённого И. поступило 09.06.2016, а извещение о назначении судебного заседания суд направил сторонам лишь 05.07.2016, при отсутствии для этого объективных причин, поскольку сведения о месте нахождения потерпевшей у суда имелись.
Ходатайство осуждённого Х. поступило в суд 21.04.2016, извещение о назначении судебного заседания направлено сторонам 19.05.2016, что было обусловлено запросами суда о месте нахождения потерпевших. Однако само судебное заседание состоялось лишь 20.07.2016, то есть через 2 месяца, а рассмотрено 27.07.2016, более чем через три месяца.
По указанному выше материалу с длительным сроком рассмотрения №4/1-3/2016 по ходатайству О. судебное заседание дважды откладывалось, при этом каждый раз на срок более месяца.

Кроме того, увеличение сроков рассмотрения указанной категории дел связано с тем, что запросы суда о предоставлении сведений о месте нахождения потерпевших направляются через значительный промежуток времени после поступления ходатайств.
Например, по тому же материалу № 4/1-3/2016 ходатайство осуждённого О. поступило в суд 20.08.2015, но запрос о предоставлении сведений о месте нахождения потерпевших суд направил только 01.10.2015 — практически через полтора месяца. По материалу № 4/1-19/2016 по ходатайству В., поступившему в суд 12.11.2015, запрос по потерпевшим направлен 26.01.2016, то есть более, чем через два месяца, в результате ходатайство осуждённого по существу рассмотрено 23.03.2016, находилось в производстве суда более 4-х месяцев.

По ряду дел выявлены нарушения требований ст. 399 УПК РФ и п. 18 Пленума о необходимости извещения сторон о дате, времени и месте рассмотрения ходатайства об условно-досрочном освобождении за 14 суток до начала судебного заседания.
Так, в материалах № 4/1-95/2016 имеется единственная расписка осуждённого П., датированная 12.05.2016, которая свидетельствует о том, что о дате судебного заседания осуждённый узнал 25.05.2016, то есть за 13 суток до его начала.
В деле № 4/1-116/2016 находятся две расписки — об извещении Г. о первом судебном заседании и повторном, но в каждой из них дата получения осуждённым не проставлена. Это ставит под сомнение соблюдение судом требований закона о своевременном извещении Г., тем более, что и в судебном заседании вопрос о конкретной дате извещения и достаточности времени для подготовки к защите суд у Г. не выяснил.
Судебное заседание по ходатайству Ш. изначально назначено с нарушением 14-суточного срока, поскольку извещения о судебном заседании на 16.03.2016 судом направлены всем участникам процесса лишь 03.03.2016, что в последующем повлекло его отложение, и соответственно увеличение срока рассмотрения.
По ходатайству К. извещение о судебном заседании, назначенном на 15.02.2016, потерпевшему направлено 08.02.2016, то есть менее чем за 14 суток. При отложении судебного заседания по причине несоблюдения данного срока в отношении осуждённого, суд не уведомил о новой дате его рассмотрения потерпевшего.
В деле № 4/1-29/2016 расписка об извещении осуждённой С. отсутствует, вопрос о своевременности извещения и возможности рассмотрения дела при таких обстоятельствах суд не разрешил.
Не разрешался такой вопрос и по ходатайству Л., которого, исходя из расписки, известили о судебном заседании, назначенном на 23.06.2016, 10.06.2016 — за 13 суток. О достаточности времени для подготовки к защите суд осуждённого не опрашивал.
В материалах дела № 4/1-31/2016 по ходатайству Г. об условно-досрочном освобождении имеется расписка осуждённого о том, что он извещён о судебном заседании по рассмотрению его ходатайства, но дата получения этого извещения, позволяющая установить своевременность извещения, не отражена.
Согласно имеющейся в деле № 4/1-41/2016 расписки, осуждённый М. о том, что его ходатайство об условно-досрочном освобождении от наказания будет рассматриваться 27.01.2016, извещён 22.01.2016. Вместе с тем, в протоколе судебного заседания указано, что осуждённый уведомлён надлежащим образом о судебном заседании, а само оно не отложено.

При наличии ходатайства осуждённого об участии в судебном заседании в рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговора, суд обязан обеспечить возможность его непосредственного участия в суде либо предоставить возможность изложить свою позицию путём использования систем видеоконференц-связи.
08.06.2016 Облученский районный суд рассмотрел ходатайство М. без участия осуждённого, который просил его обеспечить, отразив при этом в протоколе несоответствующую действительности информацию, о том, что М. просил разрешить данный вопрос в его отсутствие.
Тем самым суд нарушил право М. на защиту, лишив его возможности изложить позицию в суде и предоставить имеющиеся у него доказательства, что явилось поводом для отмены постановления в суде второй инстанции с направлением ходатайства на новое рассмотрение и вынесения в адрес судьи частного постановления за допущенное нарушение закона.

Должностное лицо учреждения или органа, исполняющего наказание, может быть представителем в суде при наличии доверенности от начальника этого учреждения (п. 18 Пленума). Между тем, в деле № 4/1-289/2016 доверенность у принимавшего участие в рассмотрении ходатайства осуждённого Н. представителя администрации исправительного учреждения отсутствует.
По ряду материалов, рассмотренных Биробиджанским районным судом, представитель администрации исправительного учреждения принимал участие в судебном заседании фактически при отсутствии доверенности, поскольку срок её действия истёк.
Так, по ходатайству И. по делу № 4/1-32/2016 представитель исправительного учреждения П. участвовал в судебном заседании 10.08.2016 по доверенности, выданной 20.06.2015 со сроком действия в 1 год.
В деле № 4/1-27/2016, рассмотренному 08.08.2016 по ходатайству Т., а также № 4/1-28/2016 по ходатайству Л., рассмотренному 23.06.2016, представитель исправительного учреждения. предъявил ту же доверенность.

В части 4.1 статьи 79 УК РФ указано, что при рассмотрении ходатайства осуждённого об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания суд учитывает поведение осуждённого, его отношение к учёбе и труду в течение всего периода отбывания наказания, в том числе имеющиеся поощрения и взыскания, отношение осуждённого к совершённому деянию и то, что осуждённый частично или полностью возместил причинённый ущерб или иным образом загладил вред, причинённый в результате преступления, а также заключение администрации исправительного учреждения о целесообразности его условно-досрочного освобождения.
Между тем, в постановлении по делу А. суд указал, что «при рассмотрении ходатайства об условно-досрочном освобождении в силу ст.15 УК РФ необходимо исходить из степени тяжести общественной опасности преступления, учитывая характер последствий, способ совершения деяния, форму вины». Кроме того, в качестве установленных судом обстоятельств, на основании которых он пришёл к выводу об отказе в условно- досрочном освобождении, суд указал в числе прочих «отсутствие строения по месту регистрации осуждённого и сведений о том, что сестра осуждённого желает принять его к себе, а также смерть матери».

Согласно п. 6 Пленума наличие у осуждённого взысканий само по себе не может свидетельствовать о том, что он нуждается в дальнейшем отбывании назначенного судом наказания. Разрешая этот вопрос, следует учитывать конкретные обстоятельства, тяжесть и характер каждого допущенного осуждённым нарушения за весь период отбывания наказания, а не только за время, непосредственно предшествующее рассмотрению ходатайства или представления, данные о снятии или погашении взысканий, время, прошедшее с момента последнего взыскания, последующее поведение осуждённого и другие характеризующие его сведения.
Вопреки указанным разъяснениям судами не всегда оценивалась тяжесть и характер каждого из допущенных осуждённым нарушений, а также данные о снятии или погашении взысканий. К примеру, из постановления в отношении
Т. следует, что он «имеет 9 поощрений, 9 взысканий, последнее снято полученным поощрением», в то время как все взыскания у осуждённого являлись недействующими, поскольку 4 были сняты, а 5 погашены.
Также суд в постановлении указал, что осуждённый не трудоустроен, но при этом не отразил, что причиной этого является отсутствие вакантных рабочих мест, хотя данное обстоятельство могло повлиять на выводы о невозможности условно-досрочного освобождения.

В деле № 4/1-119/2016 суд не указал в постановлении, за какое именно нарушение на В. налагалось третье взыскание, и соответственно не дал оценки его характеру и тяжести. Копии документов о наложении взыскания, которые бы позволяли произвести эту оценку, отсутствуют.

В соответствии с п. 6 Пленума суды не вправе отказать в условно- досрочном освобождении от отбывания наказания по основаниям, не указанным в законе, таким, как наличие прежней судимости, мягкость назначенного наказания, непризнание осуждённым вины, кратковременность его пребывания в одном из исправительных учреждений и т.д. Характер и степень общественной опасности совершённого осуждённым преступления, в том числе его тяжесть и последствия, не могут являться основаниями для отказа в удовлетворении ходатайства или представления, поскольку они служат критериями для установления сроков, указанных в статьях 79, 80 и 93 УК РФ, а также учтены судом в приговоре при назначении наказания осуждённому.
Между тем, в ходе проверки выявлены несколько материалов, в которых судьи Биробиджанского районного суда вопреки указанным требованиям привели непредусмотренные законом основания к отказу в условно-досрочном освобождении.
Так, отказывая К., суд указал, что наряду с другими данными о личности осуждённого учитывает нарушение им возложенных по приговору обязанностей, явившихся поводом для отмены условного.
Аналогичным образом по делу № 4/1-5/2016 суд учёл систематическое нарушение осуждённым К. режима отбывания условного осуждения, приведшего к его отмене.
Осуждённому Т. суд отказал, в том числе, в связи с его «осуждением за преступление средней тяжести против безопасности движения и эксплуатации транспорта в состоянии алкогольного опьянения, повлекшее смерть человека, а также причинение тяжкого вреда здоровью».
Те же обстоятельства учитывались судом при рассмотрении ходатайства М. по делу № 4/1-18/2016.
Облученский районный суд, отказывая осуждённому Б. в условно-досрочном освобождении, указал, что дальнейшее нахождение осуждённого в колонии позволит ему окончить обучение в ПУ-330, к процессу которого он относится положительно.
По делам № 4/1-82/2016 по ходатайству С. и № 4/1-10/2016 по ходатайству Д., суд в каждом случае принял решение об отказе в удовлетворении ходатайств осуждённых об условно-досрочном освобождении, сославшись на то, что доводы осуждённых о признании вины и раскаянии опровергаются представленными суду характеристиками.

По делу Н. суд проигнорировал требования п. 14 Пленума о необходимости истребования из администрации исправительного учреждения надлежаще оформленных материалов с полными данными, характеризующими поведение осуждённого за весь период отбывания наказания, а также заключение администрации исправительного учреждения о целесообразности его условно-досрочного освобождения.
В постановлении об отказе в удовлетворении ходатайства Н. суд указал, что он 22 раза поощрялся, положительно характеризуется администрацией, однако документы, которые бы подтверждали эти обстоятельства, не исследовал, к ходатайству осуждённый их не прилагал, а суд их в исправительном учреждении не истребовал .

Требования, изложенные в п. 7 постановления Пленума о необходимости выяснения наряду с другими обстоятельствами вопросов возмещения причинённого преступлением вреда, являющегося одним из условий для условно-досрочного освобождения, также судами выполняются не всегда.
По ходатайству А. судом при оценке поведения осуждённого указано, что тот мер по возмещению вреда, причинённого преступлением, не предпринимает, однако фактически по приговору гражданский иск заявлен не был, поскольку имело место полное возмещение ущерба, что было признано смягчающим наказание обстоятельством.

Также не всегда соблюдались судьями требования ст. 51 УПК РФ об обязательном участии в уголовном судопроизводстве защитника.
Например, 16.03.2016 Облученский районный суд отказал в условно- досрочном освобождении от отбывания наказания С., рассмотрев ходатайство в отсутствие защитника в связи с отказом осуждённого от его услуг, при том, что из приговора следовало, что осуждённый страдает психическим расстройством в виде синдрома зависимости от психоактивных веществ. Документов, свидетельствующих о том, что на момент рассмотрения ходатайства данного заболевания не имелось, в суд не представлялось.
По имеющейся в деле № 4/1-97/2016 информации Л. состоял в ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Хабаровскому краю на профилактическом учёте у врача-психиатра с диагнозом эмоционально-неустойчивое расстройство личности. Данные о том, что к моменту рассмотрения в суде ходатайства он психическим расстройством не страдал, в деле не имелось, но и в этом случае суд принял отказ осуждённого от защитника, не обеспечив ему гарантированных законом прав.

Аналогичная ситуация прослеживается также по делу № 4/1-31/2016 по ходатайству осуждённого Г., страдающего расстройством личности органической этиологии смешанного генеза, где судебное заседание также проведено без участия защитника.

Также проверка выявила ошибки, допускаемые при составлении протоколов судебного заседания, в том числе существенные и ставящие под сомнение законность судебного решения. В частности, в деле № 4/1-119/2016 по ходатайству В. находится протокол судебного заседания по материалу №4/1-116/2016 по ходатайству осуждённого Г., который при этом лишь в части изложения пояснений представителя администрации учреждения относится к осуждённому В. Кроме того, листы этого материала не пронумерованы, а опись не соответствует материалам дела .

Судьи

Е.В. Пышкина

Д. А. Добробабин

С.В. Кетова

А.В. Сизова