Справка о результатах обобщения практики прекращения уголовных дел в связи с примирением сторон

Справка
О результатах обобщения практики прекращения уголовных дел в связи с примирением сторон (ст.76 УК РФ, ст.25 УПК РФ) за период — 2015 год — 1 полугодие 2016 года.
В соответствии с планом работы Алтайского краевого суда на второе полугодие 2016 года обобщена практика прекращения уголовных дел в связи с примирением сторон (ст.76 УК РФ, ст.25 УПК РФ) за период — 2015 год — 1 полугодие 2016 года.
При проведении обобщения изучены апелляционные определения (постановления) Алтайского краевого суда, постановления Президиума Алтайского краевого суда. При этом наибольшее внимание уделялось соблюдению судами требований ст.76 УК РФ, ст.25 УПК РФ и разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, изложенных в постановлении №19 от 27 июня 2013 года «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности».

В случаях, предусмотренных ст. 76 УК РФ, и в порядке ст. 25 УПК РФ суд вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, обвиняемого в совершении впервые преступления небольшой или средней тяжести, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред.
По смыслу требований закона, основанием для освобождения лица от уголовной ответственности является заявление потерпевшего, а условиями для этого — совершение преступлений небольшой и средней тяжести, примирение с потерпевшим и заглаживание причиненного ему вреда.
Только при наличии всех указанных условий уголовное дело может быть прекращено в связи с примирением с потерпевшим.
Прежде всего следует отметить, что прекращение уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим даже при наличии всех указанных условий является не обязанностью, а правом суда. Этот вывод вытекает из содержания ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ, в которых указывается на возможность такого прекращения. Не опровергает данный вывод и императивное указание в ч. 3 ст. 254 УПК РФ о том, что суд прекращает уголовное дело в судебном заседании в случаях, предусмотренных ст. 25 УПК РФ. Закон отсылает при этом к конкретным статьям УПК РФ, регламентирующим применение данного института, а в них закреплено, что прекращение уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим является правом, а не обязанностью суда.
По смыслу действующего уголовно-процессуального законодательства, решение вопроса о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон зависит от конкретных обстоятельств уголовного дела.
Так, апелляционным постановлением от 26 марта 2015 года приговор от 4 февраля 2015 года в отношении Л. оставлен без изменения, апелляционные жалобы осужденного и потерпевшего, просивших, в том числе, о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон, – без удовлетворения. При этом суд апелляционной инстанции не согласился с доводами апелляционных жалоб о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон, поскольку преступление, совершенное Л., не относится к делам частного обвинения, по которым суд обязан прекратить дело в случае примирения сторон. В то же время по делам публичного обвинения, которым является рассматриваемое дело, прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон остается, прежде всего, правом, а не обязанностью суда, в том числе и при наличии необходимых условий, указанных в законе. При решении вопроса о возможности прекращения уголовного дела за примирением сторон, о чем содержатся просьбы в жалобах, необходимо исходить не только из формального выполнения Л. условий, перечисленных в ст. 76 УК РФ, но учитывать и иные обстоятельства, имеющие существенное значение для принятия законного, обоснованного и справедливого решения, в том числе данные о личности осужденного и обстоятельства совершенного преступления.
Содержание категорий преступлений (небольшой или средней тяжести), по которым возможно прекращение уголовных дел в связи с примирением с потерпевшим, раскрыто в ст. 15 УК РФ.
Однако может быть прекращено за примирением и уголовное дело по обвинению лица в совершении тяжкого преступления, если в ходе судебного разбирательства суд придет к выводу о необходимости переквалификации действий виновного на статью закона, предусматривающую ответственность за преступление небольшой или средней тяжести, поскольку решение судом принимается по фактически установленному, а не по предъявленному обвинению.
Так, судом действия К. были переквалифицированы с ч.3 ст.30, ч.1 ст.105 УК РФ на п. «в» ч.2 ст.115 УК РФ, уголовное дело в отношении него прекращено в связи с примирением с потерпевшим с освобождением К. от уголовной ответственности. Апелляционным определением от 3 декабря 2015 года постановление районного суда от 7 октября 2015 изменено, поскольку судом в резолютивной части постановления ошибочно указана фамилия обвиняемого К. как К-н, в остальной части постановление суда оставлено без изменения, апелляционное представление прокурора удовлетворено частично. При этом суд апелляционной инстанции указал, что суд первой инстанции верно переквалифицировал действия К. с ч.3 ст.30, ч.1 ст.105 УК РФ на п. «в» ч.2 ст.115 УК РФ, данное преступление относится к категории небольшой тяжести. В связи с тем, что К. совершил преступление небольшой тяжести впервые, загладил причиненный потерпевшему вред, примирился с последним, суд по ходатайству потерпевшего, с учетом согласия К., обоснованно прекратил уголовное дело в отношении последнего в связи с примирением с потерпевшим согласно ст.76 УК РФ и ст.25 УПК РФ.
За рассматриваемый период имели место случаи, когда судьи изменяли категорию преступления с тяжкого на средней тяжести и прекращали уголовное дело за примирением сторон.
Так, апелляционным определением от 9 апреля 2015 года постановление судьи от 4 февраля 2015 года в отношении С., Т. и М. отменено, уголовное дело передано на новое судебное рассмотрение в тот же суд со стадии судебного разбирательства в ином составе суда, поскольку суду первой инстанции надлежало при доказанности вины каждого из подсудимых в инкриминированных преступлениях постановить обвинительный приговор, назначить наказание в соответствии с приведенными требованиями ч.6 ст.15 УК РФ, после чего при наличии оснований, предусмотренных ст.76 УК РФ, освободить осужденных от назначенного наказания. При этом суд апелляционной инстанции указал, что в соответствии с положениями п. 6.1 ч. 1 ст. 299 УПК РФ, а также согласно разъяснениям, указанным в п. 26 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 года №19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности», решение об изменении категории преступления на менее тяжкую может быть принято при постановлении приговора и назначении определенного наказания, и лишь после этого, при наличии оснований, предусмотренных ст. 76 УК РФ, суд вправе освободить осужденного от отбывания назначенного наказания.
Апелляционным определением от 11 июня 2015 года постановление суда от 29 апреля 2015 года в отношении Ш. отменено, уголовное дело передано на новое судебное рассмотрение в тот же суд со стадии судебного разбирательства, в ином составе суда, поскольку суду первой инстанции надлежало при доказанности вины подсудимой в инкриминируемом ей преступлении постановить обвинительный приговор, в котором решить вопрос о возможности применения положений ч.6 ст. 15 УК РФ, назначить наказание, после чего при наличии оснований, предусмотренных статьей 76 УК РФ, освободить осужденную от назначенного наказания. При этом, как и в первом случае, суд апелляционной инстанции указал, что в соответствии с положениями п. 6.1 ч. 1 ст. 299 УПК РФ, а также согласно разъяснениям, указанным в п. 26 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 года №19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности», решение об изменении категории преступления на менее тяжкую может быть принято при постановлении приговора и назначении определенного наказания, и лишь после этого, при наличии оснований, предусмотренных ст. 76 УК РФ, суд вправе освободить осужденного от отбывания назначенного наказания.
При этом практика по поводу изменения категории преступления и прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон за рассматриваемый период складывалась по-разному.
Так, апелляционным определением от 24 сентября 2015 года постановление суда от 8 июля 2015 года, которым в отношении Ж., обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч.3 ст.146 УК РФ, на основании ч.6 ст.15 УК РФ изменена категория преступления с тяжкого на средней тяжести, уголовное дело и уголовное преследование прекращено за примирением сторон, оставлено без изменения, апелляционное представление — без удовлетворения. При этом суд апелляционной инстанции указал, что допущенное судом первой инстанции несоблюдение процедуры принятия решения не свидетельствует о существенном нарушении уголовно-процессуального закона, поскольку не ограничило процессуальные права участников уголовного судопроизводства и не повлияло на правильность вынесенного решения.
Согласно ст. 25 УПК РФ, вопрос о прекращении уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим рассматривается судом по заявлению потерпевшего или его законного представителя. В соответствии с ч. 2 ст. 268 УПК РФ право на такое примирение с подсудимым должно быть разъяснено им в подготовительной части судебного заседания.
Необходимыми условиями для применения ст. 25 УПК РФ являются добровольность заявления потерпевшего о примирении с лицом, причинившим ему вред, а также возмещение ему последним причиненного ущерба или заглаживание вреда иным способом. Оно может выражаться в возмещении потерпевшему понесенных в связи с содеянным расходов и т.п. Причиненный моральный вред может быть компенсирован в денежном выражении.
Потерпевший может требовать возмещения как материального, так и морального вреда. Если потерпевший не будет удовлетворен возмещением вреда, виновный не может быть освобожден от уголовной ответственности в связи с примирением, поскольку подобное примирение не может быть признано таковым в силу отсутствия выполнения всех условий, необходимых для положительного решения вопроса о прекращении уголовного дела за примирением сторон.
Анализ уголовных дел показал, что судами далеко не всегда должное внимание уделяется наличию необходимых условий для прекращения дела, потерпевшим не всегда разъясняются последствия прекращения уголовного дела за примирением сторон.
Так, апелляционным постановлением от 23 января 2015 года постановление от 12 ноября 2014 года, которым уголовное дело в отношении С., обвиняемого по п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ, прекращено в соответствии со ст.25 УПК РФ в связи с примирением сторон, отменено, уголовное дело направлено в тот же суд другому судье для принятия решения в соответствии с УПК РФ со стадии судебного разбирательства, апелляционная жалоба потерпевшего Г. удовлетворена, поскольку судом при принятии решения по заявлению потерпевшего Г. о прекращении уголовного дела в отношении С. в полном объеме не были выполнены условия, предусмотренные ст. 25 УПК РФ и ст. 76 УК РФ, последствия прекращения уголовного дела в связи с примирением потерпевшему Г. не разъяснялись, от исковых требований он не отказывался, вопросы, связанные с возмещением причиненного вреда, а также добровольность заявления ходатайства не исследовались. Вопреки требованиям ч.4 ст.7 УПК РФ, вынесенное судом постановление о прекращении уголовного дела в отношении С. не содержит указание на то, каким образом был заглажен причиненный потерпевшему вред.
Апелляционным постановлением от 10 декабря 2015 года постановление от 7 сентября 2015 года, которым уголовное дело в отношении М. прекращено в соответствии со ст. 25 УПК РФ в связи с примирением сторон, отменено, уголовное дело направлено в тот же суд другому судье для принятия решения в соответствии с УПК РФ со стадии судебного разбирательства, апелляционная жалоба потерпевшего Ф. удовлетворена. Суд, признав наличие телефонограммы потерпевшего Ф., поступившей до судебного заседания, согласно которой потерпевший просил уголовное дело рассмотреть в его отсутствие, в связи с возмещением ущерба против прекращения уголовного дела за примирением с подсудимым не возражал, достаточным основанием для принятия решения о прекращении уголовного дела в отношении М., оставил без внимания требования закона, предусмотренные ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ. Текст телефонограммы не свидетельствует о выполнении условий, указанных в ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ, необходимых для решения вопроса о прекращении уголовного дела в связи с примирением. Ф. в судебном заседании участия не принимал, последствия примирения с подсудимым ему не разъяснялись, вопросы, связанные с возмещением причиненного вреда, а также добровольность заявления ходатайства не исследовались. Вопреки требованиям ч.4 ст.7 УПК РФ, вынесенное судом постановление о прекращении уголовного дела не содержит указания на то, каким образом М. был заглажен причиненный потерпевшему вред.
В практике возникает вопрос по поводу возможности прекращения в связи с примирением уголовных дел, в которых преступное посягательство осуществляется не только на интересы потерпевшего, но и на другой защищаемый уголовным законом объект либо одновременно, как на интересы потерпевшего, так и на иные охраняемые ценности.
Уголовный и уголовно-процессуальный законы не содержат прямых указаний, запрещающих прекращать в связи с примирением с потерпевшими указанные выше уголовные дела о двухобъектных преступлениях.
Так, апелляционным постановлением от 1 апреля 2016 года постановление от 17 февраля 2016 года в отношении М. оставлено без изменения, апелляционное представление государственного обвинителя, в котором был поставлен вопрос об отмене постановления суда, поскольку преступление, предусмотренное ч.1 ст.318 УК РФ, имеет два объекта, основным из которых является нормальная деятельность органа государственной власти, а примирение со всеми объектами посягательства невозможно и компенсация вреда конкретному физическому лицу не может восстановить нарушенный авторитет власти, – без удовлетворения. При этом суд апелляционной инстанции указал, что запретов для прекращения уголовного дела по мотивам и основаниям, указанным в апелляционном представлении, УПК РФ не содержит. Постановление о прекращении уголовного дела в отношении М. в связи с примирением с потерпевшим вынесено в соответствии с требованиями закона, оно постановлено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного им преступления, всех обстоятельств дела и данных о личности обвиняемого.
Согласно разъяснениям Верховного Суда Российской Федерации, изложенным в пункте 13 постановления Пленума №19 от 27 июня 2013 года «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности», если в результате преступления пострадало несколько потерпевших, то отсутствие примирения хотя бы с одним из них препятствует освобождению лица от уголовной ответственности на основании ст.76 УК РФ за данное преступление.
За анализируемый период имеется один случай отмены постановления по данному основанию.
Так, апелляционным постановлением от 23 апреля 2015 года постановление от 18 марта 2015 года в отношении В. отменено, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд иному судье, апелляционное представление удовлетворено. Прекратив производство по уголовному делу и освободив В. от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим Б., суд в постановлении со ссылкой на положения ст. 25 УПК РФ и ст. 76 УК РФ указал, что В. совершено впервые преступление средней тяжести, с потерпевшим она примирилась, загладила причиненный вред. Отменяя постановление, суд апелляционной инстанции указал, что, согласно предъявленному В. обвинению, она совершила преступление, предусмотренное ч.1 ст. 318 УК РФ, в отношении не только потерпевшего Б., но и в отношении потерпевшей Б-х, которая, как усматривается из протокола судебного заседания, возражала против прекращения уголовного дела в отношении В. в связи с примирением. Таким образом, у суда первой инстанции отсутствовали законные основания для принятия обжалуемого решения. Кроме того, принимая решение о примирении, суд оставил без должного внимания, что преступление, предусмотренное статьей 318 УК РФ, отнесено к главе 32 УК РФ, в которой содержатся нормы о преступлениях против порядка управления, объектом посягательства при совершении которых является нормальная деятельность органов власти.
Прекратить уголовное дело в связи с примирением с потерпевшим возможно только в отношении лиц, впервые совершивших преступление. Термин «впервые совершившие преступление» законодатель употребляет не в буквальном, а в более широком смысле слова, так как ими считаются не только лица, фактически до этого не совершившие преступления, ранее не находившиеся под следствием или судом, но также и те лица, которые были ранее осуждены, но считаются несудимыми, так как в отношении них судимость погашена или снята в установленном порядке.
Как показывает практика, мировыми судьями не всегда соблюдается это условие.
Так, постановлением президиума Алтайского краевого суда от 15 сентября 2015 года постановление и.о. мирового судьи от 11 марта 2015 года, прекратившего уголовное дело в отношении П., обвинявшегося в совершении преступлений, предусмотренных ч.4 ст.33, ч.1 ст.160 УК РФ, за примирением, отменено, поскольку судом не была учтена предыдущая непогашенная судимость П.; уголовное дело прекращено на основании пп.1 п.6 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 апреля 2015 года «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов».
Постановлением президиума Алтайского краевого суда от 13 октября 2015 года по аналогичному основанию отменено постановление мирового судьи от 13 февраля 2015 года в отношении П.
За рассматриваемый период имелся один случай отмены приговора мирового судьи ввиду необоснованного учета погашенной судимости, в результате чего судом было отказано в удовлетворении ходатайства потерпевшей о прекращении уголовного дела в связи с примирением. Так, А. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 158 УК РФ. В материалах дела имеется заявление потерпевшей К., в котором она просила суд о прекращении уголовного дела в отношении А. в связи с примирением, поскольку он полностью загладил причиненный вред, претензий к нему она не имеет. Данное заявление судом исследовано, однако в его удовлетворении отказано в связи с наличием у А. судимости. Между тем, как видно из материалов дела, А. ранее судим 28 февраля 2013 года по п. «в» ч.2 ст. 158 УК РФ к 280 часам обязательных работ, которые по постановлению от 17 июня 2013 года заменены на 1 месяц 2 дня лишения свободы, 18 июля 2013 года А. освобожден по отбытии наказания. Таким образом, на момент совершения нового преступления данная судимость за преступление средней тяжести погашена. Поскольку решение мирового судьи противоречит требованиям закона, препятствий для применения ст. 25 УПК РФ, ст. 76 УК РФ не имеется. Постановлением президиума Алтайского краевого суда от 9 июня 2015 года приговор мирового судьи от 3 декабря 2014 года в отношении А. отменен, уголовное дело прекращено в связи с примирением сторон.
Решение о прекращении уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим может быть принято судом на всех стадиях судебного разбирательства.
В практике районных судов Алтайского края имели место случаи, когда условия освобождения от уголовной ответственности, предусмотренные ст.76 УК РФ, были выполнены в период апелляционного производства, апелляционная инстанция постановленный приговор отменяла, а уголовное дело прекращала.
Так, апелляционным постановлением от 27 февраля 2015 года отменен приговор от 8 декабря 2014 года в отношении А. и С., уголовное дело прекращено в связи с примирением с потерпевшим на основании ст.25 УПК РФ. При этом суд апелляционной инстанции указал, что, как следует из материалов дела, от представителя потерпевшего Т. 25 ноября 2014 года в суд поступило ходатайство о прекращении уголовного дела в отношении С. и А. за примирением сторон, с указанием, что ущерб ими возмещен в полном объеме, претензий не имеют, в ходатайстве сделана ссылка на доверенность № 16-16/171, дающей право представителю потерпевшего, в том числе, заявлять ходатайства. Согласно протоколу судебного заседания, адвокатом И. было заявлено ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим. В нарушение требований уголовно-процессуального закона указанное ходатайство стороны защиты судом не разрешено, тогда как его разрешение могло существенно повлиять на принятие окончательного решения по делу, что признается судом апелляционной инстанции существенным нарушением уголовно-процессуального закона. В суд апелляционной инстанции от представителя потерпевшего Т. поступило заявление, в котором она просит прекратить уголовное дело в связи с примирением сторон, так как ущерб возмещен в полном объеме, претензий не имеет, к заявлению приложена копия доверенности № 16-16/28.
Апелляционным постановлением от 24 апреля 2015 года приговор от 26 февраля 2015 года в отношении Д. отменен, уголовное дело прекращено в связи с примирением с потерпевшими в подготовительной части судебного заседания суда апелляционной инстанции на основании ст.25 УПК РФ и ст. 76 УК РФ.
Апелляционным постановлением от 22 мая 2015 года приговор от 16 марта 2015 года в отношении К. отменен, уголовное дело прекращено в связи с примирением с потерпевшими в подготовительной части судебного заседания суда апелляционной инстанции, на основании ст.25 УПК РФ и ст. 76 УК РФ.
Апелляционным постановлением от 26 мая 2016 года приговор от 29 марта 2016 года в отношении Т. отменен, на основании ст. 76 УК РФ производство по уголовному делу прекращено в связи с примирением сторон в суде апелляционной инстанции.
Таким образом, проанализировав практику прекращения уголовных дел в связи с примирением сторон (ст.76 УК РФ, ст.25 УПК РФ), можно сделать вывод о том, что в целом районные (городские) суды Алтайского края при принятии подобных решений правильно применяют действующее законодательство.
В справке приведены наиболее характерные ошибки и нарушения, допущенные судами при рассмотрении уголовных дел и повлекшие отмену или изменение судебных решений.
Обобщение проведено с целью формирования единообразной практики применения законодательства, регламентирующего апелляционное производство по уголовным делам.

Судебная коллегия по уголовным
делам Алтайского краевого суда