Справка о результатах обобщения практики рассмотрения судами Тверской области ходатайств органов предварительного расследования в порядке ст.ст.106-109 УПК РФ за 2016 год

СПРАВКА
о результатах обобщения практики рассмотрения судами Тверской области ходатайств органов предварительного расследования в порядке ст.ст. 106-109 УПК РФ за 2016 год.

В соответствии с планом работы Тверского областного суда на первое полугодие 2017 года проведено обобщение судебной практики применения судами меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога в 2016 году.
С этой целью изучены статистические данные за 2016 год о результатах рассмотрения судами ходатайств об избрании в отношении подозреваемых (обвиняемых) мер пресечения, предусмотренных ст.ст. 106-109 УПК РФ, практика судов первой и апелляционной инстанций.

В 2016 году районными (городскими) судами Тверской области (40 судов) рассмотрено 4278 материала по ходатайствам о применении меры пресечения, в том числе избрании и продлении срока содержания под стражей, залога, домашнего ареста. Средняя нагрузка на суд по области составила 107 дел за год.
За рассматриваемый период времени судами Тверской области рассмотрено 1663 ходатайства органов предварительного расследования об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу (удовлетворено 1525, т.е. 91,7%; в отношении 1 лица избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, в отношении 3 — залог), из которых 310 — по преступлениям, относящимся к категории особой тяжести (удовлетворено 300, т.е. 96,8%), 842 — по тяжким (удовлетворено 775, т.е. 92%), 461 — средней тяжести (удовлетворено 408, т.е. 88,5%), 50 — отнесенных к категории небольшой тяжести (удовлетворено 42, т.е. 84%).
Судами также рассмотрено 2615 ходатайств органов предварительного расследования о продлении срока содержания под стражей (удовлетворено 2591, т.е. 99%), из них 792 — по делам об особо тяжких преступлениях (удовлетворено 790, т.е. 99.7%), 1175 — по категории тяжких преступлений (удовлетворено 1162, т.е. 98.9%), 579 — отнесенных к категории средней тяжести (удовлетворено 574, т.е. 99%) и 69 — по категории дел, отнесенных к небольшой тяжести (удовлетворено 65, т.е. 94%).
Всего судами было удовлетворено 4116 ходатайств об избрании (продлении) меры пресечения в виде заключения под стражу.
Рассмотрено ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу Удовлетворено ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу % Рассмотрено ходатайств о продлении срока содержания под стражей Удовлетворено ходатайств о продлении срока содержания под стражей %
2016 1663 1525 91,7% 2615 2591 99%
Кроме того, в 2016 году рассмотрено 55 ходатайств органов предварительного расследования об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста (все удовлетворены), из которых 4 — по преступлениям, относящимся к категории особой тяжести (удовлетворено 3, т.е. 75%), 35 — по тяжким (все удовлетворены), 14 — средней тяжести (все удовлетворены), 2 — отнесенных к категории небольшой тяжести (все удовлетворены).
Ходатайств органов предварительного расследования о продлении меры пресечения в виде домашнего ареста за 2016 год было рассмотрено 187 (все удовлетворены), из которых 27 — по преступлениям, относящимся к категории особой тяжести, 122 — по тяжким, 35 — средней тяжести, 3 — отнесенных к категории небольшой тяжести.
Всего судами было удовлетворено 242 ходатайства об избрании (продлении) меры пресечения в виде домашнего ареста.
Рассмотрено ходатайств об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста Удовлетворено ходатайств об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста % Рассмотрено ходатайств о продлении меры пресечения в виде домашнего ареста Удовлетворено ходатайств о продлении меры пресечения в виде домашнего ареста %
2016 55 55 100% 187 187 100%
Также за рассматриваемый период времени судами области были вынесены 3 решения об отказе в удовлетворении ходатайств органов следствия о применении меры пресечения в виде заключения под стражей и избрании меры пресечения в виде залога, из них 2- по тяжким преступлениям и 1 – по преступлению средней тяжести.
Что касается нагрузки, то наименьшее количество дел рассмотрено Сандовским районным судом — 2 (0,05%), и Бельским судом — 4 дела (0,09%).
В районных судах г. Твери нагрузка распределена следующим образом: в Заволжском суде – 515 дел (12%), Центральном суде – 384 (8,9%), в Московском суде – 414 (9,7%), Пролетарском суде – 311 (7,3%)
В крупных районных центрах Тверской области нагрузка также оказалась выше среднестатистической. Так, в Калининском районе она составила 220 дел ( 5,1 %), Вышневолоцком — 312 (7,3 %), Конаковском — 297 (6,9%), Кимрском – 290 (6,8 %), Ржевском — 253 ( 5,9 %).
Наделение только суда правом избирать такие меры пресечения, как залог, домашний арест и заключение под стражу, указывает на исключительную важность данных мер, поскольку они влияют на гарантированные Конституцией РФ и нормами международного законодательства права и свободы. Равно как и для заключения под стражу, наличие оснований для избрания залога и домашнего ареста должно подтверждаться собранными по уголовному делу доказательствами.
Изучение судебной практики показало, что суды при рассмотрении указанных выше ходатайств в основном правильно применяли положения уголовно-процессуального закона, руководствуясь при этом разъяснениями, содержащимися в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 г. № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 мая 2016 года № 23), от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации», от 1 февраля 2011 г. № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних», от 27 июня 2013 г. № 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. и Протоколов к ней».
Также суды принимали во внимание и правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации и Европейского Суда по правам человека.
При рассмотрении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу суды учитывали, что необходимым условием законности содержания под стражей является наличие обоснованного подозрения в совершении преступления (подп. «с» п. 1 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г.; определения Конституционного Суда Российской Федерации от 12 июля 2005 г. № 330-О, от 19 июня 2007 г. № 592-О-О; п. 2 постановления Пленума от 19 декабря 2013 г. № 41).
При отсутствии достаточных данных, свидетельствующих об обоснованности подозрения лица, суды отказывали в удовлетворении такого ходатайства.
При рассмотрении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемого или обвиняемого суды в большинстве случаев во исполнение требований ч. 1 ст. 108 УПК РФ обсуждали возможность применения иной, более мягкой, меры пресечения.
При этом суды правильно исходили из того, что заключение под стражу не может быть обосновано только тяжестью преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трех лет.

Залог (ст. 106 УПК РФ)

3 судебных решения об избрании меры пресечения в виде залога вынесены в отношении лиц, подозреваемых в совершении двух тяжких преступлений и одного преступления средней тяжести. При этом, в отношении всех трех лиц залог избран при отказе в удовлетворении ходатайства о заключении под стражу. Одно судебное решение вынесено в отношении женщины, подозреваемой в совершении тяжкого преступления.
Ни одно из принятых решений о залоге не обжаловалось в апелляционном порядке.
Однако, Тверским областным судом при пересмотре решений судов первой инстанции в порядке апелляции были приняты 3 постановления об изменении меры пресечения в виде заключения под стражу на залог, и 3 решения об изменении меры пресечения в виде домашнего ареста на залог.
Во всех случаях видом залога являлись денежные средства в размере одного миллиона рублей (в 3 случаях), пяти миллионов рублей, пятисот тысяч рублей (в 2 случаях), ста восьмидесяти тысяч рублей, ста пятидесяти и ста тысяч рублей.
Факты не внесения залога отсутствуют, а поэтому судебных решений об избрании иной меры пресечения на основании ч. 7 ст. 106 УПК РФ не имеется.
В качестве оснований для избрания залога при отказе в удовлетворении ходатайств органов следствия о применении меры пресечения в виде заключения под стражей судами указано на предположительность выводов следствия о том, что подозреваемые могут скрыться, продолжить преступную деятельность, учитывая наличие у них постоянного места жительства на территории РФ и работы, установленной личности, состояния здоровья, наличие на иждивении детей.
18 мая 2016 года постановлением Заволжского районного суда г. Твери отказ в заключении под стражу и избрании залога в отношении подозреваемой, являющейся гражданкой Грузии и не имеющей регистрации на территории РФ, мотивирован тем, что ее личность установлена, она дала признательные показания, при этом учтены ее возраст — 72 года, состояние здоровья, проживание ее сына и внуков на территории РФ (материал № 3/1-85/2016).
Основаниями изменения меры пресечения в виде содержания под стражей и домашнего ареста на залог в суде апелляционной инстанции послужили отсутствие фактических данных, свидетельствующих о возможности оказания обвиняемыми давления на свидетелей и потерпевших, о воспрепятствовании производству по делу, отсутствие должной оценки совокупности сведений об их личности, проведение по делу большей части следственных действий, соблюдение условий избранной меры пресечения в виде домашнего ареста.

Домашний арест (ст. 107 УПК РФ)

Из 242 судебных решений, вынесенных по ходатайствам об избрании (продлении) меры пресечения в виде домашнего ареста, 31 (12.8%) материал в отношении лиц, подозреваемых либо обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений, 157 (64,9%) тяжких преступлений, 49 (20,2%) средней тяжести, 5 (2,1%) небольшой тяжести.
Срок избрания (продления) домашнего ареста составил: до 2 месяцев по 70 (28.9 %) материалам, до 6 месяцев по 102 (42,1%) материалам, до 9 месяцев по 49 (20,2%) материалам, до 12 месяцев по 21 (8,8%) материалу.
В отношении женщин мера пресечения в виде домашнего ареста избиралась (продлевалась) в 27 (11,2%) случаях, в отношении несовершеннолетних – в 6 (2,3%) случаях.
При принятии решения о домашнем аресте особое внимание суду надлежит обращать на лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, не достигших 18 лет, — на их возраст, условия жизни и воспитания, особенности личности, влияние на них старших по возрасту лиц, в том числе их законных представителей.
Так, Калининский районный суд (материал № 3/1-49/2016) при отказе в удовлетворении ходатайства следователя об избрании в отношении несовершеннолетнего подозреваемого Г. меры пресечения в виде заключения под стражу указал, что он состоит на диспансерном учете у невролога с 8 лет по поводу синдрома гиперактивности на резидуально-органическом фоне и олигофрении в легкой степени, самостоятельно себя не обслуживает (не привиты навыки опрятности, еды, одевания), нуждается в лечении в специализированном учреждении. В связи с чем, суд решил, что беспрепятственное осуществление уголовного судопроизводства может быть обеспечено посредством применения в отношении него меры пресечения в виде домашнего ареста.
Отказывая в избрании несовершеннолетнему Л. (материал № 3/1-24/2016) меры пресечения в виде заключения под стражу и избрании домашнего ареста, Московский районный суд учел возраст Л. – 15 лет, наличие у него постоянного места жительства, регистрации, совместное проживание с матерью и отчимом, обучение в МБОУ СОШ № 27 г. Твери на домашнем обучении индивидуально, а также то, что он не привлекался ни к уголовной, ни к административной ответственности.
Избирая домашний арест в отношении несовершеннолетнего Ж. (материал № 3/3-1/2016), Старицкий районный суд также принял во внимание положительную характеристику с места его учебы, отсутствие замечаний по поведению, активное участие в общественной жизни, его творческую деятельность.
В соответствии с ч. 1 ст. 107 УПК РФ домашний арест в качестве меры пресечения заключается в нахождении подозреваемого или обвиняемого в полной либо частичной изоляции от общества в жилом помещении, в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях, с возложением ограничений и (или) запретов и осуществлением за ним контроля.
Принимая решение о полной либо частичной изоляции от общества, судом должны учитываться положения ст. 99 УПК РФ о тяжести преступления, сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства.
Однако не все суды соблюдают данные требования закона.
Из 242 судебных решений, вынесенных по ходатайствам об избрании (продлении) меры пресечения в виде домашнего ареста, в апелляционном порядке было обжаловано 46 (19%), из которых 2 (4,3%) были отменены, 3 (6,5%) изменены.
Так, судом апелляционной инстанции были приняты решения об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста при рассмотрении жалоб на постановления судов об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Например, при изменении меры пресечения в виде заключения под стражу на домашний арест в отношении Р. (дело № 22-615/2016) суд апелляционной инстанции указал, что нет неопровержимых доказательств, подтверждающих, что обвиняемая может оказать давление на свидетелей и иных лиц, продолжить заниматься преступной деятельностью, скрыться от органов следствия и суда. Кроме того, ранее избранная по другому уголовному делу мера пресечения в виде домашнего ареста Р. нарушена не была.
Как показало обобщение судебной практики суды области, изменяя меру пресечения в виде заключения под стражу на домашний арест, приходили к выводу, что обстоятельства, послужившие основанием для избрания в отношении обвиняемого меры пресечения в виде содержания под стражей, изменились и применение ранее избранной меры пресечения перестало являться единственным средством обеспечения производства по уголовному делу. В таких случаях суды изменяли меру пресечения на домашний арест, учитывая при этом характер и тяжесть инкриминируемых преступлений, обстоятельства их совершения, данные о личности.
Но не всегда суды при принятии решения о применении домашнего ареста правильно давали оценку имеющимся в деле документам, подтверждающим необходимость избрания заключения под стражу, с иными значимыми обстоятельствами, такими как личность подозреваемого, его поведение после совершения преступления, степень общественной опасности деяния.
Так, отменяя постановление Калининского районного суда Тверской области от 11 мая 2016 года об избрании К. домашнего ареста (ч. 2 ст. 135 УК РФ), суд апелляционной инстанции указал, что имеющиеся в деле обстоятельства дают основания полагать, что К., находясь на свободе на начальном этапе предварительного расследования, когда только начинается сбор доказательств, может оказать воздействие на показания малолетней потерпевшей и свидетелей, на установление обстоятельств, имеющих существенное значение для установления обстоятельств произошедшего. Поскольку оснований для избрания К. более мягкой меры пресечения на рассматриваемый период не имелось, суд удовлетворил ходатайство следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.
Исполнение меры пресечения в виде домашнего ареста производилось по месту фактического жительства, которое в большинстве случаев соответствовало месту регистрации.

Заключение (продление) под стражу (ст. ст. 108-109 УПК РФ)

Из рассмотренных по существу 4278 материалов об избрании (продлении) меры пресечения в виде заключения под стражу, 1102 (25,7%) материала в отношении лиц, подозреваемых либо обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений, 2017 (47%) тяжких преступлений, 1040 (24,3%) средней тяжести и 119 (3%) небольшой тяжести.
Заключение (продление) данной меры пресечения рассматривалось в отношении 256 женщин и 81 несовершеннолетнего.
Срок избрания (продления) заключения под стражу составил: до 2-х месяцев по 1175 (27,5%) материалам, до 6 месяцев по 1912 (45%) материалам, до 9 месяцев по 246 (5,8%) материалам, до 12 месяцев по 130 (3%) материалам.
Специфика заключения под стражу, как меры пресечения, состоит в том, что ее применение связано с правом на личную свободу и неприкосновенность гражданина, гарантированным Конституцией Российской Федерации.
Заключение под стражу является самой строгой среди мер пресечения, поскольку в максимальных пределах ограничивает права, свободы и личную неприкосновенность человека и гражданина, поэтому применение данной меры пресечения возложена законодателем на суд, как орган правосудия.
Избрание меры пресечения в виде заключения под стражу подозреваемого или обвиняемого может иметь место только при подтверждении достаточными данными предусмотренных уголовно-процессуальным законом оснований.
Анализ данных судебной статистики и материалов изучения судебной практики свидетельствует о том, что суды области в основном соблюдают требования статей 106, 107, 108, 109 УПК РФ, разъяснения, содержащиеся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 41 от 19 декабря 2013 года «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 мая 2016 года № 23), а также рекомендации Тверского областного суда. Судьями учитываются сведения о возможности подозреваемого, обвиняемого скрыться от органов предварительного следствия или суда, продолжить заниматься преступной деятельностью, угрожать потерпевшему, свидетелю, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.
Так, Калининским районным судом Тверской области 03 марта 2016 года в отношении Т., 1999 года рождения, подозреваемого в совершении тяжкого преступления и преступления средней тяжести, избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. В обоснование своего решения суд указал, что подозреваемый является гражданином другого государства, не имеет регистрации на территории РФ, на миграционном учете не состоит, постоянного места жительства на территории РФ не имеет, не имеет постоянного источника дохода. Учитывая обстоятельства инкриминируемых преступлений, данные о личности, суд пришел к обоснованному выводу о том, что подозреваемый, находясь на свободе, может скрыться от следствия, воспрепятствовать расследованию дела. Судом апелляционной инстанции данное решение оставлено без изменения.
В обоснование вывода о продлении сроков содержания лиц под стражей судами указывалось на наличие достаточных данных, свидетельствующих о том, что обстоятельства, послужившие основанием для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, не изменились и не отпали, а данные об их личности, поведении подтверждают, что лицо может оказать давление на свидетелей, потерпевших, иным образом воспрепятствовать производству по делу, уничтожить доказательства и др.
В большинстве случаев продление срока содержания под стражей было обусловлено необходимостью проведения ряда следственных действий, отсутствием результатов экспертиз, ознакомления участников производства с их результатами.
Постановлений о продлении срока содержания под стражей без указания в них мотивов принятого решения не выносилось.
Между тем имеют место случаи несоблюдения судьями области вышеуказанных положений закона.
В ходе проведения обобщения установлено, что допущенные судами нарушения, в частности, связаны со снижением уровня требований к качеству и объему представляемых органами предварительного следствия материалов, некритическому отношению к неполноте представленных в суд доказательств, подтверждающих обоснованность подозрения в совершении преступления конкретного лица, а также с достоверностью подтверждающих обстоятельства, указанные в ч. 1 ст. 97 УПК РФ, а именно то, что обвиняемый, подозреваемый: скроется от дознания, предварительного следствия или суда; может продолжать заниматься преступной деятельностью; может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.
Судами не всегда с достаточной полнотой исследовались основания, подтверждающие необходимость применения такой меры пресечения, как заключение под стражу, в отношении лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений.
Так, постановлением Тверского областного суда от 25 февраля 2016 года мера пресечения в виде заключения под стражу в отношении Т. изменена на домашний арест. Суд первой инстанции не дал должной оценки совокупности сведений о личности обвиняемого, который имеет постоянное место жительства и регистрации, семью, положительно характеризуется, ранее к уголовной ответственности не привлекался, не учел возраст обвиняемого, перечень уже выполненных по делу следственных действий.
Отказывая в удовлетворении ходатайства следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении К. (дело № 22-700/2016) и применив к нему домашний арест, суд апелляционной инстанции в обоснование своего решения указал, что подозреваемый имеет постоянное место жительства, постоянный доход, проживает вместе с семьей, в том числе с малолетним ребенком, ему 74 года, он страдает рядом хронических заболеваний, ранее не судим, в целом характеризуется положительно, что свидетельствует о возможности избрания в отношении него менее строгой меры пресечения.
В отношении обвиняемого С. (дело № 22-747/2016) суд апелляционной инстанции также принял решение об изменении ему меры пресечения с содержания под стражей на домашний арест. В качестве мотивов решения указал, что помимо наличия совокупности положительных данных о личности обвиняемого, с момента последнего продления срока следствия, следователь к выполнению требований, предусмотренных ст.ст. 215, 217, 220 УПК РФ, не приступал. При этом, суд первой инстанции, признав неэффективной организацию расследования, установив, что ходатайство следователя возбуждается перед судом неоднократно и по мотивам необходимости выполнения следственных действий, указанных в предыдущем ходатайстве, вынес частное постановление в адрес руководителя следственного органа, однако в нарушение разъяснений, изложенных в Постановлении Пленума ВС РФ от 19 декабря 2013 года № 41, ходатайство следователя удовлетворил.
По аналогичным мотивам в порядке апелляции изменена мера пресечения в виде содержания под стражей на домашний арест и в отношении обвиняемого Б. (дело № 22-748/2016).
Кроме того, не всегда соблюдались судами и требования ч.ч. 2, 3 ст. 109 УПК РФ.
В соответствии с ч. 3 ст. 109 УПК РФ срок содержания под стражей свыше 12 месяцев может быть продлен лишь в исключительных случаях в отношении лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений, судьей областного суда по ходатайству следователя, внесенному с согласия председателя Следственного комитета РФ.
Так, поскольку по делу в отношении Г. (дело № 22-683/2016) данные требования УПК РФ не выполнены, суд апелляционной инстанции отменил постановление Центрального районного суда г. Твери от 20 февраля 2016 года об избрании ему меры пресечения в виде заключения под стражу и освободил подозреваемого из-под стражи.
Как следует из материала в отношении Т. (дело № 22-1122/2016), ему предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 163 УК РФ, то есть в совершении преступления средней тяжести. Однако суд, продлевая ему срок содержания под стражей до 6 месяцев 30 суток, нарушил требования ч. 2 ст. 109 УПК РФ, так как продление срока содержания под стражей свыше 6 месяцев допускается только в отношении обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений. В связи с чем, постановление суда 1-й инстанции отменено, обвиняемый освобожден из-под стражи.
В отношении лица, обвиняемого в преступлении, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 3 лет, суд в силу ч. 1 ст. 108 УПК РФ вправе избрать меру пресечения в виде заключения под стражу только в исключительных случаях при условии, что наряду с основаниями, предусмотренными ст. 97 УПК РФ, имеется одно из обстоятельств, указанных в п.п. 1-4 ч. 1 ст. 108 УПК РФ.
Ходатайство следователя об избрании в отношении Т. (дело № 22-1556/2016), подозревавшегося в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 158 УК РФ, меры пресечения в виде заключения под стражу, было мотивировано тем, что он подозревается в совершении преступления средней тяжести. Однако согласно представленным в суде апелляционной инстанции материалам Т. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 158 УК РФ. Однако каких-либо данных, подтверждающих наличие обстоятельств, предусмотренных п.п. 1-4 ч. 1 ст. 108 УПК РФ, по делу представлено не было, в связи с чем, постановление суда 1-й инстанции отменено, в удовлетворении ходатайства следователя отказано, Т. из-под стражи освобожден.
Также имеются случаи необоснованного отказа в удовлетворении ходатайства следователя об избрании в отношении подозреваемого (обвиняемого) меры пресечения в виде заключения под стражу.
Так, И. (дело № 22-2875/2016), обвиняемый в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 286, ч. 1 ст. 286, ч. 3 ст. 159, ч. 1 ст. 291.2 УК РФ, постановлением Московского районного суда г. Твери незаконно освобожден из-под стражи, поскольку, как указал суд апелляционной инстанции, обстоятельства, послужившие основаниями для избрания меры пресечения в виде содержания под стражей, не изменились и не отпали, и, находясь на свободе, И. может помешать следствию в сборе доказательств или иным образом воспрепятствовать установлению истины по делу. Апелляционным постановлением И. был взят под стражу в зале суда.
Отменено в порядке апелляции и постановление Нелидовского городского суда Тверской области от 16 ноября 2016 года в отношении К., 1940 года рождения, подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, которым отказано в удовлетворении ходатайства следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу (дело № 22-2814/2016). Суд апелляционной инстанции указал, что поскольку К. проживает в одном жилом помещении с супругой — К., которая также подозревается в совершении указанного преступления, а основным свидетелем по делу является сосед К., у К. имеется возможность выработать единую позицию с К. и оказать давление на свидетеля с целью изменения показаний в его пользу, иным способом воспрепятствовать производству по делу. К. взят под стражу в зале суда.
Кроме того, в ходе изучения судебной практики выявлен и случай нарушения права на защиту обвиняемого при продлении ему срока содержания под стражей. Поскольку в материале в отношении А. (дело № 22-1774/2016) отсутствовали сведения о надлежащем извещении какого-либо адвоката о времени и месте заседания, в судебное заседание адвокат не вызывался, отказ обвиняемого от услуг адвоката в письменном виде заявлен не был, суд апелляционной инстанции отменил постановление суда и вынес новое судебное решение о продлении срока содержания под стражей с соблюдением требований на защиту прав обвиняемого.
В отношении несовершеннолетних подозреваемых (обвиняемых) мера пресечения в виде заключения под стражу избиралась при наличии у них ранее судимости за умышленные преступления, при этом они характеризовались отрицательно, не учились, не работали, состояли на учёте в соответствующих подразделениях органов внутренних дел за антиобщественное поведение.
Всего в порядке апелляции было пересмотрено 448 постановлений об удовлетворении ходатайств об избрании (продлении) меры пресечения в виде заключения под стражу, из них в отношении особо тяжких преступлений — 96 (21,4%), тяжких преступлений – 270 (6%), средней тяжести – 75 (16,7%), небольшой тяжести – 7 (1,6%). Из них отменено 12 (2,7%), изменено 10 (2,2%). При этом по представлению прокурора пересмотрено 8 постановлений, из них 1 отменено, 5 изменены.
Постановлений об отказе в удовлетворении ходатайств об избрании (продлении) меры пресечения в виде заключения под стражу в порядке апелляции было пересмотрено 30, из них в отношении особо тяжких преступлений — 5 (16,7%), тяжких преступлений – 19 (63,3%), средней тяжести – 6 (20%). Из них отменено 6 (20%). При этом по представлению прокурора пересмотрено 11 постановлений, из них 5 отменено.
Постановлений об удовлетворении ходатайств об избрании (продлении) меры пресечения в виде домашнего ареста в порядке апелляции было пересмотрено 46, из них отменено 2 (4,3%), изменено 3 (6,5%).
Из рассмотренных по существу ходатайств об избрании (продлении) заключения под стражу свыше 15 дней вступило в законную силу 192 решения, свыше 1 месяца – 8 решений (Центральный, Максатихинский, Заволжский, Бологовский суды), что связано с обжалованием судебных актов в порядке апелляции, а также с необходимостью перевода постановлений на родной язык подозреваемого (обвиняемого), направления копии постановления обвиняемому, не участвовавшему в судебном заседании, ввиду нахождения его в областной больнице ФСИН г. Торжка.
Обобщение судебной практики выявило одно судебное решение об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, вынесенное в отсутствие подозреваемого в соответствии с ч. 5 ст. 108 УПК РФ, и 94 судебных решений о продлении данной меры пресечения, вынесенных в отсутствие обвиняемого. Причинами явились нахождение обвиняемых в областном клиническом психоневрологическом диспансере на стационарной судебно-психиатрической экспертизе. При этом срок содержания обвиняемым продлевался, поскольку были соблюдены все условия рассмотрения ходатайств при указанных обстоятельствах. Обвиняемые были уведомлены о дате рассмотрения ходатайств, их нахождение на стационарном лечении было документально подтверждено, судебные заседания проводились с обязательным участием защитника обвиняемого.
Всего в рамках рассматриваемой темы в связи с допущенными нарушениями уголовно-процессуального закона было вынесено 54 частных постановлений в адрес органов предварительного следствия и прокурора. Нарушения были связаны с явной волокитой, допущенной при производстве предварительного следствия, которая стала возможной из-за неэффективной организации предварительного следствия и отсутствия контроля со стороны руководства следственных органов за процессуальной деятельностью по уголовным делам; также нарушались требования ч. 8 ст. 109 УПК РФ о сроке предоставления в суд ходатайств о продлении срока содержания под стражей; с ненадлежащим исполнением следователем своих профессиональных обязанностей и прибытием в суд спустя продолжительное время после обозначенного времени начала судебного заседания; с несоблюдением требований УПК РФ при направлении материала о продлении срока содержания под стражей.
Количество вынесенных частных постановлений свидетельствует о том, что суды, реагируя на несоблюдение органами предварительного следствия и прокуратуры требований уголовно-процессуального закона, тем самым стремятся к формированию правильной установки на качественную и своевременную организацию предварительного следствия, полноту представляемых материалов об избрании (продлении) мер пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, надлежащий подход к разрешению соответствующих ходатайств.
Анализ приведенной практики и статистических данных за 2016 год позволяет сделать вывод о том, что требования закона о порядке избрания в отношении подозреваемых (обвиняемых) меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и их продления, залога, регламентированные ст.ст. 106, 107, 108, 109 УПК РФ, разъяснения, содержащиеся в Постановлениях Пленумов Верховного Суда Российской Федерации № 41 от 19 декабря 2013 года «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 мая 2016 года № 23) и № 5 от 10 октября 2003 года «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» судами в основном выполняются.
Вместе с тем, учитывая изученную апелляционную судебную практику об изменении и отмене постановлений об избрании (продлении) меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, в целях недопущения нарушений прав граждан районным (городским) судам области следует обратить внимание на необходимость более строгого соблюдения норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и разъяснений, содержащихся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2013 года № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 мая 2016 года № 23), поскольку заключение под стражу является самой строгой мерой пресечения, ограничивающей права, свободы и личную неприкосновенность человека и гражданина. В связи с чем, при рассмотрении ходатайств о продлении меры пресечения в виде заключения под стражу следует тщательно исследовать конкретные основания для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, заявленные в ходатайстве, вопрос о том, не изменились ли с течением времени обстоятельства, послужившие основанием для избрания меры пресечения; рассматривать возможность применения в отношении лиц мер пресечения, не связанных с лишением свободы, — в виде залога или домашнего ареста, а в отношении несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого в виде передачи его под присмотр родителей, с отражением результатов этого рассмотрения в постановлении; при продлении срока содержания под стражей следует проверять, какие следственные действия проведены по делу с момента последнего продления срока содержания под стражей, а также изучать данные о личности лиц, всесторонне и полно исследовать основания и обстоятельства, подтверждающие необходимость применения и продления такой меры пресечения как заключение под стражу. Кроме того, в связи с изменениями, внесенными Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 24 мая 2016 года № 23 в главу «Заключение под стражу», при рассмотрении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу следует проверять, содержит ли ходатайство и приобщенные к нему материалы конкретные сведения, указывающие на причастность к совершенному преступлению именно этого лица, а так же в своем решении давать этим сведениям оценку.

Судья Н.А. Бычкова