Справка о причинах отмены и изменения приговоров и других судебных решений по уголовным делам, постановленных районными (городскими) судами Кемеровской области в первом полугодии 2016 года

Утверждено президиумом Кемеровского областного суда 2016г.
С П Р А В К А
о причинах отмены и изменения приговоров и других судебных решений по уголовным делам, постановленных районными (городскими) судами Кемеровской области в первом полугодии 2016 года

Основания отмены и изменения судебных решений районных (городских) судов

Раздел I. Отмена и изменение приговоров и иных судебных решений по существу уголовного дела

1. Квалификация преступлений

Согласно примечанию к статье 158 УК РФ под хранилищем в статьях главы 21 УК РФ понимаются хозяйственные помещения, обособленные от жилых построек, участки территории, трубопроводы, иные сооружения независимо от форм собственности, которые предназначены для постоянного или временного хранения материальных ценностей.
Приговором Заводского районного суда г.Кемерово от 27.05.2015г. С., В. и Б. были осуждены, в том числе, по п.«б» ч.2 ст.158 УК РФ — за кражу, совершенную с незаконным проникновением в иное хранилище.
Согласно установленным судом первой инстанции обстоятельствам дела осужденные совершили кражу электрического кабеля связи, смонтированного в кабельном колодце.
Суд апелляционной инстанции не согласился с квалификацией действий осужденных по данному эпизоду, указав следующее.
По смыслу закона, кабельные колодцы не являются хранилищем, а предназначены для размещения в них оборудования, необходимого для обеспечения работы кабельных линий, доступа и контроля за ними.
При изложенных обстоятельствах из квалификации действий осужденных по эпизоду хищения кабеля исключен квалифицирующий признак, предусмотренный п.«б» ч.2 ст.158 УК РФ, – совершение преступления с незаконным проникновением в иное хранилище, назначенное судом первой инстанции наказание снижено (апелляционное постановление Кемеровского областного суда от 09.06.2016г. № 22-3164).

При квалификации хищения необходимо учитывать все обстоятельства дела в их совокупности, выяснять, как лица, не участвовавшие в хищении, реагировали на незаконные действия похитителя, предпринимали ли они какие-либо меры для прекращения противоправного посягательства.
Приговором Центрального районного суда г.Кемерово от 10.02.2016г. Ф. осужден за преступление, предусмотренное ч.1 ст.161 УК РФ, — грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества.
Вместе с тем, проверив обоснованность и законность приговора по апелляционному представлению, суд апелляционной инстанции не согласился с выводами суда о квалификации действий Ф.
Так, суд первой инстанции установил, что Ф. совершил открытое хищение чужого имущества, поскольку при изъятии имущества потерпевшей К. его действия были очевидны для свидетеля Б.
Вместе с тем, как указал суд апелляционной инстанции, из материалов дела следует, что Б. не был для Ф. посторонним лицом, они являлись знакомыми, при этом Ф. на момент хищения проживал у Б. Кроме того, осужденный и указанный свидетель, который не принимал мер к пресечению преступления, вместе скрылись с места совершения преступления, а впоследствии также вместе потратили вырученные от продажи похищенного имущества денежные средства. Таким образом, Ф. рассчитывал и был уверен в том, что в ходе изъятия имущества он не встретит никакого противодействия со стороны Б., то есть осознавал, что действует тайно.
При указанных обстоятельствах действия Ф. переквалифицированы с ч.1 ст.161 УК РФ на ч.1 ст.158 УК РФ, по которой назначено наказание (апелляционное постановление Кемеровского областного суда от 07.04.2016г. № 22-215).
2. Назначение наказания

В соответствии с пунктом «а» части 4 статьи 18 УК РФ при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за умышленные преступления небольшой тяжести.
Приговором Крапивинского районного суда от 20.01.2016г. Т. осуждена за совершение преступления, предусмотренного ч.1 ст.238 УК РФ с применением правил ч.5 ст.62 УК РФ к штрафу в размере 30 000 рублей.
При этом, решая вопрос о виде и размере наказания, суд первой инстанции признал в качестве отягчающего наказание обстоятельства рецидив преступлений.
Между тем, согласно материалам дела, Т. имеет непогашенную судимость за преступление, предусмотренное ч.1 ст.238 УК РФ, являющееся, в соответствии со ст.15 УК РФ, преступлением небольшой тяжести, судимость за которое не учитывается при признании рецидива. С учетом этого обстоятельства, рецидив преступлений в действиях Т. был установлен необоснованно.
Принимая во внимание изложенное, суд апелляционной инстанции исключил из приговора суда в отношении Т. указание на признание в качестве отягчающего наказание обстоятельства рецидива преступлений и снизил назначенное осужденной наказание (апелляционное постановление Кемеровского областного суда от 25.03.2016г. № 22-1717).

В зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного суд может признать отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ (статья 63 УК РФ).
Приговором Заводского районного суда г.Новокузнецка от 23.11.2015г. Ч. и П. осуждены за совершение преступлений, предусмотренных ч.2 ст.318 и ст.319 УК РФ.
Согласно приговору, суд первой инстанции при решении вопроса о виде и размере наказания признал отягчающим наказание обстоятельством совершение осужденными преступлений в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя.
Вместе с тем, суд не учел, что, по смыслу закона сам по себе факт нахождения виновного в момент совершения преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя, не является достаточным основанием для признания такого состояния обстоятельством, отягчающим наказание.
По данному делу суд учел характер и степень общественной опасности преступлений, обстоятельства их совершения, личность виновных, однако не привел мотивов, свидетельствующих о том, как состояние опьянения осужденных повлияло на их действия при совершении преступлений.
С учетом изложенного, судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда исключила указание на вышеуказанное отягчающее обстоятельство из приговора суда со смягчением назначенного осужденным наказания (апелляционное определение от 26.04.2016г. № 22-2478).

Предусмотренный статьей 63 УК РФ перечень обстоятельств, отягчающих наказание, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.
Приговором Центрального районного суда г.Кемерово от 04.03.2016г. Ш. признан виновным и осужден по п.«а» ч.3 ст.131 УК РФ за изнасилование, в числе прочего, с использованием беспомощного состояния потерпевшей. При этом, согласно приговору, факт совершения Ш. преступления в отношении беспомощного лица суд учел в числе обстоятельств, отягчающих наказание.
Вместе с тем, как обоснованно было указано в апелляционном представлении государственного обвинителя и апелляционной жалобе адвоката осужденного, суд первой инстанции не принял во внимание то, что предусмотренный ст.63 УК РФ перечень обстоятельств, отягчающих наказание, является исчерпывающим.
Кроме того, суд не учел, что совершение преступления в отношении беспомощного лица предусмотрено в качестве признака преступления, предусмотренного п.«а» ч.3 ст.131 УК РФ, в связи с чем данное обстоятельство не может учитываться при назначении наказания.
Судом апелляционной инстанции приговор в отношении Ш. изменен, из него, в том числе исключено указание на учет в качестве отягчающего наказание обстоятельства совершение Ш. преступления в отношении беспомощного лица, назначенное ему наказание снижено (апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 07.06.2016г. № 22-3299).

Размер штрафа, исчисляемый исходя из величины, кратной стоимости предмета или сумме коммерческого подкупа, взятки или сумме незаконно перемещенных денежных средств и (или) стоимости денежных инструментов, не может быть менее двадцати пяти тысяч рублей, даже если сумма, рассчитанная с учетом кратной величины, меньше двадцати пяти тысяч рублей. В таком случае штраф назначается в размере двадцати пяти тысяч рублей (пункт 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2015 N 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания»).
Приговором Куйбышевского районного суда г.Новокузнецка от 27.10.2015г. Ф. осужден по ч.3 ст.30 ч.3 ст.291 УК РФ к штрафу в размере 15 000 рублей.
Вместе с тем, назначая Ф. наказание в виде штрафа в размере кратном сумме взятки, суд не учел, что размер штрафа в любом случае не может быть менее 25 000 рублей.
Суд апелляционной инстанции устранил допущенное нарушение уголовного закона и усилил назначенное Ф. наказание в виде штрафа до 25 000 рублей (апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 13.01.2016г. № 22-184).

Под наиболее строгим видом наказания в статьях 62, 65, 66, 68 УК РФ следует понимать тот из перечисленных в санкции статьи вид наказания, который является наиболее строгим исходя из положений статьи 44 УК РФ. При этом не имеет значения, может ли данный вид наказания быть назначен виновному с учетом положений Общей части УК РФ (постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2015 N 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания»).
Приговором Крапивинского районного суда от 14.04.2016г. С. осуждена по ч.1 ст.228 УК РФ с применением ч.5 ст.62 УК РФ к 200 часам обязательных работ.
Суд апелляционной инстанции согласился с выводом суда первой инстанции о том, что достижение цели наказания осужденного С. возможно при назначении ему наказания в виде обязательных работ, однако, соглашаясь с доводами апелляционного представления, изменил приговор в связи с неправильным применением уголовного закона и несправедливостью приговора вследствие его чрезмерной мягкости по следующим основаниям.
По смыслу уголовного закона правила ст.62 УК РФ распространяются на случаи назначения наиболее строгого вида наказания, указанного в санкции статьи Особенной части УК РФ, что в данном случае сделано не было. Суд первой инстанции применил положения ч.5 ст.62 УК РФ, назначая наказание в обязательных работ, тогда как наиболее строгим наказанием, предусмотренным санкцией ч.1 ст.228 УК РФ, является лишение свободы.
Принимая во внимание изложенные обстоятельства, из приговора суда в отношении С. исключено указание о применении при назначении ей наказания ч.5 ст.62 УК РФ; назначенное С. наказание усилено до 300 часов обязательных работ (апелляционное постановление Кемеровского областного суда от 10.06.2016г. № 22-3266).

В соответствии с частью 6 статьи 88 УК РФ наказание в виде лишения свободы не может быть назначено несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте до шестнадцати лет преступление небольшой или средней тяжести впервые, а также остальным несовершеннолетним осужденным, совершившим преступления небольшой тяжести впервые.
Приговором Кировского районного суда г.Кемерово от 25.03.2016г. несовершеннолетний Г. осужден за преступления, предусмотренные п.п.«а, б, в» ч.2 ст.158 и п.п.«б, в» ч.2 ст.158 УК РФ, с применением ч.6 ст.88 УК РФ соответственно к 10 и 11 месяцам лишения свободы без дополнительного наказания. В соответствии с ч.2 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений Г. назначено наказание в виде 1 года лишения свободы без дополнительного наказания. На основании ст.73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 1 год и возложением обязанностей, способствующих исправлению.
Вместе с тем, суд первой инстанции, назначая Г. наказание в виде лишения свободы, не учел, что тот является несовершеннолетним, совершившим преступление средней тяжести, впервые, в возрасте до 16 лет.
При данных обстоятельствах, судом апелляционной инстанции наказание, назначенное Г. как за каждое из совершенных им преступлений, так и по правилам ч.2 ст.69 УК РФ, смягчено (апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 14.06.2016г. № 22-3317).

В случае рассмотрения уголовного дела в особом порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ, при любом виде рецидива одна третья часть наказания, предусмотренная частью 2 статьи 68 УК РФ, исчисляется за оконченное преступление от максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление санкцией соответствующий статьи (пункт 49 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2015 N 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания»).
Приговором Анжеро-Судженского городского суда от 13.01.2016г. Д. осужден за совершение преступления, предусмотренного п.«а» ч.3 ст.158 УК РФ, с применением ч.5 ст.62, ч.2 ст.68 УК РФ к лишению свободы на срок 1 год 6 месяцев. На основании ч.5 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания и наказания по другому приговору окончательно Д. определено лишение свободы на срок 1 год 7 месяцев.
Дело рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства, предусмотренного гл.40 УПК РФ.
В действиях Д. суд первой инстанции установил опасный рецидив преступлений.
Вместе с тем, при назначении Д. наказания суд неправильно применил уголовный закон, а именно, указав на учет положений ч.2 ст.68 УК РФ, фактически назначил наказание в размере ниже пределов, предусмотренных данной нормой.
В силу ч.2 ст.68 УК РФ срок наказания при любом виде рецидива преступлений не может быть менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.
Санкция ч.3 ст.158 УК РФ предусматривает максимальный срок наиболее строгого наказания в виде лишения свободы — 6 лет, следовательно, минимально возможное наказание Д. в виде лишения свободы за совершенное им преступление, с учетом установленного в его действиях рецидива преступлений, составляет 2 года.
С учетом изложенных обстоятельств, суд апелляционной инстанции усилил назначенное Д. наказание, как за совершенное преступление, так и по совокупности приговоров, определив ему лишение свободы: по п.«а» ч.3 ст.158 УК РФ сроком 2 года, на основании ч.5 ст.69 УК РФ — 2 года 1 месяц (апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 30.03.2016г. № 22-1837).

При применении статей 62, 65 и 68 УК РФ в случае совершения неоконченного преступления указанная в этих нормах часть наказания исчисляется от срока или размера наказания, которые могут быть назначены по правилам статьи 66 УК РФ (пункт 34 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2015 N 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания»).
Приговором Промышленновского районного суда от 05.10.2015г. Б. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.30, п.«б» ч.3 ст.228.1 УК РФ.
Установив отсутствие отягчающих наказание обстоятельств суд первой инстанции назначил Б. наказание в виде 7 лет 6 месяцев лишения свободы, применив при этом положения ч.2 ст.66, ч.1 ст.62 УК РФ, на что указал в резолютивной части приговора.
В соответствии с требованиями ч.2 ст.66 УК РФ срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса за оконченное преступление.
Положения ч.1 ст.62 УК РФ предусматривают, что при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п.п.»и», «к» ч.1 ст.61 УК, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса.
Вместе с тем, назначая Б. наказание с применением указанных норм в виде 7 лет 6 месяцев лишения свободы, суд не принял во внимание, что поскольку максимальный срок лишения свободы, предусмотренный ч.3 ст.228.1 УК РФ, составляет 15 лет, наказание Б. за совершенное им преступление не могло превышать 5 лет лишения свободы.
При таких обстоятельствах, суд апелляционной инстанции смягчил назначенное Б. наказание до 4 лет лишения 10 месяцев (апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 19.01.2016 № 22-477).

Согласно части 6 статьи 53 УК РФ ограничение свободы не назначается военнослужащим, иностранным гражданам, лицам без гражданства, а также лицам, не имеющим места постоянного проживания на территории РФ.
Приговором Междуреченского городского суда от 08.12.2015г. Р. осужден по ч.1 ст.166 УК РФ к 1 году 6 месяцам ограничения свободы с установлением ряда ограничений.
Вместе с тем, как верно было указано в апелляционном представлении на приговор в отношении Р., при выборе вида наказания суд первой инстанции нарушил требования уголовного закона.
Как следует из материалов дела и было установлено судом первой инстанции, Р. является гражданином Республики Казахстан, а, следовательно, относится к категории лиц, которым, в соответствии с требованиями ст.53 УК РФ, не может быть назначено наказание в виде ограничения свободы.
С учетом данного обстоятельства, приговор Междуреченского городского суда в отношении Р. изменен, за совершенное преступление ему назначено наказание в виде штрафа в размере 7 000 рублей (апелляционное постановление Кемеровского областного суда от 19.02.2016г. № 22-1015).

Санкция статьи 264 УК РФ в редакции Федерального закона от 31.12.2014 N 528-ФЗ предусматривает дополнительное наказание в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.
Без учета изменений, внесенных в указанную норму уголовного закона, Юргинский городской суд, постановляя приговор в отношении Д., назначил последнему за совершение преступления, предусмотренного ч.3 ст.264 УК РФ, в качестве дополнительного наказания лишение права управления транспортными средствами на срок 2 года (приговор от 03.03.2016г.).
Устраняя допущенное судом первой инстанции нарушение, суд апелляционной инстанции внес в приговор соответствующее изменение, указав о назначении Д. дополнительного наказания в виде лишения права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортным средством, на срок 2 года (апелляционное постановление Кемеровского областного суда от 26.05.2016г. № 22-3026).

В соответствии с требованиями уголовного закона, за одно преступление осужденному не может быть назначено одновременно лишение права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью.
Приговором Ленинск-Кузнецкого городского суда от 28.12.2015г. С. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.199.1 УК РФ, ей назначено наказание в виде штрафа в размере 300 000 рублей с лишением права заниматься коммерческой деятельностью и занимать руководящие должности, связанные с административно-хозяйственными полномочиями, сроком на 2 года.
На основании п.9 Постановления Государственной Думы Российской Федерации от 24.04.2015г. № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 годов» С. от назначенного наказания освобождена со снятием судимости.
Вместе с тем, суд первой инстанции не принял во внимание, что лишение права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью являются самостоятельными видами уголовного наказания и не могут быть назначены одновременно за одно и то же преступление.
Кроме того, в соответствии с требованиями ч.1 ст.47 УК РФ лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью состоит в запрещении занимать должности на государственной службе, в органах местного самоуправления либо заниматься определенной профессиональной или иной деятельностью, а поскольку С. при совершении преступления не занимала каких-либо должностей на государственной службе и в органах местного самоуправления, у суда не было оснований для назначения ей наказания в виде лишения права занимать определенные должности.
С учетом изложенного, суд апелляционной инстанции исключил из приговора указание о назначении С. в качестве дополнительного наказания лишения права занимать руководящие должности, связанные с административно-хозяйственными полномочиями (апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 16.03.2016г. № 22-1636).

Если закон, по которому квалифицировано совершенное преступление, предусматривает обязательное назначение дополнительного наказания, то его неприменение судом допускается либо при наличии условий, предусмотренных статьей 64 УК РФ, либо в силу положений Общей части УК РФ о неприменении соответствующего вида наказания. Принятое решение должно быть мотивировано в описательно-мотивировочной части приговора (пункт 59 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2015 N 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания»).
Приговором Зенковского районного суда г.Прокопьевска от 10.11.2015г. Р. осужден за совершение преступлений, предусмотренных п.«б» ч.4 ст.132 УК РФ (3 эпизода), с учетом положений ч.2 ст.22 УК РФ, за каждое преступление к 12 годам лишения свободы без ограничения свободы. На основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно Р. назначено наказание в виде 13 лет лишения свободы.
Вместе с тем, суд первой инстанции, разрешая вопрос о наказании, и обоснованно, по мнению суда апелляционной инстанции, не установив оснований для применения ст.64 УК РФ, не назначил Р. дополнительное наказание в виде ограничения свободы, являющееся обязательным в силу санкции ч.4 ст.132 УК РФ.
В данном случае, суд обязан был назначить осужденному дополнительное наказание в виде ограничения свободы, поскольку обстоятельства, препятствующие этому, отсутствовали.
С учетом изложенного, суд апелляционной инстанции изменил приговор в отношении Р., назначив ему дополнительное наказание в виде ограничения свободы: за каждое из преступлений сроком на 1 год; по совокупности преступлений — 1 год 6 месяцев (апелляционное определение от 24.02.2016г. № 22-990).

Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного (статья 6 УК РФ).
При назначении условного осуждения суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного, в том числе смягчающие и отягчающие обстоятельства (статья 73 УК РФ).
Приговором Беловского городского суда от 22.01.2016г. Т. осуждена по ч.1 ст.161 УК РФ и п.«в» ч.2 ст.158 УК РФ с применением правил ч.5 ст.62, ч.2 ст.68 УК РФ соответственно к 1 году 6 месяцам и 1 году 8 месяцам лишения свободы; на основании ч.2 ст.69 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы. Наказание назначено с применением ст.73 УК РФ условно с испытательным сроком 3 года с возложением обязанностей.
Одновременно постановлено исполнять самостоятельно приговор мирового судьи судебного участка № 4 Беловского городского судебного района Кемеровской области от 17.12.2015г.
Рассмотрев дело по апелляционному представлению, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что приговор суда подлежит изменению в связи с неправильным применением уголовного закона и несправедливостью чрезмерной мягкости назначенного наказания, выразившейся в необоснованном применении ст.73 УК РФ.
Так, при определении вида и размера наказания Т. суд первой инстанции учел в качестве смягчающих обстоятельств полное признание ею своей вины, ее раскаяние в содеянном, состояние здоровья Т., частичное возмещение ущерба потерпевшей и мнение последней по наказанию.
Однако, как обоснованно было указано в апелляционном представлении прокурора, мнение потерпевшей по наказанию в качестве смягчающего обстоятельства было учтено судом без достаточных на то оснований, поскольку из телефонограммы, приобщенной к материалам дела, следует, что потерпевшая, не участвовавшая в судебном заседании, просила строго наказать Т.
Кроме того, делая вывод о возможности исправления и перевоспитания Т., суд первой инстанции учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, то, что Т. имеет не снятые и не погашенные судимости за однородные корыстные преступления, отбывала наказание в виде лишения свободы, спустя менее двух месяцев после освобождения из мест лишения свободы вновь совершила два корыстных преступления средней тяжести, однако указанным обстоятельствам, имеющим существенное значение для решения вопроса о возможности назначения Т. наказания с применением ст.73 УК РФ, должной оценки не дал.
Таким образом, суд первой инстанции не принял во внимание требования закона о строго индивидуальном подходе к назначению наказания и необоснованно сделал вывод о возможности исправления Т. без изоляции от общества.
При указанных выше обстоятельствах, решение о возможности назначения Т. наказания с применением ст.73 УК РФ условно, по мнению суда апелляционной инстанции, не соответствует целям наказания, предусмотренным ст.43 УК РФ, — восстановлению социальной справедливости, исправлению осужденного и предупреждению совершения новых преступлений.
Апелляционным постановлением Кемеровского областного суда из описательно-мотивировочной и резолютивной частей приговора исключено указание на применение при назначении Т. наказания правил ст.73 УК РФ, ей определено отбывание назначенного наказания в исправительной колонии общего режима (апелляционное постановление от 28.04.2016г. № 22-2462).

Окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и не отбытой части наказания по предыдущему приговору суда.
Приговором Киселевского городского суда от 12.01.2016г. Р. осужден по ч.1 ст.161 УК РФ к 1 году 10 месяцам лишения свободы. На основании ч.4 ст.74 УК РФ ему отменено условное осуждение по двум предыдущим приговорам названного суда, а также по приговору Беловского городского суда Кемеровской области и, в соответствии со ст.70 УК РФ, по совокупности приговоров окончательно назначено наказание в виде 2 лет 3 месяцев лишения свободы.
Вместе с тем, при назначении наказания по ст.70 УК РФ суд первой инстанции не учел требование данной нормы уголовного закона, согласно которому окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и не отбытой части наказания по предыдущему приговору суда.
В данном случае не отбытая часть наказания по одному из приговоров составляет 2 года 6 месяцев лишения свободы и суд, назначив Р. по правилам ст.70 УК РФ наказание в виде 2 лет 3 месяцев лишения свободы, нарушил требования Общей части УК РФ, что повлекло назначение несправедливого вследствие чрезмерной мягкости наказания.
С учетом изложенного, суд апелляционной инстанции на основании ст.70 УК РФ назначил Р. окончательное наказание в виде 2 лет 9 месяцев лишения свободы (апелляционное постановление Кемеровского областного суда от 24.03.2016г. № 22-1788).

Отсрочка реального отбывания уголовного наказания до достижения ребенком четырнадцатилетнего возраста (статья 82 УК РФ) не может предоставляться лицам, лишенным родительских прав.
Приговором Центрального районного суда г.Кемерово от 21.01.2016г. Б. осуждена по п.«а» ч.3 ст.158 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы. На основании ч.1 ст.82 УК РФ ей отсрочено реальное отбывание наказания до достижения ее ребенком – Б.К., 2008 года рождения, четырнадцатилетнего возраста.
Вместе с тем, как указал суд апелляционной инстанции, в судебном заседании суда первой инстанции при решении вопросов, связанных с назначением наказания, не была проверена информация о том, занимается ли Б. воспитанием своего ребенка и обладает ли в отношении него родительскими правами, тогда как, исходя из смысла закона, положения ст.82 УК РФ могут быть применимы лишь к лицам, которые не были лишены родительских прав.
В результате, приняв решение об отсрочке Б. реального отбывания наказания, суд первой инстанции не учел, что в 2010 году решением суда Б. была лишена родительских прав в отношении Б.К.
С учетом названного обстоятельства, суд апелляционной инстанции исключил из приговора в отношении Б. указание на применение к ней положений ч.1 ст.82 УК РФ; определено считать ее осужденной по п.«а» ч.3 ст.158 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима (апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 04.05.2016г. № 22-2655).

При особо опасном рецидиве преступлений отбывание лишения свободы назначается в исправительных колониях особого режима (пункт «г» части 1 статьи 58 УК РФ).
Приговором Калтанского районного суда от 24.11.2015г. Т. осужден за совершение преступления, предусмотренного п.п.«а, г» ч.2 ст.161 УК РФ, с применением ч.5 ст.62, ч.2 и ч.3 ст.68 УК РФ к 2 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
Вместе с тем, правильно установив в действиях Т. особо опасный рецидив преступлений, суд, в нарушение указанной выше нормы уголовного закона, назначил осужденному отбывание наказания в исправительной колонии строгого режима.
В этой связи приговор суда в отношении Т. изменен: отбывание наказания осужденному назначено в исправительной колонии особого режима (апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 24.02.2016г. № 22-993).

3. Нарушение норм уголовно-процессуального закона

Принятие решения о взыскании с осужденного процессуальных издержек возможно только в судебном заседании, при этом осужденному должна быть предоставлена возможность довести до суда свою позицию по поводу суммы взыскиваемых издержек и своего имущественного положения.
Приговором Юргинского городского суда от 06.04.2016г. Ш. осужден по п.«з» ч.2 ст.111 УК РФ. Одновременно с осужденного взысканы процессуальные издержки в доход федерального бюджета в счет возмещения оплаты вознаграждения адвокатам за оказание ими юридической помощи в ходе предварительного расследования.
Вместе с тем, согласно протоколу судебного заседания вопрос об оплате труда адвокатов за оказание Ш. юридической помощи не обсуждался, мнение осужденного по данному вопросу не выяснялось, его имущественное положение не исследовалось.
При изложенных обстоятельствах, суд апелляционной инстанции отменил приговор суда в части взыскания с Ш. процессуальных издержек и принял в этой части новое решение (апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 14.06.2016г. № 22-3378).

Приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании (часть 3 статьи 240 УПК РФ).
Из-за несоблюдения указанной нормы уголовно-процессуального закона изменен приговор Мариинского городского суда от 05.04.2016г. в отношении С., осужденного за пособничество в покушении на незаконное приобретение без цели сбыта наркотических средств, в крупном размере.
Судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда, в частности, исключила из описательно-мотивировочной части приговора ссылку суда на протокол проверки показаний на месте обвиняемого С., поскольку данный документ не был исследован в судебном заседании, однако был приведен в приговоре в качестве доказательства виновности осужденного в совершенном преступлении (апелляционное определение от 31.05.2016г. № 22-3097).

При неявке в судебное заседание потерпевшего или свидетеля суд вправе по ходатайству стороны или по собственной инициативе принять решение об оглашении ранее данных ими показаний и о воспроизведении видеозаписи или киносъемки следственных действий, производимых с их участием, в случаях предусмотренных частью 2 статьи 282 УПК РФ.
Приговором Юргинского городского суда от 11.03.2016г. Ч. осужден за совершение преступлений, предусмотренных п.«б» ч.2 ст.158 и п.п.«в, г» ч.2 ст.161 УК РФ.
Судом первой инстанции в ходе судебного следствия, в числе прочего, были оглашены показания данные на этапе предварительного следствия свидетелями Ф. и К., принудительный привод которых в судебное заседание исполнен не был.
При этом, принимая решение об оглашении показаний указанных свидетелей, суд руководствовался п.4 ч.2 ст.281 УПК РФ, в соответствии с которым при неявке в судебное заседание свидетеля суд вправе по собственной инициативе принять решение об оглашении ранее данных им показаний в случае стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд.
Вместе с тем, по мнению судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда, законных оснований для оглашения в судебном заседании показаний Ф. и К. не имелось, поскольку их отсутствие по месту жительства в день осуществления принудительного привода, не могло быть отнесено к чрезвычайным обстоятельствам, препятствующим их явке в суд.
С учетом изложенного, суд апелляционной инстанции исключил из описательно-мотивировочной части приговора в отношении Ч. ссылку на показания свидетелей Ф. и К. как на доказательства обвинения (апелляционное определение от 07.06.2016г. № 22-3188).

Результаты психофизиологического исследования с применением полиграфа не относятся к числу доказательств, которые допускаются в соответствии со статьей 74 УПК РФ.
Приговором Ленинск-Кузнецкого районного суда от 21.10.2015г. Г. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.111 УК РФ. При этом в числе доказательств вины Г. в преступлении судом первой инстанции в приговоре приведено заключение психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа, проведенной в отношении осужденного.
Вместе с тем, суд не учел, что результаты подобной экспертизы не являются допустимым доказательством ввиду отсутствия специально разработанной достоверной методики, исключающей вероятностный характер высказанных суждений по определенному предмету, что влечет недопустимость этих результатов с точки зрения уголовно-процессуального закона.
Суд апелляционной инстанции устранил допущенное нарушение требований УПК РФ и исключил из описательно-мотивировочной части приговора в отношении Г. ссылку на заключение психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа, как на доказательство виновности Г. (апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 19.01.2016г. № 22-298).

Суд не вправе допрашивать сотрудника полиции о содержании показаний, данных в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, таким образом восстанавливая содержание этих показаний. Указанные лица могут быть допрошены судом в качестве свидетелей об обстоятельствах производства отдельных следственных и иных процессуальных действий.
Судебной коллегией по уголовным делам Кемеровского областного суда изменен приговор Яйского районного суда от 30.11.2015г., которым Х. осужден по ч.4 ст.111 УК РФ.
Суд первой инстанции сослался в приговоре как на доказательства обвинения на показания сотрудников полиции Д. и А. об обстоятельствах совершения преступления, ставших им известными от осужденного Х., которые в силу ч.1 и п.3 ч.2 ст.75 УПК РФ являются недопустимыми доказательствами.
Суд апелляционной инстанции устранил допущенное нарушение уголовно-процессуального закона: признал показания Д. и А. недопустимыми доказательствами и исключил ссылку на них из приговора суда (апелляционное определение от 02.03.2016г. № 22-1006).

4. Иные нарушение

В соответствии с требованиями статьи 1080 ГК РФ лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим в солидарном порядке. Размер компенсации морального вреда определяется судом в долевом порядке в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда (статья 1101 ГК РФ).
Приговором Ленинск-Кузнецкого районного суда от 02.12.2015г. С.И. и С.С. осуждены по п.«а» ч.3 ст.111 УК РФ. С осужденных в пользу потерпевшего в счет возмещения морального вреда взыскано 300 000 рублей.
Вместе с тем, как отметила судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда, суд первой инстанции необоснованно взыскал с осужденных компенсацию морального вреда солидарно, поскольку, в отличие от имущественного вреда, моральный вред компенсируется в денежной форме по правилам долевой ответственности, исходя из характера и объема причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий и степени вины каждого из лиц, причинивших вред.
При таких обстоятельствах, судебная коллегия изменила приговор в отношении С.И. и С.С. и, с учетом степени вины каждого из осужденных, более активной роли С.И. в преступлении, руководствуясь принципом разумности и справедливости, взыскала в пользу потерпевшего в счет возмещения морального вреда: с С.И. — 160 000 рублей; с С.С. – 140 000 рублей (апелляционное определение от 22.03.2016г. № 22-1820).

Раздел II. Отмена и изменение иных судебных решений

В качестве оснований для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу могут быть признаны такие фактические обстоятельства, которые свидетельствуют о реальной возможности совершения обвиняемым, подозреваемым действий, указанных в статье 97 УПК РФ, и невозможности беспрепятственного осуществления уголовного судопроизводства посредством применения в отношении лица иной меры пресечения (пункт 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 N 41 (ред. от 24.05.2016) «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога»).
С учетом требований ст.97 УПК РФ и данных разъяснений Пленума Верховного Суда РФ апелляционным постановлением Кемеровского областного суда было изменено постановление Центрального районного суда г.Кемерово от 23.04.2016г. об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении М.
Суд апелляционной инстанции исключил из постановления суда первой инстанции указание как на основание для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу на то, что М. может продолжить заниматься преступной деятельностью, поскольку объективных данных, свидетельствующих об этом, в постановлении суда не приведено (апелляционное постановление от 29.04.2016г. № 22к-3029).

В ходе предварительной подготовки к судебному заседанию по рассмотрению жалобы в порядке статьи 125 УПК РФ судье следует выяснить, в том числе, подана ли жалоба надлежащим лицом, имеется ли предмет обжалования в соответствии со статьей 125 УПК РФ, содержит ли жалоба необходимые сведения для ее рассмотрения.
В тех случаях, когда жалоба не содержит необходимых сведений, что препятствует ее рассмотрению, она подлежит возвращению заявителю для устранения недостатков с указанием в постановлении причин принятия решения и разъяснением права вновь обратиться в суд (пункт 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 N 1 (ред. от 24.05.2016) «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»).
Постановлением Заводского районного суда г.Кемерово от 01.12.2015г. К. было отказано в принятии к рассмотрению его жалобы на бездействие начальника СО УМВД России по г.Кемерово.
Рассмотрев апелляционную жалобу заявителя на указанное постановление, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что оно подлежит отмене по следующим основаниям.
Суд первой инстанции обосновано посчитал, что поданная К. жалоба не содержит необходимых для ее рассмотрения сведений, в том числе о том, в чем именно выразилось нарушение конституционных прав заявителя, каким образом был ограничен его доступ к правосудию, а также не представлено документа, определяющего статус К. как участника уголовного судопроизводства.
Вместе с тем, установив данные обстоятельства, суд первой инстанции сделал преждевременный вывод об отказе в принятии жалобы, не предоставив заявителю возможности устранить ее недостатки и вновь обратиться в суд, что повлекло отмену судебного решения (апелляционное постановление Кемеровского областного суда от 21.01.2016г. № 22к-404/2016).

Не подлежат обжалованию в порядке статьи 125 УПК РФ действия (бездействие) и решения, проверка законности и обоснованности которых относится к исключительной компетенции суда, рассматривающего уголовное дело по существу, например, отказ следователя и дознавателя в проведении процессуальных действий по собиранию и проверке доказательств; постановления следователя, дознавателя о привлечении лица в качестве обвиняемого, о назначении экспертизы и т.п. (пункт 3.1. постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 N 1 (ред. от 24.05.2016) «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»).
Л. обратился в суд в порядке ст.125 УПК РФ на бездействие следователя, выразившееся в неназначении строительно-технической судебной экспертизы.
Постановлением Центрального районного суда г.Кемерово от 04.05.2016г. жалоба Л. удовлетворена.
Вместе с тем, суд первой инстанции не учел, что, в соответствии со ст.38 УПК РФ, следователь является должностным лицом, уполномоченным в пределах своей компетенции, предусмотренной законом, осуществлять предварительное следствие по уголовному делу и самостоятельно направлять ход расследования, принимая решение о производстве следственных и иных действий, объем которых определяется самим следователем и которые не являются предметом обжалования в порядке ст.125 УПК РФ.
При таких обстоятельствах, постановление суда первой инстанции отменено, производство по жалобе Л. в порядке ст.125 УПК РФ прекращено (апелляционное постановление Кемеровского областного суда от 23.06.2016г. № 22к-3600).

При проверке в порядке статьи 125 УПК РФ законности и обоснованности решений и действий (бездействия) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора судья не должен предрешать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по существу уголовного дела. В частности, судья не вправе делать выводы о фактических обстоятельствах дела, об оценке доказательств и квалификации деяния (пункт 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 N 1 (ред. от 24.05.2016) «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»).
Без учета приведенных разъяснений Пленума Верховного Суда РФ Центральным районным судом г.Кемерово была рассмотрена жалоба в порядке ст.125 УПК РФ подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ст.315 УК РФ, А. на постановление о возбуждении уголовного дела.
Суд первой инстанции при рассмотрении жалобы А. фактически высказал суждение о наличии в действиях подозреваемого состава преступления, предусмотренного ст.315 УК РФ, и в том числе признака «злостности» неисполнения судебного решения, тем самым сделав недопустимые в ходе производства по жалобе в порядке ст.125 УПК РФ выводы о фактических обстоятельствах дела и квалификации деяния (постановление от 01.12.2015г.).
Судом апелляционной инстанции постановление Центрального районного суда г.Кемерово по жалобе А. отменено с вынесением нового решения (апелляционное постановление Кемеровского областного суда от 04.02.2016г. № 22к-563).

Статья 46 Конституции РФ гарантирует каждому право на судебную защиту его прав и свобод. Согласно Всеобщей декларации прав человека, Международному пакту о гражданских и политических правах, Конвенции о защите прав человека основных свобод под судебной защитой понимается эффективное восстановление в правах независимым судом на основе справедливого судебного разбирательства, что предполагает обеспечение состязательности и равноправия сторон, в том числе предоставление им достаточных процессуальных полномочий для защиты своих интересов при осуществлении всех процессуальных действий.
К числу таких действий относится помещение подозреваемого (обвиняемого) в психиатрический стационар, поскольку с этим сопряжено ограничение не только его свободы, но и возможности полноценно осуществлять судебную защиту своих прав.
Статьей 34 Закона РФ Закон РФ от 02.07.1992 N 3185-1 (ред. от 23.05.2016) «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» предусмотрено обязательное участие лица, в отношении которого ставится вопрос о принудительном помещении в психиатрический стационар, либо его представителя в заседании суда.
Судом апелляционной инстанции отменено постановление Ленинского районного суда г.Кемерово от 12.04.2016г. о помещении С. в психиатрический стационар, как принятое с нарушением права подозреваемого на защиту.
Согласно материалам по рассмотрению ходатайства следователя о помещении подозреваемого С. в психиатрический стационар, заявленное следователем ходатайство было рассмотрено судом лишь с участием прокурора и следователя, обратившегося с ходатайством. Ни подозреваемый С., ни его защитник — адвокат Г. о времени и месте рассмотрения ходатайства судом не извещались и в судебном заседании не присутствовали.
Таким образом, суд первой инстанции, рассмотрев в порядке ч.ч.2, 3 ст. 165 УПК РФ ходатайство следователя о помещении подозреваемого С. в психиатрический стационар в отсутствие и без должного уведомления подозреваемого и его защитника, не дал надлежащей оценки вышеизложенным требованиям закона о том, что подобное ходатайство подлежит рассмотрению судом с обязательным уведомлением лица, в отношении которого оно возбуждено, и при непосредственном его участии либо участии его защитника (апелляционное постановление Кемеровского областного суда от 17.06.2016г. № 22-3364).

Исходя из положений части 1 статьи 133 УПК РФ и части 4 статьи 135 УПК РФ, возмещение вреда реабилитированному лицу производится независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда в полном объеме и с учетом уровня инфляции.
В нарушение приведенных положений выше уголовно-процессуального закона Рудничный районный суд г.Прокопьевска взыскал с Министерства финансов РФ за счет казны РФ в пользу К. денежные средства в возмещение имущественного вреда, причиненного в результате уголовного преследования, без учета уровня инфляции (постановление от 14.04.2016г.).
В связи с этим апелляционным постановлением Кемеровского областного суда в решение суда первой инстанции внесены необходимые изменения (апелляционное постановление от 23.06.2016г. № 3470).

В соответствии со статьей 115 УПК РФ для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска следователь с согласия руководителя следственного органа возбуждает перед судом ходатайство о наложении ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого или лица, несущего материальную ответственность за их действия.
Наложение ареста на имущество состоит в запрете, адресованном собственнику или владельцу имущества, распоряжаться и в необходимых случаях пользоваться им, а также в изъятии имущества и передаче его на хранение.
Постановлением Центрального районного суда г.Кемерово от 03.12.2015г. по ходатайству следователя в целях обеспечения гражданского иска потерпевшего наложен арест на имущество, принадлежащее А.
Вместе с тем, удовлетворяя ходатайство следователя, суд первой инстанции не конкретизировал форму запрета, адресованную А. в отношении принадлежащего ему имущества.
Суд апелляционной инстанции устранил допущенное нарушение закона и уточнил резолютивную часть постановления суда первой инстанции указанием на то, что арест на имущество А. состоит в запрете собственнику распоряжаться им путем совершения сделок, предметом которых является отчуждение или обременение указанного имущества (апелляционное постановление от 18.02.2016г. № 22к-1004).

Отдел кодификации и систематизации
законодательства, судебной практики
Кемеровского областного суда