Практика пересмотра судами Удмуртской Республики уголовных дел в связи с установлением Европейским Судом по правам человека нарушений Конвенции о защиты прав человека и основных свобод

Практика пересмотра судами Удмуртской Республики уголовных дел в связи с установлением Европейским Судом по правам человека нарушений Конвенции о защиты прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950г. и Протоколов к ней за период с 1 января 2002 года по 31 декабря 2014 года.

За период с 1 января 2012 года по 31 декабря 2014 года в суды общей юрисдикции Удмуртской Республики поступило два уголовных дела, переданных на новое рассмотрение Президиумом Верховного Суда Российской Федерации в связи с установленным Европейским Судом по правам человека нарушением Конвенции и Протоколов к ней:
— в Верховный Суд Удмуртской Республики уголовное дело в отношении К.В.В., обвинявшегося в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.33, п. «з» ч.2 ст.105 УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года);
— в Сарапульский городской суд Удмуртской Республики уголовное дело в отношении С.А.В., обвинявшегося в совершении преступления предусмотренного ст. ст. 30 ч. 3 , 159 ч. 3 п. «б» УК РФ; Т.А.В., обвинявшегося в совершении преступления, предусмотренного ст. ст. 30 ч. 3, ст. 33 ч. 5, ст. 290 ч. 4, п. «б» УК РФ; З.В.И., обвинявшегося в совершении преступления предусмотренного ст. ст. 3 и 5, 30 ч. 3, 290 ч. 4 п. «б» УК РФ.

1. Результаты рассмотрения уголовных дел, переданных на новое рассмотрение Президиумом Верховного Суда Российской Федерации в связи с установлением Европейским Судом по правам человека нарушением Конвенции и Протоколов к ней следующие.
1.1. Рассмотрение уголовного дела в отношении К.В.В., Д.А.В., Г.Р.Р., Г.О.В., М.Э.А. постановлением судьи Верховного Суда Удмуртской Республики от 22 октября 2001 года назначено в закрытом судебном заседании. Это решение было принято в отсутствии участников уголовного судопроизводства.
Дело рассмотрено Верховным Судом Удмуртской Республики в закрытом судебном заседании в помещении следственного изолятора г.Ижевска в связи с необходимостью обеспечения мер безопасности в отношении подсудимого Д.А.В., участников процесса, работников Верховного Суда Удмуртской Республики, граждан, поскольку, по сообщению начальника УБОП при МВД Удмуртской Республики, существовала возможность физического устранения Д.А.В. во время судебного процесса. Основанием для рассмотрения дела в закрытом судебном заседании явилось также то, что Д.А.В. обвинялся в убийстве, мотивом которого было изнасилование. 13 декабря 2001 года К.В.В. осужден по ч.3 ст.33, п. «з» ч.2 ст.105 УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года) к 13 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима (за совершение умышленного особо тяжкого преступления – организацию умышленного причинения смерти гражданину Б.В.А., совершенного по найму).
Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 2 октября 2002 года данный приговор в отношении К.В.В. оставлен без изменения, кассационные жалобы без удовлетворения.
19 марта 2003 года К.В.В. обратился в Европейский Суд по правам человека с жалобой о нарушении его права на публичное разбирательство его уголовного дела судом первой инстанции. Европейский Суд отметил, что обязательство по обеспечению безопасности лиц, находившихся в зале суда, и исключению угрозы убийства в отношении Д.А.В., возложено на судебные власти. Однако меры по обеспечению безопасности должны быть специально подобраны и соответствовать принципу необходимости. Суд не принял мер к рассмотрению всех возможных альтернативных мер обеспечения безопасности в зале суда, не указал, почему имевшаяся государственная система обеспечения безопасности в зале судебного заседания была недостаточной до такой степени, что попытка убийства не могла быть предотвращена иначе, чем путем полного закрытия доступа публики на слушание дела. Европейский Суд выразил сомнение в том, что защита предполагаемой жертвы изнасилования или родственников предполагаемого насильника требовала закрытия доступа публики в течение всего периода рассмотрения дела. Данных о том, что проведение в закрытом режиме части судебного заседания, в течение которого свидетели давали показания, поставило бы под угрозу или оказало негативное воздействие на ясность и точность показаний или нарушило бы неприкосновенность их личной жизни, как отмечено в постановлении, не имеется. Европейский Суд пришел к выводу о том, что суд не уделил должного внимания праву К.В.В. на публичное слушание дела. Европейский Суд указал также, что отсутствие публичного слушания дела в данном случае не было исправлено в суде кассационной инстанции, поскольку при публичном рассмотрении дела судом кассационной инстанции были заслушаны лишь объяснения осужденного, но не допрашивались свидетели и не исследовались доказательства. Европейский Суд по правам человека в постановлении от 28 октября 2010 года установил, что по делу нарушены положения п.1 ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с отсутствием публичного рассмотрения судом первой инстанции (См. постановление Европейского Суда по правам человека от 28 октября 2010 г.: Крестовский (KRESTOVSKIY V. RUSSIA) против России. Первая секция, жалоба №14040/03).
В последующем постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 14 сентября 2011 года производство по уголовному делу в отношении К.В.В. было возобновлено ввиду новых обстоятельств. Обвинительный приговор Верховного Суда Удмуртской Республики от 13 декабря 2001 года, кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 2 октября 2002 года в отношении К.В.В. отменено, уголовное дело передано на новое судебное рассмотрение со стадии подготовки к судебному заседанию в Верховный Суд Удмуртской Республики в ином составе суда.
Суд с участием присяжных заседателей Верховного Суда Удмуртской Республики, рассмотрев в открытом судебном заседании в городе Ижевске Удмуртской Республики уголовное дело в отношении К.В.В., вынес обвинительный приговор 30 марта 2012 года. По которому квалификация совершенного К.В.В. преступления осталась прежней – по ч.3 ст.33, п. «з» ч.2 ст.105 УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года), наказание назначено в виде 11 лет 3 месяцев лишения свободы (в ранее вынесенном приговоре было 13 лет лишения свободы) в исправительной колонии строгого режима (Дело №2-4/2012).

1.2. Результаты рассмотрения уголовного дела в отношении С.А.В., переданного на новое рассмотрение Президиумом Верховного Суда Российской Федерации в связи установлением Европейским Судом по правам человека нарушений Конвенции и Протоколов к ней следующие.
Приговором судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 23 апреля 2001 года С.А.В. был признан виновным в совершении преступления предусмотренного ст. ст. 30 ч. 3, 290 ч. 4 п.п. «в, г» УК РФ и назначено наказание с применением ст. 64 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 3 года 6 месяцев без конфискации имущества. Т.А.В. был признан виновным в совершении преступления предусмотренного ст. ст. 33 ч. 5, 30 ч. 3, 290 ч. 4 п.п. «в, г», назначено наказание с применением ст. 64 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 3 года 2 месяца без конфискации имущества. З.В.И. был признан виновным в совершении преступления предусмотренного ст. ст. 33 ч. 5, 30 ч.3, 290 ч. 4 п.п. «в, г» УК РФ, назначено наказание с применением ст. 64 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 4 года условно с применением ст. 73 УК РФ с испытательным сроком на 3 года, без конфискации имущества. Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 17 октября 2001 года приговор Верховного Суда Удмуртской Республики от 23 апреля 2001 года в отношении С.А.В, Т.А.В., З.В.И. был изменен: действия С.А.В. переквалифицированы со ст.ст. 30, 290 ч. 4 п. «в, г» УК РФ на ст. ст. 30, 159 ч. 3 п. «б» УКРФ, по которой с применением ст. 64 УК РФ назначено наказание в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима; действия Т.А.В. переквалифицированы со ст. ст. 33, 30, 290 ч. 4 п. «в, г» УК РФ на ст.ст. 33, 30, 159 ч. 3 п. «б» УК РФ по которой с применением ст.64 УК РФ назначено наказание в виде 3 лет 2 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима; действия З.В.И. переквалифицированы со ст. ст. 33, 30, 290 ч. 4 п. «в, г» УК РФ на ст.ст. 33, 30, 159 ч. 3 п. «б» УК РФ по которой с применением ст.ст. 64, 73 УК РФ назначено наказание в виде 4 лет лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года. Постановлением Сарапульского городского суда Удмуртской Республики от 28 января 2003 года С.А.В. освобожден условно-досрочно из мест лишения свободы на не отбытый срок 1 год 8 месяцев 24 дня. Постановлением судьи Сарапульского городского суда Удмуртской Республики от 4 июня 2003 года в отношении С.А.В. отменено условно-досрочное освобождение и снята судимость по приговору от 23 апреля 2001 года. Ссылаясь на нарушение своих прав, С.А.В. в 2008 году обратился с жалобой в Европейский суд по правам человека. 25 сентября 2008 года Европейский Суд, рассмотрев жалобу С.А.В. констатировал нарушение требований пункта 1 и подпунктов «a» и «b» пункта 3 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с переквалификацией деяния, вмененного в вину заявителю, судом кассационной инстанции (См. постановление Европейского Суда по правам человека от 25 сентября 2008 г.: Селиверстов (SELIVERSTOV V.RUSSIA) против России. Первая секция, жалоба №19692/02). Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июля 2009 года производство по уголовному делу было возобновлено. Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 17 октября 2001 года постановление было отменено, дело направлено на новое кассационное рассмотрение. Кассационным определением Верховного Суда Российской Федерации от 15 сентября 2009 года приговор в отношении С.А.В, Т.А.В, З.В.И. отменен, дело направлено на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания. 3 ноября 2009 года Постановлением Верховного Суда Удмуртской Республики уголовное дело было возвращено прокурору, но кассационным определением Верховного Суда Российской Федерации от 24 декабря 2009 года постановление отменено, дело направлено на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания. 5 февраля 2010 года в судебном заседании предварительного слушания государственный обвинитель в соответствии с ч. 5 ст. 236 и п. 3 ч. 8 ст. 246 УПК РФ изменил предъявленное обвиняемым С.А.В., Т.А.В., З.В.И., обвинение в части квалификации и переквалификации действий. С.А.В. с ч. 3 ст. 30, п.п. «а, в, г» ч. 4 ст. 290 УК РФ на ч. 3 ст.. «б» ч. 3 ст. 159 УК РФ; Т.А.В. с ч. 3 ст. 30, п.п. «а, в, г» ч. 4 ст. 290 УК РФ на ч. 3 ст.30 п. «б» ч. 3 ст. 159 УК РФ; З.В.И. с ч. 3 ст. 30, п.п. «а, в, г» ч. 4 ст. 290 УК РФ на ч. 3 ст.30 п. «б» ч. 3 ст. 159 УК РФ. В связи с тем, что согласно ч. 2 ст. 31 УПК РФ уголовное дело о преступлении, предусмотренном ч. 3 ст. 159 УК РФ подсудно районному суду, постановлением судьи Верховного Суда Удмуртской Республики от 5 февраля 2010 года уголовное дело в отношении С.А.В., Т.А.В, и З.В.И. по итогам предварительного слушания направлено в Сарапульский городской суд УР для рассмотрения по существу. Приговором Сарапульского городского суда от 9 ноября 2010 года С.А.В. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст.30, п. «в» ч. 2 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года) и ему назначено наказание с применением ст. 64 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 1 год 11 месяцев. Т.А.В. был признан виновным в совершении преступления предусмотренного ст. ст. 33 ч. 5, ст.30 ч. 3, п. «в» ч. 2 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года), назначено наказание с применением ст. 64 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 1 год 9 месяцев. В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ С.А.В, Т.А.В. от назначенного наказания освобождены в виду истечения сроков давности уголовного преследования. Постановлением Сарапульского городского суда Удмуртской Республики от 10 сентября 2010 года уголовное дело в отношении З.В.И. прекращено за истечением сроков давности уголовного преследования (Дело №1-185/2010).

2. Для принятия судами судебных решений, идентичных, ранее отмененных судебных решений после направления Президиумом Верховного Суда Российской Федерации послужили следующие нарушения Конвенции и Протоколов к ней.

2.1. В постановлении по делу «Крестовский против России» от 28 октября 2010 года Европейский Суд признал нарушение властями п.1 ст.6 Конвенции.
Обстоятельства дела: уголовное дело Верховного Суда Удмуртской Республики в отношении К.В.В. было рассмотрено в закрытом судебном заседании в помещении следственного изолятора г.Ижевска. Европейский Суд установил нарушение п.1 ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с отсутствием публичного рассмотрения судом первой инстанции уголовного дела. В соответствии с подпунктом «б» п.2 ч.4 ст.413 УПК РФ производство по уголовному делу в порядке, установленном главой 49 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, было возобновлено ввиду новых обстоятельств. В последующем уголовное дело в отношении К.В.В. было рассмотрено в открытом судебном заседании. Принято судебное решение, содержание которого идентично ранее вынесенному приговору, та же квалификация содеянного преступления. Наказание в виде лишения свободы К.В.В. назначено меньше, чем по предыдущему приговору.

2.2. Для принятия Сарапульским городским судом Удмуртской Республики судебного решения, идентичного, ранее отмененному судебному решению после направления Президиумом Верховного Суда Российской Федерации послужили следующие нарушения Конвенции и Протоколов к ней.
Обстоятельства дела: Заявитель, проживающий в Республике Удмуртия, жаловался на нарушение его права на подготовку защиты в связи с тем, что суд второй инстанции при рассмотрении его кассационной жалобы переквалифицировал – без предварительного уведомления о содержании нового обвинения – вмененное ему судом первой инстанции уголовное деяние с покушения на получение взятки на мошенничество.
Решением Европейского Суда по правам человека от 25 сентября 2008 года установлены нарушения пунктов 1 и 3 подпункты «a» и «b» статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, допущенные судом кассационной инстанции при рассмотрении уголовного дела в отношении С.А.В.
Европейский Суд указал, что используя свое неоспоримое право на переквалификацию фактов, находящихся в его юрисдикции, кассационный суд должен был предоставить заявителю достаточную возможность для исполнения его права на защиту по вопросам попытки (покушения) на мошенничество практичным и эффективным способом в соответствующее время. Однако этого сделано не было.
Суд заключил, что право заявителя на детальную информацию о природе обвинения против него и право на получение достаточного времени для подготовки к защите были нарушены.
Согласно п. 2 ч. 4 ст. 413 УПК РФ, установленное Европейским Судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом Российской Федерации уголовного дела послужило основанием для возобновления производства по делу ввиду новых обстоятельств.
Содержание данной статьи согласовано с заместителем Председателя Верховного Суда Удмуртской Республики Никулиным А.Л.

Помощник судьи Верховного Суда
Удмуртской Республики
Ковалева Оксана Ильинична