Особый порядок судебного разбирательства требует особого внимания (О применении главы 40 УПК РФ судами Курской области )

Особый порядок судебного разбирательства
требует особого внимания
(О применении главы 40 УПК РФ судами
Курской области )

Нормы десятого раздела УПК РФ, составной частью которого является глава 40, регулируют особый порядок судебного разбирательства, имеют положительное значение в уголовно-процессуальном законодательстве и не первый год применяются судами Курской области.
Глава 40 УПК РФ устанавливает, что если наказание не превышает 10 лет лишения свободы, если подсудимый согласен с предъявленным ему обвинением, если на проведение особого порядка судебного разбирательства согласны и государственный обвинитель, и потерпевший, -тогда суд без судебного следствия вправе постановить обвинительный приговор.
После введения в действие уголовно-процессуального кодекса РФ его сороковая глава вызывает у судей повышенное внимание.

В данной главе УПК прописаны основания особого порядка судебного разбирательства, порядок заявления ходатайства о таком разбирательстве, проведения судебного заседания, постановления приговора и пределы его обжалования.
Впервые в законе предусмотрен упрощенный порядок рассмотрения уголовного дела – без судебного следствия. Это значительно сокращает время судебного разбирательства при увеличивающемся количестве уголовных дел, рассматриваемых в судах первой инстанции.
Насколько прижились в судах нормы сороковой главы УПК в судах области, свидетельствуют следующие данные.
В 2005 году в судах всех уровней в особом порядке постановлено 1369 приговоров, что составляет 23,8 процента от их общего числа. Это больше, чем в 2004 году почти в два раза.
Наиболее активно особый порядок применялся в Поныровском районном суде, где из 72-х рассмотренных в 2005 году уголовных дел приговоры постановлены в таком порядке по 42-м делам, что составляет почти 60 процентов.
От 55 до 30 процентов уголовных дел рассмотрено в особом порядке в Советском, Пристенском, Обоянском, Конышевском, Солнцевском районных судах.
Большое количество дел по таким правилам рассматривалось мировыми судьями Черимисиновского (91%), Золотухинского (66%), Советском (60%), Щигровского №1(50%), Октябрьского (44%), Обоянского (38%) судебных участков.
Из 3989 обвинительных приговоров в районных судах постановлено в особом порядке 793, что составляет 19,8 %. Мировыми судьями соответственно –1755 и 576 приговоров или 32,8%. Для примера, в среднем, по России в районных судах более 22 процентов, а в мировых судах около 26 процентов приговоров выносится в особом порядке.
Некоторые районные суды (Медвенский) не рассматривали дела в особом порядке или рассмотрели от 2 до 8 дел (Большесолдатский, Горшеченский, Дмитриевский, Курчатовский, Тимский, Хомутовский, Черемисиновский, Щигровский). Не выносили решения в порядке главы 40 мировые судьи Дмитриевского, Курского, Курчатовского, Хомутовского районов и большинство судей судебных участков Центрального округа г. Курска.
По изученным делам видно, что судебный процесс в таком порядке длится, как правило, от одного до полутора часов, с учетом времени в совещательной комнате и оглашения приговора, что важно для судов, где повышенная нагрузка по уголовным делам, например, Горшеченский районный, Дмитриевский, Мантуровский, Курчатовские судебные участки.
В основном, судами области дела в особом порядке рассмотрены по ст.ст. 112, 157, 158, 161, 228 УК РФ. Из них дел частного обвинения, возбужденных прокурором, следователем и рассмотренных мировыми судьями — 25.
Наказание судами при особом порядке назначалось, в основном, (около 80 процентов) в виде лишения свободы с испытательным сроком.
Как правило, по всем проверенным уголовным делам органы предварительного следствия выполняли требования ст.ст. 217-218 УПК РФ о разъяснении обвиняемому его права на рассмотрение дела в особом порядке и отражении в протоколе такого желания.
По делам частного обвинения, возбужденным прокурором, и по другим уголовным делам, где проводится дознание, нередко такое право обвиняемому ошибочно разъяснялось при выполнении требований ст. 225 УПК РФ со ссылкой на ст. 217 УПК, регулирующую порядок не дознания, а предварительного следствия, что не является нарушением норм УПК, но ставит под сомнение форму предварительного расследования.
За рассматриваемый период особый порядок не применялся в судах по делам частного обвинения, возбуждаемым путем подачи потерпевшим заявления мировому судье.
В случаях, когда обвиняемый изъявлял желание рассмотреть дело по правилам особого порядка, на стадии предварительного следствия ему предлагалось оформить свое желание путем подачи письменного ходатайства об этом на имя суда, которое с уголовным делом направлялось в суд. Так поступали органы обвинения в Железногорском, Октябрьском, Поныровском, Советском районах, что не противоречит требованиям закона.
Однако значительная часть судей назначали судебное заседание в особом порядке судебного разбирательства на основании одной только записи обвиняемого о его желании воспользоваться таким правом в протоколе об ознакомлении с материалами дела (ст.ст.217, 218 УПК РФ). Такой подход к применению закона верным признать нельзя.
В то же время некоторые районные суды практиковали рассмотрение дел в особом порядке по ходатайствам подсудимых, заявленных уже непосредственно в подготовительной части судебного заседания, хотя при ознакомлении с материалами дела они об этом не заявляли (Касторенский, Ленинский, Пристенский районные суды).
Как же надо поступать судьям в таком случае? Является ли желание обвиняемого обязательным для судьи? Следует ли назначать судебное заседание на основании высказанного обвиняемым желания ходатайствовать об особом порядке? Требовать ли письменного ходатайства обвиняемого до поступления дела в суд или дать возможность ходатайствовать об особом порядке непосредственно в суде? И когда рассматривать ходатайство об особом порядке?
Думается, что если выбор формы судопроизводства (ст.217 УПК) в установленных законом случаях (в составе трех судей, с участием присяжных заседателей или судьей единолично) является личным волеизъявлением обвиняемого, и он обязателен для суда, то порядок судебного разбирательства, заявленный обвиняемым (в нашем случае — особый) без учета мнения государственного обвинителя и потерпевшего определять нельзя. Поэтому такое желание (ходатайство) обвиняемого на досудебной стадии на момент назначения судебного заседания не является обязательным для судьи.
Кроме того, заявленное обвиняемым в ходе ознакомления с материалами дела (ст.217 УПК) желание об особом порядке, ходатайством как таковым не является и только на основании такого желания назначать судебное заседание в особом порядке нельзя. Не должно быть назначено судебное заседание в особом порядке и при наличии письменного ходатайства обвиняемого.
Статья 315 УПК предусматривает порядок заявления ходатайства, как обвиняемым так и подсудимым, т.е. и на стадии следствия и в суде. Однако разрешаться оно должно только судом и только с учетом мнения государственного обвинителя и потерпевшего.
Видимо, будет правильным, если судья (несмотря на наличии в деле желания или ходатайства об особом порядке разбирательства заявленного обвиняемым до назначения судебного заседания) назначит судебное заседание в общем порядке, как того требует ст. 231 УПК РФ, которая не предусматривает, как и глава 40 УПК, возможность назначения заседания в особом порядке.
Также является правильным и заявление подсудимым ходатайства об особом порядке непосредственно в подготовительной части судебного заседания.
Ходатайство, заявленное в суде, не противоречит УПК, не нарушает прав подсудимого на применение к нему более мягкого наказания и прав потерпевшего в судебном заседании.
Свое согласие или несогласие с ходатайством подсудимого потерпевший может реально высказать только в судебном заседании в его подготовительной части. До этой стадии судебного разбирательства потерпевший не знает о наличии ходатайства подсудимого о применении главы 40 УПК, и не может реально высказать свое мнение по нему. Ведь он, согласно ст. 216 УПК РФ, знакомится с материалами уголовного дела до того, как обвиняемому разъяснят право на особый порядок.
Поэтому в судебном заседании, в его подготовительной части, в порядке ст. 271 УПК РФ, следует рассмотреть ранее заявленное обвиняемым или непосредственно в настоящем процессе – подсудимым, ходатайство об особом порядке разбирательства.
В таком случае судья должен действовать в соответствие с ч.ч. 3,4 ст. 316 УПК РФ.
А именно: после оглашения ходатайства председательствующий начинает его рассмотрение с предложения государственному обвинителю изложить обвинительное заключение, а по уголовным делам частного обвинения – изложить обвинение частному обвинителю. После чего судья выясняет, понятно ли подсудимому обвинение, согласен ли он с ним и поддерживает ли заявленное ходатайство, заявлено ли оно добровольно и после консультации с защитником, осознает ли он последствия о постановлении приговора в указанном порядке. Затем судья заслушивает мнение о ходатайстве государственного обвинителя и потерпевшего.
Предложенный вариант соответствует требованию ст. 316 УПК РФ, где содержится ссылка на рассмотрение дела в особом порядке с применением главы 36 Кодекса, регулирующей порядок проведения подготовительной части судебного заседания — той части, когда заявляются и разрешаются ходатайства.
Тот факт, что судья начинает рассмотрение ходатайства об особом порядке с предложения государственному обвинителю изложить обвинительное заключение, а не объявляет о начале судебного следствия, как того требует общий порядок судебного разбирательства, уже свидетельствует об особом порядке судебного разбирательства.
Следовательно, независимо от наличия желания или ходатайства обвиняемого на стадии предварительного следствия об особом порядке, судья должен назначать судебное заседание в общем порядке. Тем самым соблюдается общий порядок назначения судебного заседания и проведения подготовительной его части, предусмотренный ст. 231 и главой 36 УПК РФ. К тому же надо отметить, что ни в упомянутой статье, ни в главе 40 УПК нет указания на возможность назначения судьей судебного заседания в особом порядке.
Нередко судьи при рассмотрении ходатайства подсудимого в судебном заседании, не выясняли у него вопросы, влияющие на законность решения принимаемого судьей по ходатайству.
Так, судьи не всегда уточняли и не отражали в протоколе судебного заседания, согласен ли подсудимый с содержанием обвинительного заключения или обвинительного акта, в том числе:
с фактическими обстоятельствами совершения им каждого из преступлений,
с формой вины и мотивами преступления,
с юридической оценкой содеянного,
с отягчающими наказание обстоятельствами,
с характером и размером вреда,
с требованиями, изложенными в гражданском иске.
Далее. После выяснения мнения государственного обвинителя и потерпевшего по заявленному и поддержанному в суде ходатайству подсудимого о рассмотрении дела в особом порядке, судья должен его немедленно разрешить (ст.121 УПК РФ), т.е. вынести постановление об удовлетворении или отказе в его удовлетворении.
В любом случае надо отказывать в удовлетворении ходатайства об особом порядке, (в т.ч. по инициативе судьи – ст. 316 ч.6 УПК, когда он может поставить на разрешение вопрос о прекращении особого порядка) и рассматривать дело в общем, если:
за преступление, в котором обвиняется лицо, предусмотрено наказание свыше 10 лет лишения свободы;
преступление совершено в несовершеннолетнем возрасте или лицом с физическими или психическими недостатками и в силу этого не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту;
подсудимый, в установленном порядке, отказался в суде от защитника;
подсудимый отказался поддержать свое ходатайство об особом порядке или не согласен с предъявленным обвинением
нарушен закон при заявлении подсудимым ходатайства и по другим указанным в ч.6 ст. 316 УПК, основаниям;
если есть основания для переквалификации содеянного, изменения объема обвинения или размера иска.
Случалось, в особом порядке суды действия подсудимого квалифицировали по другой статье или части статьи УК, чем ему предъявлялось обвинение (Рыльский, Советский районные суды). Однако большинство судов правильно практиковало прекращение особого порядка и рассмотрение дела в общем.
Не могли найти правильного решения судьи в том случае, когда необходимо было изменить квалификацию содеянного в сторону смягчения, а гособвинитель и сторона защиты об этом не ходатайствовали. Тогда суды ошибочно выносили обвинительные приговоры по предъявленному обвинению (Глушковский, Касторенский районные суды).
Тут нельзя согласится с теми, кто считает так, если государственный обвинитель ошибочно поддерживает обвинение в суде, то даже при наличии оснований для переквалификации содеянного на более мягкую статью УК, суд по своей инициативе не прекращает особый порядок, а должен выносить приговор по предъявленному обвинению.
В таком случае приговор не будет соответствовать ст. 297 УПК о законности, обоснованности и справедливости. Не будет он согласовываться и с положениями, изложенными в Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ст.6), что правосудие по своей сути может признаваться таковым лишь при условии, если оно отвечает требованиям справедливости и гарантирует эффективное восстановление в правах.
При изучении судебной практики встречались случаи, когда судьи не выясняли обстоятельства, изложенные в ч.4 ст. 316 УПК РФ, в части добровольности заявления ходатайства и осознания подсудимым последствий постановления приговора в особом порядке. Данное требование закона является обязательным для судьи.
С учетом соблюдения изложенных выше условий, суд постановляет об удовлетворении заявленного ходатайства и проведении судебного разбирательства в особом порядке, после чего продолжает заседание, действуя согласно частей 5,7,8,9 ст.316 УПК РФ.
УПК не содержит однозначного ответа о порядке вынесения постановления – протокольно или в совещательной комнате.
Наличие большого объема вопросов, требующих анализа и проверки при разрешении ходатайства обвиняемого(подсудимого), предполагает необходимость вынесения мотивированного постановления суда в совещательной комнате, независимо от того, удовлетворяется или нет ходатайство.
Одновременно с отказом в ходатайстве, некоторые судьи области выносили постановление о прекращении начатого заседания и вторым пунктом назначали судебное заседание в общем порядке, указывая о дате, времени заседания, вызове лиц по списку при обвинительном заключении. Дата назначалась, как правило, по согласию сторон, меньше чем за пять дней или в тот же день, что не противоречит ч.4 ст. 231 УПК.
В назначенный день заседание судьи начинали с начала.
Нарушение в 2005 году требований сороковой главы EGR в районных судах области повлекло отмену 16 из 29 обжалованных приговоров постановленных в особом порядке.
Ошибки допускались районными судами при применении норм процессуального и материального закона.
Так, в нарушение разъяснений Пленума Верховного суда РФ от 5 марта 2004 года в особом порядке постановлены в отношении несовершеннолетних по одному приговору в Большесолдатском, Глушковском и Конышовском судах и четыре – в Октябрьском районном суде.
Как правило, в судебном заседании все судьи разъясняли подсудимому и потерпевшему права, предусмотренные соответственно ст.ст. 42 и 47 УПК РФ, однако последствия применения особого порядка и пределы обжалования приговора (ст.ст. 316 и 317 УПК) сторонам не доводились. Этим нарушалось требование ст.15 УПК РФ, возлагающей на суды обязанность по созданию необходимых условий для осуществления предоставленных сторонам прав.
Ряд судов практиковали рассмотрение дел в отсутствие потерпевшего или без выяснения его согласия на особый порядок разбирательства (Касторенский, Кировский, Конышовский, Ленинский, Октябрьский, Поныровский, Пристенский, Рыльский, Солнцевский, Суджанский), что нарушало права потерпевшего.
В Горшеченском районном и мировом судах при неявке потерпевшего судьи прекращали особый порядок судебного разбирательства и дело рассматривали в общем порядке. Такой подход к рассмотрению дел является неверным, т.к. нарушается право подсудимого на применение к нему более мягкого наказания за содеянное. И произвольно лишать его предоставленного права, из-за неявки потерпевшего суд не может.

В особом порядке разбирательства некоторые судьи фактически проводили судебное следствие, объявляя о его начале, другие – после изложения обвинения государственным обвинителем допрашивали подсудимого и потерпевшего об обстоятельствах совершения преступления, выясняли у них вопросы по существу обвинения, третьи — не проводили судебное следствие, но председательствующий объявлял о его окончании (Глушковский, Ленинский, Поныровский районные суды).
В приговоре суды ссылались как на доказательства вины подсудимого, на его показания и показания потерпевших, свидетелей и материалы дела (Железногорский), указывали на то, что суд проверил материалы дела, хотя в действительности этого не делал и был не вправе проверять доказательства ((Ленинский, Октябрьский). Этим они нарушали требование ч.1 ст.316 УПК.
Некоторые судьи забывали, что при особом порядке отсутствует возможность не только возобновления, но и проведения судебного следствия.
Не разобравшись с уголовным делом, где действия подсудимого следует переквалифицировать, уменьшить объем обвинения, размер ущерба или гражданского иска, после выслушивания прений сторон, они удалялись в совещательную комнату, а по возвращению, или после прений, возобновляли судебное следствие, чем грубо нарушали нормы сороковой главы УПК.
После выслушивания прений, при необходимости переквалифицировать действия подсудимого, следует не возобновлять следствие, а ставить на разрешение вопрос о прекращении особого порядка и выносить об этом постановление, с тем, чтобы рассмотреть дело в общем порядке.

В тоже время в судебном заседании суды не всегда исследовали данные, характеризующие подсудимого (Железногорский, Конышовский, Кировский, Обоянский, Рыльский, Солнцевский районные суды), а после выяснения обстоятельств, при которых подсудимым было заявлено ходатайство об особом порядке, в нарушение ч.5 ст.316 УПК, непосредственно переходили к прениям сторон.
Из анализа уголовных дел видно, что определенные трудности у судей вызывает рассмотрение ходатайства потерпевшего о примирении с подсудимым, когда выясняется его мнение об особом порядке судебного разбирательства. Некоторые, в нарушение норм главы 40 УПК РФ о постановлении только обвинительного приговора, прекращали уголовные дела (Горшеченский, Глушковский, Пристенский, Черемисиновский районные суды).
Что делать в таком случае?
Ответ содержится в постановлении Пленума ВС РФ от 5 марта 2004 года. Надо прекратить особый порядок и назначить рассмотрение в общем порядке.
У судей возникали вопросы при рассмотрении в апелляционном порядке жалоб на приговоры, постановленные мировым судьей в особом порядке.
Тут действуют общие правила. Дело рассматривается только в порядке главы УПК. И если мировым судьей нарушены нормы особого порядка, права осужденного, потерпевшего, дело рассмотрено в отсутствие защитника, неверной является квалификация содеянного, изменен размер гражданского иска и др., дело должно быть рассмотрено в общем порядке. Апелляционная инстанция особый порядок рассмотрения дел не предусматривает.

В практике судов встречались трудности, когда ответ на возникающий вопрос в нормах главы 40 УПК не содержался.
Например, заявление ходатайства об особом порядке одним из подсудимых, когда трое остальных не об этом не ходатайствовали; когда рассмотрение ходатайства об особом порядке рассматривалось в ходе предварительного слушания, проводимого по другим основаниям; когда явка потерпевшего невозможна, при наличии ходатайства подсудимого об особом порядке; когда исчислялся срок наказания с учетом ст.ст. 62, 66 УК РФ и ч.7 ст.316 УПК РФ.
В таких случаях суды принимали решения, которые в явное противоречие с законодательством не вступали.
Анализ приведенных в справке ошибок допущенных судами свидетельствует о необходимости постоянного изучения судьями соответствующих норм УПК РФ и повышения ответственности при осуществлении правосудия.