Обзор судебной практики по уголовным делам 2013

Судебная практика по уголовным делам
(По данным судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда)

I. Вопросы квалификации
Судебная коллегия не согласилась с выводами суда первой инстанции о наличии в действиях осужденного умысла на убийство.

Определение СК по уголовным делам Омского областного суда от 22.11.2012 года № 22-4476
(извлечение).

Приговором районного суда г. Омска от 23.08.2012 г. Ш. осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 7 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Согласно приговору Ш. признан виновным и осужден за умышленное убийство А., совершенное в ночь с 31.12.2011 на 01.01.2012 г.

В судебном заседании осужденный Ш. вину признал частично. В кассационной жалобе указал, что находился в состоянии обороны, не превысил ее пределы. Потерпевший напал на него, замахиваясь острым предметом, нанося ему удары, от которых ему пришлось отскакивать и уворачиваться. В приговоре суд описал лишь факт конфликта между ним и погибшим, а предшествующие события не учел и не оценил. Его показания судом практически также не учитывались при постановлении приговора.
В кассационной жалобе адвокат в интересах осужденного также выразил несогласие с приговором суда. Указала, что судом неправильно применен уголовный закон в части квалификации действий Ш., который находился в состоянии необходимой обороны, а вина его по ст. 105 ч. 1 УК РФ объективно не установлена.
Судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда, изучив материалы дела и доводы кассационных жалоб, указала следующее.
Делая вывод о виновности Ш. в совершении преступления, суд основывался на доказательствах, исследованных в судебном заседании.
В подтверждение вины осужденного суд сослался на показания свидетелей Б., С., Ж., эксперта М., а также показания самого осужденного.
В судебном заседании установлено, что инициатором конфликта был погибший, он первым нанес удары свидетелям Б. и С.
В ходе предварительного следствия и в судебном заседании свидетели Б. и С. подтвердили, что в течение всего вечера погибший А. неоднократно затевал конфликты, вел себя неадекватно, кричал, что всех убьет, размахивал ножом, наносил удары Б., и ножом порезал С. После чего Ш. оттащил А. от С. и выбил из руки нож.
Из показаний свидетеля Ж. следует, что во время застолья А. постоянно затевал ссоры, угрожал, что поубивает всех, доставал и демонстрировал нож.
Сам осужденный Ш. пояснил, что во время застолья А. неоднократно бил С. и Б. Когда А. вновь набросился на Б., а потом на С., разнять их не получилось, так как А. стал гораздо активнее, поэтому он побежал к Ж. домой и позвал на помощь. Когда вернулся, увидел, как А. ножом 2 раза ударил С. в плечо и грудь. Он обхватил А., а Б. забрал нож. Оказывая помощь С., у которого шла кровь, он услышал крик Б. о помощи. Он открыл дверь, из коридора забежал Б., а за ним шел А., которому он нанес 2 удара ножом, так как тот был агрессивен и шел на него. Кроме того пояснял, что А. также и ему наносил удары.
Показания Б, Ш., С. и Ж. соответствуют выводам судебно-медицинской экспертизы о том, что у С. действительно обнаружены телесные повреждения в области плечевого сустава, правой лопатки, раны груди.
Согласно заключению эксперта у Ш. также обнаружены телесные повреждения в виде ушибов мягких тканей лица в области плечевого сустава, правого плеча, подлопаточной области, левого предплечья и ссадины-царапины в области правой кисти.
Согласно ст. 37 УК РФ не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, т. е. при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо непосредственной угрозой применения такого насилия.
Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, т. е. умышленных действий, явно не соответствующих характеру и степени посягательства.
Таким образом, совокупность исследованных судом доказательств свидетельствует о том, что со стороны А. в отношении С., Б. и Ш. имело место быть общественно опасное посягательство и со стороны Ш. защита от нападения А.
Вместе с тем, судебная коллегия полагала, что со стороны Ш. имело место превышение пределов необходимой обороны. Оборонявшийся Ш. прибегнул к защите от посягательства А. – нанеся тому два удара ножом в область груди, т. е. таким способами и средствами, применение которых явно на тот момент уже не вызывалось характером и опасностью посягательства. Данный вывод основан на совокупности обстоятельств, установленных по делу.
В связи с этим, судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда доводы, изложенные в жалобах осужденного и его защитника в части того, что действовал Ш. в состоянии необходимой обороны, признала не состоятельными и оснований для прекращения уголовного дела в соответствии со ст. 37 УК РФ не усмотрела.
Существенных нарушений уголовно-процессуального закона при расследовании уголовного дела и судебном разбирательстве, которые могли бы повлечь отмену приговора, допущено не было.
На основании изложенного приговор районного суда от 23.08.2012 г. был изменен: действия Ш. переквалифицированы с ч. 1 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 108 УК РФ, назначено наказание в виде исправительных работ сроком на 1 год 10 месяцев с удержанием в доход государства 15% из заработной платы. Осужденный Ш. был освобожден из-под стражи в зале суда. В соответствии с требованиями ст. 72 УК РФ время содержания Ш. под стражей в период предварительного расследования и судебного разбирательства засчитано в срок отбывания наказания в виде исправительных работ. От назначенного наказания Ш. был освобожден в связи с его отбытием.

По смыслу уголовного закона отсутствует состояние необходимой обороны либо её превышение, когда лицо в ответ на действия потерпевшего, не создающего угрозу его жизни или здоровью, причиняет ему тяжкий вред здоровью или смерть.

Определение СК по уголовным делам Омского областного суда от 10.01.2013 года №22-45
(извлечение).

Приговором районного суда г. Омска от 30.11.2012 г. Р. осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 7 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
Согласно приговору Р. признан виновным и осужден за убийство при следующих обстоятельствах.
14.08.2012 г., в период времени с 22 до 24 часов, Р. в ходе ссоры, на почве личных неприязненных отношений, умышленно, с целью причинения смерти нанес своему брату Р.А. не менее 6 ударов кулаком по лицу, не менее трех ударов в область груди, после чего ударил его ножом в область груди. По заключению судебно-медицинской экспертизы Р.А. были причинены телесные повреждения в виде одного проникающего колото-резаного ранения груди справа с повреждением правого легкого, перикарда, нижней полой вены, квалифицирующееся как причинившее тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, повлекшее смерть.
В судебном заседании Р. вину признал частично.
В кассационной жалобе осужденный просил переквалифицировать его действия на ч.1 ст. 108 УК РФ, так как умысла на убийство брата у него не было. Брата убил случайно, в состоянии обороны от его действий, который первым напал на него с табуретом и нанес удар по голове. Ссылается на показания свидетеля Б., которая охарактеризовала потерпевшего с отрицательной стороны, как лицо, злоупотребляющее спиртными напитками.
Обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда оставила приговор районного суда г. Омска без изменения, а кассационную жалобу осужденного без удовлетворения, указав следующее.
Вывод суда о виновности Р. в совершении преступлении основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре, которым суд дал надлежащую правовую оценку.
Вина Р. в убийстве брата подтверждается как его собственными признательными показаниями о том, что в ходе ссоры со своим братом он нанес ему один удар ножом в область груди; так и показаниями свидетелей А., И., которым Р. рассказал об убийстве брата; заключением судебно-медицинской экспертизы трупа о характере, локализации и степени тяжести телесных повреждения и другими доказательствами.
Доводы Р. о причинении телесных повреждений во время обороны своего подтверждения не нашли. Как было установлено в судебном заседании, между братьями Р. часто возникали конфликты. Со слов Р., в тот день между ними также возник конфликт, после которого брат взял табурет и ударил его по голове. В ответ он нанес брату несколько ударов кулаком по голове и телу, а затем во время обоюдной драки взял нож и ударил брата в грудь.
Удар табуретом по голове, по мнению судебной коллегии, угрозы для жизни и здоровья Р. не создавал, о чём свидетельствует заключение судебно-медицинского эксперта о наличии у Р. кровоподтёка в области лба, который вреда здоровью не причинил. Последовавшие за этим умышленные действия Р. по применению ножа к состоянию необходимой обороны отнесены быть не могли. Р. ударил брата ножом не в состоянии необходимой обороны, а со злости, из мести. Обстоятельства дела свидетельствуют о том, что применение ножа необходимостью не вызывалось. В связи с чем суд первой инстанции правильно сделал вывод о совершении Р. убийства, о чем свидетельствует и орудие совершения преступления, и локализация нанесения удара. Нанося удар ножом в грудь, Р. не мог не осознавать, что последствием его действий может явиться смерть.
Таким образом, нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, судом допущено не было, в связи с чем приговор районного суда в отношении Р. оставлен без изменения.

II.Назначение наказания
При назначении наказания осужденному применению подлежали как правила ч. 1 ст. 62 УК РФ, так и ч.7 ст. 316 УПК РФ.

Определение СК по уголовным делам Омского областного суда от 07.02.2013 года №22-392
(извлечение).

Приговором районного суда г. Омска от 14.12.2012 г. Е. осужден по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы.
Судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда изменила приговор по доводам кассационного представления, указав следующее.
По ходатайству Е. дело было рассмотрено в особом порядке. На основании п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ суд признал смягчающим наказание осужденного обстоятельством активное способствование раскрытию преступления, не установив при этом отягчающих по делу обстоятельств.
В соответствии с ч. 7 ст. 316 УПК РФ и ч. 5 ст. 62 УК РФ при рассмотрении уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства наказание не может превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.
Согласно ч. 1 ст. 62 УК РФ в редакции ФЗ от 29.06.2009 г. при наличии смягчающего обстоятельства, предусмотренного п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной частью УК.
Таким образом, по смыслу закона при наличии оснований, предусмотренных ч. 1 ст. 62 УК РФ, наказание виновному назначается по правилам как этой статьи, так и ч. 7 ст. 316 УПК РФ.
Суд, назначая наказание Е., не учел вышеуказанных положений закона, в соответствии с которыми наказание по данной статье не могло превышать 1 года 4 месяцев лишения свободы.
Приговор районного суда г. Омска от 14.12.2012г. изменен: наказание Е. по ч. 1 ст. 228 УК РФ снижено до 1 года 2 месяцев лишения свободы.

Несовершеннолетней осужденной суд назначил наказание без учета требований ст. 88 УК РФ.
Определение СК по уголовным делам Омского областного суда от 07.02.2013 года №22-390
(извлечение).
Приговором районного суда г. Омска от 11.12.2012 г. П. осуждена по п. «а,г» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 1 году лишения свободы без штрафа и ограничения свободы, по ч. 1 ст. 161 УК РФ к обязательным работам на срок 200 часов. В силу ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 1 год 10 дней лишения свободы. На основании ст. 73 УК РФ наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 1 год с возложением обязанностей не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, регулярно являться на регистрационные отметки, продолжить обучение.
В кассационном представлении, государственный обвинитель просил отменить приговор суда в связи с неправильным применением уголовного закона при назначении наказания, указал, что суд, назначив несовершеннолетней П. наказание в виде обязательных работ на срок свыше 160 часов, нарушил требования ст. 88 УК РФ.
Проверив материалы дела, судебная коллегия указала, что назначая наказание П. в виде обязательных работ на срок 200 часов, суд оставил без внимания положения ч. 3 ст. 88 УК РФ, согласно которым обязательные работы несовершеннолетнему назначаются на срок от 40 до 160 часов. В связи с чем судебная коллегия изменила приговор районного суда: снизила наказание в виде обязательных работ до 80 часов, а окончательное наказание, назначенное по совокупности преступлений, до 1 года 5 дней лишения свободы.

Нарушение правил ч. 3 ст. 50 УК РФ и п. 4 ч. 1 ст. 308 УПК РФ повлекло отмену апелляционного постановления районного суда.
Определение СК по уголовным делам Омского областного суда от 28.03.2013 года №22-872
(извлечение).
Приговором мирового судьи судебного участка ЦАО г. Омска от 28.12.2012 г. Н. осуждена по ч. 1 ст. 159 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ, в соответствии со ст. 70 УК РФ окончательное наказание подсудимой назначено по совокупности приговоров путем частичного присоединения неотбытой части наказания по предыдущему приговору районного суда г. Омска от 06.09.2012 г. в виде лишения свободы сроком на 5 лет 1 месяц в исправительной колонии общего режима.
Апелляционным постановлением районного суда г. Омска от 04.02.2013 года приговор мирового судьи оставлен без изменения.
В кассационной жалобе осужденная выразила несогласие с приговором мирового судьи и постановлением суда, просила суд при назначении наказания применить ст. 73 УК РФ, а также учесть тот факт, что с потерпевшей она примирилась.
В кассационном представлении прокурор ставил вопрос об отмене приговора в отношении осужденной Н., в связи с тем, что приговор не отвечает принципам законности и справедливости, так как в нарушении ч. 3 ст. 50 УК РФ наказание по ч. 1 ст. 159 УК РФ фактически не назначено и соответственно несправедливо назначено окончательное наказание по совокупности приговоров.
Проверив материалы дела, судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда отменила обжалуемое постановление судьи, в определении указала следующее.
Согласно ст. 50 УК РФ исправительные работы устанавливаются на срок от двух месяцев до двух лет, из заработной платы осужденного к исправительным работам производятся удержания в доход государства в размере, установленном приговором суда, в пределах от 5 до 20 процентов.
Назначая Н. наказание по ч. 1 ст. 159 УК РФ в виде исправительных работ, мировой судья в нарушении ч. 3 ст. 50 УК РФ, п. 4 ч. 1 ст. 308 УПК РФ не указал процент удержания в доход государства из заработка осужденной, в связи с чем наказание считается фактически не назначенным, соответственно незаконно и несправедливо назначено окончательное наказание по совокупности приговоров.
Допущенные судом нарушения повлекли отмену апелляционного постановления районного суда г. Омска от 04.02.2013 с направлением дела на новое рассмотрение.

В связи с неправильным применением правил ст. 73 УК РФ осужденному изменили меру пресечения на заключение под стражу.
Определение СК по уголовным делам Омского областного суда от 27.06.2013 года №22-1673
(извлечение).
Приговором районного суда г. Омска от 05.04.2013 г. Б. осужден по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 3 годам лишения свободы. На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 3 года, с возложением обязанностей не менять постоянного места жительства и места работы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного.
В апелляционном представлении государственный обвинитель полагала, что судом неправильно применен уголовный закон, назначено несправедливое наказания по причине его чрезмерной мягкости, необоснованно применена ст. 73 УК РФ.
Судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда, изучив материалы дела и доводы апелляционного представления, указала следующее.
Судом первой инстанции Б. при определении условного осуждения к лишению свободы назначено несправедливое, вследствие чрезмерной мягкости, наказание, которое не соответствует характеру и степени общественной опасности совершенного преступления, кроме того, при его назначении судом были нарушены требования п. «в» ч. 1 ст. 73 УК РФ.
Б. совершено преступление повышенной опасности с применением ножа, в квартире потерпевшего. При таких обстоятельствах назначение условной меры наказания является несправедливым вследствие чрезмерной мягкости, не соответствует целям и задачам уголовного наказания.
Кроме того, Б. имея непогашенную судимость за совершение тяжкого преступления, вновь совершил тяжкое преступление. В силу ч. 2 ст. 18 УК РФ в его действиях усматривается опасный рецидив.
Вместе с тем, согласно требованиям ст. 73 УК РФ условное осуждение не может быть применено при опасном рецидиве преступлений.
Судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор изменила: по ч. 1 ст. 111 УК РФ Б. назначено наказание в виде 2 (двух) лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Мера пресечения Б. изменена на заключение под стражу.
Если лицо, совершившее тяжкое или особо тяжкое преступление в несовершеннолетнем возрасте, на момент постановления приговора достигло совершеннолетия, ему следует назначить отбывание наказания в исправительной колонии общего режима.

Определение СК по уголовным делам Омского областного суда от 19.03.2013 года №22-798
(извлечение)

Приговором районного суда г. Омска от 22.01.2013 г. К. осужден по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 1 году лишения свободы. В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ ему отменено условное осуждение по приговору от 27.06.2012 года. На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения к назначенному наказанию неотбытого наказания по приговору от 27.06.2012 года окончательно определено 5 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.
Судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда изменила приговор по доводам апелляционного представления, указав следующее.
Согласно п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 14 от 12.11.2001 года «О практике назначения судами видов исправительных учреждений», если лицо, совершившее тяжкое или особо тяжкое преступление в несовершеннолетнем возрасте, на момент постановления приговора достигло совершеннолетия, ему следует назначить отбывание наказания в исправительной колонии общего режима.
Из материалов уголовного дела следует, что К. имеет судимость по приговору от 27.06.2012 года за особо тяжкое преступление, совершенное в несовершеннолетнем возрасте. Условное осуждение отменено, окончательное наказание назначено по правилам ст. 70 УК РФ. К моменту вынесения обжалуемого приговора осужденный достиг совершеннолетия в связи с чем, отбывание наказания ему необходимо определить в исправительной колонии общего режима с учетом тяжести как преступления, совершенного им в период испытательного срока, так и преступления, за совершение которого было назначено лишение свободы условно.
Приговор районного суда г. Омска от 22 января 2013 г. изменен: постановлено назначить К. в качестве вида исправительного учреждения исправительную колонию общего режима. Избрать в отношении К. меру пресечения в виде заключения под стражу.

III.Процессуальные вопросы
В соответствии со п. 10 ст. 175 уголовно-исполнительного кодекса РФ, в случае отказа суда в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, повторное внесение в суд соответствующего ходатайства или представления может иметь место не ранее чем по истечении шести месяцев со дня вынесения постановления суда об отказе.

Определение СК по уголовным делам Омского областного суда от 26.03.2013 года №22-932
(извлечение).

Адвокат Н. обратился в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении от дальнейшего отбытия наказания осужденного С.
Постановлением районного суда г. Омска от 24.01.2013 года ходатайство адвоката оставлено без удовлетворения.
Судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда отменила постановление суда, указав следующее.
В соответствии со п. 10 ст. 175 УИК РФ, в случае отказа суда в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, повторное внесение в суд соответствующего ходатайства или представления может иметь место не ранее чем по истечении шести месяцев со дня вынесения постановления суда об отказе.
В силу п. 16 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 апреля 2009 г. N 8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания», судья, установив, что осужденный, которому судом было отказано в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, обратился с повторным ходатайством ранее срока, установленного частью 10 статьи 175 УИК РФ, выносит постановление об отказе в принятии ходатайства и возвращает его осужденному.
Так, постановлением районного суда от 18.06.2012 г. отказано в условно-досрочном освобождении С.
Защитник осужденного, адвокат Н. обратился в суд с повторным ходатайством об условно-досрочном освобождении С. – 04.12.2012 г., т.е. ранее предусмотренного п. 10 ст. 175 УИК РФ, срока.
В связи с чем, судебная коллегия Омского областного суда производство по названному ходатайству прекратила.

Согласно ч. 2 ст. 260 УПК РФ замечания на протокол судебного заседания рассматриваются председательствующим по делу.

Определение СК по уголовным делам Омского областного суда от 24.01.2013 года №22-254
(извлечение)

Приговором районного суда г. Омска от 15.11.2012 г. И. осужден по п. «а» ч. 2 ст. 161, ч. 1 ст. 161 УК РФ.
06.12.2012 г. на протокол судебного заседания осужденным И. поданы замечания, которые постановлением судьи Т. от 14.12.2012 г. частично удостоверены.
В кассационной жалобе осужденный И. выразил несогласие с приговором суда, указав, в том числе на то, что в протоколе судебного заседания не полно отражен ход судебного следствия. Отмечал, что в протоколе отсутствуют вопросы, которые были заданы им потерпевшим, кроме того искажен смысл ответов на другие поставленные вопросы. Просил судебную коллегию отменить постановленное судьей решение.
Судебная коллегия отменила постановление судьи, производство по делу прекратила, указав следующее.
Согласно ч. 2 ст. 260 УПК РФ замечания на протокол судебного заседания рассматриваются председательствующим по делу незамедлительно. Кроме того, в необходимых случаях председательствующий вправе вызвать лиц, подавших замечания, для уточнения их содержания.
Между тем, как следует из материалов дела, замечания, поданные осужденным И. 06.12.2012 г. рассмотрены не судьей В. – председательствующим по уголовному делу, а судьей Т., которая отношения к данному уголовному делу не имеет, и не в день подачи таких замечаний, а значительно позже 14.12.2012 г., что противоречит положениям ст. 260 УПК РФ.

Ходатайство начальника уголовно-исполнительной инспекции рассмотрено с нарушением норм уголовно-процессуального закона.

Определение СК по уголовным делам Омского областного суда от 18.04.2013 года №22-1083
(извлечение).

12.02.2013 г. районный суд г. Омска удовлетворил представление начальника филиала по ЛАО г. Омска ФКУ УИИ УФСИН России по Омской области об отмене условного осуждения Л. и исполнении наказания, назначенного приговором районного суда г. Омска.
В апелляционной жалобе осужденная Л. выразила несогласие с судебным решением, указав, что не могла посещать уголовно-исполнительную инспекцию по уважительным причинам, кроме того получила повестку о рассмотрении ходатайства в день судебного заседания, в связи с чем не успела приехать в процесс.
Судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда отменила обжалуемое постановление, поскольку в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции были допущены нарушения уголовно-процессуального законодательства, неустранимые в суде апелляционной инстанции.
В обоснование своих выводов судебная коллегия указала, что судом первой инстанции вопреки требованиям ст. 227 УПК РФ, постановление о назначении судебного заседания не выносилось. В материалах дела отсутствует какая-либо информация, свидетельствующая об извещении сторон, о дате, времени и месте рассмотрения представления уголовно-исполнительной инспекции.
Кроме того, согласно ст. 6 Федерального Закона от 31 мая 2002 года № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», адвокат не вправе занимать по делу позицию вопреки воле доверителя. Согласно ст. 7 указанного закона, адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы своего доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами.
В нарушение указанных требований Федерального Закона, в судебном заседании, которое проводилось в отсутствие осужденной Л., адвокат, защищающая права последней, по существу вопроса свое мнение не выразила, права и интересы осужденной Л. не отстаивала, оставив разрешение вопроса об отмене условного осуждения и направлении Л. в места лишения свободы для дальнейшего отбытия наказания, на усмотрение суда, что является существенным нарушением права на защиту.
Таким образом, постановление районного суда в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального законодательства отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.

Судом первой инстанции нарушено право потерпевшего на непосредственное участие в судебном заседании.

Определение СК по уголовным делам Омского областного суда от 28.03.2013 года №22К-903
(извлечение)

С. обратилась в районный суд г. Омска в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ, с жалобой на постановление следователя СО по КАО г. Омска СУ СК РФ по Омской области о возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 303 УК РФ. Постановлением суда жалоба С. удовлетворена.
В апелляционном представлении помощник прокурора просил постановление отменить, выразил несогласие с выводами постановления, кроме того указал на нарушение судом процессуальных прав потерпевших, которые о времени рассмотрения жалобы С. не извещались.
В апелляционной жалобе потерпевший А. указал на то, что он признан потерпевшим по уголовному делу, т.е. является заинтересованным лицом, однако не был извещен судом о месте, дате и времени рассмотрения жалобы, чем были нарушены его права.
Судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда отменила обжалуемое постановление на основании ч.1 ст. 389.17 УПК РФ ввиду существенного нарушения уголовно-процессуального закона, которое путем лишения прав участников уголовного судопроизводства могло повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.
Согласно положениям, предусмотренным ч.3 ст. 125 УПК РФ, судья проверяет законность и обоснованность решений следователя с участием иных лиц, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым решением.
Как видно из постановления о возбуждении уголовного дела, поводом для возбуждения дела послужило заявление А., который позднее признан потерпевшим.
Однако при назначении жалобы к рассмотрению суд не распорядился об извещении заинтересованного лица о времени и месте рассмотрения жалобы С. и рассмотрел жалобу в отсутствии А., лишив его тем самым права привести свои доводы и возражения на жалобу заявителя.
Поскольку нарушение прав потерпевшего на участие в суде первой инстанции не может быть устранено судом апелляционной инстанции, судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда отменила постановление судьи и жалобу направила на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе, указав, что при новом рассмотрении жалобы суду следует вынести решение с соблюдением прав всех участников и заинтересованных сторон, принять во внимание доводы обеих сторон, а также положения п.14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 10.02.2009, рекомендующие переделы рассмотрения жалобы на постановление о возбуждении уголовного дела.

Статья 48 Конституции РФ гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи.
Определение СК по уголовным делам Омского областного суда от 18.04.2013 года №22-1280
(извлечение).
Т. обратился в районный суд г. Омска с ходатайством об условно-досрочном освобождении. Постановлением от 28.05.2012 г. в удовлетворении заявленного ходатайства было отказано.
В кассационной жалобе осужденный Т. выразил несогласие с постановлением суда, указал, что было нарушено его право на защиту, поскольку не обеспечено участие защитника, просил постановление об отказе в условно-досрочном освобождении отменить.
В соответствии с положениями, предусмотренными п. 1 ч. 1 ст. 51 УПК РФ участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если подозреваемый, обвиняемый не отказался от защитника в порядке, установленном ст. 52 УПК РФ.
Согласно ст. 52 УПК РФ отказ от защитника допускается только по инициативе подозреваемого или обвиняемого и заявляется в письменном виде.
Статья 48 Конституции РФ также гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи.
По смыслу правовых позиций, изложенных Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 26 декабря 2003 года N 20-П и Определении от 8 февраля 2007 года N 257-О-П, Конституция Российской Федерации определяет начальный, но не конечный момент осуществления обвиняемым права на помощь адвоката (защитника), поэтому оно должно обеспечиваться обвиняемому на всех стадиях уголовного процесса, в том числе при исполнении приговора.
В соответствии с ч. 4 ст. 399 УПК РФ осужденный может осуществлять свои права с помощью адвоката.
Как видно из ходатайства об условно-досрочном освобождении осужденный Т. не заявлял о своем отказе от помощи защитника. Не выразил он такой отказ и в любой другой письменной форме. Не обсудил этот вопрос суд и в судебном заседании при рассмотрении ходатайства осужденного по существу.
Согласно п. 4 ч. 2 ст. 381 УПК РФ основанием для отмены судебного решения в любом случае являются нарушения, выразившиеся в рассмотрении ходатайства осужденного без участия защитника, когда его участие является обязательным.
Судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда указала, что допущенное нарушение уголовно-процессуального закона является существенным и влечет отмену постановления с направлением дела на новое рассмотрение, при котором суду первой инстанции надлежит рассмотреть ходатайство осужденного в полном объеме и вынести законное, справедливое и мотивированное решение.