Обзор судебной практики по применению судебного штрафа (глава 15.2 Уголовного кодекса Российской Федерации)

УТВЕРЖДЕН
Президиумом Верховного Суда
Республики Мордовия
8 июня 2017 года

О Б З О Р
судебной практики по применению судебного штрафа
(глава 15.2 Уголовного кодекса Российской Федерации)

В связи с принятием Федерального закона от 3 июля 2016 г. № 323-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности», вступившего в силу 15 июля 2016 г., введено новое основание освобождения от уголовной ответственности (уголовного преследования) – в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа.

В соответствии с планом работы Верховного Суда Республики Мордовия на первое полугодие 2017 года изучена практика применения судами главы 15.2 УК РФ положений закона, связанных с назначением судебного штрафа.
Как показал настоящий обзор, в Республике Мордовия новый вид уголовно-правового воздействия фактически не используется. За первые пять с половиной месяцев действия новой нормы (с 15 июля по 31 декабря 2016 года), а также за первый квартал 2017 года районные суды Республики Мордовия вынесли лишь 14 решений об освобождении от уголовной ответственности в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа, что, безусловно, свидетельствует о необходимости расширить применение данного института.
Так, за указанный период положения статьи 25.1 УПК РФ и статьи 76.2 УК РФ применялись лишь пятью судами Республики Мордовия, а именно:
1. Большеберезниковским районным судом Республики Мордовия по 1 уголовному делу:
№ 1-29/2016 в отношении К-на А.Н. и К-ной Л.Н.;
2. Зубово-Полянским районным судом Республики Мордовия по 1 уголовному делу:
№ 1-15/2017 в отношении К-ва А.О.;
3. Ленинским районным судом г. Саранска Республики Мордовия по 4 уголовным делам:
№ 1-199/2016 в отношении З-на А.В., Х-ва А.М., Б-ва В.К., К-ва О.В., Н-на Р.Р., П-на А.В.,
№ 1-211/2016 в отношении Л-на А.В., Ю-на С.В., П-на А.А.,
№ 1-274/2016 в отношении В-ва А.Е.,
№ 1-289/2016 в отношении А-на А.Н.;
4. Ромодановским районным судом Республики Мордовия по 3 уголовным делам:
№ 1-35/2016 в отношении К-ва С.С.,
№ 1-68/2016 в отношении Л-ва М.Н.,
№ 1-69/2016 в отношении С-ва А.А.;
5. Чамзинским районным судом Республики Мордовия по 5 уголовным делам:
№ 1-96/2016 в отношении И-на А.И.,
№ 1-98/2016 в отношении Г-на В.С.,
№ 1-14/2017 в отношении М-ва С.М.,
№ 1-15/2017 в отношении К-ва С.А.,
№ 1-29/2016 в отношении А-ва А.Ш., Д-ва Е.В., Ч-ва С.В., М-ва А.М., К-ва Р.В., Б-на А.А., Б-ва В.М., Б-ва М.М., М-ва А.Ф., М-на Ю.А.

Основания прекратить уголовное дело или уголовное преследование с назначением лицу меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа предусмотрены в статье 25.1 УПК РФ, в силу положений которой суд по собственной инициативе или по результатам рассмотрения ходатайства, поданного следователем с согласия руководителя следственного органа либо дознавателем с согласия прокурора, в случаях, предусмотренных статьей 76.2 УК РФ, вправе принять такое решение в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, если это лицо возместило ущерб или иным образом загладило причиненный преступлением вред.
Кроме того, указанные основания дополнены положениями статьи 76.2 УК РФ, устанавливающей, что лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено судом от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа в случае, если оно возместило ущерб или иным образом загладило причиненный преступлением вред.
Таким образом, исходя из требований вышеприведенных норм, лицо может быть освобождено судом от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа при наличии 3-х указанных в этих статьях материально-правовых условий:
— лицо совершило преступление небольшой или средней тяжести,
— лицо впервые совершило преступление указанных категорий,
— лицо возместило ущерб или иным образом загладило причиненный преступлением вред.

Дифференцирование категорий преступлений, в зависимости от характера и степени общественной опасности деяния, закреплено в статье 15 УК РФ. Согласно ей, преступлениями небольшой тяжести являются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает трех лет лишения свободы, а преступлениями средней тяжести признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает пяти лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание превышает три года лишения свободы.

Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации, изложенным в пункте 2 постановления от 27 июня 2013 г. № 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности» (далее по тексту постановление Пленума), впервые совершившим преступление следует считать, в частности, лицо:
а) совершившее одно или несколько преступлений (вне зависимости от квалификации их по одной статье, части статьи или нескольким статьям УК РФ), ни за одно из которых оно ранее не было осуждено;
б) в отношении которого предыдущий приговор на момент совершения нового преступления не вступил в законную силу;
в) в отношении которого предыдущий приговор на момент совершения нового преступления вступил в законную силу, но ко времени его совершения имело место одно из обстоятельств, аннулирующих правовые последствия привлечения лица к уголовной ответственности (например, освобождение лица от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности исполнения предыдущего обвинительного приговора, снятие или погашение судимости);
г) в отношении которого предыдущий приговор вступил в законную силу, но на момент судебного разбирательства устранена преступность деяния, за которое лицо было осуждено;
д) которое ранее было освобождено от уголовной ответственности.

Таким образом, постановление Пленума признает таковыми лиц, юридически не имеющих судимости.
Как показывает практика, в основном затруднений или ошибок с пониманием и применением первых двух условий у судов не возникает.

Несколько сложнее обстоит дело с применением такого условия, как возмещение лицом ущерба или иным образом заглаживание причиненного преступлением вреда.
В силу разъяснений вышеуказанного постановления Пленума (пункт 2.1), под ущербом следует понимать имущественный вред, который может быть возмещен в натуре (в частности, путем предоставления имущества взамен утраченного, ремонта или исправления поврежденного имущества), в денежной форме (например, возмещение стоимости утраченного или поврежденного имущества, расходов на лечение) и т.д.
Под заглаживанием вреда понимается имущественная, в том числе денежная, компенсация морального вреда, оказание какой-либо помощи потерпевшему, принесение ему извинений, а также принятие иных мер, направленных на восстановление нарушенных в результате преступления прав потерпевшего, законных интересов личности, общества и государства.
Способы возмещения ущерба и заглаживания вреда должны носить законный характер и не ущемлять права третьих лиц. Кроме того, возмещение ущерба и (или) заглаживание вреда могут быть произведены не только лицом, совершившим преступление, но и по его просьбе (с его согласия) другими лицами.
Поскольку формулировка статьи отражена именно с союзом «или» (возместило ущерб или иным образом загладило причиненный преступлением вред), то каждое из этих действий является самостоятельным основанием для освобождения от уголовной ответственности.
Вместе с тем, обещания, а также различного рода обязательства лица, совершившего преступление, возместить ущерб или загладить вред в будущем не являются обстоятельствами, дающими основание для освобождения этого лица от уголовной ответственности.
Однако на практике возникают вопросы о возможности применения судебного штрафа и в тех случаях, когда в результате совершения преступления ущерб (вред) фактически не причинен (например, при покушении на преступление). Здесь, видимо, следует исходить из того, что любое преступление небольшой или средней тяжести причиняет охраняемым уголовным законом общественным отношениям тот или иной вред. Ведь вред выражается не только в последствиях для здоровья человека (физический вред), ущербе имуществу гражданина, организации или государства (имущественный вред), нарушении прав граждан и организаций (моральный вред), но и в ущербе окружающей среде, информационному пространству, общественному порядку, безопасности дорожного движения и т.д.
И если исходить из такого понимания вреда, причиняемого преступлением небольшой или средней тяжести, вышеприведенное постановление Пленума содержит далеко не исчерпывающий перечень возможных способов заглаживания вреда.
Кроме того, встают вопросы и насчет того, возможно ли загладить вред и каким способом за такие деяния, как, например, преступления против государственной власти, причиняющие вред непосредственно интересам государства. Поскольку, если в таких случаях освобождение от уголовной ответственности недопустимо, это может приводить к ограничению прав подозреваемых или обвиняемых ходатайствовать перед судом о прекращении в отношении них уголовного дела с назначением судебного штрафа.
Учитывая, что в постановлении Пленума нет разъяснений о возможности применить судебный штраф по преступлениям с формальным составом и неоконченным преступлениям, интересным примером представляется уголовное дело № 1-98/2016 в отношении Г-на В.С. (Чамзинский районный суд Республики Мордовия), обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных частями 1 и 2 статьи 273 УК РФ, то есть в использовании и распространении компьютерной программы, заведомо предназначенной для несанкционированных модификации и копирования компьютерной информации, из корыстной заинтересованности.
В данном случае суд пошел по пути возможности освободить от уголовной ответственности обвиняемого на основании статьи 76.2 УК РФ, несмотря на то, что состав вменявшегося ему преступления формальный – он не только не предусматривает наступление каких-либо последствий, но и не предполагает возможные варианты возмещения ущерба или заглаживания вреда в силу отсутствия таковых. К тому же потерпевшее по делу лицо отсутствует, а виновное лицо в силу объективных причин не имеет реальной возможности проявить свое позитивное посткриминальное поведение как одно из условий прекращения дела с назначением судебного штрафа. При том, что и следователь в направленном в суд ходатайстве о прекращении уголовного преследования прямо указал, что преступными действиями Г-на В.С. ущерб или вред кому-либо не причинен.
В любом случае, окончательные ответы на эти проблемные вопросы могут быть даны лишь по прошествии определенного времени – после наработки соответствующей судебной практики.
Тем не менее, по каждому поступившему ходатайству о возможности применения судебного штрафа суд не освобожден от обязанности разрешить его с учетом конкретных обстоятельств, в том числе характера причиненного данным преступлением вреда и принятых подозреваемым (обвиняемым) мер к его заглаживанию, и, при наличии к тому оснований, в том числе, отказать в его удовлетворении.
Так, при рассмотрении Ленинским районным судом г. Саранска Республики Мордовия уголовного дела в отношении Г-на Р.А., К-ва А.С. и Л-ва А.А. (приговор постановлен 16 ноября 2016 года), обвиняемых в совершении ряда краж чужого имущества, суд отказал в удовлетворении заявленного в ходе судебного заседания ходатайства о применении положений закона об освобождении от уголовной ответственности в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа. Решение мотивировано тем, что подсудимые не принимали никаких мер к заглаживанию причиненного ущерба, а обнаружение и изъятие сотрудниками полиции похищенного имущества из багажника автомобиля, принадлежащего одному из подсудимых, при задержании последних не может быть расценено как возмещение причиненного преступлением вреда.

Следует отметить, что сам порядок прекращения уголовного дела или уголовного преследования, с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа, регламентирован главой 51.1 УПК РФ, которая закрепляет два момента в принятии судом такого рода решений:
1. На досудебной стадии – по результатам рассмотрения ходатайства, поданного следователем с согласия руководителя следственного органа либо дознавателем с согласия прокурора, в порядке статьи 446.2 УПК РФ. При этом в пункте 25.4 постановления Пленума рекомендовано рассматривать такие ходатайств в порядке части 6 статьи 108 УПК РФ.
2. На стадии судебного производства – по уголовному делу в порядке статьи 446.3 УПК РФ, если основание освобождения от уголовной ответственности, предусмотренное статьей 76.2 УК РФ, будет установлено в ходе предварительного слушания или судебного разбирательства по делу, поступившему в суд с обвинительным заключением, обвинительным актом или обвинительным постановлением, что прямо предусмотрено пунктом 25.7 постановления Пленума.

На досудебной стадии, по ходатайствам следователей за исследуемый период суды вынесли постановления о прекращении по следующим 9 уголовным делам:
— № 1-98/2016, рассмотренному Чамзинским районным судом Республики Мордовия в отношении Г-на В.С., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 273 и частью 2 статьи 273 УК РФ, с назначением судебного штрафа в размере 20 000 рублей;
— № 1-274/2016, рассмотренному Ленинским районным судом г. Саранска Республики Мордовия в отношении В-ва А.Е., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 159.2 УК РФ, с назначением судебного штрафа в размере 10 000 рублей;
— № 1-96/2016, рассмотренному Чамзинским районным судом Республики Мордовия в отношении И-на А.И., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 160 УК РФ, с назначением судебного штрафа в размере 20 000 рублей;
— № 1-29/2016, рассмотренному Большеберезниковским районным судом Республики Мордовия в отношении К-на А.Н. и К-ной Л.Н., обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 159.2 УК РФ, с назначением судебного штрафа каждому в размере 30 000 рублей;
— № 1-211/2016, рассмотренному Ленинским районным судом г. Саранска Республики Мордовия в отношении П-на А.А., Ю-на С.В., Л-на А.В., обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 159.5 УК РФ, с назначением судебного штрафа каждому в размере 30 000 рублей;
— № 1-14/2017, рассмотренному Ленинским районным судом г. Саранска Республики Мордовия в отношении М-ва С.М., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 160 УК РФ, с назначением судебного штрафа в размере 20 000 рублей;
— № 1-289/2016, рассмотренному Ленинским районным судом г. Саранска Республики Мордовия в отношении А-на А.Н., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 159 УК РФ, с назначением судебного штрафа в размере 50 000 рублей;
— № 1-15/2017, рассмотренному Ромодановским районным судом Республики Мордовия в отношении К-ва С.А., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 161 УК РФ, с назначением судебного штрафа в размере 5 000 рублей;
— № 1-29/2017, рассмотренному Чамзинским районным судом Республики Мордовия в отношении М-ва А.Ф., Ч-ва С.В., А-ва А.Ш., Б-ва В.М., Б-на А.А., Д-ва А.В., К-ва Р.В., М-на Ю.А., М-ва А.М., Б-ва М.М., подозреваемых и обвиняемых в совершении шести преступлений, предусмотренных частью 5 статьи 33, частью 2 статьи 160 УК РФ, с назначением судебного штрафа каждому в размере от 20 000 до 25 000 рублей.

В ходе судебного разбирательства за указанный период районные суды Республики Мордовия вынесли 5 постановлений о прекращении следующих уголовных дел:
— № 1-15/2017, рассмотренное Зубово-Полянским районным судом Республики Мордовия в отношении К-ва А.О., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 264 УК РФ, с назначением ему меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в размере 150 000 рублей;
— № 1-199/2016, рассмотренное Ленинским районным судом г. Саранска Республики Мордовия в отношении З-на А.В., Х-ва А.М., Б-ва В.К., К-ва О.В., Н-на Р.Р., П-на А.В., обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 159.5 УК РФ, с назначением им меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа, в отношении З-на А.В. в размере 130 000 рублей, в отношении Х-ва А.М. в размере 70 000 рублей, в отношении К-ва О.В. в размере 30 000 рублей, в отношении Н-на Р.Р. в размере 30 000 рублей, в отношении П-на А.В. в размере 30 000 рублей;
— № 1-69/2016, рассмотренное Ромодановским районным судом Республики Мордовия в отношении С-ва А.А., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 167 УК РФ, с назначением ему меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в размере 15 000 рублей;
— № 1-35/2016, рассмотренное Ромодановским районным судом Республики Мордовия в отношении К-ва С.С., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного пунктом «б» части 2 статьи 158 УК РФ, с назначением ему меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в размере 5 000 рублей;
— № 1-68/2016, рассмотренное Ромодановским районным судом Республики Мордовия в отношении Л-ва М.Н., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного пунктом «а» части 1 статьи 213 УК РФ, с назначением ему меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в размере 20 000 рублей.

Поскольку в пункте 25.1 постановления Пленума сказано, что в случае уголовного преследования нескольких подозреваемых или обвиняемых, в отношении каждого из которых имеются основания для назначения судебного штрафа, ходатайство должно быть заявлено применительно к каждому из таких лиц. Следовательно, и вопрос о возмещении причиненного материального ущерба также должен быть рассмотрен судом индивидуально в отношении каждого подозреваемого или обвиняемого в соучастии лица.
Вместе с тем, по уголовным делам № 1-29/2016 в отношении К-на А.Н. и К-ной Л.Н (Большеберезниковский районный суд Республики Мордовия), № 1-29/2017 в отношении М-ва А.Ф., Ч-ва С.В., А-ва А.Ш., Б-ва В.М., Б-на А.А., Д-ва А.В., К-ва Р.В., М-на Ю.А., М-ва А.М., Б-ва М.М. (Чамзинский районный суд Республики Мордовия), № 1-199/2016 в отношении З-на А.В., Х-ва А.М., Б-ва В.К., К-ва О.В., Н-на Р.Р., П-на А.В. (Ленинский районный суд г. Саранска Республики Мордовия), то есть по каждому из названных дел в отношении двух и более лиц, суды вынесли лишь одно постановление об освобождении от наказания в связи с назначением судебного штрафа.
Как видно из материалов уголовного дела № 1-211/2016 в отношении Л-на А.В., Ю-на С.В., П-на А.А. (Ленинский районный суд г. Саранска Республики Мордовия), в описательно-мотивировочной части постановлений суд отразил, что обвиняемые солидарно, в полном объеме возместили причиненный ими в результате совершения преступления материальный ущерб путем внесения в кассу денежной суммы. Тогда как из материалов следует, что обвиняемые вносили денежные средства индивидуально, в разные даты и в различных суммах.
Более того, в указанных выше отдельных постановлениях о прекращении уголовного дела в отношении Л-на А.В., Ю-на С.В. и П-на А.А. суд в их резолютивных частях сослался на отказ в удовлетворении гражданского иска потерпевшего – ПАО СК «Росгосстрах», при том, что в заявлении последнего, имеющемся в представленном следователем материале, говорится о полном возмещении ущерба и согласии на применение судом положений закона о судебном штрафе. То есть по факту заявленного ходатайства гражданский иск потерпевшего ПАО СК «Росгосстрах» уже не мог являться предметом рассмотрения суда, поскольку производство по нему при изложенных обстоятельствах следовало прекратить.
Аналогичную ошибку, связанную с разрешением вопроса по гражданскому иску потерпевшей К-вой Н.А., тот же суд допустил по уголовному делу № 1-289/2016 в отношении обвиняемого А-на А.Н.

Помимо этого, в вынесенных постановлениях не всегда конкретизированы выводы суда о принятых подозреваемым (обвиняемым) мерах по заглаживанию вреда.
Так, по уголовному делу № 1-35/2016 в отношении К-ва С.С. (Ромодановский районный суд Республики Мордовия) суд, удовлетворив ходатайство об освобождении подсудимого от уголовной ответственности, в описательно-мотивировочной части постановления указал лишь на полное возмещение потерпевшему причиненного ущерба, без конкретного способа и размера такого возмещения и ссылок на листы дела. Тогда как материалы уголовного дела не содержат каких-либо письменных документов, подтверждающих возмещение подсудимым К-вым С.С. ущерба и отсутствие у потерпевшего претензий материального характера.
По уголовному делу № 1-15/2017 в отношении К-ва А.О. (Зубово-Полянский районный суд Республики Мордовия), обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 264 УК РФ, то есть в нарушении лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности смерть человека, вынесено постановление о прекращении уголовного дела и назначении судебного штрафа только на основании заявления потерпевшей Н-ной Е.Н. о возмещении ей ущерба и отсутствии у нее претензий, также без выяснения способа и размера возмещения вреда, причиненного ей преступлением.
Тем более что в данном случае освобождение от уголовной ответственности хотя и представляется возможным, но с учетом, в том числе ценности нарушенного преступлением объекта уголовно-правовой охраны, характера и тяжести причиненного вреда, то есть исходя из тех обстоятельств, что преступление повлекло неустранимые последствия, невосполнимый вред, а потому ущерб, причиненный конкретному потерпевшему, не всегда исчерпывает весь объем вреда, наступившего от преступного деяния.

При причинении потерпевшему неимущественного вреда способ и размер его возмещения должны быть приемлемыми для потерпевшего, а его мнение учтено и отражено в решении суда.
Примером может служить уголовное дело № 1-68/2016 в отношении Л-ва М.Н. (Ромодановский районный суд Республики Мордовия), обвиняемого в совершении преступления с формальным составом, предусмотренного пунктом «а» части 1 статьи 213 УК РФ, которое считается оконченным с момента совершения хулиганских действий независимо от наступления общественно опасных последствий.
В данном случае признанный в установленном законом порядке потерпевшим М-в М.М. в своем заявлении, адресованном суду, подтвердил, что имущественного ущерба преступлением ему не причинено, моральный вред в размере 3 000 рублей возмещен в полном объеме и претензий к подсудимому Л-ву М.Н. он не имеет. В судебном заседании потерпевший полностью подтвердил отсутствие у него претензий и не возражал против прекращения уголовного дела в отношении Л-ва М.Н. на основании статьи 25.1 УПК РФ и статьи 76.2 УК РФ.

Несмотря на то, что действующее уголовное законодательство прямо не предусматривает возможность и порядок назначения единого судебного штрафа при совершении лицом нескольких преступлений небольшой и (или) средней тяжести, думается, что освобождение от уголовной ответственности на основании статьи 25.1 УПК РФ и статьи 76.2 УК РФ возможно и в таких случаях, свидетельством чего является складывающаяся судебная практика.
Так, по уголовному делу в отношении Г-на В.С. (Чамзинский районный суд Республики Мордовия), обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 273 и частью 2 статьи 273 УК РФ, то есть по двум составам, суд, рассмотрев ходатайство следователя об освобождении указанного лица от уголовной ответственности, принял решение по уголовному делу в целом, а не отдельно по каждому совершенному преступлению, обоснованно исходя из того обстоятельства, что судебный штраф является не наказанием, а иной мерой уголовно-правового характера, а потому назначается применительно не к преступлению, а к лицу, совершившему преступления.
Поэтому, видимо, следует согласиться, что данная мера уголовно-правового характера должна быть единой по уголовному делу. Другое дело, что механизм исчисления размера судебного штрафа при множественности преступлений на данный момент действительно законодателем пока не регламентирован.

Исходя из положений части 2 статьи 446.2 УПК РФ, постановление следователя, согласованное с руководителем следственного органа, либо постановление дознавателя, согласованное с прокурором, о возбуждении перед судом ходатайства о прекращении уголовного дела или уголовного преследования в отношении подозреваемого или обвиняемого и назначении ему меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа направляется в суд вместе со всеми материалами уголовного дела.
При этом в названном постановлении должны быть изложены: описание преступного деяния, в совершении которого лицо подозревается или обвиняется, с указанием пункта, части, статьи УК РФ; доказательства, подтверждающие выдвинутое подозрение или предъявленное обвинение; основание для прекращения судом уголовного дела или уголовного преследования и назначения подозреваемому, обвиняемому меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа; указание о согласии подозреваемого, обвиняемого на прекращение уголовного дела или уголовного преследования по основанию, предусмотренному статьей 25.1 УПК РФ.
В данном случае предусмотренное постановлением Пленума требование относительно заявления следователем такого рода ходатайств самостоятельно к каждому из лиц отдельно (при наличии нескольких подозреваемых или обвиняемых по делу) судами полностью соблюдено.
В то же время из представленных материалов уголовных дел № 1-29/2016 в отношении К-на А.Н. и К-ной Л.Н. (Большеберезниковский районный суд Республики Мордовия), № 1-29/2016 в отношении А-ва А.Ш., Д-ва Е.В., Ч-ва С.В., М-ва А.М., К-ва Р.В., Б-на А.А., Б-ва В.М., Б-ва М.М., М-ва А.Ф., М-на Ю.А. (Чамзинский районный суд Республики Мордовия), № 1-199/2016 в отношении З-на А.В., Х-ва А.М., Б-ва В.К., К-ва О.В., Н-на Р.Р., П-на А.В. (Ленинский районный суд г. Саранска Республики Мордовия), № 1-289/2016 в отношении А-на А.Н. (Ленинский районный суд г. Саранска Республики Мордовия) следует, что следователи в адресованных суду ходатайствах вопрос о согласии обвиняемого на прекращение уголовного преследования по данному основанию не отражали, несмотря на имеющиеся в соответствующих материалах отдельные заявления, в которых обвиняемые просили применить положения об освобождении от наказания в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа, указывая на разъяснение им последствий такого прекращения.

Требования к содержанию постановления судьи об удовлетворении ходатайства о прекращении уголовного дела или уголовного преследования и назначении лицу меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа установлены пунктом 25.6 постановления Пленума, закрепляющим, что в описательно-мотивировочной части указанного постановления должны быть, в частности, приведены: описание преступного деяния, в совершении которого лицо подозревается или обвиняется, с указанием пункта, части, статьи УК РФ; вывод о том, что выдвинутое в отношении лица подозрение или предъявленное лицу обвинение подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу; обстоятельства, свидетельствующие о наличии предусмотренного статьей 25.1 УПК РФ основания для прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования; указание о согласии подозреваемого, обвиняемого на прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования по данному основанию; обстоятельства, учитываемые судом при определении размера судебного штрафа (часть 2 статьи 104.5 УК РФ).

В силу положений статьи 104.4 УК РФ, судебный штраф есть денежное взыскание, назначаемое судом при освобождении лица от уголовной ответственности, размер которого не может превышать половину максимального размера штрафа, предусмотренного санкцией той статьи УК РФ, по которой лицо подлежит привлечению к уголовной ответственности, а если штраф не предусмотрен санкцией этой статьи, его размер не может быть более 250 000 рублей. При этом минимальный размер судебного штрафа, в отличие от размера штрафа как одного из видов уголовного наказания, не установлен.
Конкретную сумму подлежащего уплате штрафа суд определяет в каждом конкретном случае индивидуально, с учетом тяжести совершенного преступления, имущественного положения самого освобождаемого от уголовной ответственности лица и возможности получения им заработной платы или иного дохода, а также имущественного положения его семьи.
Очевидно, что за совершение преступления небольшой тяжести судебный штраф должен быть меньше, чем за совершение преступления средней тяжести, но в любом случае он должен являться эффективной мерой уголовно-правового воздействия в отношении непосредственно самого обвиняемого (подозреваемого) с минимально негативными последствиями для его семьи.
Как правило, выяснение этого вопроса, исходя из протоколов судебных заседаний, происходит формально, без выяснения конкретных материальных возможностей подсудимых, последствий назначения штрафа для их семей; в судебных постановлениях изложенные обстоятельства мотивируются недостаточно полно.
Так, по уголовному делу в отношении того же Г-на В.С., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 273 и частью 2 статьи 273 УК РФ, рассмотренному Чамзинским районным судом Республики Мордовия, подсудимому назначен судебный штраф в сумме 20 000 рублей, при том что последний является сиротой, студентом 2 курса ГБПОУ РМ «Атяшевский аграрный техникум» и находится под опекой. В ходе судебного заседания вопрос о материальных возможностях подсудимого должным образом не обсуждался, сама возможность оплаты им судебного штрафа и источник доходов подсудимого не выяснялись.

Как следует из требований, установленных частью 2 статьи 27 УПК РФ, решение о прекращении уголовного преследования по основаниям, предусмотренным, в том числе, статьей 25.1 УПК РФ, может быть принято судом лишь при условии, что подозреваемый или обвиняемый против этого не возражает.
В пункте 21 постановления Пленума также содержится требование к судам о необходимости разъяснять лицу его право возражать против прекращения уголовного дела по указанному основанию, юридические последствия прекращения дела, а также выяснять, согласно ли оно на прекращение уголовного дела, поскольку названное основание освобождения от уголовной ответственности не является реабилитирующим. Обращено внимание судов и на необходимость отражать в соответствующем судебном решении мнение обвиняемого (подсудимого) по данному вопросу (согласие либо несогласие).
Исходя из анализа судебной практики, можно сделать вывод, что данное требование суды соблюдали, и освобождение от уголовной ответственности в связи с назначением судебного штрафа происходило в судебном заседании именно после заявленных обвиняемым (подсудимым) либо их защитниками соответствующих ходатайств.
Вместе с тем, практически по всем делам в описательно-мотивировочной части постановления суды ссылались на полное признание обвиняемым вины в содеянном.
Однако, ни уголовный, ни уголовно-процессуальный законы не содержат прямого указания на то, что для освобождения лица от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа необходимо, чтобы оно признало свою вину или согласилось с выдвинутым подозрением либо предъявленным обвинением. Следовательно, при решении вопроса о назначении судебного штрафа суд не обязан выяснять, согласен обвиняемый с предъявленным обвинением (а подозреваемый с выдвинутым подозрением) или нет, а также признает ли он свою вину или нет.
Но в то же время, исходя из рекомендаций пункта 25.6 постановления Пленума, в описательно-мотивировочной части постановления об удовлетворении ходатайства о применении судебного штрафа суд, наряду с другими, прямо предусмотренными данным положением обстоятельствами, должен сделать вывод и о том, что выдвинутое в отношении лица подозрение или предъявленное лицу обвинение обоснованно и подтверждается собранными по уголовному делу доказательствами.
В резолютивной части судебного постановления должны быть приведены: основание прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования; пункт, часть, статья УК РФ, предусматривающие преступление, по которому принято решение о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования; размер судебного штрафа, порядок и срок его уплаты; решения об отмене меры пресечения, о судьбе вещественных доказательств, о возмещении процессуальных издержек и по другим вопросам.

С учетом требований части 6 статьи 446.2 и части 2 статьи 446.3 УПК РФ суд обязан разъяснить лицу, в отношении которого вынесено постановление о прекращении уголовного дела или уголовного преследования с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа, необходимость представления им сведений об уплате судебного штрафа судебному приставу-исполнителю и последствия неуплаты такого штрафа в установленный судом срок. Причем указанные разъяснения должны быть отражены и в резолютивной части постановления суда, и в протоколе судебного заседания.
Однако анализ представленных дел и материалов свидетельствует, что разъяснений о необходимости представить судебному приставу-исполнителю вышеприведенные сведения, а также о последствиях неуплаты судебного штрафа в установленный срок председательствующие в судебных заседаниях таким лицам не давали. В нарушение указанного разъяснения, содержащегося в п.25.8 постановления Пленума, практически ни в одном протоколе судебного заседания данных разъяснений нет.
Исключением из данного правила являются лишь два уголовных дела – № 1-68/2016 в отношении подсудимого Л-ва М.Н и № 1-69/2016 в отношении подсудимого С-ва А.А., рассмотренные Ромодановским районным судом Республики Мордовия. По ним председательствующий в судебном заседании разъяснил вышеприведенные обязательные требования, касающиеся сведений о своевременной уплате судебного штрафа, предоставлении их судебному приставу-исполнителю и последствий неуплаты такого штрафа в установленный судом срок, отразив данные обстоятельства и в постановлениях суда, и в протоколах судебного заседания.

В силу положений статьи 446.4 УПК РФ, обращение к исполнению решения о назначении меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа возлагается на суд, вынесший решение, в порядке, установленном статьей 393 УПК РФ.
То есть, прекратив уголовное дело или уголовное преследование и назначив меру уголовно-правового характера в виде судебного штрафа, суд в том же постановлении в соответствии с требованиями части 6 статьи 446.2 и части 1 статьи 446.3 УПК РФ указывает размер судебного штрафа, устанавливает срок, в течение которого лицо обязано оплатить судебный штраф, разъясняет порядок обжалования постановления и последствия уклонения от его уплаты. Копия постановления о прекращении уголовного дела вместе с исполнительным листом направляется судебному приставу-исполнителю.
Изучение представленных дел показало, что период, в течение которого лицо обязано было оплатить судебный штраф, устанавливался судами в пределах от 2 до 3 месяцев, при этом исчислялся как в днях, так и в месяцах. По всем делам и материалам исполнительные листы направлены своевременно.

По смыслу положений статьи 446.5 УПК РФ, в случае неуплаты лицом судебного штрафа, суд по представлению судебного пристава-исполнителя в порядке, установленном частями 2, 3, 6, 7 статьи 399 УПК РФ, отменяет постановление о прекращении уголовного дела и назначении меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа, вынесенное в порядке части 5 статьи 446.2 УПК РФ, и направляет материалы руководителю следственного органа или прокурору, после чего дальнейшее производство по уголовному делу осуществляется в общем порядке.
Если постановление о прекращении уголовного дела и назначении меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа было вынесено судом в порядке, предусмотренном статьей 446.3 УПК РФ, суд отменяет постановление и продолжает рассмотрение уголовного дела в общем порядке.
Подобных сведений в представленных судами делах и материалах за исследуемый период не содержалось.

С целью расширить применение введенного нового института, связанного с освобождением от уголовной ответственности, а также для повышения качества и исключения ошибок при рассмотрении ходатайств о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) в связи с назначением меры уголовного правового характера в виде судебного штрафа, полагаем необходимым довести результаты настоящего обобщения до сведения районных судов Республики Мордовия с их обсуждением на оперативных совещаниях.

Судебная коллегия по уголовным делам
Верховного Суда Республики Мордовия