Обзор судебной практики кассационной и апелляционной инстанций Приморского краевого суда за первое полугодие 2017 года

Утверждён президиумом Приморского краевого суда 17 июля 2017 года

Обзор судебной практики кассационной и апелляционной
инстанций Приморского краевого суда
за первое полугодие 2017 года
ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

Вопросы квалификации преступлений

В соответствии с разъяснениями, данными судам в абзаце 3 пункта 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 № 29 (в редакции от 16.05.2017 № 17) «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» под применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, при разбое следует понимать их умышленное использование лицом как для физического воздействия на потерпевшего, так и для психического воздействия на него в виде угрозы применения насилия, опасного для жизни или здоровья.

Апелляционным приговором от 13.02.2017 отменён приговор Михайловского районного суда от 16.11.2016, которым из обвинения С. по ч.2 ст.162 УК РФ исключён квалифицирующий признак «с применением предметов используемых в качестве оружия».
В обоснование приятого решения судом апелляционной инстанции указано, что квалифицирующие признаки в действиях осужденного С. «угроза применения насилия, опасного для жизни» и «применение предмета, используемого в качестве оружия» нашли свое подтверждение в показаниях потерпевшего, который категорично указывал, что подсудимый приставил лезвие ножа к его груди и угрожал применением насилия.
При таких обстоятельствах, апелляционным приговором действия осужденного квалифицированы по ч.2 ст.162 УК РФ, как разбой, совершенный с применением предмета, используемого в качестве оружия.

При квалификации действий лица по ч.2 ст.280 УК РФ, как публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности, совершенные с использованием средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет», необходимо руководствоваться разъяснениями, данными в пункте 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2011 № 11 (в редакции от 03.11.2016 № 41), согласно которого при решении вопроса об использовании средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей, включая сеть «Интернет» (часть 2 статьи 280, часть 2 статьи 280.1 и статья 282 УК РФ), судам следует учитывать положения Закона Российской Федерации от 27.12.1991 года N 2124-1 «О средствах массовой информации» и Федерального закона от 27.07.2006 года N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

Апелляционным постановлением от 13.02.2017 действия А. переквалифицированы с ч.2 ст.280 УК РФ на ч.1 ст.280 УК РФ и в обоснование принятого решения указано, что в соответствии с Законом РФ «О средствах массовой информации» от 27.12.1991 (ст. ст. 2, 8, 23, 24) сайт (информационный ресурс) в сети «Интернет» приобретает статус средства массовой информации только после его регистрации как средства массовой информации в установленном законом порядке. Само по себе размещение информации на сайте в сети «Интернет» свидетельствует лишь о форме размещения информации и доведения её до сведения широкой аудитории владельцев персональных компьютеров, подключенных к сети Интернет, и подтверждает публичность призывов, размещенных в сети «Интернет».
Управлением Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий, массовых телекоммуникаций по Приморскому краю подтверждено, что используемые осужденным сайты в сети «Интернет» не зарегистрированы в качестве средства массовой информации и не могут являться таковыми в силу закона.

Согласно ч.3 ст.30 УК РФ покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.
В соответствии с разъяснениями, данными в пункте 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» кража считается оконченной, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность им пользоваться или распоряжаться по своему усмотрению (например, обратить похищенное имущество в свою пользу или в пользу других лиц, распорядиться им с корыстной целью иным образом).

Апелляционным определением от 12.04.2017 изменён приговор Надеждинского районного суда от 20.09.2016 и действия осужденного М. переквалифицированы с п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ на ч.3 ст.30, п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ.
Судом установлено, что осужденный М. незаконно проник в дачный дом, где сложил в рюкзак всё похищенное имущество и покинул место преступления. По пути следования М. показалось, что из дачного дома вышел мужчина. М. испугался и побежал, опасаясь, что за ним могут погнаться. На рюкзаке порвалась лямка, в результате чего рюкзак с похищенным имуществом упал на землю. М не стал подбирать рюкзак и убежал.
В ходе проверки показаний осужденный указал место, где потерял рюкзак и именно на указанном им месте следователь обнаружил рюкзак с похищенным имуществом.
Таким образом, суд апелляционной инстанции пришёл к обоснованному выводу, что исходя из фактически установленных обстоятельств дела, осужденный не имел реальной возможности распорядиться похищенным имуществом и не довёл преступный умысел на хищение чужого имущества до конца по независящим от него обстоятельствам.

Исходя из объективной стороны состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.238 УК РФ, при описании преступления, признанного судом доказанным, надлежит указать, какими нормативными правовыми актами устанавливаются требования безопасности, предъявляемые к оказываемым услугам, в чем непосредственно выразились их нарушения со ссылкой на конкретные нормы (пункт, часть, статья).

Апелляционным приговором от 24.01.2017 отменён приговор Находкинского городского суда от 04.08.2016 в отношении Д., осужденного по ч.1 ст.238 УК РФ за оказание гражданам услуг по прогулочной перевозке на маломерном судне в районе залива Находка Японского моря.
В обоснование принятого решения указано, что суд первой инстанции, перечислив допущенные осужденным нарушения, не указал наименование нормативного акта, устанавливающего правила оказания услуг, в то время как в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении приведены наименования актов, с указанием конкретных норм, нарушение которых допущено обвиняемым при оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности. В данном допущенное судом нарушение является существенным нарушением закона, влекущим отмену приговора.

В соответствии с разъяснениями, данными судам в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 14 от 15.06.2006 (в редакции 30.06.3015) «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» вопрос о наличии в действиях лица состава преступления — незаконной перевозки без цели сбыта и об отграничении его от незаконного хранения без цели сбыта во время поездки должен решаться судом в каждом конкретном случае с учетом направленности умысла, фактических обстоятельств перевозки, количества, размера, объема наркотических средств, места их нахождения, а также других обстоятельств дела.

Апелляционным определением от 06.02.2017 из приговора Михайловского районного суда от 07.11.2016 исключено осуждение К. за незаконное хранение наркотических средств, в крупном размере без цели сбыта.
В обоснование приятого решения указано, что осужденный незаконно приобрёл наркотическое средство, масло каннабиса (гашишное масло), которое перенес, погрузил в багажник автомашины и перевозил к месту своего жительства, однако в момент перевозки был задержан сотрудниками правоохранительных органов. Из установленных судом фактических обстоятельств дела, и с учетом предъявленного К. обвинения не усматривалось, что умысел виновного был направлен на незаконное хранение наркотических средств, поскольку сразу после их незаконного приобретения он предпринял действия, направленные на перевозку наркотических средств.

Согласно разъяснениям, данным в пункте 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 №19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий», при рассмотрении уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст.285 УК РФ или ст.286 УК РФ, судам надлежит выяснять, какими нормативными правовыми актами, а также иными документами установлены права и обязанности обвиняемого должностного лица, с приведением их в приговоре, и указывать, злоупотребление какими из этих прав и обязанностей или превышение каких из них вменяется ему в вину, со ссылкой на конкретные нормы (статью, часть, пункт).

Кассационным постановлением от 20.02.2017 отменён приговор Яковлевского районного суда от 10.06.2016 и апелляционное определение от 26.09.2016 в отношении М., осужденной по ч.2 ст.286 УК РФ. Дело направлено на новое судебное рассмотрение.
М. осуждена за превышение должностных полномочий, совершенное главой органа местного самоуправления.
В постановлении суда кассационной инстанции указано, что, признавая М. виновной в превышении должностных полномочий, суд не учёл, что при решении вопроса о том, совершило ли должностное лицо действия, которые явно выходят за пределы его полномочий, необходимо определить эти пределы, то есть установить объём предоставленных лицу прав и обязанностей, его должностную компетенцию, которая закрепляется в различных нормативно-правовых и иных актах (законе, постановлении, распоряжении, должностной инструкции, приказе, трудовом договоре и т.п.). Вышеуказанные обстоятельства судом не установлены и в описательно-мотивировочной части приговора не приведены, несмотря на то, что в обвинительном заключении имеются ссылки на Устав Яковлевского сельского поселения и Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», которыми установлены должностные полномочия М.

В соответствии с разъяснениями, данными судам в пункте 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 №19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий», при решении вопроса о наличии в действиях подсудимого состава преступления, предусмотренного ст.285 УК РФ, под признаками субъективной стороны данного преступления, кроме умысла, следует понимать иную личную заинтересованность, как стремление должностного лица извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленное такими побуждениями, как карьеризм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса, скрыть свою некомпетентность и т.п.
При оценке существенности вреда, причиненного в результате злоупотребления служебными полномочиями, необходимо учитывать степень отрицательного влияния противоправного деяния на нормальную работу организации, характер и размер понесенного ею материального ущерба, число потерпевших граждан, тяжесть причиненного им физического, морального или имущественного вреда.

Приговором Находкинского городского суда от 22.12.2016 Т. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.285 УК РФ, то есть в использовании должностным лицом служебных полномочий вопреки интересам службы из иной личной заинтересованности, что повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан, организаций и охраняемых законом интересов государства.
Апелляционным приговором от 14.03.2017 приговор отменён, Т. оправдана по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.285 УК РФ.
Существо обвинения Т. состояло в том, что она являясь, должностным лицом, занимая должность директора муниципального бюджетного учреждения «Центральная библиотечная система» г.Находка, приняла решение о трудоустройстве на период с 06.07.2015 по 16.09.2015 в должности рабочего по обслуживанию и ремонту зданий муниципальных библиотек гражданку К., муж которой гражданин Н. по устному соглашению с осужденной Т. обязался провести ремонтные работы по замене труб и радиаторов отопления в помещениях структурных подразделений библиотек, что было вызвано необходимостью подготовки к предстоящему отопительному сезону. Н. выполнил все работы по подготовке помещений к отопительному сезону, а его жена К. получила заработную плату в размере 30 955 рублей.
Согласно предъявленному Т. обвинению её действия квалифицированы как злоупотребление служебными полномочиями из иной личной заинтересованности, что повлекло причинение существенного имущественного вреда бюджету Находкинского городского округа на сумму 12 452 рубля 62 копейки, в которую включены денежные средства в размере 4 625 рублей, как незаконно удержанные из бюджета городского округа налоги на доходы лица и 7 827 рублей незаконно перечисленные на страховую часть пенсии. Осужденная Т. существенно нарушила права и законные интересы граждан — жителей Находкинского городского округа и положения ст.37 Конституции Российской Федерации.
Принимая решение об оправдании Т., суд апелляционной инстанции обоснованно указал, что в силу разъяснений, данных в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ, в действиях Т. отсутствует обязательный квалифицирующий признак состава должностного преступления — иная личная заинтересованность, поскольку, несмотря на злоупотребление служебными полномочиями относительно незаконного трудоустройства гражданки К., осужденная действовала непосредственно в интересах руководимой ею организации, так как стремилась подготовить помещения библиотек городского округа к предстоящему отопительному сезону, но в связи с отсутствием бюджетных средств на эти цели приняла решение вопреки установленному законом порядку.
Кроме того, суд второй инстанции принял обоснованное решение о том, что существенность причинённого вреда в данном случае является оценочным понятием и в силу разъяснений, данных в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ, ущерб в размере 12 452 рубля 62 копейки для бюджета Находкинского городского округа не может быть признан существенным.

В соответствии с положениями ст.9 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния. Временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий.

Приговором мирового судьи судебного участка № 62 судебного района г.Уссурийска от 18.04.2016 М. и Р. осуждены по ч.1 ст.258.1 УК РФ за покушение на незаконную продажу частей особо ценных диких животных, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу Российской Федерации и охраняемым международными договорами Российской Федерации.
Апелляционным постановлением Уссурийского районного суда от 23.06.2016 приговор оставлен без изменения.
Постановлением суда кассационной инстанции от 20.02.2017 судебные решения отменены в связи с допущенным судом нарушением требований ст.9 УК РФ, а уголовное дело и уголовное преследование в отношении М. и Р. прекращено за отсутствием в их действиях состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.258.1 УК РФ на том основании, что данная статья уголовного закона введена в действие Федеральным законом от 02.07.2013 № 150-ФЗ, а преступление осужденными М. и Р. было совершено 16.02.2013, то есть до введения в УК РФ нового уголовно-наказуемого деяния.

Вопросы назначения наказания

В соответствии с ч.2 ст.66 УК РФ срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ за оконченное преступление.

Приговором Партизанского районного суда от 14.10.2016 Ч. осужден по ч.1 ст.30, п. «б» ч.3 ст.228.1 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы.
Апелляционным определением от 13.02.2017 назначенное Ч. наказание смягчено до 7 лет 5 месяцев лишения и в обоснование принятого решения указано, что исходя из санкции ч.3 ст.228.1 УК РФ максимальное наказание в виде лишения свободы с учетом положений ч.2 ст.66 УК РФ не может превышать 7 лет 6 месяцев лишения свободы.

В соответствии с ч.3 ст.66 УК РФ срок или размер наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ за оконченное преступление.
В силу положения ч.1 ст.62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и (или) «к» ч.1 ст.61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Уголовного кодекса РФ.

Приговором Уссурийского районного суда от 21.09.2015 Н. осужден по ч.3 ст.30, п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ к 10 годам лишения свободы. Обстоятельствами, смягчающими наказание осужденного, суд признал явку с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, а также полное признание вины и раскаяние в содеянном. Обстоятельств, отягчающих наказание не установлено.
Постановлением суда кассационной инстанции от 20.02.2017 назначенное Н. наказание по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 2281 УК РФ смягчено до 9 лет 10 месяцев лишения свободы и указано, что при последовательном применении положений ч.3 ст.66 УК РФ и ч.1 ст.62 УК РФ, максимальное наказание в виде лишения свободы не может превышать 10 лет лишения свободы.
Вместе с тем, назначенное Н. наказание на уровне максимального предела не может быть признано справедливым, поскольку при определении размера наказания фактически остались без учета иные, помимо предусмотренных п. «и» ч.1 ст. 61 УК РФ, обстоятельства, которые суд признал в качестве смягчающих наказание: полное признание вины, раскаяние в содеянном.

В соответствии с разъяснениями, данными судам Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2015 № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» (в редакции от 29.11.2016), установление обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, имеет важное значение при назначении лицу, совершившему преступление, как основного, так и дополнительного наказания. В связи с этим в приговоре следует указывать, какие обстоятельства суд признает смягчающими и отягчающими наказание. Суд обязан в описательно-мотивировочной части приговора мотивировать применение норм, ограничивающих срок или размер наказания.

По смыслу указных выше разъяснений, при наличии оснований для применения положений ст.62 УК РФ суд обязан указать об этом в описательно-мотивировочной части приговора, однако анализ судебных решений показывает, что судами часто не соблюдаются данные требования закона, что являлось основанием для изменения приговоров: Надеждинского районного суда от 22.06.2016, Находкинского городского суда от 16.09.2016, Советского районного суда г.Владивостока от 24.01.2017, от 21.12.2016, Спасского районного суда от 20.02.2017, а также ряда других приговоров районных судов, с указанием, что суд первой инстанции фактически назначив наказание с учётом правил ч.1 ст.62 УК РФ не указал на применение данной нормы уголовного закона, в связи с чем судом апелляционной и кассационной инстанций принимались решения о смягчении назначенного наказания с учётом положений ч.1 ст.62 УК РФ.

Судами Приморского края часто допускались нарушения при порядке исчисления сроков наказания при применении ч.1 и ч.5 ст.62 УК РФ.

Так, апелляционным постановлением от 13.03.2017 изменён приговор Михайловского районного суда от 21.12.2016, постановленный в особом порядке судебного разбирательства, которым Д. осужден по ч.1 ст.228 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы. Обстоятельствами, смягчающими наказание, суд признал явку с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, раскаяние в содеянном.
С учётом последовательности применения положений ч.5 и ч.1 ст.62 УК РФ наказание в данном случае не должно превышать 1 года 4 месяцев лишения свободы. С учётом этого, а также признания судом первой инстанции в качестве обстоятельства смягчающего наказание, — раскаяния в содеянном, наказание смягчено до 1 года 2 месяцев лишения свободы.

Имели место случаи изменения судебных решений по тем основаниям, что судами не учитывается в качестве обстоятельства смягчающего наказание, — активное способствование раскрытию и расследованию преступления, несмотря на то, что в материалах уголовного дела для принятия такого решения имеются достаточные основания.

Апелляционным определением от 19.04.2017 внесены изменения в приговор Лесозаводского районного суда от 25.01.2017 и в качестве обстоятельства, смягчающего наказание С., осужденного по ч.1 ст.105 УК РФ, признано — активное способствование раскрытию и расследованию преступления.
В качестве доказательств виновности С. в умышленном убийстве судом приведены показания С., данные в ходе предварительного следствия, в которых он признавал вину в совершении убийства. В материалах уголовного дела имеется заявление С., в котором он просит следователя допросить его по обстоятельствам совершенного преступления. В ходе допроса С. подробно изложил события происшедшего, указав на количество нанесенных потерпевшему ударов в область тела, что не вменялось ему при первоначальном предъявлении обвинения. В ходе проверки показаний на месте С. подтвердил показания, данные при допросе в качестве обвиняемого, а в последующем подтвердил их в судебном заседании.
Судебная коллегия пришла к обоснованному выводу, что в действиях С. усматривается предусмотренное п. «и» ч.1 ст.61 УК РФ обстоятельство, смягчающее наказание, — активное способствование раскрытию и расследованию преступления, что послужило основанием для смягчения наказания в соответствии с положениями ч.1 ст.62 УК РФ.

Анализ судебной практики показывает, что судами часто допускаются нарушения положений ст.18 УК РФ при признании в действиях осужденного рецидива преступлений и установления его вида.

Кассационным постановлением от 23.01.2017 изменён приговор Первореченского районного суда г.Владивостока от 16.02.2016 в отношении В., осужденного по п.п. «б, в» ч.2 ст.158 УК РФ.
Суд первой инстанции признал в действиях осужденного рецидив преступлений, учитывая непогашенными судимости по трём приговорам от 06.08.2002, 17.09.2004, 18.03.2010, все из которых относились к категории средней тяжести.
Вместе с тем, с учётом требований п. «в» ч.3 ст.86 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13.06.1996 № 63-ФЗ) оснований для признания в действиях осужденного рецидива преступления не имелось, так как на момент совершения преступления все указанные судимости погашены. Суд кассационной инстанции, исключив из приговора указание на обстоятельство, отягчающее наказание, рецидив преступлений, принял решение о смягчении наказания с учётом положений ч.1 ст.62 УК РФ.

Апелляционным определением от 01.02.2017 удовлетворено представление прокурора об изменении приговора Советского районного суда г.Владивостока от 21.11.2016 в отношении П., осужденного по ч.2 ст.228 УК РФ, по тем основаниям, что суд признал в действиях осужденного опасный рецидив преступлений при фактическом наличии в его действиях в соответствии с п. «а» ч. 3 ст. 18 УК РФ особо опасного рецидива, что подтверждалось указанием в вводной части приговора на две непогашенные судимости за совершение тяжких преступлений.

Согласно положениям ч.1.1. ст.63 УК РФ судья (суд), назначающий наказание, в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного может признать отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, новых потенциально опасных психоактивных веществ либо других одурманивающих веществ.
Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 31 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2015 № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» само по себе совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств, психотропных или других одурманивающих веществ, не является единственным и достаточным основанием для признания такого состояния обстоятельством, отягчающим наказание. При разрешении вопроса о возможности признания указанного состояния, отягчающим обстоятельством суду надлежит принимать во внимание не только характер и степень общественной опасности преступления, обстоятельства его совершения, личность виновного, но и влияние состояния опьянения на поведение лица при совершении преступления.

Анализ судебной практики свидетельствует о том, что судьями допускаются нарушения указанных требований закона, что послужило основанием для изменения приговоров: Яковлевского районного суда от 07.10.2016, Спасского районного суда от 03.04.2015 и апелляционного определения от 10.06.2015, Хорольского районного суда от 22.11.2016, Дальнереченского районного суда от 25.11.2016, Советского районного суда г. Владивостока от 26.01.2017, а также ряда других приговоров районных судов.
Суд апелляционной инстанции практически в каждом из судебных решений, исключая из приговора указание на признание обстоятельством, отягчающим наказание, совершение преступления в состоянии опьянения, ссылался на отсутствие в приговоре надлежащей мотивировки, как состояние опьянения повлияло на поведение лица в момент совершения преступления.

Согласно разъяснениям, данным судам в пункте 32 Постановления Пленума Верховного Суда от 22.12.2015 № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации наказания», в случае совершения сотрудником органа внутренних дел преступления с использованием своего служебного положения (например, преступления, предусмотренного ч.3 ст.160, ст.286 УК РФ) суд не вправе учитывать данные, характеризующие субъект преступления, в качестве отягчающего наказание обстоятельства, предусмотренного пунктом «о» части 1 статьи 63 УК РФ, — совершение умышленного преступления сотрудником органа внутренних дел.

Апелляционным постановлением от 16.05.2017 изменён приговор Находкинского городского суда от 15.03.2017 года в отношении участкового уполномоченного полиции по делам несовершеннолетних ОМВД России по г.Находка Б., осужденной по ч.1 ст.285 УК РФ за использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, из иной личной заинтересованности. Из приговора в силу указанных выше разъяснений закона исключено указание о признании обстоятельством, отягчающим наказание Б., совершение умышленного преступления сотрудником органа внутренних дел.

В соответствии с требованиями ч.3 ст.60 УК РФ при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Судебная практика показывает, что судами края при назначении наказания учитывались обстоятельства, не предусмотренные ч.3 ст.60 УК РФ, что являлось основанием для изменения судебных решений и смягчения наказания.
Так, в приговорах Советского районного суда г.Владивостока от 23.11.2016, от 28.11.2016 учитывалось отношение подсудимого к содеянному. Приговором Тернейского районного суда от 26.04.2016 учтено отношение подсудимого к содеянному и не принятие мер к заглаживанию вреда, причиненного потерпевшему. Приговором Ленинского районного суда г.Владивостока от 23.12.2016 учтена склонность подсудимого к совершению преступлений в сфере экономической деятельности. Приговором Дальнереченского районного суда от 24.01.2017 — мотив и способ совершения преступления, а также «иные обстоятельства дела». В приговоре Партизанского городского суда от 27.12.2016 при назначении наказания учтено, что подсудимый ранее судим и не трудоустроен. В приговоре Дальнегорского районного суда от 10.10.2016 при назначении наказания Н. по ч. 4 ст. 159 УК РФ указано, что он склонен к совершению преступлений, при этом, исходя из вводной части приговора, Н. не судим.

Приговором Пограничного районного суда от 20.12.2016 при назначении наказания учтено мнение потерпевшей. В данном случае следует отметить, что в силу закона потерпевший не обладает правом определять необходимость осуществления публичного уголовного преследования виновного лица, а также пределы возлагаемой на него уголовной ответственности и наказания. Поэтому право потерпевшего высказывать свою позицию по вопросам, разрешаемым судом при вынесении приговора, в том числе о виде и размере наказания, не дает суду возможность обосновывать применение конкретного наказания, назначаемого на основании ст. 6 и ст. 60 УК РФ мнением потерпевшего. Эти положения уголовного закона соответствуют правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации в Постановлении от 18.03.2014 года № 5-П.

Судами Приморского края допускались нарушения уголовного закона при назначении вида наказания.
Согласно требованиям ч.1 ст.56 УК РФ лишение свободы может быть назначено осужденному, совершившему впервые преступление небольшой тяжести, только при наличии обстоятельств, отягчающих наказание, предусмотренных ст.63 УК РФ, за исключением преступлений, предусмотренных ч.1 ст.228, ч.1 ст.231, ст.233 УК РФ, или если соответствующей статьей Особенной части УК РФ лишение свободы предусмотрено как единственный вид наказания.

В нарушение указанных требований закона приговором Советского районного суда г.Владивостока от 10.11.2016 В., не судимый, при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств, осужден по ч.1 ст.264 УК РФ за преступление небольшой тяжести к 1 году лишения свободы.
Аналогичное нарушение допущено в приговоре мирового судьи судебного участка № 6 Ленинского района г. Владивостока от 19.04.2016, которым осужденному по ч.1 ст.119 УК РФ К., не судимому, при отсутствии обстоятельств, отягчающих наказание, назначено 6 месяцев лишения свободы.

С учетом того, что наказания в виде обязательных работ и исправительных работ предполагают привлечение осужденного к труду, то суд должен выяснять трудоспособность такого лица, наличие или отсутствие у него основного места работы, место постоянного жительства, а также другие обстоятельства, свидетельствующие о возможности исполнения этих видов наказаний, в том числе указанные в ч.4 ст.49 и ч.5 ст.50 УК РФ. (Пункт 14 Постановления Пленума Верховного Суда от 22.12.2015 № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации наказания»)

Приговором мирового судьи судебного участка № 98 Яковлевского судебного района от 27.12.2016 М. осужден по ч.1 ст.119 УК РФ к наказанию в виде обязательных работ, при этом на момент постановления приговора возраст осужденного составлял 78 лет.
Кассационным постановлением от 02.05.2017 приговор изменен с назначением М. наказания в виде штрафа и в обоснование принятого решения указано, что, назначая осужденному, являющемуся пенсионером по старости, наказание в виде обязательных работ, суд не учёл, что данный вид наказания предполагает привлечение осужденного к труду, а в силу возраста осужденного (78 лет) исполнение данного вида наказания невозможно.

По аналогичным основаниям судом апелляционной инстанции изменён приговор Пожарского районного суда от 09.09.2016, которым осужденному К. по ч.3 ст.30, п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ, являющемуся инвалидом 2 группы, назначено наказание в виде исправительных работ.
В обоснование принятого решения в апелляционном постановлении от 09.02.2017 указано, что по смыслу ст.50 УК РФ наказание в виде исправительных работ предполагает привлечение осужденного к труду и суд должен выяснять трудоспособность такого лица, что является необходимым условием для исполнения этого вида наказания. Однако, как следует из материалов уголовного дела и установлено приговором, осужденный имеет инвалидность 2 группы, при этом в удостоверении о его инвалидности не оговорено наличие у него возможности трудиться, следовательно осужденный является нетрудоспособным лицом, что служило препятствием для назначения ему наказания в виде исправительных работ.

В соответствии с требованиями п. «в» ч.1 ст.73 УК РФ условное осуждение не назначается при опасном или особо опасном рецидиве.

Приговором Хасанского районного суда от 22.11.2016 С., осужденному по п. «г» ч.2 ст.161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003 № 162-ФЗ), при наличии в его действиях опасного рецидива, в соответствии со ст.73 УК РФ назначено условное осуждение.
Апелляционным определением от 23.01.2017 из приговора исключено указание о назначении С. условного осуждения и указание о квалификации его действий по Уголовному кодексу Российской Федерации в редакции Федерального закона от 08.12.2003 №162-ФЗ, которое принято в нарушение ч.1 ст.9 УК РФ и ст.10 УК РФ, в связи с тем, что С. осужден за грабеж, совершенный 25 августа 2016 года, следовательно его действия подлежали квалификации по п. «г» ч.2 ст.161 УК РФ в редакции Федерального закона от 07.12.2011 № 420-ФЗ.

Нарушения, допущенные при применении норм уголовно-процессуального закона

Согласно п. 1 ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, целей и последствий преступления.

Указанные требования закона нарушены при вынесении приговора Первомайского районного суда г.Владивостока 06.02.2017, которым Ч. осужден по ч.1 ст.105 УК РФ.
Так, в приговоре при описании преступного деяния не указано, какие телесные повреждения причинены потерпевшему, их категория тяжести, а также причина смерти потерпевшего.
Вместе с тем, из заключения эксперта, постановления о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительного заключения следует, что причиной смерти потерпевшего явилась открытая черепно-мозговая травма, которая состоит в прямой причинной связи со смертью, возникла прижизненно и квалифицируется как тяжкий вред здоровью.
Судом апелляционной инстанции приговор признан не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, а допущенные судом нарушения уголовно-процессуального закона существенными, повлиявшими на исход дела. По делу 24.04.2017 вынесен новый апелляционный приговор.

В соответствии с п.1 ч.1 ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежит доказыванию событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления).

Постановлением суда кассационной инстанции от 24.04.2017 внесены изменения в приговор Спасского районного суда от 24.06.2016 и апелляционное определение от 10.08.2016 в отношении П., осужденного по ч.2 ст.228 УК РФ. Из судебных решений исключено указание на незаконное приобретение, изготовление наркотического средства в крупном размере.
В обоснование принятого решения указано, что описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного доказанным судом с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.
Данные требования уголовно-процессуального закона не выполнены судом первой инстанции при признании П. виновным по ч.2 ст. 228 УК РФ за незаконное приобретение и изготовление без цели сбыта наркотического средства в крупном размере.
В нарушение требований ст.73 УПК РФ место и время приобретения наркотического средства, а также время изготовления наркотического средства не установлено, а указание на совершение этих действий «не позднее 11 января 2016 года» является предположением, что делает невозможной реализацию права подсудимого защищаться от предъявленного обвинения и возможность проверки исчисления сроков давности привлечения лица к уголовной ответственности.

Согласно требованиям ч.6 ст.49 УПК РФ одно и то же лицо не может быть защитником двух подозреваемых или обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого.
В соответствии с требованиями п.3 ч.1 ст.72 УПК РФ, защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого, обвиняемого. В соответствии с ч.2 ст.72 УПК РФ, решение об отводе защитника в данном случае принимается в порядке, установленном ч.1 ст.69 УПК РФ.

Указанные требования закона нарушены судом апелляционной инстанции при рассмотрении апелляционной жалобы обвиняемого К. на постановление Ленинского районного суда г.Владивостока от 14.11.2016 о продлении срока содержания под стражей.
Органами предварительного следствия К. обвинялся в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше пятнадцати лет или пожизненное лишение свободы, поэтому в соответствии с требованиями п.5 ч.1 ст.51 УПК РФ участие защитника по уголовному делу обязательно.
Из существа обвинения следовало, что К. совершил преступление в соучастии с обвиняемым Н., защиту которого в ходе предварительного следствия осуществляла адвокат Иванова, при этом содержащиеся в материалах показания обвиняемых К. и Н. имели существенные противоречия относительно конкретных обстоятельств совершения преступления.
Вместе с тем, суд апелляционной инстанции, принимая решение о допуске адвоката Ивановой к участию в рассмотрении апелляционной жалобы обвиняемого К. не принял во внимание то обстоятельство, что этот же адвокат ранее оказывала юридическую помощь обвиняемому Н., интересы которого противоречат интересам защищаемого в суде апелляционной инстанции обвиняемого К., и не разрешил в порядке ч.1 ст.69 УПК РФ вопрос о возможности участия в деле адвоката Ивановой.
При таких обстоятельствах, суд кассационной инстанции признал существенным нарушением права на защиту обвиняемого К., что повлияло на исход дела. Апелляционное постановление отменено, и материалы переданы на новое апелляционное рассмотрение.

Согласно правовой позиции, изложенной в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 10.02.2017 № 2-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 212.1 УК РФ в связи с жалобой гражданина И.И. Дадина», в целях обеспечения беспристрастности и объективности суда, недопустимо участие судьи в рассмотрении уголовного дела, если ранее им было принято решение, предопределяющее в той или иной мере выводы, которые должны быть сделаны судом по результатам рассмотрения, находящегося в его производстве уголовного дела.

Постановлением суда кассационной инстанции от 22.05.2017 отменён приговор мирового судьи судебного участка № 90 Хасанского района от 15.06.2016 и постановление Хасанского районного суда от 12.12.2016 в отношении Е., осужденного по ст. 264.1 УК РФ за управление автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, будучи подвергнутым 26.10.2015 к административному наказанию за управление транспортным средством в состоянии опьянения.
Приговор постановлен мировым судьёй, который ранее в рамках административного производства в отношении Е. в постановлении от 26.10.2015 признал его виновным в совершении административного правонарушения по ч.3 ст.12.8 КоАП РФ за управление автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, что в дальнейшем повлияло на привлечение его к уголовной ответственности.
В постановлении суда кассационной инстанции указано, что с учётом правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации у мирового судьи имелось препятствие для участия в производстве по уголовному делу по ст. 264.1 УК РФ в отношении Е., поскольку ранее этот же судья принимал участие в рассмотрении административного материала в отношении Е., что является нарушением уголовно-процессуального.

Согласно положениям ч.2 ст.18 УПК РФ участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, должно быть разъяснено и обеспечено право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют.

Данное требование закона нарушено Находкинским городским судом, при постановлении приговора от 20.09.2016 в отношении гражданина Кыргызстана, не владеющего русским языком, осужденного за ряд преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств.
В судебном заседании в качестве переводчика допущен Нахметов А.Н. оглы, гражданин РФ, основным видом деятельности которого является осуществление переводов. Нахметов А.Н. оглы пояснил, в том числе и суду, что владеет кыргызским и русским языком, латинским письмом, кириллицей, в связи с чем был допущен в качестве переводчика по делу на стадии предварительного следствия. Каких-либо сведений, подтверждающих квалификацию переводчика, в деле не имеется и указанная информация судом первой инстанции не выяснялась.
В судебном заседании суда апелляционной инстанции 14.02.2017 переводчик Нахметов А.Н. оглы пояснил, что он по национальности азербайджанец, профессионально кыргызским языком не владеет, процессуальные документы переводил посредством сети «Интернет» и предоставил копию диплома Ленинградского народно-хозяйственного института по специальности бухгалтер-экономист.
В судебном заседании 30.05.2017 допущенная судом апелляционной инстанции в качестве переводчика Алиханова Х.С., предоставившая диплом государственного университета Кыргызской Республики о высшем лингвистическом образовании, на вопросы суда пояснила, что обвинительное заключение по делу осужденного М. переведено посредством сети «Интернет» на узбекский язык, а не кыргызский и представляет собой набор самостоятельных слов, что исключает возможность понять смысл документа.
Приведенные обстоятельства грубо нарушили гарантированное Конституцией Российской Федерации право осужденного М. на защиту, и имеющееся в деле обвинительное заключение препятствовало постановлению судом приговора, отвечающего принципу законности и справедливости, то есть было составлено с нарушениями требований уголовно-процессуального закона, которые могут быть исправлены лишь органом предварительного следствия.
При таких обстоятельствах, судебная коллегия приняла законное решение об отмене приговора и возвращении уголовного дела прокурору на основании п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Согласно положения ч.2 ст.64 УПК РФ отвод судье заявляется до начала судебного следствия. В ходе дальнейшего судебного заседания заявление об отводе допускается лишь в случае, когда основание для него ранее не было известно стороне.
В соответствии с требованиями ч.1 ст.65 УПК РФ отвод, заявленный судье, разрешается судом в совещательной комнате с вынесением определения или постановления.

Суд апелляционной инстанции в определении от 24.01.2017 признал обоснованными доводы жалоб о нарушении Фрунзенским районным судом г.Владивостока положений ст.65 УПК РФ, выразившихся в оставлении без рассмотрения заявления подсудимого об отводе судьи в последнем слове.
Выводы суда, первой инстанции согласно которых на стадии последнего слова не предусмотрена возможность заявления отвода судье, противоречат требованиям ч.2 ст.64 УПК РФ, поскольку данная стадия, в соответствии с уголовно-процессуальным законом, является частью судебного разбирательства. Отвод судье был заявлен непосредственно в судебном заседании и доводы об отводе мотивированы обстоятельствами, не известными до начала судебного разбирательства.

Анализ судебной практики показывает, что судами часто допускаются нарушения требований ч.4 ст.231 УПК РФ, согласно которой стороны должны быть извещены о месте, дате и времени судебного заседания не менее чем за 5 суток до его начала.

Нарушение этих требований закона послужило основанием для отмены судом апелляционной инстанции приговоров: Находкинского городского суда от 18.01.2017, Уссурийского районного суда от 31.01.2017, от 02.02.2017, Партизанского районного суда от 28.10.2015 года и апелляционного определения от 25.01.2016.
Данные нарушения допущены судом на стадии подготовки к судебному заседанию, когда стороны вправе заявить ходатайства, которые могли быть реализованы исключительно судом первой инстанции, поэтому судебная коллегия, не имея возможности устранить допущенные нарушения, принимала решение о направлении уголовного дела на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции.

В соответствии с требованием п.1 ч.3 ст.31 УПК РФ краевому суду подсудны уголовные дела, предусмотренные ч.2 ст.105 УК РФ, за исключением уголовных дел, по которым в соответствии с положениями Уголовного кодекса Российской Федерации в качестве наиболее строгого вида наказания не могут быть назначены пожизненное лишение свободы или смертная казнь.

В нарушение указанного требования о подсудности, Надеждинским районным судом рассмотрено уголовное дело в отношении М., И., К., обвинявшихся в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «а, д, ж, к» ч.2 ст.105 УК РФ, ч. 3 ст. 30 п.п. «а, д, ж» ч.2 ст.105 УК РФ.
Апелляционным определением от 22.02.2017 приговор Надеждинского районного суда от 21.10.2016 отменён, с направлением уголовного дела на новое рассмотрение в Приморский краевой суд со стадии подготовки к судебному заседанию.
В обоснование принятого решения указано, что на момент совершения преступления К., являлся несовершеннолетним, то есть лицом, которому в соответствие с УК РФ не может быть назначено пожизненное лишение свободы.
Все трое осужденных обвинялись и осуждены за покушение на ч.2 ст.105 УК РФ, что также в соответствие с УК РФ не предусматривает назначение наказания в виде пожизненного лишения свободы.
Однако, как следует из уголовного дела М., И. и К. обвинялись и осуждены, в том числе по п.п. «а, д, ж, к» ч.2 ст.105 УК РФ, подсудность которой относится к компетенции краевого суда.
В силу ст. 47 Конституции Российской Федерации никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.
В соответствие со ст. 33 УПК РФ в случае обвинения одного лица или группы лиц в совершении нескольких преступлений, уголовные дела о которых подсудны судам разных уровней, то уголовное дело о всех преступлениях рассматривается вышестоящим судом, если раздельное рассмотрение судами уголовных дел может отразиться на всесторонности и объективности их разрешения.
По смыслу ст.ст. 33 и 34 УПК РФ уголовное дело подсудное вышестоящему суду во всех случаях подлежит передаче по подсудности.

Согласно разъяснениям, данным судам в пункте 7 Постановления Пленума Верховного Суда от 21.04.2009 № 8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания», если в судебном заседании установлено, что осужденным принимались меры к возмещению причинённого преступлением вреда (материального ущерба и морального вреда), однако в силу объективных причин вред возмещён лишь в незначительном размере, то суд не вправе отказать в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания или замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания только на этом основании.

Постановлением Артёмовского городского суда от 10.02.2017, осужденному по п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ Д. отказано в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении.
Принимая решение, суд учёл положительные характеристики осужденного и мнение представителя администрации исправительного учреждения о целесообразности условно-досрочного освобождения.
Отказывая в удовлетворении ходатайства, суд сослался на не принятие осужденным мер к погашению гражданского иска.
Вместе с тем, согласно представленной начальником исправительного учреждения справке из заработной платы осужденного на основании исполнительного листа производятся удержания в пользу потерпевшей в счёт погашения ущерба.
При таких обстоятельствах, суд кассационной инстанции принял решение об отмене постановления суда первой инстанции, признав необоснованным вывод суда о том, что осужденным не принимаются меры к возмещению ущерба, причинённого преступлением.

Согласно разъяснениям, данным судам в пункте 18 Постановления Пленума Верховного Суда от 10.02.2009 № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке ст.125 УПК РФ», в порядке статьи 125 УПК РФ обжалованию подлежит постановление прокурора об отказе в возбуждении производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

П., осужденный приговором Михайловского районного суда обратился в прокуратуру с жалобой, в которой просил возобновить производство по делу ввиду вновь открывшихся обстоятельств. Заместителем прокурора района заявителю дан ответ, что его жалоба не содержит сведений, которые могут являться основанием для возбуждения производства по делу ввиду вновь открывшихся обстоятельств.
Постановлением Михайловского районного суда от 23.09.2016, которое апелляционным постановлением от 11.01.2017 оставлено без изменения, П. отказано в принятии жалобы в порядке ст.125 УПК РФ на действия заместителя прокурора.
Постановлением суда кассационной инстанции от 26.06.2017 состоявшиеся судебные решения отменены и в обоснование указано, что ответ прокурора об отказе в возбуждении производства ввиду вновь открывшихся обстоятельств подлежит обжалованию в порядке ст.125 УПК РФ, так как способен причинить ущерб конституционным правам и свободам заявителя и затруднить доступ к правосудию.
Принимая решение, суд первой и второй инстанций не учли правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, изложенную в Определениях от 18.11.2004 № 369-О, от 17.11.2009 № 1409-О, от 21.06.2011 № 801-О, согласно которой заявитель не лишён права обжаловать отказ прокурора в возбуждении производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств даже в том случае, если такой отказ не оформлен в виде постановления.

В соответствии с п. 5 ч. 2 ст. 131 УПК РФ суммы, выплачиваемые адвокату за оказание им юридической помощи в случае участия в уголовном судопроизводстве по назначению, являются процессуальными издержками, которые возмещаются за счет средств федерального бюджета либо участников уголовного судопроизводства, при этом осужденному должна быть предоставлена возможность довести до суда свою позицию по поводу суммы взыскиваемых издержек и своего имущественного положения.

Постановлением суда кассационной инстанции от 06.03.2017 отменено постановление Находкинского городского суда в части взыскания с осужденного Н. процессуальных издержек и дело в этой части передано на новое судебное рассмотрение, так как в материалах дела отсутствовали данные о том, что судом обсуждался вопрос о возможности взыскания с осужденного процессуальных издержек и заслушивалось его мнение по этому вопросу.

Анализ приведенных ошибок свидетельствует о том, что судам следует обратить внимание на неукоснительное выполнение требований уголовного и уголовно-процессуального законов, для чего необходимо своевременно и тщательно изучать изменения в законодательстве, а также имеющуюся судебную практику.

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

Социально-трудовые споры
1. Профессия «помощник машиниста электровоза» включена в перечень должностей, непосредственно связанных с управлением транспортными средствами. Назначение приговором суда уголовного наказания в виде лишения права занимать должности и заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, исключает для помощника машиниста возможность продолжения указанной работы и влечет его увольнение по пункту 4 части 1 статьи 83 Трудового кодекса РФ.
Л. обратился в суд с иском к ОАО «РЖД», Дальневосточной дирекции тяги – структурному подразделению дирекции тяги – филиалу ОАО «РЖД», эксплуатационному локомотивному депо Ружино о восстановлении на работе, указывая, что с 4 февраля 2014 года работал помощником машиниста электровоза в локомотивном депо станции Ружино. Приговором мирового судьи от 26 октября 2015 года он признан виновным в совершении преступления, предусмотренного статьей 264-1 УК РФ, ему назначено наказание в виде обязательных работ с лишением права занимать должности и заниматься деятельностью, связанными с управлением транспортными средствами, на срок три года.
13 ноября 2015 года копия приговора суда направлена исполнительной инспекцией работодателю. Приказом от 2 декабря 2015 года Л. уволен с работы по пункту 4 части 1 статьи 83 ТК РФ (осуждение работника к наказанию, исключающему продолжение прежней работы, в соответствии с приговором суда, вступившим в законную силу).
Л. просил восстановить его на работе на том основании, что в приговоре суда не установлен запрет заниматься деятельностью, в рамках которой он осуществляет трудовую функцию, его должность не предусматривает право управления электровозом. До увольнения ему не предложены вакантные должности, соответствующие его квалификации, либо нижестоящие, а также нижеоплачиваемая работа.
Решением Лесозаводского районного суда в удовлетворении исковых требований Л. отказано.
Апелляционным определением судебной коллегии краевого суда решение отменено и принято новое решение, которым Л. восстановлен в прежней должности, в его пользу взыскана средняя заработная плата за время вынужденного прогула.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ по кассационной жалобе ОАО «РЖД» отменила апелляционное определение и оставила в силе решение суда первой инстанции по следующим основаниям.
Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что должность помощника машиниста электровоза отнесена к профессиям, непосредственно связанным с управлением транспортными средствами или управлением движением транспортных средств, предусмотренным постановлением Правительства РФ от 19 января 2008 года № 16 «Об утверждении перечня работ, профессий, должностей, непосредственно связанных с управлением транспортными средствами или управлением движением транспортных средств». Назначенное истцу дополнительное наказание в виде лишения права занимать должности и заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, исключает продолжение его работы в этой должности. Со ссылкой на пункт 11 части 1 статьи 1 Федерального закона «О транспортной безопасности» суд указал, что законодателем не ограничены виды транспортных средств при исполнении уголовного наказания в виде запрета на занятие деятельностью, связанной с управлением транспортом.
Отклоняя доводы истца о том, что работодатель должен был предложить ему другую работу, включая нижеоплачиваемую, суд указал, что такая обязанность согласно части 2 статьи 83 ТК РФ возложена на работодателя в случае увольнения работника по пунктам 2, 8, 9, 10 или 13 части 1 статьи 83, а не по пункту 4 части 1 статьи 83 ТК РФ.
Отменяя решение суда и принимая новое решение о восстановлении Л. на работе, суд апелляционной инстанции исходил из того, что электровоз не относится к транспортным средствам, на управление которыми предоставляется специальное право, лишение которого предусмотрено санкцией статьи 264-1 УК РФ. Назначенное истцу наказание не исключает продолжение его работы в должности помощника машиниста электровоза, управление которым не входит в круг его должностных обязанностей.
Суд апелляционной инстанции указал на отсутствие оснований для применения к спорным отношениям постановления Правительства РФ от 19 января 2008 года № 16, так как оно принято во исполнение статьи 329 ТК РФ, регламентирующей рабочее время и время отдыха работников, труд которых непосредственно связан с движением транспортных средств.
Отменяя апелляционное определение и оставляя в силе решение суда первой инстанции, Судебная коллегия Верховного Суда РФ указала на неправильное применение и толкование судом второй инстанции норм материального права.
По смыслу пункта 11 части 1 статьи 1 Федерального закона «О транспортной безопасности» и статьи 2 Федерального закона «О железнодорожном транспорте» железнодорожный подвижной состав относится к транспортным средствам.
Профессия «помощник машиниста электровоза» включена в перечень профессий, непосредственно связанных с управлением транспортными средствами или управлением движением транспортных средств, утвержденный постановлением Правительства РФ от 19 января 2008 года № 16.
Приказом Министерства транспорта РФ от 28 марта 2007 года № 36 «Об утверждении перечня профессий работников, производственная деятельность которых непосредственно связана с движением поездов и маневровой работой на железнодорожном транспорте общего пользования, подлежащих обязательным предрейсовым или предсменным медицинским осмотрам» должность помощника машиниста электровоза отнесена к профессиям работников, производственная деятельность которых непосредственно связана с движением поездов.
Таким образом, лишение права занимать должности и заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, не ограничивается конкретными видами транспортных средств, на управление которыми может быть установлен запрет в течение определенного срока.
Вывод суда апелляционной инстанции о том, что наказание в виде запрета занимать должности, связанные с управлением транспортными средствами, подлежит применению в отношении только тех транспортных средств, которые перечислены в статье 264-1 и в примечании к статье 264 УК РФ, в числе которых электровоз не назван, признан ошибочным.
По смыслу указанных норм УК РФ в них оговорены только виды транспортных средств, за управление которыми в состоянии опьянения лицо может быть привлечено к уголовной ответственности. Приведенный в примечании к статьям 264, 264-1 УК РФ перечень транспортных средств применяется для уголовной квалификации деяния и не определяет конкретные виды транспортных средств, на управление которыми может быть установлен запрет в случае лишения права занимать должности и заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами.
Отсутствие у истца свидетельства на право управления электровозом с учетом занимаемой им должности помощника машиниста электровоза, которая непосредственно связана с управлением и движением поездов, само по себе для применения такого вида дополнительного наказания, как лишение права занимать должности и заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, значения не имеет.

2. Ошибочное определение истцом вида судопроизводства, в порядке которого должны рассматриваться требования о признании увольнения незаконным, приведшее к пропуску истцом срока для обращения в суд, должно расцениваться судом в качестве уважительной причины пропуска срока по независящим от воли истца обстоятельствам.
Т. уволена с должности государственной гражданской службы на основании приказа директора департамента транспорта и дорожного хозяйства Приморского края от 17 августа 2015 года.
28 сентября 2015 года она обратилась в Первореченский районный суд с иском о восстановлении на работе. В судебном заседании просила признать причину пропуска срока на обращение в суд уважительной, ссылаясь на то, что 16 сентября 2015 года она через своего представителя обращалась в Первомайский районный суд с административным иском об обжаловании действий должностных лиц, связанных с ее незаконным увольнением с государственной гражданской службы. Определением Первомайского районного суда в принятии ее заявления отказано на основании пункта 1 части 1 статьи 128 КАС РФ в связи с тем, что требования подлежат разрешению в порядке гражданского судопроизводства. В названном определении разъяснено право повторного обращения в суд с соблюдением надлежащего судебного порядка, в связи с чем она обратилась в Первореченский районный суд с аналогичными требованиями.
Решением Первореченского районного суда, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, в удовлетворении исковых требований Т. отказано в связи с пропуском срока для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, отменяя судебные постановления в кассационном порядке и направляя дело для рассмотрения по существу в суд первой инстанции, указала, что перечень уважительных причин, приведенный в пункте 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», не является исчерпывающим.
Т. ознакомлена с приказом об увольнении 17 августа 2015 года. С административным иском о признании увольнения незаконным обратилась в Первомайский районный суд 16 сентября 2015 года, то есть в установленный законом месячный срок. Определением суда в принятии заявления отказано и разъяснено право повторного обращения в суд с соблюдением надлежащего судебного порядка.
28 сентября 2015 года (то есть в разумный срок) Т. обратилась с соблюдением правил подсудности с аналогичными требованиями в Первореченский районный суд в порядке гражданского судопроизводства.
Признавая причины пропуска срока неуважительными, суды не приняли во внимание, что Т. первоначально обратилась в суд в установленный законом месячный срок, но вследствие ошибочного определения представителем истца вида судопроизводства, в порядке которого должны быть рассмотрены ее требования, пропустила срок для обращения в суд. Данное обстоятельство как не зависящее от воли истца должно быть признано судебными инстанциями уважительным.

3. Почетная грамота ОАО РАО «ЕЭС России» не является ведомственным знаком отличия в труде, дающим право в соответствии с федеральным и краевым законодательством на присвоение звания «Ветеран труда».
К. обратился с иском к департаменту труда и социального развития Приморского края о признании незаконным отказа в присвоении звания «Ветеран труда», ссылаясь на то, что со 2 июня 1980 года по настоящее время работает в Покровском участке электрических сетей филиала «Приморские центральные энергетические сети». Приказом ОАО РАО «ЕЭС России» от 27 марта 2008 года истец награжден почетной грамотой «За заслуги в развитии единой энергетической системы России». Территориальный отдел департамента труда и социального развития отказал ему в присвоении звания «Ветеран труда», несмотря на то, что он имеет необходимый стаж работы (35 лет) и почетную грамоту, которая в соответствии с приложением к письму Министерства труда РФ от 7 октября 1998 года № 5635-КС «О ведомственных знаках отличия в труде, учитываемых при присвоении звания «Ветеран труда» является знаком отличия в труде.
Решением Октябрьского районного суда в удовлетворении исковых требований К. отказано.
Апелляционным определением краевого суда решение отменено, по делу принято новое решение об удовлетворении требований К. На департамент труда и социального развития Приморского края возложена обязанность присвоить К. звание «Ветеран труда».
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, отменяя в кассационном порядке апелляционное определение и оставляя в силе решение суда первой инстанции об отказе в иске, исходила из того, что РАО «ЕЭС России» является коммерческой организацией, не входит в систему органов государственной власти (ведомств), в связи с чем почетная грамота указанной организации не является ведомственным знаком отличия в труде, и не влечет в соответствии с Федеральным законом «О ветеранах» (подпункты 1 и 2 пункта 1 статьи 7) и Законом Приморского края «О социальной поддержке льготных категорий граждан, проживающих на территории Приморского края» (часть 1 статьи 3) присвоение звания «Ветеран труда».

4. Факт нахождения у гражданина на праве собственности недвижимого имущества, расположенного в районе чрезвычайной ситуации, сам по себе не является основанием для взыскания выплаты за утрату имущества первой необходимости при отсутствии документальных доказательств утраты такого имущества.
В апелляционном порядке отменено несколько решений Лесозаводского районного суда по искам граждан, пострадавших в результате ливневых дождей, вызванных тайфуном «Лайонрок», предъявленным к администрации городского округа, департаменту труда и социального развития Приморского края, о признании права на выплату финансовой помощи в связи с частичной утратой имущества первой необходимости.
Удовлетворяя иски и признавая за гражданами право на получение финансовой помощи в размере 50 000 рублей, предусмотренной подпунктом «д» пункта 2 Правил выделения бюджетных ассигнований из резервного фонда Правительства РФ по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и последствий стихийных бедствий, утвержденных постановлением Правительства РФ от 15 февраля 2014 года № 110, суд первой инстанции исходил из того, что комиссия, созданная органом местного самоуправления, не проверяла факт утраты имущества первой необходимости, в то время как допрошенные в суде свидетели подтвердили частичную утрату имущества истцов.
Отменяя решения по апелляционной жалобе департамента труда и социального развития Приморского края и принимая новое решение об отказе в иске, суд апелляционной инстанции указал, что в соответствии с положениями статьи 18 Федерального закона «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» граждане имеют право на возмещение ущерба, причиненного их здоровью и имуществу вследствие чрезвычайных ситуаций. Правила выделения бюджетных ассигнований из резервного фонда Правительства РФ по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и последствий стихийных бедствий утверждены постановлением Правительства РФ от 15 февраля 2013 года № 110 (ред. от 30 сентября 2015 года). Подпунктом «д» пункта 2 указанных Правил предусмотрено, что бюджетные ассигнования из резервного фонда выделяются федеральным органам исполнительной власти и органам исполнительной власти субъектов РФ для частичного покрытия расходов на оказание гражданам финансовой помощи в связи утратой ими имущества первой необходимости (из расчета за частично утраченное имущество – 50 тысяч рублей на человека, за полностью утраченное имущество – 100 тысяч рублей на человека).
Порядок оказания финансовой помощи установлен постановлением Администрации Приморского края от 2 сентября 2016 года № 413-па (ред. от 11 октября 2016 года) «О мерах по ликвидации последствий чрезвычайной ситуации природного характера в результате продолжительных ливневых дождей на территории Приморского края в августе – сентябре 2016 года за счет средств, выделяемых из федерального и краевого бюджетов». Согласно пункту 2.2 указанного постановления формирование списка пострадавших граждан, нуждающихся в оказании финансовой помощи в связи с частичной утратой ими имущества первой необходимости осуществляется на основании, в том числе актов обследования жилых домов, квартир, находящихся на первых этажах многоквартирных домов и поврежденных в результате чрезвычайной ситуации, составленных комиссией, создаваемой органами местного самоуправления муниципальных образований Приморского края.
Обращаясь с требованиями о предоставлении финансовой помощи, истцы не доказали право на получение указанной социальной выплаты, не представили доказательства утраты ими имущества первой необходимости. Актами, составленными уполномоченными органами, утрата имущества первой необходимости не подтверждена.
Свидетельские показания, на основании которых суд сделал вывод о частичной утрате имущества, являются не достаточными для получения финансовой помощи, поскольку процедура, предшествующая назначению выплаты, не соблюдена.
Само по себе наличие у истцов жилого помещения, находящегося в районе чрезвычайной ситуации, при отсутствии документальных доказательств утраты имущества первой необходимости основанием для удовлетворения иска служить не может.

Споры, связанные с применением семейного, жилищного и наследственного законодательства.

5. В случае заключения одним из супругов в период брака кредитного договора, такой долг может быть признан общим лишь при наличии обстоятельств, вытекающих из пункта 2 статьи 45 Семейного кодекса РФ, если судом установлено, что все полученное по обязательствам одного из супругов, было использовано им на нужды семьи.
Решением Пограничного районного суда произведен раздел имущества между супругами С., в удовлетворении требований о разделе долгов по кредитным обязательствам отказано.
Апелляционным определением судебной коллегии краевого суда решение отменено и принято новое решение о разделе имущества супругов, в том числе удовлетворено требование о признании кредитных обязательств по кредитным договорам со Сбербанком России от 24 июля 2013 года и от 14 ноября 2013 года общими долгами супругов, произведен их раздел в равных долях: по кредитному договору от 24 июля 2013 года в размере 493 576 рублей за каждым, по кредитному договору от 14 ноября 2013 года – в размере 229 753 рубля за каждым.
Президиум краевого суда отменил апелляционное определение в части раздела кредитных обязательств и направил дело на новое апелляционное рассмотрение.
Отменяя решение суда и удовлетворяя требования о распределении долгов по кредитным договорам, суд апелляционной инстанции исходил из того, что в соответствии со статьями 34, 39 Семейного кодекса РФ отнесение обязательств одного из супругов по договорам с банком к совместному долгу супругов презюмируется, так как кредиты получены в период брака и расходование денежных средств на нужды семьи предполагается, пока не доказано иное.
Такой вывод основан на неправильном толковании норм материального права и противоречит принципу единства судебной практики.
В соответствии с пунктом 2 статьи 35 Семейного кодекса РФ, пунктом 2 статьи 253 ГК РФ установлена презумпция согласия супруга на действия другого супруга по распоряжению общим имуществом.
Однако положения о том, что такое согласие предполагается также в случае возникновения у одного из супругов долговых обязательств перед третьими лицами, действующее законодательство не содержит.
Согласно пункту 1 статьи 45 Семейного кодекса РФ по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга, тем самым допускается существование у каждого из супругов собственных обязательств.
В силу пункта 3 статьи 380 ГК РФ обязательство не создает обязанностей для иных лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц).
Следовательно, в случае заключения одним из супругов кредитного договора, такой долг может быть признан общим лишь при наличии обстоятельств, вытекающих из пункта 2 статьи 45 Семейного кодекса РФ, бремя доказывания которых лежит на стороне, претендующей на распределение долга.
Таким образом, для распределения долга в соответствии с пунктом 3 статьи 39 Семейного кодекса РФ, согласно которому общие долги супругов при разделе общего имущества супругов распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям, суд должен установить, что обязательство является общим, то есть возникло по инициативе обоих супругов в интересах семьи, либо является обязательством одного из супругов, по которому все полученное было использовано на нужды семьи.
Поскольку суд апелляционной инстанции не выяснял вопрос о том, были ли использованы денежные средства, полученные ответчиком по кредитным договорам, на нужды семьи, дело в части раздела долга по кредитным договорам направлено на новое апелляционное рассмотрение.

6. При выселении собственником бывшего супруга из жилого помещения, приобретенного до брака, но с использованием заемных денежных средств (например, по договору ипотечного кредитования), следует проверять, не производилось ли дальнейшее исполнение кредитного обязательства из совместных средств супругов.
Х. обратился с иском к бывшей супруге Х. о выселении, указывая на то, что состоял в браке с 26 октября 2013 года. До заключения брака по договору купли-продажи с использованием средств ипотечного кредита от 25 октября 2013 года приобрел квартиру во Владивостоке. Право собственности зарегистрировано за ним 30 октября 2013 года. В указанной квартире с 28 февраля 2014 года зарегистрирована по месту жительства его супруга Х., 22 апреля 2014 года у них родилась дочь. На основании решения мирового судьи от 28 декабря 2015 года брак с Х. расторгнут. В связи с этим она перестала быть членом его семьи и утратила право пользования жилым помещением, которое должна освободить.
Удовлетворяя иск и выселяя Х., Первомайский районный суд пришел к выводу о том, что квартира не является совместно нажитым имуществом супругов, поскольку приобретена на личные средства истца. Договор купли-продажи и передача денежных средств за квартиру имели место до вступления в брак. Государственная регистрация права собственности на квартиру в период брака 30 октября 2013 года не имеет правового значения, поскольку определяющим является момент возникновения основания приобретения жилого помещения и источник его оплаты, в связи с этим за бывшей супругой не может быть сохранено право пользования жилым помещением.
Судебная коллегия согласилась с выводом суда, но приняла во внимание, что в квартире зарегистрирован и проживает ребенок, 22 апреля 2014 года рождения, в связи с чем сохранила за ответчицей право пользования жилым помещением до достижения дочерью трех лет (фактически на три месяца).
Постановлением президиума краевого суда судебные постановления отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Суды первой и второй инстанции неправильно истолковали и применили положения статей 34, 36 Семейного кодекса Российской Федерации, согласно которым к общему имуществу супругов относятся приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи и любое другое нажитое супругами в период брака имущество, независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства. Не является общим совместным имущество, приобретенное хотя и во время брака, но на личные средства одного из супругов, принадлежавшие ему до вступления в брак.
Установлено, что по договору купли-продажи от 25 октября 2013 года квартира приобретена истцом за 3 750 000 рублей, в том числе за счет собственных средств в размере 750 000 рублей и за счет ипотечного займа в размере 3 000 000 рублей. Срок пользования займом установлен до 30 сентября 2028 года.
Брак между сторонами зарегистрирован на следующий день после заключения договора купли-продажи, из чего следует, что выплаты по договору займа производились в период брака. Поэтому обстоятельством, имеющим значение по делу, является установление источника денежных средств, из которого исполнялось обязательство по договору займа.
В силу пункта 1 статьи 34 СК РФ доходы супругов в период брака являются их совместной собственностью. Доказательств погашения кредита за счет личных средств истца суду не представлено, что дает основания для вывода о том, что квартира, приобретенная по возмездной сделке на общие средства супругов, является их совместно нажитым имуществом.
Суд первой инстанции не учел, что бывшая супруга вселена в квартиру как член семьи собственника жилого помещения, зарегистрирована и проживает в ней вместе с дочерью, 2014 года рождения, которая также зарегистрирована по указанному адресу. В отношении нее истец исполняет алиментные обязательства, при этом сам в квартире не проживает и не зарегистрирован.
Согласно части 4 статьи 31 ЖК РФ, если у бывшего члена семьи собственника жилого помещения отсутствуют основания приобретения или осуществления права пользования иным жилым помещением, а также, если имущественное положение бывшего члена семьи собственника жилого помещения и другие заслуживающие внимание обстоятельства не позволяют ему обеспечить себя иным жилым помещением, право пользования жилым помещением, принадлежащим указанному собственнику, может быть сохранено за бывшим членом его семьи на определенный срок на основании решения суда.
Признавая бывшую супругу прекратившей право пользования жилым помещением, суд не принял во внимание, что это существенно нарушает права несовершеннолетнего ребенка на совместное проживание с матерью и противоречит пункту 2 статьи 54, пункту 1 статьи 63 СК РФ.
Суд апелляционной инстанции, сохраняя за матерью право пользования квартирой на три месяца, не учел разъяснения пункта 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 2 июля 2009 года № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса РФ», согласно которым при определении продолжительности срока, на который за бывшим членом семьи собственника жилого помещения сохраняется право пользования, следует исходить из принципа разумности и справедливости, конкретных обстоятельств каждого дела, учитывая материальное положение бывшего члена семьи, возможность совместного проживания сторон в одном жилом помещении и другие заслуживающие внимание обстоятельства.
Поскольку ответчик вселена в квартиру в качестве члена семьи истца и проживает там постоянно вместе с ребенком, они не имеют другого жилого помещения, у судебной коллегии не имелось оснований для ее выселения с сохранением права пользования жилым помещением всего лишь на три месяца.

7. При возмещении одним из родителей ущерба, причиненного несовершеннолетним в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет и не имеющим собственного дохода, этот родитель вправе требовать с другого родителя половины выплаченных денежных средств, если ответчик не доказал отсутствие своей вины в неосуществлении должного надзора за ребенком.
Мать несовершеннолетнего У. обратилась с иском к его отцу У. о взыскании дополнительно понесенных расходов на ребенка, указывая, что она погасила перед бюджетом ущерб в размере 405 834 рубля, причиненный преступлением (незаконная рубка лесных насаждений в особо крупном размере), совершенным ее сыном в 17-летнем возрасте. Просила взыскать с ответчика половину выплаченных денежных средств.
Решением Кавалеровского районного суда иск удовлетворен.
Удовлетворяя иск, суд первой инстанции исходил из того, что в соответствии со статьей 1074 ГК РФ несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет несут ответственность за причиненный вред на общих основаниях (пункт 1). В случае отсутствия у несовершеннолетнего дохода, достаточного для возмещения вреда, вред должен быть возмещен его родителями (пункт 2). Такая обязанность возлагается на обоих родителей, независимо от того, проживают они с ребенком или отдельно.
Отменяя решение суда и принимая новое решение об отказе в иске, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что не имеется указанных в исковом заявлении и предусмотренных статьей 86 СК РФ оснований для возложения на второго родителя обязанности по несению дополнительных расходов на ребенка.
По кассационной жалобе истца президиум краевого суда отменил апелляционное определение и оставил в силе решение суда первой инстанции.
В абзаце 3 пункта 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 года № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой ГК РФ» разъяснено, что по смыслу части 1 статьи 196 ГПК РФ суд определяет, какие нормы права следует применить к установленным обстоятельствам. Суд также указывает мотивы, по которым не применил нормы права, на которые ссылались лица, участвующие в деле. В связи с этим ссылка истца в исковом заявлении на не подлежащие применению в данном деле нормы права сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования.
Отказывая в удовлетворении исковых требований по мотиву невозможности применения к возникшим отношениям положений статьи 86 СК РФ об алиментных обязательствах, судебная коллегия не учла, что суд первой инстанции при разрешении спора руководствовался нормами ГК РФ об ответственности за вред, причиненный несовершеннолетним. Установив, что родители не доказали отсутствие своей вины в безответственном отношении к воспитанию сына и неосуществлении должного надзора за ним, суд первой инстанции обоснованно возложил на ответчика равную с истцом обязанность по возмещению ущерба.
Принимая новое решение об отказе в иске, суд апелляционной инстанции не установил отсутствие вины отца в ненадлежащем воспитании сына, доказательства в подтверждение этого не привел, тем самым отменил решение суда без предусмотренных законом оснований.

8. Возникший между заинтересованными лицами спор о праве на наследство, основанный на совершенном нотариальном действии, рассматривается судом в порядке искового производства с участием наследников в качестве истца и ответчика. Нотариус субъектом спорных материальных отношений не является, поэтому не может быть ответчиком по делу.
Е.А. обратился в суд с иском к нотариусу Е. о признании свидетельства о праве на наследство по завещанию недействительным, указывая, что 19 апреля 2012 года нотариус выдал свидетельство на имя его брата Е.Б. на наследственное имущество в виде 4/9 долей в праве собственности на квартиру во Владивостоке. Свидетельство выдано на основании завещания Е.К., которое решением суда от 7 мая 2013 года признано недействительным. Поэтому истец просил признать недействительным свидетельство о праве на наследство по завещанию и обязать нотариуса аннулировать указанное свидетельство.
Решением Фрунзенского районного суда иск удовлетворен: признано недействительным свидетельство о праве на наследство по завещанию, выданное нотариусом. На нотариуса Е. возложена обязанность аннулировать указанное свидетельство.
По апелляционной жалобе Е.Б. – брата истца, который не был привлечен к участию в деле, суд апелляционной инстанции отменил решение суда и перешел к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции, Е.Б. привлечен к участию в деле в качестве третьего лица.
Отменяя решение суда и принимая новое решение о признании недействительным свидетельства о праве на наследство по завещанию, суд апелляционной инстанции пришел к такому же выводу, что и суд первой инстанции, и возложил на нотариуса обязанность аннулировать выданное свидетельство о праве на наследство по завещанию.
Постановлением президиума краевого суда апелляционное определение отменено по кассационной жалобе нотариуса с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.
В соответствии со статьей 49 Основ законодательства о нотариате, утвержденных Верховным Советом РФ 11 февраля 1993 года № 4462-1, заинтересованное лицо, считающее неправильным совершенное нотариальное действие или отказ в совершении нотариального действия, вправе подать об этом жалобу в районный суд по месту нахождения государственной нотариальной конторы (нотариуса, занимающегося частной практикой) (часть 1). Возникший между заинтересованными лицами спор о праве, основанный на совершенном нотариальном действии, рассматривается судом или арбитражным судом в порядке искового производства (часть 2).
Аналогичная норма содержится в части 3 статьи 310 ГПК РФ.
По делу установлено, что после смерти Е.К., завещавшей имущество брату истца Е.Б., нотариус на основании завещания выдал Е.Б. свидетельство о праве на наследство по завещанию от 19 апреля 2012 года. В дальнейшем решением суда от 7 мая 2013 года завещание признано недействительным. В связи с тем, что нотариус отказался аннулировать выданное на имя Е.Б. свидетельство о праве на наследство по завещанию, истец обратился с иском к нотариусу о признании указанного свидетельства недействительным.
Удовлетворяя исковые требования и возлагая на ответчика – нотариуса Е. обязанность аннулировать свидетельство, суд исходил из того, что завещание, на основании которого выдано свидетельство, признано недействительным. При этом суд первой инстанции не привлек к участию в деле в качестве ответчика Е.Б., в пользу которого выдано оспариваемое свидетельство, а суд апелляционной инстанции привлек его к участию в деле в качестве третьего лица.
Согласно части 1 статьи 38 ГПК РФ сторонами в гражданском процессе являются истец и ответчик. По смыслу указанной нормы стороны это лица, материально-правовой спор которых становится предметом судебного разбирательства.
Нотариус субъектом спорных материальных отношений не является, поэтому не может быть ответчиком по делу.
В пункте 95 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 года № 9 «О судебной практике по делам о наследовании» разъяснено, что при рассмотрении спора о праве, основанном на совершенном нотариальном действии, нотариус (уполномоченное должностное лицо), совершивший соответствующее нотариальное действие, привлекается к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельного требования относительно предмета спора.
Суд апелляционной инстанции не принял во внимание, что гражданско-правовой спор возник не между истцом и нотариусом, а между двумя наследниками – братьями Е.А. и Е.Б., один из которых распорядился наследственным имуществом. В связи с этим нотариус в возникшем споре не может выступать ответчиком.
Является ошибочным и вывод суда об обязанности нотариуса аннулировать свидетельство о праве на наследство.
По смыслу пункта 2 статьи 1155 ГК РФ нотариус своим постановлением аннулирует ранее выданное свидетельство о праве на наследство и выдает новое свидетельство в случае отсутствия спора между наследниками.
В данном случае возник спор о праве между наследниками, который должен быть разрешен по существу в судебном порядке (пункты 41 и 42 указанного постановления Пленума).
В случае принятия судом решения о признании свидетельства о праве на наследство недействительным не требуется его дополнительного аннулирования нотариусом.
Как усматривалось из материалов дела, после вступления судебных постановлений в законную силу истец Е.А. обратился в суд с заявлением о взыскании с ответчика – нотариуса Е. судебных расходов в размере 35 000 рублей, понесенных им на оплату услуг представителя. Данный вопрос судом по существу не рассмотрен в связи с отменой в кассационном порядке апелляционного определения.

9. Российская Федерация, являясь наследником по закону в отношении выморочного движимого имущества, может быть привлечена к ответственности по долгам умершего наследодателя в пределах стоимости такого наследственного имущества, только если оно реально перешло во владение государства.
Банк обратился с иском к территориальному управлению Росимущества по Приморскому краю о взыскании денежной суммы, указывая, что Р. являлась заемщиком по двум кредитным договорам, заключенным в 2012 и 2013 годах. 13 августа 2015 года Р. умерла. Размер задолженности Р. перед банком составил 374 359 рублей. Наследники умершей за принятием наследства не обращались. Согласно имеющимся сведениям за Р. на праве собственности зарегистрирован автомобиль «Тойота Пассо», 2010 года выпуска, который является выморочным имуществом. Рыночная стоимость аналогичных автомобилей составляет от 260 000 до 400 000 рублей. Поэтому банк просил взыскать с управления кредитную задолженность в пределах стоимости наследственного имущества, перешедшего к государству.
Решением Фрунзенского районного суда иск удовлетворен. С территориального управления Росимущества по Приморскому краю в пользу банка взыскано 374 359 рублей и расходы по оплате госпошлины 6 944 рубля.
Апелляционным определением судебной коллегии краевого суда решение суда отменено и принято новое решение об отказе в иске.
Удовлетворяя исковые требования и взыскивая в пользу банка кредитную задолженность, суд первой инстанции исходил из того, что автомобиль, зарегистрированный на имя Р., является выморочным имуществом. Право собственности на него перешло к государству, которое в силу положений статей 309, 810, 1151, 1152, 1175 ГЕ РФ несет ответственность по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.
Отменяя решение суда и принимая новое решение об отказе в иске, суд апелляционной инстанции указал, что Российская Федерация как наследник по закону выморочного имущества может нести ответственность по долгам наследодателя в пределах перешедшего к ней наследственного имущества (пункт 1 статья 1175 ГК РФ). За счет выморочного имущества и в пределах его стоимости подлежат возмещению необходимые расходы, в том числе и расходы на охрану наследства и управление им (пункт 1 статьи 1174 ГК РФ), которые возмещаются до уплаты долгов кредиторам наследодателя (пункт 2 названной статьи).
Свидетельство о праве на наследство удостоверяет юридическое основание, определяющее переход к наследнику прав собственности, других прав и обязанностей, принадлежавших наследодателю при его жизни.
Отсутствие свидетельства о праве на наследство само по себе не может являться препятствием для обращения с иском к наследнику, принявшему наследство.
Однако для обращения взыскания на государственный бюджет необходимо установить, существует ли фактически наследственное имущество, поскольку Российская Федерация как наследник выморочного имущества несет ответственность по долгам наследодателя только в пределах стоимости того имущества, которое фактически перешло во владение государства.
В материалах дела отсутствуют доказательства того, что транспортное средство, принадлежащее Р., имеется в наличии и перешло во владение Российской Федерации. Не представлены доказательства действительной стоимости автомобиля, кроме справки о средней стоимости аналогичных моделей.
Отсутствие спорного автомобиля как объекта наследства в случае погашения долга Российской Федерацией перед кредитором умершего приведет к невозможности возмещения государству понесенного ущерба за счет реализации выморочного имущества.

Гражданско-правовые споры

10. По спорам о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями государственных органов и их должностных лиц, суд апелляционной инстанции, установив неправильное определение судом первой инстанции органа, представляющего интересы публично-правового образования, обязан устранить такое нарушение путем привлечения в дело надлежащего распорядителя бюджетных средств по ведомственной принадлежности. Замена на стадии апелляционного рассмотрения дела органа, уполномоченного представлять интересы публично-правового образования, не является заменой ответчика в смысле статьи 41 ГПК РФ.
Л. обратилась с иском к Министерству финансов РФ, УМВД России по Приморскому краю о взыскании убытков, причиненных незаконным бездействием сотрудников УМВД России по городу Владивостоку при проведении проверки по ее заявлению о совершении преступления.
Решением Первореченского районного суда исковые требования удовлетворены, в пользу Л. с Министерства финансов РФ за счет казны Российской Федерации взысканы убытки в размере 15 000 рублей и судебные расходы 300 рублей.
Апелляционным определением судебной коллегии решение суда отменено и принято новое решение об отказе Л. в удовлетворении исковых требований.
Постановлением президиума краевого суда по кассационной жалобе Л. апелляционное определение отменено, дело направлено на новое апелляционное рассмотрение.
Удовлетворяя иск, суд первой инстанции ошибочно исходил из того, что на основании статей 1069, 1071 ГК РФ в возникших отношениях от имени Российской Федерации должно выступать Министерство финансов РФ.
Отменяя решение суда, суд апелляционной инстанции правильно указал, что в данном случае от имени государства выступает главный распорядитель средств федерального бюджета по ведомственной принадлежности – Министерство внутренних дел РФ, должностными лицами которого причинен вред (подпункт 1 пункта 3 статьи 158 Бюджетного кодекса РФ). Однако, исходя из того, что в суде апелляционной инстанции не применяются правила о замене ненадлежащего ответчика (часть 6 статьи 327 ГПК РФ), судебная коллегия отказала в удовлетворении исковых требований.
Выводы суда апелляционной инстанции основаны на неправильном применении норм материального и процессуального права.
Согласно положениям статьи 125 ГК РФ, пункта 3 статьи 158 Бюджетного кодекса РФ в суде от имени Российской Федерации по делам о возмещении вреда, причиненного незаконными решениями и действиями (бездействием) государственных органов либо должностных лиц этих органов, выступает главный распорядитель средств федерального бюджета по ведомственной принадлежности.
В пункте 15 постановления пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 года № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса РФ» разъяснено, что предъявление гражданином или юридическим лицом иска непосредственно к государственному органу или к органу местного самоуправления, допустившему нарушение, или только к финансовому органу само по себе не может служить основанием к отказу в удовлетворении иска. В этом случае суд привлекает в качестве ответчика по делу соответствующее публично-правовое образование и одновременно определяет, какие органы будут представлять его интересы в процессе.
В силу статей 16, 1069 ГК РФ ответчиком по иску о возмещении убытков, причиненных незаконными решениями и действиями (бездействием) государственных органов либо должностных лиц этих органов, является публично-правовое образование Российская Федерация.
В связи с этим замена органа, уполномоченного представлять публично-правовое образование в деле о возмещении убытков, не является заменой ответчика в смысле статьи 41 ГПК РФ.
Поскольку в возникших отношениях ответчиком является Российская Федерация, для привлечения в дело Министерства внутренних дел РФ, представляющего интересы государства, не требовалось процессуальной замены ответчика или привлечения в дело соответчика. Вывод суда апелляционной инстанции об отказе в иске по мотиву недопустимости замены на стадии апелляционного рассмотрения дела ненадлежащего ответчика является неправильным.

11. Земельные участки, расположенные на придомовой территории многоквартирного жилого дома, не могут передаваться в индивидуальную собственность собственников жилых помещений в указанном доме.
Ш. обратилась с иском к Т. о прекращении права собственности на земельный участок, указывая, что стороны проживают в многоквартирном жилом доме по ул. Набережная, 2 в пос. Волчанец. Ответчик Т. заняла придомовую территорию, прилегающую к окнам своей квартиры, сделала отдельный выход из квартиры, забетонировала дорожку, использует земельный участок под огород. Ссылаясь на то, что придомовая территория многоквартирного дома является собственностью собственников помещений жилого дома и право пользования одном из собственников не должно ущемлять права остальных собственников, просила прекратить право собственности Т., зарегистрированное в ЕГРП 19 июля 2016 года, на земельный участок с кадастровым номером 25:13:030204:2671, площадью 100 кв.м, категория земель: земли населенных пунктов, разрешенное использование: для ведения личного подсобного хозяйства.
Решением Партизанского районного суда в удовлетворении исковых требований отказано.
Апелляционным определением судебной коллегии краевого суда решение суда отменено и принято новое решение, которым исковые требования Ш. удовлетворены, прекращено право собственности Т. на спорный земельный участок.
Удовлетворяя исковые требований, суд первой инстанции исходил из того, что земельный участок под использование многоквартирного жилого дома по ул. Набережная, 2 в пос. Вочанец не сформирован, в связи с чем не доказан факт местоположения земельного участка ответчика в границах придомовой территории многоквартирного дома.
Отменяя решение суда и принимая новое решение об удовлетворении исковых требований, суд апелляционной инстанции указал, что земельный участок ответчика непосредственно прилегает к северо-западной стороне многоквартирного дома, следовательно, расположен на придомовой территории. В жилом доме расположено 14 квартир. Земельный участок ответчика огорожен двухметровым забором, используется под огород, на него оборудован отдельный выход из квартиры.
В соответствии с пунктом 13 статьи 39.20 ЗК РФ особенности приобретения прав на земельный участок, на котором расположены многоквартирный дом и иные входящие в состав общего имущества многоквартирного дома объекты недвижимого имущества, устанавливаются федеральными законами.
Согласно статье 16 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса РФ» в существующей застройке поселений земельный участок, на котором расположены многоквартирный дом и иные входящие в состав такого дома объекты недвижимого имущества, является общей долевой собственностью собственников помещений в многоквартирном доме (пункт 1). В случае, если земельный участок, на котором расположены многоквартирный дом и иные входящие в состав такого дома объекты недвижимого имущества, не сформирован, на основании решения общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме любое уполномоченное указанным собранием лицо вправе обратиться в органы государственной власти или органы местного самоуправления с заявлением о формировании земельного участка, на котором расположен многоквартирный дом (пункт 3). Формирование земельного участка, на котором расположен многоквартирный дом, осуществляется органами государственной власти или органами местного самоуправления (пункт 4). Со дня проведения государственного кадастрового учета земельного участка, на котором расположены многоквартирный дом и иные входящие в состав такого дома объекты недвижимого имущества, такой земельный участок переходит бесплатно в общую долевую собственность собственников помещений в многоквартирном доме (пункт 5).
Таким образом, каких-либо актов органов власти о возникновении права общей долевой собственности у собственников помещений в многоквартирном доме не требуется.
Согласно пункту 4 части 1 статьи 36 ЖК РФ собственникам помещений в многоквартирном доме принадлежит на праве общей долевой собственности общее имущество в многоквартирном доме, в том числе земельный участок, на котором расположен данный дом, с элементами озеленения и благоустройства, иные предназначенные для обслуживания, эксплуатации и благоустройства данного дома и расположенные на указанном земельном участке объекты. Границы и размер земельного участка, на котором расположен многоквартирный дом, определяются в соответствии с требованиями земельного законодательства и законодательства о градостроительной деятельности.
Положениями пункта 2 статьи 36 ЗК РФ, действовавшей до 1 марта 2015 года, также предусматривалось, что в существующей застройке земельные участки, на которых находятся сооружения, входящие в состав общего имущества многоквартирного дома, жилые здания и иные строения, предоставляются в качестве общего имущества в общую долевую собственность домовладельцев в порядке и на условиях, которые установлены жилищным законодательством.
Отказывая в иске, суд не учел, что образование за счет земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности, земельных участков для последующего предоставления в индивидуальную собственность отдельным собственникам квартир в многоквартирном доме, не соответствует требованиям земельного и жилищного законодательства. Поскольку земельный участок ответчика сформирован с нарушением требований закона, его право собственности на участок с кадастровым номером 25:13:030204:2671 подлежит прекращению.

Применение норм процессуального права

12. При наложении ареста на имущество лиц, не принимавших участие в уголовном деле, защита прав данных лиц осуществляется судом в порядке гражданского судопроизводства.
К. обратилась с иском к С., ООО «Ремонтно-строительная компания «КФК» об освобождении имущества от ареста, указывая, что она состоит в браке с С. с 2005 года. Между супругами заключен брачный договор, по условиям которого установлен раздельный режим собственности, все имущество, оформленное на имя каждого из супругов, является его личным имуществом. Постановлением Ленинского районного суда от 10 августа 2011 года наложен арест на имущество обвиняемого С.: жилые и нежилые помещения в городе Владивостоке. Приговором Приморского краевого суда от 17 декабря 2015 года С. осужден, арест указанного имущества сохранен. В связи с тем, что данное имущество принадлежит ей, никогда не находилось в совместной или в долевой собственности С., просила суд освободить от ареста принадлежащее ей имущество.
Определением Первореченского районного суда, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, производство по гражданскому делу прекращено.
Постановлением президиума краевого суда судебные постановления отменены по кассационной жалобе К., дело направлено для рассмотрения в суд первой инстанции.
Из дела видно, что постановлением суда по уголовному делу от 10 августа 2011 года наложен арест на имущество обвиняемого С. в виде 1/2 доли в праве на двухэтажный жилой дом, нежилые помещения, квартиру во Владивостоке, причитающиеся ему в качестве супружеской доли в совместно нажитом имуществе. Арест наложен в обеспечение имущественных взысканий и конфискации имущества, которые могут быть назначены обвиняемому С.
Приговором суда от 17 декабря 2015 года С. осужден к 14 годам лишения свободы со штрафом в размере 300 000 рублей, с него в пользу гражданского истца ООО «Ремонтно-строительная компания «КФК» взыскано 30 миллионов рублей, за гражданским истцом Ч. признано право на удовлетворение иска в порядке гражданского судопроизводства. В описательно-мотивировочной части приговора указано на отсутствие оснований для снятия ареста с указанного имущества.
Прекращая производство по делу, суды исходили из того, что заявление должно рассматриваться по правилам уголовного процессуального законодательства, поскольку арест наложен в рамках уголовного дела.
Выводы суда противоречат требованиям части 2 статьи 442 ГПК РФ, согласно которой заявленный лицами, не принимавшими участие в деле, спор, связанный с принадлежностью имущества, на которое обращено взыскание, рассматривается судом по правилам искового производства. Иски об освобождении имущества от ареста (исключении из описи) предъявляются к должнику и взыскателю.
Таким образом, в случае наложения ареста на имущество лиц, не принимавших участие в уголовном деле, защита прав данных лиц осуществляется судом в порядке искового производства, поскольку предполагает разрешение спора о принадлежности имущества.

ПО АДМИНИСТРАТИВНЫМ ДЕЛАМ

Глава 21 Кодекса административного судопроизводства РФ.
1. Субсидия из местного бюджета юридическим лицам предоставляется по инициативе местных органов власти, которые самостоятельно определяют условия ее предоставления и категории ее получателей (подпункт 3 пункта 2 статьи 78 БК РФ). Определение органом местного самоуправления категории лиц для предоставления им поддержки в сфере пассажирских перевозок и багажа городским автомобильным транспортом на территории городского округа не противоречит положениям Федерального закона от 26 июля 2006 года № 135-ФЗ «О защите конкуренции».
Прокурор обратился в суд с административным исковым заявлением об оспаривании постановления администрации города Владивостока, которым установлен порядок предоставления субсидий юридическим лицам (за исключением субсидий муниципальным учреждениям), индивидуальным предпринимателям в целях возмещения части затрат, связанных с оказанием услуг по перевозке пассажиров и багажа городским автомобильным транспортом на территории Владивостокского городского округа.
В обоснование требований указал, что оспариваемый акт противоречит действующему федеральному законодательству о защите конкуренции, создает неравные (дискриминационные) условия допуска к муниципальному ресурсу в виде субсидий иным участникам пассажирских перевозок по отношению к муниципальным предприятиям.
Решением суда первой инстанции административное исковое заявление прокурора удовлетворено, оспариваемый акт признан недействующим.
Признавая указанное положение недействующим, суд исходил из того, что оспариваемая норма противоречит пункту 8 части 1 статьи 15 Федерального закона от 26 июля 2006 года № 135-ФЗ «О защите конкуренции», предусматривающей запрет на создание дискриминационных условий.
Судебная коллегия по административным делам с такими выводами не согласилась, отменила решение суда и приняла новое решение об отказе в удовлетворении административного искового заявления прокурора, указав следующее.
Статьей 78 Бюджетного кодекса РФ субсидии юридическим лицам (за исключением субсидий государственным (муниципальным) учреждениям), индивидуальным предпринимателям, а также физическим лицам – производителям товаров, работ, услуг предоставляются на безвозмездной и безвозвратной основе в целях возмещения недополученных доходов и (или) финансового обеспечения (возмещения) затрат в связи с производством (реализацией) товаров (за исключением подакцизных товаров, кроме автомобилей легковых и мотоциклов, винодельческих продуктов, произведенных из выращенного на территории Российской Федерации винограда), выполнением работ, оказанием услуг (пункт 1).
Из местного бюджета субсидии юридическим лицам предоставляются в случаях и порядке, предусмотренных решением представительного органа муниципального образования о местном бюджете и принимаемыми в соответствии с ним муниципальными правовыми актами местной администрации или актами уполномоченных ею органов местного самоуправления (подпункт 3 пункта 2 статьи 78 БК РФ).
Установление оспариваемой нормой категории лиц, осуществляющих регулярные пассажирские перевозки на территории городского округа на автобусах, принадлежащих муниципальному образованию, не противоречит положениям пункта 8 части 1 статьи 4 и пункта 7 части 1 статьи 15 Федерального закона от 26 июля 2006 года № 135-ФЗ, поскольку органы местного самоуправления вправе самостоятельно определять условия предоставления субсидий производителям товаров, работ и услуг в целях возмещения недополученных доходов и определять категории получателей.
Положением о поддержке и предоставлении субсидий из бюджета отдельным категориям действующих муниципальных предприятий, осуществляющих внутригородские перевозки пассажиров городским транспортом, производственная деятельность которых имеет для публичного образования особое значение, каких-либо преимуществ отдельным хозяйствующим субъектам не предоставляется.
Целями Федерального закона о защите конкуренции являются обеспечение единства экономического пространства, свободного перемещения товаров, свободы экономической деятельности в Российской Федерации, защита конкуренции и создание условий для эффективного функционирования товарных рынков.
Следовательно, нормы Закона о защите конкуренции не регулирует вопросы, связанные с получением субсидий.

Глава 22 Кодекса административного судопроизводства РФ.

2. Обязанность по ликвидации стихийной свалки возлагается на лицо, ответственное за организацию такой свалки. По общему правилу лицом, ответственным за ликвидацию отходов, является собственник отходов –юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, производящие отходы, в собственности которых они находятся. Если это лицо не установлено, собственниками отходов признаются органы местного самоуправления, юридические лица или индивидуальные предприниматели, ответственные за территории, на которых эти отходы находятся.
Прокурор Ленинского района города Владивостока обратился в суд с иском к администрации города Владивостока, департаменту по жилищно-коммунальному хозяйству и топливным ресурсам Приморского края (далее – департамент по ЖКХ) о ликвидации стихийных свалок твердых бытовых отходов, выявленных на территории Ленинского района города Владивостока в ходе прокурорской проверки.
Решением Ленинского районного суда, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, требования прокурора удовлетворены. На департамент по ЖКХ возложена обязанность по сбору, транспортированию, обработке, утилизации, обезвреживанию и захоронению ТБО, размещенных в указанных точках координат. На администрацию города Владивостока возложена обязанность участвовать в организации обработки, утилизации, обезвреживания, захоронения ТБО со свалки отходов, размещенных в указанных точках координат.
Постановлением президиума краевого суда судебные постановления отменены по кассационной жалобе департамента по ЖКХ.
Федеральным законом от 24 июня 1998 года № 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления» к полномочиям субъектов РФ в области обращения с отходами отнесена организация деятельности по сбору, транспортированию, обработке, утилизации, обезвреживанию и захоронению ТБО (статья 6). К полномочиям органов местного самоуправления муниципальных районов отнесено участие в организации указанной деятельности на территориях соответствующих районов (пункт 2 статьи 8).
Понятия несанкционированной (стихийной) свалки или ликвидация несанкционированной свалки в Федеральном законе № 89-ФЗ не установлены и не используются. В связи с этим ликвидация стихийных свалок ТБО не может быть отнесена к деятельности по сбору, накоплению, транспортированию, обработке, утилизации, обезвреживанию, размещению отходов, регламентированной указанным Федеральным законом, и не относится к компетенции департамента как органа, уполномоченного в сфере ЖКХ.
Понятие несанкционированной свалки отходов содержится в пункте 4.13 ГОСТа 30772-2001 «Межгосударственный стандарт. Ресурсосбережение. Обращение с отходами. Термины и определения», введенного постановлением Госстандарта России от 28 декабря 2001 года № 607-ст. Это территории, используемые, но не предназначенные для размещения на них отходов.
На территории Приморского края за организацию несанкционированной свалки отходов предусмотрена административная ответственность (статья 7.24 Закона Приморского края от 5 марта 2007 года № 466-КЗ «Об административных правонарушениях в Приморском крае»).
Таким образом, обстоятельством, имеющим значение для возложения обязанности по ликвидации несанкционированной свалки на конкретное лицо, является установление того, кто является ответственным за организацию такой свалки.
На основании пункта 7.8 ГОСТа 30772-2001 собственником отходов является юридическое лицо, индивидуальный предприниматель, производящие отходы, в собственности которых они находятся, и которые намерены осуществлять заготовку, переработку отходов и другие работы по обращению с отходами, включая их отчуждение.
Если это лицо не установлено, собственником отходов являются органы местного самоуправления, юридические лица или индивидуальные предприниматели, ответственные за территории, на которых эти отходы находятся (Примечание к пункту 7.8 ГОСТа 30772-2001).
В связи с этим для правильного разрешения дела суду следовало установить лицо, виновное в организации несанкционированной свалки, или лицо, на чьей территории организована такая свалка. В зависимости от этого определить надлежащего ответчика по делу.
Поскольку эти обстоятельства суд не выяснял, судебные постановления отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

3. Действующее законодательство не содержит требований, возлагающих на образовательное учреждение обязанность вводить в штат образовательного учреждения должности медицинских работников. Медицинское обслуживание обучающихся осуществляется не самим образовательным учреждением, а работниками медицинских учреждений, которым образовательное учреждение должно предоставить для этого необходимые условия, в том числе помещение, соответствующее необходимым требованиям для оказания медицинской помощи.
Прокурор Надеждинского района обратился в суд с заявлением, в котором просил обязать муниципальное образовательное бюджетное учреждение «Средняя общеобразовательная школа № 1 с. Вольно-Надеждинское Надеждинского района» принять меры по обеспечению в полном объеме медицинского обслуживания учеников данного учреждения в рамках имеющейся лицензии с включением в штат образовательного учреждения медицинского работника, указывая, что в ходе проведенной проверки установлено отсутствие в штате медицинского работника, в связи с чем, по мнению прокурора, воспитанникам школы медицинская помощь не оказывается, профилактические и оздоровительные мероприятия не проводятся, что негативно сказывается на здоровье детей, нарушаются их права.
Решением Надеждинского районного суда, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии краевого суда, заявление прокурора удовлетворено.
Удовлетворяя требования прокурора, суды первой и второй инстанции на основании положений Федеральных законов «Об основах охраны здоровья граждан», «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», «Об образовании в Российской Федерации» пришли к выводу о том, что в образовательных организациях наряду с должностями педагогических работников, научных работников должны быть предусмотрены должности медицинских работников. Суды исходили из того, что в школе имеется медицинский кабинет, в котором есть необходимое оборудование для предоставления ученикам медицинских услуг, школа имеет лицензию на осуществление медицинской деятельности, но медицинский работник в штате образовательного учреждения отсутствует, в связи с чем обучающимся медицинская помощь не оказывается, санитарно-гигиенические, профилактические и оздоровительные мероприятия не проводятся.
Судебные постановления отменены Судебной коллегией по административным делам Верховного Суда РФ в связи с неправильным применением норм материального права и принято новое решение, которым прокурору в удовлетворении требований отказано.
Согласно частям 2 и 3 статьи 33 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» организация оказания первичной медико-санитарной помощи гражданам в целях приближения их к месту жительства, месту работы или обучения осуществляется по территориально-участковому принципу, предусматривающему формирование групп обслуживаемого населения по месту жительства, месту работы или учебы в определенных организациях, с учетом положений статьи 21 данного Закона. Первичная доврачебная медико-санитарная помощь оказывается фельдшерами, акушерами и другими медицинскими работниками со средним медицинским образованием.
Статьей 41 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» установлено, что организация охраны здоровья обучающихся (за исключением оказания первичной медико-санитарной помощи, прохождения периодических медицинских осмотров и диспансеризации) в организациях, осуществляющих образовательную деятельность, осуществляется этими организациями (часть 2). Организацию оказания первичной медико-санитарной помощи обучающимся осуществляют органы исполнительной власти в сфере здравоохранения. Образовательная организация обязана предоставить безвозмездно медицинской организации помещение, соответствующее условиям и требованиям для осуществления медицинской деятельности (часть 3).
Анализ законодательства свидетельствует о том, что медицинское обслуживание в образовательном учреждении осуществляется не самим образовательным учреждением, а работниками медицинских учреждений, которым образовательное учреждение должно предоставить для этого необходимые условия, в том числе помещение, соответствующее необходимым требованиям для оказания указанной помощи.
Санитарно-эпидемиологические требования к устройству, содержанию и организации режима работы дошкольных образовательных учреждений (СанПиН 2.4.1.3049-13, утверждены 15 мая 2013 года) также не содержат требований, возлагающих на образовательное учреждение обязанность осуществлять медицинское обслуживание воспитанников, а также вводить в штат образовательного учреждения должности медицинских работников.
Положения части 3 статьи 41 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» допускают возможность оказания медицинской помощи обучающимся работником образовательной организации, однако требуют выполнение для этого соответствующих условий, предусмотренных законодательством в сфере охраны здоровья.
Медицинская деятельность подлежит лицензированию. В соответствии с Положением о лицензировании медицинской деятельности, утвержденным постановлением Правительства РФ от 16 апреля 2012 года № 291, медицинскую деятельность составляют работы (услуги), которые выполняются, в том числе при оказании первичной медико-санитарной помощи.
Таким образом, образовательное учреждение может для обеспечения оказания обучающимся первичной медико-санитарной помощи заключать трудовой договор с медицинским работником только в случае получения соответствующей лицензии на осуществление медицинской деятельности (пункт 11 статьи 2 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»).
Часть 1 статьи 52 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» предусматривает возможность включения в штат образовательного учреждения медицинских работников.
Однако законодательство не устанавливает обязанность образовательного учреждения, даже в случае получения лицензии на право осуществления медицинской деятельности, включать в штатное расписание должность медицинского работника. Для организации работы медицинского кабинета школа может воспользоваться услугами организаций и учреждений здравоохранения, имеющих соответствующую лицензию. В этом случае медицинские работники с фактическим местом работы в образовательном учреждении являются штатными сотрудниками учреждения здравоохранения.
Организацию оказания медико-санитарной помощи обучающимся в образовательном учреждении согласно части 3 статьи 41 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» осуществляют органы исполнительной власти в сфере здравоохранения.

4. Действующее законодательство не предусматривает право государственного регистратора проверять обоснованность выдачи нотариусом свидетельства о праве на наследство, а также ставить под сомнение возникающие в порядке наследования права, подтвержденные таким свидетельством.
Судебной коллегией по административным делам Верховного Суда РФ в кассационном порядке отменено решение Фрунзенского районного суда и апелляционное определение судебной коллегии по административным делам краевого суда по административному иску С. об оспаривании отказа Управления Росреестра по Приморскому краю в государственной регистрации права собственности на объект недвижимости.
С., оспаривая отказ в государственной регистрации права, указывала на то, что на основании свидетельства о праве на наследство по закону является наследницей имущества (нежилого здания магазина) Ч., которое принадлежало ему на праве собственности на основании договора купли-продажи, удостоверенного государственным нотариусом.
Установлено, что 21 ноября 1995 года между К. (продавец) и Ч. (покупатель) заключен договор купли-продажи нежилого здания в городе Владивостоке, удостоверенный нотариусом и зарегистрированный в БТИ 5 декабря 1995 года. Согласно справке филиала по Приморскому краю ФГУП «Ростехинвентаризация – Федеральное БТИ» от 30 июля 2015 года по состоянию на 10 января 1996 года собственником объекта недвижимости являлся Ч.
21 октября 2015 года нотариусом выдано свидетельство о праве на наследство по закону (наследодатель Ч.), в соответствии с которым у С. возникло право собственности на недвижимое имущество – нежилое здание магазина, общей площадью 175, 9 кв.м.
3 декабря 2015 года Управление Росреестра по Приморскому краю отказало С. в совершении регистрационных действий на том основании, что в документах архивного фонда «Третья Владивостокская государственная нотариальная контора Приморского края» не обнаружен договор купли-продажи спорного здания под реестровым номером № 1-3388 от 21 ноября 1995 года. В реестре регистрации нотариальных действий за 1 августа – 19 октября 1995 года нотариальной конторы имеется реестровая запись № 1-3388 от 28 сентября 1995 года, удостоверяющая доверенность на вождение автомобиля.
Отказывая в удовлетворении иска, суды исходили из того, что в связи с возникновением у государственного регистратора сомнений в наличии оснований для государственной регистрации права имелись основания для правовой экспертизы представленных истцом документов. Согласно ответу Государственного архива Приморского края в архивном фонде договор купли-продажи под реестровым номером № 1-3388 не обнаружен, под указанным номером имеется реестровая запись, удостоверяющая доверенность на вождение автомобиля, следовательно, договор купли-продажи с таким же реестровым номером выдаваться не мог. Суды пришли к выводу о правомерном отказе территориального органа Росреестра в государственной регистрации права.
Отменяя судебные постановления и принимая новое решение о признании незаконным решения об отказе в государственной регистрации права и возложении обязанности рассмотреть заявление С. о государственной регистрации права, Судебная коллегия Верховного Суда РФ указала, что на основании положений пункта 2 статьи 8.1, абзаца 2 пункта 2 статьи 218, пункта 1 статьи 1110, пункта 4 статьи 1152 ГК РФ, если наследодателю (правопредшественнику) принадлежало недвижимое имущество на праве собственности, это право переходит к наследнику с момента открытия наследства.
В пункте 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 апреля 2010 года № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» разъяснено, что наследник вправе обратиться с заявлением о государственной регистрации перехода права собственности в орган, осуществляющий государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, после принятия наследства. В этом случае, если право собственности правопредшественника не было зарегистрировано в ЕГРП, правоустанавливающими являются документы, подтверждающие основание для перехода права в порядке правопреемства, а также документы правопредшественника, свидетельствующие о приобретении им права собственности на недвижимое имущество.
Согласно пункту 1 статьи 17 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (действовавшего на момент принятия оспариваемого решения) одним из оснований для государственной регистрации наличия, возникновения, прекращения, перехода прав на недвижимое имущество является свидетельство о праве на наследство. Правовая экспертиза представленных на государственную регистрацию прав правоустанавливающих документов, в том числе проверка законности сделки (за исключением нотариально удостоверенной сделки), проводится органом, осуществляющим государственную регистрацию прав, на предмет установления отсутствия предусмотренных данным законом оснований для отказа в государственной регистрации прав.
Вступившим в силу с 1 января 2017 года Федеральным законом от 13 июля 2015 года № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости» установлено, что основаниями для осуществления государственного кадастрового учета и (или) государственной регистрации прав являются, в том числе свидетельства о праве на наследство (пункт 4 части 2 статьи 14).
При осуществлении государственной регистрации прав на недвижимое имущество на основании нотариально удостоверенной сделки, свидетельства о праве на наследство, свидетельства о праве собственности на долю в общем имуществе супругов проверка законности такого нотариально удостоверенного документа государственным регистратором прав не осуществляется (часть 2 статьи 59 Федерального закона № 218-ФЗ).
Таким образом, законом не предусмотрено право государственного регистратора проверять обоснованность выдачи нотариусом свидетельства о праве на наследство, а также ставить под сомнение возникающие в порядке наследования права, подтвержденные таким свидетельством.
На государственную регистрацию права собственности на нежилое здание С. представила, в том числе свидетельство о праве на наследство по закону от 21 октября 2015 года, кадастровый паспорт здания от 30 сентября 2015 года, договор купли-продажи от 21 ноября 1995 года и справку ФГУП «Ростехинвентаризация – Федеральное БТИ» от 30 июля 2015 года.
Право собственности наследодателя на объект недвижимости зарегистрировано в порядке, который установлен действовавшим на тот момент законодательством, и никем не оспорено. С. подтвердила переход к ней в порядке наследования права собственности на нежилое здание и, поскольку в соответствии с пунктом 2 статьи 17 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» не допускается истребование у заявителя дополнительных документов, Управление Росреестра по Приморскому краю не могло отказать ей в проведении государственной регистрации прав по указанному выше основанию.

5. На основании пункта 1 статьи 46 Земельного кодекса РФ аренда земельного участка прекращается по основаниям и в порядке, которые предусмотрены гражданским законодательством, а также по иным основаниям и в порядке, установленном данной статьей. Согласно пункту 3 статьи 22 Земельного кодекса РФ по истечении срока договора аренды земельного участка его арендатор имеет при прочих равных условиях преимущественное право на заключение нового договора аренды земельного участка.
К. обратился в суд с административным иском об оспаривании решения администрации Артемовского городского округа об отказе в выдаче градостроительного плана земельного участка в связи с прекращением договора аренды земельного участка, заключенного с административным истцом.
Административный истец посчитал отказ противоречащим действующему законодательству, поскольку он является правообладателем земельного участка на основании договора аренды, который возобновлен на неопределенный срок по истечению установленного договором срока.
Удовлетворяя требования К., и возлагая на ответчика обязанность выдать градостроительный план земельного участка, суд первой инстанции руководствуясь положениями статей 610, 621 Гражданского кодекса РФ, пришел к выводу о том, что договор аренды между администрацией и истцом не расторгнут. Суд исходил из того, что истец продолжает пользоваться земельным участком в отсутствие возражений департамента земельных и имущественных отношений Приморского края, в связи с чем договор аренды земельного участка возобновлен на тех же условиях на неопределенный срок.
В апелляционном порядке решение суда первой инстанции отменено и в удовлетворении требований отказано. Судебная коллегия указала, что согласно пункту 1 статьи 610 Гражданского кодекса РФ договор аренды заключается на срок, определенный договором. В силу пункта 3 статьи 22 Земельного кодекса РФ по истечении срока договора аренды земельного участка его арендатор имеет при прочих равных условиях преимущественное право на заключение нового договора аренды земельного участка.
Как следует из договора аренды земельного участка от 30 января 2012 года, срок аренды земельного участка установлен с 18 декабря 2011 года по 17 декабря 2014 года, пунктом 6.3 договора предусмотрено, что действие договора прекращается с истечением срока аренды участка, определенного в пункте 2 настоящего договора.
При указанных обстоятельствах, признание судом договора аренды земельного участка возобновленным на тех же условиях на неопределенных срок, является ошибочным, противоречит условиям договора и положениям пункта 1 статьи 621 Гражданского кодекса РФ.
В силу положений статей 209, 264, 421 и 621 и статьи 22 Земельного кодекса РФ намерение арендатора продлить договор аренды земельного участка не означает, что у арендодателя возникает безусловная обязанность предоставить земельный участок в аренду на новый срок.
6. Лицензия на приобретение оружия выдается федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в сфере оборота оружия, или его территориальным органом по месту жительства гражданина Российской Федерации (статья 13 Федерального закона от 13 декабря 1996 года № 150-ФЗ «Об оружии»). Ограничение на приобретение оружия лицам, не имеющим постоянного места жительства, связано с необходимостью обеспечения государственного контроля за сохранностью оружия.
Дальнереченским районным судом Приморского края признано незаконным решение МО МВД России «Дальнереченский» об отказе в выдаче лицензии на приобретение огнестрельного оружия ограниченного поражения и патронов к нему в связи с тем, что Б. по месту своей регистрации не проживает, и у него отсутствуют условия, обеспечивающие сохранность оружия (патронов). Суд посчитал, что положения Федерального закона РФ «Об оружии» не требуют совпадения места жительства гражданина с адресом его регистрации по месту жительства.
Принимая решение, суд первой инстанции не учел, что ограничение на приобретение оружия лицам, не имеющим постоянного места жительства, связано с необходимостью обеспечения государственного контроля за сохранностью оружия.
В соответствии с частью 4 статьи 9 Федерального закона Российской Федерации от 13 декабря 1996 года № 150-ФЗ «Об оружии» основанием для отказа в выдаче лицензии является непредставление заявителем необходимых сведений либо представление им неверных сведений, а также невозможность обеспечения учета и сохранности оружия либо необеспечение этих условий. Реализацию права гражданина на приобретение оружия закон связывает с наличием у гражданина постоянного места жительства, отсутствие которого влечет отказ в выдаче лицензии на приобретение оружия на основании части 6 пункта 20 статьи 13 Закона об оружии.
Подтверждением гражданином сведений о месте постоянного жительства согласно Правилам регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 17 июля 1995 года № 713, является регистрация по месту жительства.
Регистрация по месту жительства подтверждается в отношении гражданина Российской Федерации соответствующей отметкой в паспорте либо свидетельством о регистрации по месту жительства.
Из материалов дела следует, что Б. является военнослужащим, зарегистрирован проживающим в воинской части, за ним на период прохождения военной службы закреплено табельное оружие, он пребывает в квартире на основании договора поднайма жилой площади, которая не является его местом жительства.
Поскольку положения Закона об оружии устанавливают обязательные условия, при соблюдении которых может быть выдана лицензия на приобретение огнестрельного оружия ограниченного поражения и патронов, а именно проживание по месту жительства, то отсутствие постоянного места жительства, проживание не по месту регистрации, либо наличие временного жилья, исключают выдачу лицензии на приобретение огнестрельного оружия.
7. Согласно пункту 1 части 1 статьи 47 закона от 2 октября 2007 года № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» в случаях фактического исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе, исполнительное производство судебным приставом-исполнителем оканчивается. Об окончании исполнительного производства выносится постановление с указанием на исполнение требований, содержащихся в исполнительном документе.
Решением Фрунзенского районного суда города Владивостока постановление судебного пристава-исполнителя МОСП УФССП России по Приморскому краю об окончании исполнительного производства о сносе самовольной постройки с вывеской «Армейский магазин «Арсенал», примыкающей к зданию, расположенному по адресу город Владивосток, ул. Адмирала Фокина, 14, признано законным. Суд указал, что одноэтажная постройка с вывеской «Армейский магазин «Арсенал» не согласуется с адресом местонахождения объекта, подлежащего сносу, указанным в исполнительном листе.
Между тем, судебный пристав-исполнитель, выходя на место, осмотрел здание, входящее в комплекс зданий с внутренним двором в исторической части города, только с одной стороны, где постройка, подлежащая сносу никогда не располагалась.
Таким образом, составленный судебным приставом-исполнителем акт совершения исполнительных действий не подтверждает факт исполнения требований исполнительного документа о сносе незаконно возведенной постройки и противоречит фактическим обстоятельствам дела.
При указанных обстоятельствах судебная коллегия отменила решение суда и приняла по делу новое решение об удовлетворении административных исковых требований.
8. В соответствии со статьей 39.8 Земельного кодекса РФ договор аренды земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности и расположенного в границах береговой полосы водного объекта общего пользования, заключается при условии обеспечения свободного доступа граждан к водному объекту общего пользования, его береговой полосе. Согласно статье 27 Земельного кодекса РФ указанные земельные участки не могут быть приватизированы.
Решением Фрунзенского районного суда города Владивостока признано незаконным решение департамента земельных и имущественных отношений Приморского края, которым отказано Е. в предварительном согласовании предоставления земельного участка и утверждении схемы его расположения на кадастровом плане территории для строительства индивидуального жилого дома, так как весь земельный участок расположен в водоохраной зоне, часть земельного участка площадью 8 кв.м расположена в береговой полосе, предназначенной для общего пользования.
Суд, оценив представленный административным истцом фрагмент карты градостроительного зонирования с отображением зон с особыми условиями пользования территории, входящей в состав Правил землепользования и застройки на территории Владивостокского городского округа, пришел к выводу о том, что испрашиваемый земельный участок не входит в зону береговой полосы в связи с отсутствием координат, подтверждающих нахождение земельного участка в водоохраной зоне и береговой полосе.
Судебная коллегия не согласилась с выводами суда первой инстанции, указав, что в результате проверки установлено, что вдоль границы всего земельного участка протекает ручей. Территории, которые примыкают к береговой линии ручья в соответствии с частью 1 статьи 65 Водного кодекса РФ являются водоохранными зонами (границам водного объекта), где устанавливается специальный режим осуществления хозяйственной и иной деятельности в целях предотвращения загрязнения, засорения, заиления указанных водных объектов и истощения их вод, а также сохранения среды обитания водных биологических ресурсов и других объектов животного и растительного мира.
Решение суда первой инстанции было отменено, по делу принято новое решение об отказе в удовлетворении административного иска.

Глава 29 Кодекса административного судопроизводства РФ.

9. В соответствии с частью 2 статьи 3 Федеральный закон от 6 апреля 2011 года № 64-ФЗ (ред. от 28.05.2017) «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы» содержащиеся в ней положения применяются только в случае, если лицо было осуждено за совершение преступления против половой неприкосновенности и половой свободы несовершеннолетнего.
Решением Шкотовского районного суда Приморского края М., осужденному по части 1 статьи 131, по части 1 статьи 132, по пункту «а» части 2 статьи 131 Уголовного кодекса РФ к 5 годам 9 месяцам лишения свободы за преступления, по которым потерпевшей являлась несовершеннолетняя, установлен административный надзор, как совершеннолетнему лицу, освобождаемому из мест лишения свободы и имеющему непогашенную либо неснятую судимость за совершение преступления против половой неприкосновенности и половой свободы несовершеннолетнего (за исключением лица, указанного в части 2.1 настоящей статьи) на основании части 2 статьи 3 Федерального закона от 6 апреля 2011 года № 64-ФЗ «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы».
Принимая решение, суд первой инстанции не учел, что М. осужден по части 1 статьи 131 Уголовного кодекса Российской Федерации за изнасилование, то есть половое сношение с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей. За преступления против половой неприкосновенности и половой свободы несовершеннолетнего М. осужден не был.
Решение Шкотовского районного суда отменено. В установлении административного надзора отказано, так как М. не был признан злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания, тогда как за лицами, освобождаемыми из мест лишения свободы и имеющих непогашенную или неснятую судимость за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления либо преступления при рецидиве преступлений, административный надзор устанавливается в случае признания их злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания (пункт 1 части 3 статьи 3 Закона).
10. Согласно части 2 статьи 3 Федерального закона от 6 апреля 2011 года № 64-ФЗ «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы» административный надзор устанавливается лицу, освобождаемому или освобожденного из мест лишения свободы независимо от наличия оснований, предусмотренных частью 3 настоящей статьи, только если такое лицо имеет непогашенную либо неснятую судимость за совершение преступления при опасном или особо опасном рецидиве преступлений.
Г. осужден приговором Приморского краевого суда за совершение особо тяжкого преступления, предусмотренного пунктами «д, ж, к» части 2 статьи 105 и статьи 115 УК РФ УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года, с назначением наказания в виде 16 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
Решением Артемовского городского суда установлен административный надзор до 23 мая 2015 года, освобождаемому из мест лишения свободы Г., имеющему непогашенную либо неснятую судимость за совершение преступления при опасном или особо опасном рецидиве преступлений.
Поскольку приговором Приморского краевого суда, кассационным определением Верховного Суда Российской Федерации в отношении Г. опасный или особо опасный рецидив преступлений не определен, оснований к установлению административного надзора не имелось. Решение районного суда отменно, в удовлетворении административного иска ФКУ ИК-20 ГУФСИН России по Приморского края об установлении административного надзора отказано.
Процессуальные вопросы
11. Для лиц, не участвующих в исполнительном производстве установлен исковой порядок для рассмотрения требований об отмене установленного судебным приставом-исполнителем запрета на распоряжение имуществом, в том числе запрета на совершение регистрационных действий в отношении имущества.
С. обратился в Уссурийский районный суд с иском об отмене установленного судебным приставом-исполнителем запрета на распоряжение принадлежащим ему имуществом в рамках исполнительного производства, стороной которого он не является.
Определением судьи исковое заявление оставлено без движения, истцу предложено оформить заявление в соответствии с положениями статей 125 и 126 КАС РФ.
Судебная коллегия отменила определение, направив исковое заявление в суд для решения вопроса принятия искового заявления к производству, поскольку судьей неправильно определен вид судопроизводства, в порядке которого исковое заявление подлежит рассмотрению и разрешению судом.
Для лиц, не участвующих в исполнительном производстве установлен исковой порядок для рассмотрения требований об освобождении имущества, включая исключительные имущественные права об отмене установленного судебным приставом-исполнителем запрета на распоряжение имуществом, в том числе запрета на совершение регистрационных действий в отношении имущества.
Указанные разъяснения содержатся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17 ноября 2015 года № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства».
12. Если лицо полагает, что государственным регистратором допущены нарушения при осуществлении государственной регистрации права или сделки, оно вправе обратиться в суд с заявлением в порядке административного судопроизводства.
Уссурийским районным судом прекращено производство об оспаривании отказа межрайонного отдела Управления Росреестра по Приморскому краю об исправлении технической ошибки в сведениях государственного кадастра недвижимости об объекте недвижимости в связи с тем, что заявление рассматривается и разрешается судом в порядке гражданского судопроизводства.
Судебная коллегия по административным делам отменила определение районного суда, указав, что заявленные С. требования об оспаривании решения государственного органа вытекают из публичных правоотношений и не носят гражданско-правового характера, поскольку не основаны на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности сторон.
Федеральная служба государственной регистрации, кадастра и картографии осуществляет государственную регистрацию прав на недвижимое имущество.
Если лицо полагает, что государственным регистратором допущены нарушения при осуществлении государственной регистрации права или сделки, оно вправе обратиться в суд с заявлением по правилам главы 22 Кодекса административного судопроизводства РФ, которым установлен порядок производства по административным делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих.

13. В судебном порядке обжалуются любые действия судебного пристава-исполнителя по исполнению исполнительного документа, отказ в их совершении, а также постановления судебного пристава-исполнителя.
З. обратился в суд с административным иском об оспаривании постановления о внесении изменений в ранее вынесенное постановление судебного пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства.
Определением судьи Фрунзенского районного суда города Владивостока административному истцу отказано в принятии административного искового заявления на основании пункта 3 части 1 статьи 128 Кодекса административного судопроизводства РФ, поскольку внесенные в постановление о возбуждении исполнительного производства исправления не нарушают права, свободы и законные интересы административного истца.
Между тем, оценка законности и обоснованности внесения изменений в постановление должностного лица службы судебных приставов, возможна только вместе с оценкой постановления, в которой внесены изменения, возможна при разрешении заявленных требований.
Судебная коллегия, отменяя определение судьи, указала, что вывод, сделанный судьей на стадии принятия административного искового заявления к производству о том, что права, свободы и законные интересы административного истца не нарушаются постановлением судебного пристава-исполнителя о внесении изменений в ранее вынесенное постановление о возбуждении исполнительного производства, является преждевременным.
14. Не требуется наличие высшего юридического образования у гражданина, который является административным истцом и намерен лично вести административное дело, рассматриваемые в порядке главы 22 КАС Российской Федерации.
Судья Советского районного суда города Владивостока возвратил административное исковое заявление Х., которым не были устранены недостатки и не представлены суду документы, подтверждающие наличие у него высшего юридического образования.
Судебная коллегия по административным делам отменила определение судьи.
Необходимость указывать в административном исковом заявлении сведения о высшем юридическом образовании возлагается на административного истца только при намерении лично вести административное дело, по которому настоящим Кодексом предусмотрено обязательное участие представителя. Административное дело по административному исковому заявлению об оспаривании решений, действий (бездействия) органа государственной власти не отнесено КАС РФ к той категории дел, по которым предусмотрено обязательное участие представителя, поэтому у административного истца по данной категории спора отсутствует обязанность по предоставлению сведений о высшем юридическом образовании.
15. Кодексом административного судопроизводства РФ не предусмотрена возможность обжалования определения суда об отводе или об отказе в отводе судьи. Участвующее в дел лицо, не лишено права включить возражения относительно данных определений в апелляционную жалобу на решение суда, принятое по результатам рассмотрения дела по существу.
Определением Советского районного суда города Владивостока частная жалоба на определение, которым отказано в отводе судьи, возвращена заявителю.
На указанное определение суда Б. подана частная жалоба.
В силу статьи 202 КАС РФ определение суда первой инстанции может быть обжаловано отдельно от обжалования решения суда, если это предусмотрено настоящим Кодексом, либо если определение суда препятствует дальнейшему движению административного дела.
Учитывая, что определение об отводе или об отказе в отводе не подлежит самостоятельному обжалованию, несогласие с этим определением может быть изложено в апелляционной или кассационной жалобе на решение суда, судебной коллегией частная жалоба оставлена без рассмотрения по существу.
16. Решение ФГКУ «Востокрегионжилье» Министерства обороны РФ об исключении из списков очередников может быть оспорено в соответствии со статьей 218 Кодекса административного судопроизводства РФ, если гражданин полагает, что нарушены его законные интересы, созданы препятствия к осуществлению его прав, свобод и реализации законных интересов.
П. обратился в суд с административным исковым заявлением о признании незаконным решения ФГКУ «Востокрегионжилье» Министерства обороны РФ о снятии его с учета нуждающихся в жилом помещении, предоставляемом по договору социального найма, и просил восстановить в списках очередников.
Определением судьи Уссурийского районного суда Приморского края П. отказано в принятии искового заявления.
Судебная коллегия по административным делам отменила определение в связи с неправильным определением судьей вида судебного производства, в котором подлежат рассмотрению заявленные требования.
Гражданин вправе обратиться в суд с требованием об оспаривании решений, действий (бездействия) государственного органа, если полагает, что нарушены его законные интересы, созданы препятствия к осуществлению его прав, свобод и реализации законных интересов в соответствии со статьей 218 Кодекса административного судопроизводства РФ.
Из содержания административного иска следует, что истцом ставится вопрос о соблюдении публичным органом порядка реализации Федерального закона от 27 мая 1998 года № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» и постановления Правительства Российской Федерации от 6 сентября 1998 года № 1054 «О порядке учета военнослужащих, подлежащих увольнению с военной службы, и граждан, уволенных с военной службы в запас или в отставку и службы в органах внутренних дел, а также военнослужащих и сотрудников Государственной противопожарной службы, нуждающихся в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства» при исключения его из списков очередников, нуждающихся в получении жилых помещений по договору социального найма.
Исходя из характера возникших правоотношений, непосредственно связанных с осуществлением ответчиком публичных полномочий административный истец обоснованно обратился в суд с административным исковым заявлением.
17. Суд прекращает производство по административному делу об оспаривании нормативных правовых актов, актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами, решений, действий (бездействия), нарушающих права, свободы и законные интересы неопределенного круга лиц, если имеется вступившее в законную силу решение суда, принятое по административному иску о том же предмете (пункт 2 части 1 статьи 194 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации).
Индивидуальный предприниматель Б. обратился в суд с административным исковым заявлением о признании недействующим постановления от 24 марта 2016 года №766-НПА в части нормативов водоотведения по составу сточных вод абонентам централизованной системы водоотведения МУП «Уссурийск-водоканал» (строки 2-7, 9-19, 21-22).
22 сентября 2016 года административное дело Уссурийским районным судом рассмотрено по существу.
Между тем 11 июля 2016 года проверена законность названного постановления тем же судом по административному иску ОАО «Примснабконтракт».
Поскольку имеется решение суда, вступившее в законную силу, которым по тем же основаниям проверена законность нормативного правового акта в части строки 2-7, 9-19, 21-22 оспариваемых индивидуальным предпринимателем Б. нормативов водоотведения на соответствие федеральному законодательству, то это обстоятельство исключает возможность рассмотрения в суде дела о том же предмете и по тем же основаниям, в связи с чем судебная коллегия решение суда первой инстанции отменила и прекратила производство по делу.

ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

Раздел I. Применение общих норм КоАП РФ

1.1. В связи с одним событием административного правонарушения может быть возбуждено только одно дело об административном правонарушении, по которому составлен один протокол и вынесено одно постановление, которым дело разрешается по существу.
Иностранный гражданин Х. находился на территории Российской Федерации, имея многократную рабочую визу сроком действия с 20 декабря 2015 года по 19 декабря 2016 года. Утратив паспорт, Х. остался пребывать на территории Российской Федерации. В связи с тем, что иностранный гражданин не подал в уполномоченный орган заявление об утрате паспорта и уклонился от выезда из Российской Федерации в отношении него 31 января 2017 года возбуждено дело об административном правонарушении по части 1.1 статьи 18.8 КоАП РФ.
Постановлением судьи Первомайского районного суда города Владивостока 31 января 2017 года производство по делу прекращено за отсутствием в действиях Х. состава административного правонарушения.
3 февраля 2017 года в отношении Х. вновь возбуждено дело об административном правонарушении за то, что он, не имея действующей визы и бланка уведомления о постановке на миграционный учет, в нарушении режима пребывания после 19 декабря 2016 года находился на территории Российской Федерации в отсутствии документов, подтверждающих право на пребывание (проживание) в Российской Федерации. Действия Х. квалифицированы по части 1.1 статьи 18.8 КоАП РФ.
Рассматривая дело в отношении Х., судья Фрунзенского районного суда города Владивостока пришел к выводу об отсутствии вины Х. в нарушении требований миграционного законодательства, повторив выводы, изложенные в постановлении судьи Первомайского районного суда города Владивостока от 31 января 2017 года.
Между тем судья Фрунзенского районного суда не учел, что дело в отношении Х., незаконно пребывающего на территории Российской Федерации после 19 декабря 2016 года уже было рассмотрено по существу судьей Первомайского районного суда города Владивостока. По данному делу судьей 31 января 2017 года принято решение, вступившее в законную силу.
Возбуждение 3 февраля 2017 года по тем же самым обстоятельствам в отношении того же иностранного гражданина по той же норме Кодекса РФ об административных правонарушениях дела об административном правонарушении противоречит принципу недопустимости повторного привлечения лица к административной ответственности за одно и то же правонарушение.
Решением судьи Приморского краевого суда постановление судьи Фрунзенского районного суда изменено, производство по делу об административном правонарушении в отношении Х., возбужденное 3 февраля 2017 года по части 1.1. статьи 18.8 КоАП РФ, прекращено по пункту 7 части 1 статьи 24.5 КоАП РФ, в связи с наличием по одному и тому же факту совершения противоправных действий (бездействия) лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, постановления о назначении административного наказания, либо постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении, предусмотренном той же статьей или той же частью статьи настоящего Кодекса или закона субъекта Российской Федерации, либо постановления о возбуждении уголовного дела.
1.2. С учетом установленного статьей 29.7 КоАП РФ порядка рассмотрения дела об административном правонарушении судья в судебном заседании заслушивает объяснения физического лица или законного представителя юридического лица, в отношении которых ведется производство по делу об административном правонарушении, показания других лиц, участвующих в производстве по делу, пояснения специалиста и заключение эксперта, исследует иные доказательства, а в случае участия прокурора в рассмотрении дела заслушивает его заключение. В случае необходимости осуществляет другие процессуальные действия в соответствии с настоящим Кодексом.
Судьей Приморского краевого суда отменено постановление судьи Лесозаводского районного суда о прекращении дела об административном правонарушении, возбужденное в отношении М. по части 1 статьи 20.1 КоАП РФ, за отсутствием события административного правонарушения
Основанием для отмены вышестоящим судом судебного акта и возвращения дела на новое судебное рассмотрение явилось нарушение судьей районного суда принципа непосредственности исследования доказательств.
Разрешая в отношении М. дело, судья признал недопустимыми доказательствами имеющиеся в материалах дела письменные объяснения свидетелей со ссылкой на нарушения статьи 25.6 КоАП РФ о разъяснении обязанностей и прав свидетеля, предупреждении об административной ответственности за дачу заведомо ложных показаний по статье 17.9 КоАП РФ.
Между тем при рассмотрении дела об административном правонарушении судья не принял мер к вызову в судебное заседание в качестве свидетелей лиц, которым известны относящиеся к событию административного правонарушения обстоятельства, не проверил правильность данных ими письменных объяснений и постановил окончательное решение по делу, нарушив тем самым требования КоАП РФ о полном, объективном, всестороннем исследовании обстоятельств каждого дела об административном правонарушении.
1.3. В соответствии с частью 3 статьи 29.10 КоАП РФ в постановлении по делу об административном правонарушении должны быть решены вопросы об изъятых вещах и документах, о вещах, на которые наложен арест, если в отношении их не применено или не может быть применено административное наказание в виде конфискации. При этом вещи и документы, не изъятые из оборота, подлежат возвращению законному владельцу, а при неустановлении его передаются в собственность государства в соответствии с законодательством Российской Федерации; вещи, изъятые из оборота, подлежат передаче в соответствующие организации или уничтожению.
Капитан-директор рыболовного траулера-рефрижератора Х. постановлением судьи Первомайского районного суда города Владивостока признан виновным в совершении правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 8.17 КоАП РФ, в связи с тем, что на прибывшем из Охото-Морской экспедиции в порт Владивосток судне была обнаружена неучтенная рыбопродукция. Должностному лицу назначено наказание в виде штрафа без конфискации.
Разрешая вопрос о судьбе вещественных доказательств, судья районного суда постановил возвратить обнаруженную на судне рыбопродукцию капитану Х.
Между тем, в соответствии со статьей 10 Федерального закона от 20 декабря 2004 года № 166-ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» водные биоресурсы находятся в федеральной собственности, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 настоящей статьи. Юридические лица и граждане, которые осуществляют рыболовство в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом, приобретают право собственности на добытые (выловленные) водные биоресурсы в соответствии с гражданским законодательством.
Из приведенной нормы следует, что юридические лица и граждане приобретают право собственности на законно добытые (выловленные) водные биологические ресурсы при осуществлении рыболовства в порядке, предусмотренном Федеральным законом «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов».
Арестованная на судне продукция, изготовленная из водных биологических ресурсов, имея производственную маркировку, являлась неучтенной, добытой с нарушением правил рыболовства. При таких обстоятельствах передача вещественных доказательств лицу, привлеченному к административной ответственности за нарушение правил рыболовства, исключается.
Решением судьи Приморского краевого суда арестованная рыбопродукция, соответствие качества которой установленным требованиям подтверждено материалами дела, передана в собственность государства, как не имеющая законного владельца.
1.4. Дела об административных правонарушениях, указанных в части 2 статьи 23.1 КоАП РФ, рассматриваются судьями в случаях, если орган или должностное лицо, к которым поступило дело о таком административном правонарушении, передает его на рассмотрение судье.
Рассматривая жалобу на постановление старшего государственного инспектора РФ в области охраны окружающей среды по Приморскому краю о назначении ООО «Д» за совершение административного правонарушения, предусмотренного статьей 8.2 КоАП РФ, административного штрафа в размере 100 000 рублей, судья Уссурийского районного суда пришел к выводу о нарушении должностным лицом административного органа правил подведомственности рассмотрения дела.
Отменяя постановление государственного инспектора Росприроднадзора по Приморскому краю, судья Уссурийского районного суда указал, что предусмотренная санкцией статьи 8.2 КоАП РФ возможность назначения наказания в виде административного приостановления деятельности юридического лица относит рассмотрение такого дела к подведомственности судьи районного суда. Нарушение правил подведомственности влечет за собой незаконность постановления должностного лица административного органа.
Вывод судьи противоречит установленным КоАП РФ положениям о подведомственности рассмотрения дел об административных правонарушениях.
Согласно части 2 статьи 23.29 КоАП РФ старшие государственные инспектора Российской Федерации в области охраны окружающей среды, в пределах своих полномочий вправе рассматривать дела об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 8.2 Кодекса, от имени органов, осуществляющих государственный экологический надзор.
Дела об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 8.2 КоАП РФ, рассматриваются судьями в случаях, если орган или должностное лицо, к которым поступило дело о таком административном правонарушении, передает его на рассмотрение судье (часть 2 статьи 23.1 Кодекса).
Согласно разъяснениям, содержащимся в подпункте «в» пункта 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 года № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» судьи рассматривают отнесенные к компетенции иных органов (должностных лиц) дела, указанные в части 2 статьи 23.1 КоАП РФ, при условии, что они были переданы на их рассмотрение в связи с тем, что уполномоченный орган (должностное лицо) с учетом характера совершенного правонарушения, личности лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, и других указанных в законе обстоятельств признал необходимым обсудить вопрос о возможности применения мер наказания, назначение которых отнесено к исключительной компетенции судей.
Оценив обстоятельства дела, возбужденного в отношении ООО «Д», государственный инспектор Росприроднадзора не усмотрел оснований для назначения юридическому лицу наказания в виде приостановления его деятельности и, действуя в пределах своих полномочий, назначил наказание в виде штрафа.
При таком положении вывод судьи Уссурийского районного суда о допущении должностным лицом административного органа существенных нарушений процессуальных требований при вынесении постановления о назначении наказания в виде административного штрафа за совершение административного правонарушения, предусмотренного статьей 8.2 КоАП РФ, судьей Приморского краевого суда признан ошибочным.
Решение судьи Уссурийского районного суда отменено, дело по жалобе ООО «Д» на постановление государственного инспектора Росприроднадзора РФ в отношении ООО «Д» возвращено на новое рассмотрение.
Аналогичная ошибка была допущена судьей Яковлевского районного суда при рассмотрении жалобы ООО «А» на постановление главного государственного санитарного врача о назначении наказания в виде административного штрафа за совершение административного правонарушения, предусмотренного статьей 6.3 КоАП РФ.
1.5. По результатам рассмотрения дела об административном правонарушении может быть вынесено постановление о назначении административного наказания либо постановление о прекращении производства по делу об административном правонарушении (часть 1 статьи 29.9 КоАП РФ). При этом КоАП РФ не содержит нормы, предусматривающей возможность формулировать выводы о виновности лица в постановлении о прекращении производства по делу об административном правонарушении по реабилитирующему основанию.
Постановлением инспектора ОБДПС ГИБДД УМВД России по городу Владивостоку прекращено производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 12.24 КоАП РФ в отношении П. на основании пункта 2 части 1 статьи 24.5 КоАП РФ.
П. обратился в суд с жалобой на постановление должностного лица административного органа, указав, что в постановлении о прекращении дела за отсутствием в действиях состава административного правонарушения, постановление содержит выводы о нарушении им пункта 8.4 Правил дорожного движения РФ, что противоречит требованиям закона.
Решением судьи Фрунзенского районного суда города Владивостока жалоба П. оставлена без удовлетворения.
Признавая выводы судьи районного суда ошибочными, судья Приморского краевого суда указал, что в постановлении о прекращении производства по делу об административном правонарушении за отсутствием в действиях лица состава административного правонарушения не могут содержаться выводы о виновном поведении этого лица, наличие таких выводов порождает двусмысленность в его правовом положении, что недопустимо.
Решением судьи Приморского краевого суда из постановления должностного лица административного органа и решения судьи Фрунзенского районного суда города Владивостока исключены выводы о нарушении П. пункта 8.4 Правил дорожного движения РФ.
Аналогичная ошибка была допущена судьей Лесозаводского районного суда при рассмотрении жалобы М. на определение об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении, в котором содержались выводы о нарушении М. пункта 10.1 Правил дорожного движения РФ.

Раздел II. ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЙ И ОСОБЕННОСТИ РАССМОТРЕНИЯ ОТДЕЛЬНЫХ КАТЕГОРИЙ ДЕЛ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

2.1.Совершение действий, нарушающих общественный порядок и спокойствие граждан образует объективную сторону мелкого хулиганства, административная ответственность за которое предусмотрена частью 1 статьи 20.1 КоАП РФ. Такими действиями являются нецензурная брань в общественных местах, оскорбительное приставание к гражданам, уничтожение или повреждение чужого имущества. Каждое из них может рассматриваться в качестве мелкого хулиганства, если оно нарушает общественный порядок и выражает явное неуважение к обществу.

Решением судьи Приморского краевого суда отменено постановление судьи Находкинского городского суда, которым А. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 20.1 КоАП РФ.
Судья городского суда указал, что А., находясь в общей секции коммунальной квартиры, выражалась грубой нецензурной бранью, оскорбительно приставала к соседям, пыталась учинить драку.
Однако судьей при рассмотрении дела не было учтено, что конфликт между А. и П. произошел в ванной комнате, то есть в помещении, предназначенном для общего пользования жильцов, проживающих в отдельных комнатах коммунальной квартиры. Причиной конфликта явились личные неприязненные отношения А. и П. Отсутствие в деле доказательств того, что в результате возникшего межличностного конфликта соседей были затронуты права третьих лиц — свидетелей нецензурной брани или высказанных оскорблений, что бы свидетельствовало о проявлении неуважения к обществу, не позволило признать вину А. в совершении мелкого хулиганства доказанной.
Судьей вышестоящего суда производство по делу прекращено за недоказанностью обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление в отношении А.
2.2. Объективная сторона административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 19.5 КоАП РФ, выражается в невыполнении в установленный срок законного предписания должностного лица. Наряду с фактом исполнения (неисполнения) выданного предписания в качестве юридически значимого обстоятельства выяснению подлежит и факт получения указанного предписания лицом, которому оно выдано.
Постановлением судьи Первореченского районного суда города Владивостока Ш. привлечен к административной ответственности за невыполнение предписания главного государственного инспектора дорожного движения ОГИБДД МОМВД России «Партизанский» от 27 апреля 2016 года.
Признавая Ш. виновным в неисполнении законного предписания должностного лица отдела полиции в установленный срок, судья районного суда исходил из доказанности материалами дела факта направления Ш. предписания от 27 апреля 2016 года. К таким доказательствам судья отнес скриншот об отправке документа на электронный адрес учреждения, руководителем которого является Ш.
Однако судья не учел, что направление документа само по себе не свидетельствует о его получении адресатом. Юридически значимым обстоятельством, подлежащим доказыванию для установления вины в совершении правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 19.5 КоАП РФ, являлся факт получения неисполненного предписания. Данное обстоятельство осталось невыясненным в рамках рассмотренного дела, хотя Ш. последовательно на него ссылался.
Решением судьи Приморского краевого суда производство по делу прекращено за недоказанностью обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление по делу.
2.3. Требования прокурора о применении к работнику мер дисциплинарной ответственности не основаны на законе, так как это является правом, а не обязанностью работодателя и производится в законодательно установленном порядке.
Заместителем прокурора муниципального района главе городского поселения Г. было внесено представление, содержащее требование о безотлагательном рассмотрении представления; принятии конкретных мер к устранению выявленных нарушений федерального законодательства, причин и условий им способствующих; рассмотрении вопроса о привлечении к ответственности лиц, не исполнивших установленных законом обязанностей; сообщении прокурору о результатах рассмотрения представления и принятых мерах в письменной форме в месячный срок; о сообщении в прокуратуру района даты времени рассмотрения представления для принятия участия.
Неисполнение в полном объеме внесенного прокурором представления послужило основанием для возбуждения в отношении должностного лица органа местного самоуправления дела об административном правонарушении, предусмотренного статьей 17.7 КоАП РФ.
Признавая главу городского поселения виновным в совершении вмененного правонарушения, судья Красноармейского районного суда пришел к выводу о законности внесенного представления, оставив без внимания то обстоятельство, что в соответствии с частью 1 статьи 192 ТК РФ применение дисциплинарного взыскания к работнику, совершившему дисциплинарный проступок, является правом работодателя, а не его обязанностью и возможно только с соблюдением процедурных особенностей, предусмотренных статьей 193 ТК РФ.
Право усмотрения работодателя привлечь виновного работника к дисциплинарной ответственности, предусмотренное ТК РФ, не ограничивается и положениями Федерального закона от 17 января 1992 года № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации», которые предоставляют прокурору или его заместителю право в случае установления факта нарушения закона органами и должностными лицами вносить представление об устранении нарушений закона (пункт3 статьи 22); принять меры по привлечению к ответственности лиц, совершивших правонарушения (пункт 4 статьи 10 закона); по основаниям, установленным законом, возбудить производство об административном правонарушении, требовать привлечения лиц, нарушивших закон, к иной установленной законом ответственности, предостерегать о недопустимости нарушения закона (пункт 2 статьи 22 закона).
При таких обстоятельствах невыполнение требования представления заместителя прокурора рассмотреть вопрос о привлечении виновных лиц к ответственности необоснованно вменено Г. при привлечении к административной ответственности по статье 17.7 КоАП РФ.
Решением судьи Приморского краевого суда постановление судьи Красноармейского районного изменено, из него исключено указание на невыполнение представления заместителя прокурора района, содержащего требова­ние о рассмотрении вопроса о привлечении лиц к ответственности.
2.4 Административная ответственность по статье 18.6 КоАП РФ наступает не только за непрохождение судами рыбопромыслового флота контрольных пунктов (точек) при пересечении внешней границы исключительной экономической зоны Российской Федерации, но и за предоставление уведомительной информации не соответствующей как по форме, так и по содержанию Порядку прохождения российскими и иностранными судами морских контрольных пунктов (точек) и системы морских контрольных пунктов (точек), утвержденному приказами от 15 февраля 2010 года Федеральной службы безопасности России № 56 и Федерального агентства по рыболовству Российской Федерации № 91.
Решением судьи Первомайского районного суда города Владивостока признано незаконным и отменено постановление государственного участкового инспектора Пограничного управления ФСБ России по Приморскому краю, которым капитан рыболовецкого судна К. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного статьей 18.6 КоАП РФ и подвергнут административному наказанию в виде штрафа.
Прекращая производство по делу за отсутствием в действиях К. состава административного правонарушения, судья указал, что судно под управлением капитана К., осуществляя промышленное рыболовство в исключительной экономической зоне Российской Федерации, не должно было проходить контрольные пункты (точки), поскольку следовало в морской порт с целью доставки на таможенную территорию Российской Федерации уловов водных биологических ресурсов. Направленная в адрес пограничного органа телеграмма-уведомление о пересечении внешней границы исключительной экономической зоны Российской Федерации соответствовала по форме установленным требованиям.
Решением судьи Приморского краевого суда выводы судьи районного суда признаны неправильными.
В целях проведения контрольно-проверочных мероприятий при осуществлении государственного контроля в сфере охраны морских биологических ресурсов в отношении российских и иностранных судов приказами от 15 февраля 2010 года Федеральной службы безопасности России № 56 и Федерального агентства по рыболовству Российской Федерации № 91 утвержден Порядок прохождения российскими и иностранными судами морских контрольных пунктов (точек) и системы морских контрольных пунктов (точек) (далее – Порядок).
Согласно абзацу 3 пункта 4 Порядка контрольные пункты не проходятся российскими судами в случаях осуществления промышленного или прибрежного рыболовства в районах, из которых законодательством Российской Федерации установлена обязательная доставка уловов водных биологических ресурсов на таможенную территорию Российской Федерации.
Между тем, названные суда в соответствии с пунктом 11 Порядка пересекают линию внешней границы исключительной экономической зоны Российской Федерации в уведомительном порядке с представлением в пограничное управление ФСБ России информации по форме, установленной в приложении № 2 к Порядку.
Информация, передаваемая в пограничные управления ФСБ России судами одиночного плавания, должна включать сведения о наличии уловов и продуктов переработки водных биологических ресурсов на судне (в килограммах) по кодам единой Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности Содружества Независимых Государств для российских промысловых судов и судов государств — участников Содружества Независимых Государств; по кодам Международной конвенции о Гармонизированной системе описания и кодирования товаров от 14 июня 1983 года для других иностранных промысловых судов (пункт 11 приложения № 2 Порядка).
Поскольку материалами дела установлено, что в направленном К. в пограничный орган уведомлении о пересечении линии внешней границы исключительной экономической зоны Российской Федерации информация о наличии рыбопродукции на борту была изложена без указания по кодам единой Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности Содружества Независимых Государств, то вывод государственного инспектора о нарушении капитаном судна Порядка прохождения контрольных пунктов (точек) в части требований о содержании уведомления о пересечении внешней границы исключительной экономической зоны РФ являлся обоснованным.
Учитывая, что срок давности привлечения лица к административной ответственности не истек, дело об административном правонарушении возвращено в Первомайский районный суд города Владивостока на новое рассмотрение.
2.5 В соответствии с частью 2 статьи 57 Федерального закона № 209-ФЗ от 24 июля 2009 года «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» к охоте приравнивается нахождение в охотничьих угодьях физических лиц с орудиями охоты и (или) продукцией охоты, собаками охотничьих пород, ловчими птицами.
Г., находясь на территории охотничьих угодий, предоставленных для ведения охотничьего хозяйства районной общественной организации охотников и рыболовов с охотничьим оружием и 17 патронами к нему, не имел путевки и разрешения на добычу охотничьих ресурсов на территории в данных охотничьих угодьях.
Данное обстоятельство послужило основанием для привлечения Г. к административной ответственности по части 1 статьи 8.37 КоАП РФ, предусматривающей ответственность за нарушение правил охоты.
Отменяя постановление о назначении Г. административного наказания, вынесенное должностным лицом департамента по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира Приморского края и прекращая производство по делу в связи с отсутствием состава административного правонарушения, судья Михайловского районного суда указал, что Г. на транспортном средстве осуществлял транспортировку оружия, и перевозка оружия не была связана с действиями, направленными на поиск, выслеживание и добычу охотничьих ресурсов, как обязательных составляющих охоты.
При этом судья не учел, что обстоятельства, связанные с нахождением Г. на территории охотничьих угодий с охотничьим оружием и патронами к нему, не свидетельствовали об осуществлении им транспортировки оружия.
Г. передвигался по территории охотничьих угодий с оружием и патронами вне дорог общего пользования. Давая объяснения по делу, указал, что осуществлял транспортировку оружия в город Арсеньев и по пути заехал к своим знакомым, которые отдыхали на речке.
Наличие зачехленного оружия само по себе не свидетельствует об отсутствии у его владельца, находящегося в границах охотничьего угодья, цели поиска, выслеживания и добычи охотничьих ресурсов. Передвижение лица по территории охотничьего угодья с оружием на транспортном средстве также не является очевидным подтверждением факта транспортировки оружия.
При таких обстоятельствах решение судьи Михайловского районного суда, как не отвечающее требованиям статьи 24.1 КоАП РФ о полном, всестороннем, объективном и своевременном выяснении всех обстоятельств дела, решением судьи Приморского краевого суда отменено с возвращением дела на новое рассмотрение.
2.6. Оказание управляющей организацией услуг и (или) выполнение работ, не обеспечивающих надлежащее содержание общего имущества в многоквартирном доме и качество которых не соответствует требованиям технических регламентов и установленных Правительством Российской Федерации правил содержания общего имущества в многоквартирном доме, является нарушением лицензионных требований и не может быть квалифицировано по статье 7.21 Закона Приморского края «Об административных правонарушениях в Приморском крае».
Постановлением административной комиссии Хорольского муниципального района, оставленным без изменения решением судьи Хорольского районного суда, генеральный директор ООО «Управляющая компания «М» Т. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного статьей 7.21 Закона Приморского края от 5 марта 2007 года № 44-КЗ «Об административных правонарушениях в Приморском крае», ей назначено наказание.
Основанием привлечения Т. к административной ответственности послужила ненадлежащая уборка от снега территорий, прилегающих к многоквартирным домам, находящимся в управлении управляющей компании, возглавляемой Т.
Установив, что обстоятельствами дела подтверждается виновное бездействие Т. в организации работ по уборке снега и обработке территории противогололедными компонентами и пункт 4.7 Правил благоустройства и санитарного содержания территорий населенных пунктов Хорольского сельского поселения, утвержденных решением муниципального комитета Хорольского сельского поселения Хорольского муниципального района Приморского края от 29 февраля 2016 года № 34, устанавливает правила уборки снега, судья районного суда согласился с законностью и обоснованностью привлечения Т. к административной ответственности за нарушение установленных муниципальными нормативными правовыми актами иных норм и правил в сфере благоустройства (статья 7.21 Закона Приморского края №44-КЗ).
Судья Приморского краевого суда признал выводы о виновности Т. ошибочными, указав следующее.
Согласно Федеральному закону от 4 мая 2011 года № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» предпринимательская деятельность по управлению многоквартирными домами относится к лицензируемым видам деятельности.
Подпунктом «а» пункта 3 Положения о лицензировании предпринимательской деятельности по управлению многоквартирными домами, утвержденного постановлением Правительства РФ от 28 октября 2014 года № 1110, к лицензионным требованиям отнесено соблюдение правил, предусмотренных частью 2.3 статьи 161 ЖК РФ.
Согласно части 2.3 статьи 161 ЖК РФ при управлении многоквартирным домом управляющей организацией она несет ответственность перед собственниками помещений в многоквартирном доме за оказание всех услуг и (или) выполнение работ, которые обеспечивают надлежащее содержание общего имущества в данном доме и качество которых должно соответствовать требованиям технических регламентов и установленных Правительством Российской Федерации правил содержания общего имущества в многоквартирном доме, за предоставление коммунальных услуг в зависимости от уровня благоустройства данного дома, качество которых должно соответствовать требованиям установленных Правительством Российской Федерации правил предоставления, приостановки и ограничения предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домах.
Минимальный перечень услуг и работ, необходимых для обеспечения надлежащего содержания общего имущества в многоквартирном доме, и порядок их оказания и выполнения утвержден постановлением Правительства РФ от 3 апреля 2013 года № 290.
В указанный минимальный перечень услуг и работ включены, в том числе, работы по содержанию земельного участка, на котором расположен многоквартирный дом, с элементами озеленения и благоустройства, иными объектами, предназначенными для обслуживания и эксплуатации этого дома (придомовой территории), в холодный период года — сдвигание свежевыпавшего снега и очистка придомовой территории от снега и льда при наличии колейности свыше 5 см, очистка придомовой территории от наледи и льда.
Невыполнение управляющей организацией обязанностей по своевременной уборке придомовой территории и тротуаров от выпавшего снега образует объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 14.1.3 КоАП РФ, предусматривающей ответственность за осуществление предпринимательской деятельности по управлению многоквартирными домами с нарушением лицензионных требований, и не может квалифицироваться по статье 7.21 Закона Приморского края «Об административных правонарушениях в Приморском крае».
Поскольку КоАП РФ возможность переквалификации статьи закона субъекта Российской Федерации, предусматривающей административную ответственность за совершенное лицом правонарушение, на статью (часть статьи) КоАП РФ не предусмотрена, решением судьи Приморского краевого суда производство по делу об административном правонарушении в отношении Т. прекращено за отсутствием в ее действиях состава административного правонарушения, предусмотренного статьей 7.21 Закона Приморского края «Об административных правонарушениях в Приморском крае».
2.7.Нарушение экологических и санитарно-эпидемиологических правил обращения с отходами производства и потребления или иными опасными веществами подлежит квалификации по статье 8.2 КоАП РФ.

Постановлением начальника территориального отдела Управления Роспотребнадзора по Приморскому краю в городе Партизанске, оставленным без изменения решением судьи Партизанского городского суда, администрация муниципального района признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного статьей 6.3 КоАП РФ.
Основанием для привлечения лица к административной ответственности послужило ненадлежащее оборудование мест хранения твердых бытовых отходов, что привело к проникновению в почву микробиологических организмов с превышением предельно допустимой концентрации (уровня) и создало угрозу для жизни и здоровья граждан.
Объектом правонарушения, предусмотренного статьей 6.3 КоАП РФ является санитарно-эпидемиологическое благополучие населения, т.е. состояние здоровья населения, среды обитания человека, при котором отсутствует вредное воздействие факторов среды обитания на человека и обеспечиваются благоприятные условия его жизнедеятельности. Данная норма является общей и направлена на обеспечение охраны здоровья населения и среды обитания человека во многих сферах его жизнедеятельности, за исключением тех, в отношении которых установлена ответственность в специальных нормах (статьи 6.4 — 6.7, 8.2, 8.31 КоАП РФ).
Статьей 8.2 КоАП РФ предусмотрена ответственность за несоблюдение экологических и санитарно-эпидемиологических требований при сборе, накоплении, использовании, обезвреживании, транспортировании, размещении и ином обращении с отходами производства и потребления или иными опасными веществами.
Поскольку администрация муниципального района допустила виновное нарушение экологических и санитарно-эпидемиологических требований при сборе, накоплении отходов потребления жизнедеятельности человека, что образует объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного статьей 8.2 КоАП РФ, то привлечение ее к административной ответственности по статье 6.3 КоАП РФ нельзя признать законным и обоснованным.
Решением судьи Приморского краевого суда постановление должностного лица Роспотребнадзора и решение судьи Партизанского городского суда отменено, производство по делу прекращено за отсутствием в действиях юридического лица состава административного правонарушения, предусмотренного статьей 6.3 КоАП РФ.
2.8. В соответствии с пунктом 5 статьи 5 Федерального закона от 25 июля 2002 года № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» срок временного пребывания в Российской Федерации иностранного гражданина продлевается при выдаче иностранному гражданину патента, при продлении срока действия патента или при переоформлении патента в соответствии со статьей 13.3 Федерального закона от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ, за исключением случаев, предусмотренных указанным Федеральным законом.
Решением судьи Приморского краевого суда отменено постановление судьи Советского районного суда города Владивостока, которым иностранный гражданин Х. признан виновным в том, что, не имея документов подтверждающих право на пребывание в России по истечении 90 суток, установленных для иностранных граждан, въехавших в безвизовом порядке, находился на территории Российской Федерации. Производство по делу прекращено за отсутствием в действиях Х. состава административного правонарушения, предусмотренного частью 1.1. статьи 18.8 КоАП РФ.
Судьей Приморского краевого суда при пересмотре дела было установлено, что в период законного пребывания на территории Российской Федерации иностранный гражданин получил патент.
В силу пункта 5 статьи 13.3 Федерального закона от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ патент выдается иностранному гражданину на срок от одного до двенадцати месяцев. Срок действия патента может неоднократно продлеваться на период от одного месяца. При этом общий срок действия патента с учетом продлений не может составлять более двенадцати месяцев со дня выдачи патента.
Срок действия патента считается продленным на период, за который уплачен налог на доходы физических лиц в виде фиксированного авансового платежа. В этом случае обращение в территориальные органы федерального органа исполнительной власти в сфере миграции не требуется.
Из представленных Х. документов следует, что им был уплачен налог на доходы физических лиц, включая налоговый период — март 2017 года.
Наличие у иностранного гражданина патента при уплаченном налоге на доходы физических лиц в виде фиксированного авансового платежа подтверждало законность его нахождения на территории Российской Федерации.

Раздел III . ПРАВИЛА НАЗНАЧЕНИЯ НАКАЗАНИЙ

3.1 Для исчисления размера административного штрафа, предусмотренного санкцией части 1 статьи 16.2 КоАП РФ, налагаемого на граждан, независимо от назначения товара, перемещаемого физическим лицом через таможенную границу Таможенного союза, используется стоимость товаров для личного пользования.
Частью 1 статьи 16.2 КоАП РФ за недекларирование по установленной форме товаров, подлежащих таможенному декларированию, за исключением случаев, предусмотренных статьей 16.4 КоАП РФ, в отношении граждан предусмотрена административная ответственность в виде административного штрафа в размере от одной второй до двукратного размера стоимости товаров, явившихся предметами административного правонарушения, с их конфискацией или без таковой либо конфискации предметов административного правонарушения.
В соответствии с частью 3 статьи 150 Таможенного кодекса Таможенного союза все товары, перемещаемые через таможенную границу, подлежат таможенному контролю в порядке, установленном таможенным законодательством таможенного союза и законодательством государств-участников таможенного союза.
Установленный порядок декларирования не применяется в отношении товаров, отнесенных к товарам для личного пользования на основании пунктов 1 и 2 статьи 3 Соглашения, заключенного правительствами Российской Федерации, Республики Беларусь, Республики Казахстан 18 июня 2010 года «О порядке перемещения физическими лицами товаров для личного пользования через таможенную границу таможенного союза и совершения таможенных операций, связанных с их выпуском к товарам для личного пользования».
В ходе таможенного контроля сопровождаемого багажа граждан, прибывших из КНР в Российскую Федерацию на автобусе, было установлено, что гражданин Г. не задекларировал товар, не относящийся к товарам для личного пользования. Стоимость ввезенного Г. через таможенную границу таможенного союза товара административным органом определена в рыночных ценах в размере 423 306 рублей 74 копеек.
Постановлением судьи Уссурийского районного суда Г. признан виновным в совершении правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 16.2 КоАП РФ, и ему назначено наказание в виде административного штрафа в размере 211 653 рублей 37 копеек, что составляет ½ рыночной стоимости товара, признанного предметом правонарушения.
Решением судьи Приморского краевого суда постановление о назначении административного наказания отменено, дело возвращено на новое рассмотрение для установления стоимости незадекларированного товара, которая определяется исходя из цены товара, приобретаемого для личного пользования.

3.2. За нарушение правил и требований, регламентирующих рыболовство во внутренних морских водах, в территориальном море, на континентальном шельфе, в исключительной экономической зоне Российской Федерации или открытом море частью 2 статьи 8.17 КоАП РФ предусмотрено назначение административного наказания в виде штрафа, исчисляемого исходя из стоимости водных биологических ресурсов.
В пункте пропуска через Государственную границу Российской Федерации в ходе проведения оперативных мероприятий по пресечению незаконного оборота водных биологических ресурсов сотрудниками Пограничного управления ФСБ России по Приморскому краю установлена гражданка М., которая под верхней одеждой перевозила из Российской Федерации в Китайскую Народную Республику трепанг дальневосточный в варено-сушеном виде в отсутствие документов, подтверждающих законность его происхождения.
Поскольку М. осуществляла транспортировку продукции из незаконно добытых водных биологических ресурсов, она постановлением судьи Уссурийского районного суда признана виновной в совершении правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 8.17 КоАП РФ, и ей назначено наказание в виде административного штрафа в размере 114 332 рубля 50 копеек.
Исчисляя размер административного штрафа, судья районного суда исходил не из стоимости водных биологических ресурсов, явившихся предметом административного правонарушения, а из суммы ущерба, причиненного незаконным выловом (добычей) водных биоресурсов и исчисленного в соответствии с постановлением Правительства РФ от 25 мая 1994 года № 515 «Об утверждении такс для исчисления размера взыскания за ущерб, причиненный уничтожением, незаконным выловом или добычей водных биологических ресурсов», что не соответствует санкции части 2 статьи 8.17 КоАП РФ.
Допущенное судьей районного суда существенное нарушение процессуальных требований повлекло изменение постановления судьи в части назначенного наказания. Судьей Приморского краевого суда наказание назначено из расчета стоимости сырца трепанга, затраченного на изготовление варено-сушеного трепанга, незаконно транспортируемого М. за пределы Российской Федерации.

3.3. Специальные правила назначения наказания индивидуальному предпринимателю не изменяют его статус как субъекта административной ответственности, определенный статьей 2.4 КоАП РФ.
Ж., работая водителем-экспедитором у индивидуального предпринимателя И., на основании постановления начальника ОГИБДД МОМВД России «Кавалеровский», оставленного без изменения решением судьи Кавалеровского районного суда, признан виновным в совершении правонарушения, предусмотренного статьей 12.32 КоАП РФ. Основанием для привлечения к административной ответственности Ж. явилось то, что являясь должностным лицом, ответственным за выпуск транспортных средств на линию, в нарушение требований пункта 12 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностях должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, утвержденных постановлением Совета Министров — Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года № 1090, допустил к управлению транспортным средством Ф., не имеющего права управления транспортными средствами данной категории.
Отменяя состоявшиеся по делу Ж. решения, судья Приморского краевого суда указал, что к административной ответственности, предусмотренной статьей 12.32 КоАП РФ за допуск Ф. к управлению транспортным средством в нарушение установленных требований безопасности, привлечен индивидуальный предприниматель И.
В соответствии с положениями статьи 2.4 КоАП РФ индивидуальные предприниматели относятся к должностным лицам. Назначение наказания должностному лицу в соответствии с примечанием к статье 12.32 КоАП РФ о том, что за данный вид правонарушения лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, несут административную ответственность как юридические лица, не изменяет правовое положение индивидуального предпринимателя и не переводит его в статус юридического лица.
Привлечение индивидуального предпринимателя И., являющегося должностным лицом в отношении водителя Ф., исключает привлечение к административной ответственности за то же правонарушение в качестве должностного лица Ж., поскольку иное означало бы нарушение принципа виновной ответственности за административное правонарушение.
Производство по делу в отношении Ж. прекращено в связи с отсутствием в его действиях состава административного правонарушения.

РАЗДЕЛ IV. ПРИМЕНЕНИЕ НОРМ КОАП РФ, РЕГУЛИРУЮЩИХ ПОРЯДОК ПОДАЧИ И РАССМОТРЕНИЯ ЖАЛОБ НА ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПО ДЕЛУ ОБ АДМИНИСТРАТИВНОМ ПРАВОНАРУШЕНИИ

4.1Постановление по делу об административном правонарушении, вынесенное судьей, может быть обжаловано в вышестоящий суд лицом, в отношении которого ведется производство по делу, потерпевшим, законным представителем, защитником, представителем потерпевшего, уполномоченным при Президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей, а также должностным лицом, уполномоченным в соответствии со статьей 28.3 КоАП РФ составлять протокол об административном правонарушении.
В соответствии с частью 1 статьи 30.2 настоящего Кодекса жалоба на постановление по делу об административном правонарушении подается судье, в орган, должностному лицу, которыми вынесено постановление по делу и которые обязаны в течение трех суток со дня поступления жалобы направить ее со всеми материалами дела в соответствующий суд, вышестоящий орган, вышестоящему должностному лицу.
Полицейским отдела патрульно-постовой службы ОМВД России по Октябрьскому району О. в отношении К. был составлен протокол по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 20.1 КоАП РФ.
Постановлением судьи Октябрьского районного суда производство по делу в отношении К. прекращено за отсутствием в его действиях состава административного правонарушения.
Не согласившись с выводами судьи районного суда, инспектор отдела патрульно-постовой службы Д. через Октябрьский районный суд подал жалобу, в которой просил Приморский краевой суд постановление судьи отменить, как незаконное.
Определением судьи Октябрьского районного суда жалоба возвращена Д. в связи с отсутствием в представленной должностным лицом доверенности полномочий на обжалование актов по делам об административных правонарушениях.
Данный вывод судьей Приморского краевого суда признан не верным.
В соответствии с положениями части 1 статьи 23.3 КоАП РФ органы внутренних дел (полиция) рассматривают дела об административных правонарушениях, предусмотренные статьей 20.1 Кодекса. Д. является должностным лицом полиции и в силу положений части 1 статьи 28.3 КоАП РФ уполномочен составлять протоколы по делам данной категории. Таким образом, независимо от того, что протокол по делу об административном правонарушении в отношении К. был составлен другим должностным лицом полиции, Д. был вправе в силу занимаемой должности, дающей право составлять протоколы по делам об административных правонарушениях, предусмотренных частью 1 статьи 20.1 КоАП РФ, обжаловать принятое судьей постановление.
Кроме того, возвращая жалобу должностному лицу отдела полиции, судья Октябрьского районного суда вышел за пределы своих полномочий, предусмотренных частью 1 статьи 30.2 КоАП РФ, и разрешил вопросы приемлемости жалобы, относящиеся к компетенции судьи вышестоящего суда рассматривающего жалобу на постановление по существу.
Допущенные судьей Октябрьского районного суда существенные процессуальные нарушения повлекли за собой отмену определения судьи.
4.2. В случае, если жалоба на постановление по делу об административном правонарушении подана в суд с нарушением правил подсудности, судья самостоятельно передает жалобу в суд, к территориальной подсудности которого она относится.
Г. обратилась в Уссурийский районный суд с жалобой на постановление заместителя начальника Уссурийского отдела по ветеринарному и карантинному фитосанитарному надзору Управления Россельхознадзора по Приморскому краю и Сахалинской области о назначении административного наказания по части 2 статьи 8.7 КоАП РФ.
Рассмотрев в порядке подготовки жалобу Г., судья пришел к правильному выводу о том, что административное правонарушение совершено в Красноармейском муниципальном районе, в связи с чем жалоба исходя из разъяснений пункта 30 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 года № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» на постановление по делу об административном правонарушении не подсудна судье Уссурийского районного суда Приморского края и подлежит рассмотрению в Красноармейском районном суде.
Сделав правильный вывод о неподсудности жалобы судье Уссурийского районного суда, судья не учел, что возвращение жалобы подавшему ее лицу по основанию нарушения правил подсудности нормами КоАП РФ не предусмотрено.
В соответствии с положениями части 4 статьи 30.2 КоАП РФ в случае, если рассмотрение жалобы не относится к компетенции судьи, должностного лица, которым обжаловано постановление по делу об административном правонарушении, жалоба направляется на рассмотрение по подведомственности в течение трех суток.
Таким образом, установив, что рассмотрение жалобы Г. на постановление должностного лица Управления Россельхознадзора по Приморскому краю и Сахалинской области не относится к компетенции судьи Уссурийского районного суда, судья, в соответствии с положениями пункта 4 статьи 30.4 КоАП РФ был обязан направить жалобу со всеми материалами дела на рассмотрение в суд, к территориальной подсудности которого она относится.
Решением судьи Приморского краевого суда определение изменено, жалоба направлена в Красноармейский районный суд для проведения подготовки дела к рассмотрению.
4.3. В соответствии с частью 1 статьи 30.3 КоАП РФ жалоба на постановление по делу об административном правонарушении может быть подана в течение десяти суток со дня вручения или получения копии постановления. В случае пропуска указанного срока он может быть восстановлен по ходатайству лица, подающего жалобу (часть 2 статьи 30.3 Кодекса). Срок, исчисляемый днями, истекает в последний день установленного срока. Если окончание срока, исчисляемого днями, приходится на нерабочий день, последним днем срока считается первый следующий за ним рабочий день. Если заявление, жалоба, другие документы либо денежные средства были сданы в организацию связи, кредитную организацию, заявлены или переданы в орган либо уполномоченному их принять лицу до 24 часов последнего дня срока, срок не считается пропущенным (части 3 и 4 статьи 4.8 КоАП РФ).
Защитник ООО «М.» обратился в Первомайский районный суд города Владивостока с жалобой об отмене постановления о назначении административного наказания.
Определением судьи районного суда жалоба возвращена защитнику по причине пропуска срока обжалования постановления и отсутствия ходатайства о восстановлении процессуального срока.
Не согласившись с законностью вынесенного судьей Первомайского районного суда города Владивостока определения, судья Приморского краевого суда указал на неправильное определение судьей фактических обстоятельств дела.
Возвращая жалобу, судья районного суда исходил из того, что копия постановления по делу была вручена ООО «М.» 3 ноября 2016 года, а в отдел делопроизводства районного суда поступила 24 ноября 2016 года, то есть за пределами десятидневного срока обжалования.
Вместе с тем, судья не учел, что для обжалования постановления по делу установлению подлежат начало срока обжалования, определяемое датой вручения лицу копии обжалуемого постановления и окончание срока, соответствующее дате принесения жалобы.
Правильно установив дату начало течения срока обжалования — 3 ноября 2016 года, судья не верно установил дату принесения лицом жалобы на постановление по делу — 24 ноября 2016 года.
Из материалов дела следует, что жалоба на постановление главного государственного санитарного врача была сдана защитником ООО «М.» в почтовое отделение связи 14 ноября 2016 года, которое является датой обращения с жалобой на постановление о назначении наказания.
Исходя из правильно установленной по делу даты начала течения срока обжалования постановления по делу — 3 ноября 2016 года, последним днем принесения жалобы было 13 ноября 2016 года, который пришелся на выходной день.
При таком положении подача жалобы на постановление по делу об административном правонарушении 14 ноября 2016 года – в первый рабочий после выходного день свидетельствовала о соблюдении ООО «М.» срока обжалования, предусмотренного частью 1 статьи 30.3 КоАП РФ. Оснований для возврата жалобы по основанию пропуска срока обжалования и отсутствия ходатайства о восстановлении пропущенного срока не имелось.
Судьей Приморского краевого суда определение судьи Первомайского районного суда города Владивостока отменено, жалоба возвращена на стадию подготовки к рассмотрению дела.
Аналогичные ошибки были допущены судьями Тернейского, Спасского, Анучинского районных судов края.

РАЗДЕЛ V. ПЕРЕСМОТР ВСТУПИВШИХ В ЗАКОННУЮ СИЛУ ПОСТАНОВЛЕНИЙ И РЕШЕНИЙ ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

5.1. Направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения лица, управлявшего транспортным средством, должно предшествовать предложение уполномоченного должностного лица о прохождении освидетельствования на состояние алкогольного опьянения.

Постановлением заместителя председателя Приморского краевого суда изменено постановление мирового судьи судебного участка № 99 Ленинского судебного района города Владивостока, из описательно-мотивировочной части судебного акта исключен ошибочный вывод о том, что наличие у водителя внешних признаков опьянения является достаточным основанием направления его на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.
Согласно положениям части 1.1 статьи 27.12 КоАП РФ и раздела III Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2008 года № 475, направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения возможно только в случаях: -отказа от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения; — несогласия указанного лица с результатами освидетельствования; — при наличии достаточных оснований полагать, что лицо находится в состоянии опьянения и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения.
Таким образом, направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения обязательно должно предшествовать предложение уполномоченного должностного лица о прохождении освидетельствования на состояние алкогольного опьянения.

5.2. Согласно части 3 статьи 4.5 КоАП РФ за совершение административного правонарушения, по которому возможно применение административного наказания в виде дисквалификации, лицо может быть привлечено к административной ответственности не позднее одного года со дня совершения административного правонарушения, а при длящемся административном правонарушении — одного года со дня его обнаружения.

Постановлением мирового судьи судебного участка № 30 судебного района города Арсеньева прекращено производство по делу, возбужденное по части 24 статьи 19.5 КоАП РФ в отношении должностного лица – директора ООО УК «Ж.К.» М.
Судья Арсеньевского городского суда 1 декабря 2016 года пришел к выводу о том, что срок давности привлечения М. к административной ответственности составляет три месяца и истек, в связи с чем отсутствуют основания для переоценки выводов мирового судьи.
Между тем, санкция части 24 статьи 19.5 КоАП РФ в качестве одного из наказаний для должностных лиц предусматривает дисквалификацию на срок до трех лет. Правонарушение было совершено М. 29 августа 2016 года, по истечении срока исполнения выданного должностным лицом предписания.
Следовательно, с учетом положений части 3 статьи 4.5 КоАП РФ, согласно которых срок давности привлечения лица к административной ответственности за совершение административного правонарушения, влекущего назначение наказания в виде дисквалификации, составляет один год, на день рассмотрения дела судьей Арсеньевского районного суда, не истек.
При указанных обстоятельствах вывод судьи Арсеньевского городского суда заместителем председателя Приморского краевого суда признан не верным, решение отменено, дело возвращено на новое рассмотрение в Арсеньевский городской суд для рассмотрения по существу жалобы должностного лица административного органа на постановление мирового судьи судебного участка № 30 судебного района города Арсеньева.

5.3. По смыслу ст.30.7 КоАП РФ назначение более строгого наказания при повторном рассмотрении дела после отмены постановления возможно лишь в случае, если основанием для такой отмены послужила жалоба потерпевшего на мягкость примененного административного наказания.

Постановлением заместителя председателя Приморского краевого суда изменено постановление мирового судьи судебного участка № 4 Ленинского судебного района города Владивостока от 10 декабря 2014 года, решение судьи Ленинского районного суда горожа Владивостока от 9 ноября 2016 года, которыми Т. за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.8 КоАП РФ, назначено административное наказание в виде административного штрафа в размере 30 000 рублей с лишением права управления транспортными средствами сроком на 1 год 9 месяцев.
Основанием для изменения судебных актов послужило то, что ранее Т. на основании постановления мирового судьи от 2 июля 2014 года был привлечен к ответственности и подвергнут административному наказанию в виде штрафа в размере 30 000 рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок 1 год 6 месяцев. Решением судьи районного суда от 21 октября 2014 года постановление отменено, дело возвращено на новое рассмотрение мировому судье.
При повторном рассмотрении дела 10 декабря 2014 года мировой судья, признав Т. виновным в совершении вмененного правонарушения, назначил более строгое наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 год 9 месяцев, тем самым ухудшив положение Т., что является недопустимым.

5.4. Пересматривая дело об административном правонарушении вышестоящий суд не вправе изменить основание прекращения дела, если это ухудшает положение лица, в отношении которого ведется производство по делу.
Постановлением мирового судьи судебного участка № 75 судебного
района города Лесозаводска от 28 сентября 2016 года производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 4 статьи 15.12 КоАП РФ, в отношении С. прекращено на основании пункта 2 части 1 статьи 24.5 КоАП РФ — в связи с отсутствием состава административного правонарушения.
Решением судьи Лесозаводского районного суда от 1 декабря 2016 года постановление мирового судьи отменено, производство по делу об административном правонарушении прекращено на основании пункта 6 части 1 статьи 24.5 названного Кодекса — в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности.
Постановлением заместителя председателя Приморского краевого суда от 10 марта 2017 года решение судьи Лесозаводского районного суда Приморского края в отношении С. отменено, дело возвращено на новое рассмотрение в Лесозаводский районный суд.
По делу установлено, что обстоятельства, послужившие основанием для возбуждения в отношении С. дела об административном правонарушении за оборот алкогольной продукции без маркировки, предусмотренной законодательством Российской Федерации, в случае если такая маркировка обязательна, имели место 28 марта 2016 года.
В силу пунктов 1, 2 статьи 4.5 КоАП РФ за административные правонарушения в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции лицо может быть привлечено к административной ответственности не позднее одного года со дня совершения правонарушения.
При таком положении срок давности по делу в отношении С. истекал только 28 марта 2017 года. 1 декабря 2016 года у судьи Лесозаводского районного суда отсутствовали основания для прекращения дела по пункту 6 части 1 статьи 24.5 КоАП РФ.
Кроме того, отменяя постановление мирового судьи и прекращая производство по делу за истечением срока давности привлечения лица к административной ответственности, судья районного суда не учел, что статья 30.7 КоАП РФ не допускает ухудшения положения лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, за исключением случаев, указанных в части 4 этой нормы, предусматривающей возможность вынесения решения об отмене постановления и о возвращении дела на новое рассмотрение судье, в орган, должностному лицу, правомочным рассмотреть дело, в случаях существенного нарушения процессуальных требований, предусмотренных данным Кодексом, если это не позволило всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело, а также в связи с необходимостью применения закона об административном правонарушении, влекущем назначение более строгого административного наказания, если потерпевшим по делу подана жалоба на мягкость примененного административного наказания.
Изменение правового основания прекращения производства по делу с пункта 2 части 1 статьи 24.5 КоАП РФ (отсутствие состава административного правонарушения) на пункт 6 части 1 статьи 24.5 КоАП РФ (истечение срока давности привлечения лица к административной ответственности) ухудшает положения лица, в отношении которого вынесено постановление по делу, что противоречит закону.

5.5. Решая вопрос о привлечении должностного лица организации к административной ответственности по статьям 15.5, 15.6 и 15.11 КоАП РФ, необходимо руководствоваться положениями пункта 1 статьи 6 и пункта 2 статьи 7 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете», в соответствии с которыми руководитель несет ответственность за надлежащую организацию бухгалтерского учета, а главный бухгалтер (бухгалтер при отсутствии в штате должности главного бухгалтера) — за ведение бухгалтерского учета, своевременное представление полной и достоверной бухгалтерской отчетности (пункт 24 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.10.2006 № 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»).
Постановлением заместителя председателя Приморского краевого суда отменены постановление мирового судьи судебного участка № 7 Первомайского судебного района города Владивостока и решение судьи Первомайского районного суда города Владивосток, вынесенные в отношении руководителя ОАО «Р.» И. по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 15.5 КоАП РФ, в связи с отсутствием в действиях лица состава административного правонарушения.
Статьей 15.5 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за нарушение установленных законодательством о налогах и сборах сроков представления налоговой декларации (расчета по страховым взносам) в налоговый орган по месту учета.
Материалами дела подтверждено, что в штате ОАО «Р.» предусмотрена должность и имеется главный бухгалтер. Должностная инструкция главного бухгалтера к его обязанностям относит, в том числе, контролирование своевременного представления достоверной бухгалтерской и статистической отчетности в установленном порядке в соответствующие органы.
Учитывая, что руководителю ОАО «Р» И. по делу было вменено в вину нарушение срока представления налоговой декларации по налогу на имущество, что является прямой обязанностью главного бухгалтера предприятия, доказательств тому, что руководителем И. были допущены нарушения, связанные с организацией представления в установленные сроки в налоговый орган документов и (или) иных сведений, необходимых для осуществления налогового контроля, не представлено, И. признан ненадлежащим субъектом административной ответственности по статье 15.5 КоАП РФ.