Обзор ошибок, допускаемых районными судьями при составлении приговоров

УТВЕРЖДЕН
Президиумом Верховного Суда
Республики Мордовия
8 июня 2017 года

О Б З О Р
ошибок, допускаемых районными судьями
при составлении приговоров

В соответствии с планом работы Верховного Суда Республики Мордовия на I полугодие 2017 года судьями 3-го судебного состава коллегии по уголовным делам обобщены ошибки, допускаемые районными судьями при составлении приговоров. Предметом анализа стали приговоры, постановленные после принятия 29 ноября 2016 года Пленумом Верховного Суда Российской Федерации постановления № 55 «О судебном приговоре» (далее по тексту – постановление Пленума). Изучены дела, рассмотренные судьями Атяшевского, Ардатовского, Дубенского, Ичалковского, Кадошкинского, Ковылкинского, Кочкуровского, Рузаевского, Торбеевского, Чамзинского районов, а также отмененные и измененные дела, рассмотренные судебной коллегией по уголовным делам в апелляционном порядке в I квартале 2017 года.

Приговор – итоговый документ уголовного судопроизводства, в котором содержится описание деяния, приводится содержание доказательств, в результате чего делается вывод о виновности либо невиновности лица, о виде и размере наказания в случае признания его виновным, а также разрешаются иные вопросы, которые имеют значение для правильного регулирования всех возникших правоотношений.
Анализ показал, что требования, предъявляемые уголовно-процессуальным законом к важнейшему акту правосудия, выполняются не в полной мере; разъяснения Верховного Суда Российской Федерации применяются не во всех случаях.

Общие требования к вводной части приговора

Согласно пункту 3 постановления Пленума, в отношении лиц, имеющих судимость, во вводной части приговора должны отражаться сведения о дате осуждения с указанием наименования суда, норме уголовного закона и мере наказания с учетом последующих изменений, если таковые имели место, об испытательном сроке при условном осуждении, о дате отбытия (исполнения) наказания или дате и основании освобождения от отбывания наказания, размере неотбытой части наказания. Если на момент совершения подсудимым преступления, в котором он обвиняется по рассматриваемому судом уголовному делу, его судимости сняты или погашены, то суд, исходя из положений части 6 статьи 86 УК РФ, не вправе упоминать о них во вводной части приговора. В таком случае суд указывает, что лицо является не судимым.

Допускаются следующие ошибки.

1. При указании судимости не приводятся сведения о наказании, назначенном за каждое из преступлений в соответствии с частями 2 или 3 статьи 69 УК РФ. Указывается лишь окончательное наказание, назначенное в соответствии с частью 5 статьи 69 УК РФ или статьей 70 УК РФ.
В приговоре Чамзинского районного суда от 15 февраля 2017 года в отношении неоднократно судимого И-ва Н.С. при указании судимости от 22 февраля 2013 года суд отметил, что на основании части 2 и 5 статьи 69, статьи 70 УК РФ назначен 1 год 10 месяцев лишения свободы. При указании судимости от 22 сентября 2016 года излишне отмечено о зачете времени содержания под стражей (по трем периодам).

2. Не приводятся сведения обо всех непогашенных и неснятых судимостях.
Во вводной части приговора Кадошкинского районного суда от 19 декабря 2016 года в отношении С-ва А.А. и К-на Е.Ю. указано, что С-в А.А. ранее осужден 15 июня 2009 года приговором Ленинского районного суда г. Саранска по пункту «а» части 3 статьи 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы без штрафа с применением статьи 73 УК РФ условно с испытательным сроком на 2 года, освобожден по отбытии срока наказания 6 июня 2012 года. Фактически С-в А.А. осужден также приговором Ленинского районного суда г. Саранска от 22 января 2010 года по пункту «б» части 2 статьи 158 УК РФ к 1 году лишения свободы. В соответствии с частью 5 статьи 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 15 июня 2009 года, и на основании статьи 70 УК РФ окончательно назначено 2 года 2 месяца лишения свободы в колонии-поселении.
Также С-в А.А. осужден приговором Ленинского районного суда г. Саранска от 28 июня 2010 года по пунктам ««б», «в» части 2 статьи 158, части 1 статьи 245 УК РФ на основании части 2 статьи 69 УК РФ к 1 году 2 месяцам лишения свободы. В соответствии со статьей 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания по приговору от 22 января 2010 года, и окончательно назначено наказание в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы в колонии-поселении.
Эти две судимости во вводной части приговора не указаны. В то же время в приговоре делается вывод о наличии у С-ва А.А. рецидива на основании приговора от 15 июня 2009 года, хотя там, судя по вводной части приговора, осуждение являлось условным.

Общие требования к описательно-мотивировочной части приговора

Особенность приговора в сравнении с иными документами уголовного судопроизводства состоит в том, что в нем в концентрированном виде отражаются все доказательства, подтверждающее каждое из обстоятельств, подлежащих доказыванию. Основная суть разъяснений, данных Верховным Судом Российской Федерации, заключается в том, что в судебном разбирательстве должны быть заново и непосредственно исследованы все доказательства, как уже содержащиеся в материалах дела, так и представленные в суд сторонами.
Допускаемые ошибки.

1. По фабуле обвинения

1) При описании групповых преступлений приводятся действия лица, которое по данному делу не привлекается в качестве обвиняемого.
По приговору Ардатовского районного суда от 16 января 2017 года Ф-ва В.С. осуждена по части 3 статьи 30 и пунктам «а», «б» части 3 статьи 228.1 УК РФ за покушение на сбыт наркотических средств с использованием сети Интернет группой лиц по предварительному сговору. Суд правильно указал на совершение преступления с лицом без указания его фамилии. Вместе с тем описание предварительного сговора изобилует деталями, не имеющими отношения к действиям Ф-вой В.С., а конкретизирующими действия иного лица – «у лица возник умысел… в сети Интернет связалась с другим лицом, вступили в сговор, …взяла на себя обязательство, извлекла из тайника закладку, предназначенную для сбыта, поехала купаться, разложила вещество на дозы», и только потом появляется указание на вступление в сговор с Филипповой В.С. – «убедила Ф-ву В.С. заняться совместной реализацией наркотических средств» и идет детализация действий Ф-вой В.С.

2) В фабуле обвинения неоднократно упоминается мотив и направленность умысла, место нахождения осужденного, время.
Так, в приговоре Кочкуровского районного суда от 2 февраля 2017 года в отношении С-на Р.А. при описании преступного деяния суд указал: «С-н Р.А. находился в помещении бани, расположенной на прилегающей территории к жилому дому № 29 по ул. Центральная» и т.п. Далее вновь указывает: «реализуя возникший умысел, С-н Р.А., находясь на прилегающей территории к дому № 29 по ул. Центральная… используя физическую силу, с территории, прилегающей к дому № 29 по ул. Центральная… После этого, находясь на территории», и вновь приводится то же самое место.
В приговоре Кадошкинского районного суда от 23 декабря 2016 года в отношении Я-на П.В. фабула изложена следующим образом: «15 октября 2016 года примерно в 09 часов 40 минут Я-н находился у себя дома. В это время у него возник корыстный умысел, направленный на совершение тайного хищения чужого имущества – какого-либо ценного имущества из жилища К-вой. С целью реализации своего преступного умысла Я-н, движимый корыстными побуждениями, направился пешком к дому К-вой… Я-н П.В., реализуя свой преступный умысел, направленный на тайное хищение чужого имущества, осознавая противоправность и общественную опасность своих действий, предвидя неизбежность наступления общественно опасных последствий в виде причинения имущественного ущерба собственнику и желая их наступления, путем свободного доступа прошел через двор к задней части строения дома К-вой, где, убедившись в тайности своих действий, при помощи принесенного с собой металлического прута сорвал навесной замок на входной двери…» Достаточно единственного указания на возникновение умысла.
В приговоре Атяшевского районного суда от 23 января 2017 года по части 3 статьи 160 УК РФ в отношении Д-ной А.Н. она признана виновной в 55 эпизодах хищения путем присвоения, то есть хищении чужого имущества, вверенного виновной, с использованием служебного положения. И по каждому эпизоду указано: «реализуя свой преступный умысел, направленный на присвоение вверенного ей имущества с использованием служебного положения». Это загромождает приговор, достаточно указать о направленности умысла один раз.

3) Излишнее изложение содержания нормативных актов при осуждении по статьям уголовного закона, имеющим бланкетную (отсылочную) диспозицию. Данная ошибка часто допускается при осуждении лиц за мошенничество в сфере выплат.
Так, в приговоре Кадошкинского районного суда от 20 декабря 2016 года на четырех листах приводятся требования постановления Правительства Российской Федерации от 15 июля 2013 года № 598. Неоднократное упоминание требований указанного нормативного акта привело к «утяжелению» фабулы обвинения.

4) Излишняя детализация установленных судом фактических обстоятельств.
Приговором Рузаевского районного суда от 6 февраля 2017 года М-кий И.М. и П-в С.А. осуждены за совершение открытого хищения чужого имущества по предварительному сговор группой лиц. Описывая фабулу дела, суд неоднократно ссылался на возникновение умысла на совершение хищения: «возник преступный умысел… реализуя свой преступный умысел… реализуя умысел, действуя группой лиц по предварительному сговору, осознавая общественную опасность своих действий, предвидя возможность наступления общественно опасных последствий». При описании деяния: «взялся руками за металлические рольставни торгового павильона и с силой дернул их, в результате чего рольставни получили повреждения. Затем М-кий И.М. разбил стекло торгового павильона, в результате чего образовался открытый доступ в торговый павильон в виде разлома его конструкции». «В этот момент П-в С.А. … действуя группой лиц по предварительному сговору, осознавая общественную опасность своих действий, предвидя возможность наступления общественно опасных последствий, желая их наступления…».

5) Дословное повторение обвинительного заключения при изложении судом установленных обстоятельств (флэш-приговор).
Так, в приговоре Ромодановского районного суда в отношении П-ва А.А. от 22 декабря 2016 года описание преступного деяния полностью «списано» с обвинительного заключения и содержит много ненужных подробностей: «28 сентября 2016 года примерно в 12 часов 00 минут П-в А.А., находясь в состоянии алкогольного опьянения, с ранее знакомыми Ф-вым И.А. и Е-вым Е.А. на автомашине такси приехал к дому знакомого З-ва А.И., расположенному по адресу: РМ, Ромодановский район, п. Красный Узел, … П-в и Ф-в подошли к данному дому, Ежов остался в салоне автомашины такси с водителем. З-ва дома не оказалось, его телефон был выключен. Примерно в 13 часов 30 минут к указанному дому подошел мальчик, как выяснилось при разговоре, он З-в Н.А. – сын З-ва А.И. П-в спросил у З-ва Н.А. номер телефона его отца, на что он ответил, что номер он не помнит, но он записан у него в планшетном компьютере, который он принесет. После чего З-в Н.А. вынес из дома планшетный компьютер марки «IRBIS TX 47» и позвонил с него отцу, но не дозвонился. После чего П-в А.А. попросил у З-ва Н.А. планшетный компьютер марки «IRBIS TX 47» и сам позвонил с него З-ву А.И., однако не дозвонился последнему. У П-ва А.А., разозлившегося на З-ва А.И., который пригласил его в гости, а сам отключил телефон, возник умысел, направленный на открытое хищение планшетного компьютера марки «IRBIS TX 47», принадлежащего З-ву Н.А. С этой целью, держа в руках планшетный компьютер марки «IRBIS TX 47», П-в повернулся и ушел с данным планшетным компьютером. З-в Н.А. стал требовать у П-ва вернуть ему планшетный компьютер. Однако Пестов в продолжение своего преступного умысла, направленного на открытое хищение чужого имущества, с планшетным компьютером марки «IRBIS TX 47», принадлежащего З-ву Н.А., скрылся…». Таким образом, при изложении фабулы только «планшетный компьютер марки «IRBIS TX 47» упоминался пять раз.

2. По изложению доказательств.

1) Использование в приговоре тех формулировок, которые ранее были выработаны стороной обвинения и помещены в итоговый документ предварительного расследования – обвинительное заключение (постановление, акт).
В ряде приговоров показания допрошенных судом лиц, изложенные в протоколе судебного заседания, не соответствуют показаниям тех же лиц, приведенным в приговоре, и полностью соответствуют тексту обвинительного заключения. Такая ошибка послужила причиной отмены приговора Краснослободского районного суда от 17 января 2017 года в отношении Ш-ва А.В.
Из приведенных в приговоре показаний Ш-ва А.В. следует, что он указывает точное время проникновения в церковь, приблизительное количество похищенного, в том числе икон, свечей, однако в протоколе судебного заседания данные сведения отсутствуют. По второму эпизоду (часть 2 статьи 228 УК РФ) сообщает подробности, о которых также нет сведений в протоколе: в частности, о весе изъятого наркотического средства, о том, как и где он сушил марихуану и проверял, готова ли она к употреблению, и другие.
В приговоре приведены показания представителя потерпевшего Ш-на А.А. о количестве похищенного из церкви имущества (икон, свечей, бутылок с вином) с указанием его стоимости, об обнаружении именно им пропажи денег в сумме 400 рублей купюрами по 100 рублей, которые он отложил на приобретение кагора, точном указании места их нахождения до хищения и т.д. В судебном заседании, как следует из протокола, потерпевший, напротив, утверждал, что не знает, сколько пропало икон, какая сумма денег похищена, пояснял, что пропажу обнаружила жена.
Не соответствуют протоколу судебного заседания и показания свидетеля М-на Н.Г., изложенные в приговоре.
Аналогичная ошибка встречается в приговорах того же суда в отношении Е-ной С.А. (показания свидетелей – врачей М-на В.В. и И-ва К.П. идентичны изложению в обвинительном заключении, а не в протоколе судебного заседания).

2) Показания подсудимых, потерпевших, свидетелей, данные в ходе предварительного следствия, необходимо излагать лишь в части существенных противоречий. Зачастую такие показания приводятся полностью, в том числе с обстоятельствами, не имеющими значения для дела, либо в части, не противоречащей показаниям, данным в суде.
Так, по делу М-кого и П-ва (Рузаевский районный суд) излишне детализированы показания на следствии, оглашенные в судебном заседании.

3) По-прежнему в качестве доказательств указываются рапорты, постановления.
Так, в приговоре Ичалковского районного суда от 11 января 2017 года в отношении Т-ва А.А., осужденного по части 1 статьи 222.1 УК РФ, среди доказательств вины Т-ва А.А. указан рапорт.

4) В приговорах приводятся доказательства, сведения об исследовании которых в протоколах судебного заседания отсутствуют (пункт 4 постановления Пленума).
Так, в описательно-мотивировочной части приговора Рузаевского районного суда от 20 декабря 2016 года в отношении Ц-ва Д.А. по части 1 статьи 228 УК РФ в качестве доказательства виновности суд привел протокол осмотра предметов от 20 октября 2016 года (в частности, осматривался конверт с наркотическим средством). Однако, как следует из протокола судебного заседания, данное доказательство в суде не исследовалось. При этом содержание протокола осмотра предметов приведено практически в полном объеме, но каких-либо выводов и оценки суд по нему в приговоре не сделал.
По уголовному делу в отношении Ц-ина Д.М., осужденного по части 1 статьи 228 УК РФ приговором Рузаевского районного суда от 21 декабря 2016 года, при характеристике личности осужденного приведены заключения судебно-психиатрической и судебно-медицинской (наркологической) экспертиз, однако из протокола судебного заседания следует, что данные документы не исследовались судом.
По уголовному делу в отношении С-на А.Е. и Е-ва А.Ю., осужденных по части 2 статьи 159 УК РФ приговором Пролетарского районного суда г. Саранска от 17 марта 2017 года, суд в приговоре в качестве доказательства виновности осужденных привел протокол осмотра предметов от 1 декабря 2016 года, который, как следует из содержания протокола судебного заседания, не исследовал. Поэтому ссылка на данный протокол как на доказательство вины С-на А.Е. и Е-ва А.Ю. исключена из описательно-мотивировочной части приговора судом апелляционной инстанции.

3. Оценка и анализ доказательств.

1) Оценку получают не все доказательства, исследованные в судебном заседании, как подтверждающие вину, так и оправдывающие подсудимого (пункт 6 постановления Пленума).
Так, отменяя приговор Краснослободского районного суда от 17 января 2017 года в отношении Ш-ва В.А., судебная коллегия указала, что не приняты во внимание и оставлены без проверки пояснения осужденного Ш-ва А.В. о том, что его задержали 12 октября 2016 года по административному делу за нахождение в состоянии алкогольного опьянения. Судя по административному протоколу от 12 октября 2016 года, составленному на основании рапорта сотрудника полиции М-на Н.Г., Ш-в А.В. 12 октября 2016 года в 20 часов находился около дома № 6 Микрорайона-1 г. Краснослободска в состоянии алкогольного опьянения, за что постановлением судьи от 14 октября 2016 года подвергнут административному аресту сроком на 1 сутки.
Согласно материалам дела, Ш-в А.В. в период с 18 часов 45 минут до 20 часов 15 минут 12 октября 2016 года, то есть в момент совершения административного правонарушения, согласно протоколу осмотра места происшествия, принимал участие в осмотре квартиры дома № 6 Микрорайона-1 г. Краснослободска. Более того, до начала осмотра квартиры с 18 часов до 18 часов 20 минут 12 октября 2016 года, согласно протоколу досмотра вещей, находящихся при физическом лице, Ш-в А.В. находился в помещении ММО МВД России «Краснослободский» г. Краснослободска, где оперуполномоченный М-н Н.Г. изъял у него пакет с растительным веществом, а впоследствии получил объяснения. Указанные доказательства в приговоре не получили оценки.

2) Не всегда приводятся мотивы квалификации по признакам, носящим оценочный характер (например, мотивы квалификации кражи по признаку причинения значительного ущерба гражданину) (пункт 19 постановления Пленума).
Так, по делу С-на А.Е. и Е-ва А.Ю. Пролетарский районный суд г. Саранска, мотивируя обоснованность квалификации содеянного как мошенничества, совершенного с причинением значительного ущерба гражданину, в приговоре сослался на пояснения потерпевшей Т-ной Т.В. о значительности ущерба, так как ее доход составляет 25 000 руб.
Однако, как следует из протокола судебного заседания, потерпевшая, напротив, говорила о незначительности причиненного ей ущерба. При этом вопросы ее материального положения, семейного дохода, наличия иждивенцев суд не выяснял.
Отсутствует мотивировка квалификации по признаку причинения значительного ущерба гражданину и в приговоре Рузаевского районного суда в отношении З-на А.В., осужденного по пункту «а» части 3 статьи 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы. Кроме того, в приговоре в качестве доказательств приведены протоколы осмотра предметов, однако оценка этим доказательствам не дана.
По уголовному делу в отношении Ш-ва А.М., осужденного приговором Рузаевского районного суда от 8 декабря 2016 года по пункту «в» части 2 статьи 158 УК РФ, суд, квалифицируя действия виновного как кражу с причинением значительного ущерба гражданину, не мотивировал в приговоре наличие и доказанность данного квалифицирующего признака, носящего оценочный характер.

3) По делам, рассмотренным в особом порядке, отсутствует вывод об обоснованности обвинения (пункт 17 постановления Пленума).
Так, в приговоре Ромодановского районного суда от 24 января 2017 года в отношении К-ва Н.И., согласно разъяснениям постановления Пленума следовало указать, что «обвинение обоснованно, подтверждается собранными по делу доказательствами», а подсудимый понимает существо предъявленного ему обвинения и соглашается с ним в полном объеме; он своевременно, добровольно и в присутствии защитника заявил ходатайство об особом порядке, осознает характер и последствия заявленного им ходатайства; у государственного или частного обвинителя и потерпевшего не имеется возражений против рассмотрения дела в особом порядке.
Однако приговор в отношении К-ва Н.И. не содержит вывода об обоснованности обвинения и подтверждения его собранными по делу доказательствами.
Аналогичные ошибки содержатся в приговорах того же суда в отношении П-ва А.А., К-ва С.С.

4) В мотивах квалификации приводятся такие формулировки умысла, которые противоречат его виду, описанному в фабуле.
Так, в приговоре Кочкуровского районного суда от 2 февраля 2017 года в отношении С-на Р.А. суд указал, что квалифицирует деяния подсудимого по части 1 статьи 166 УК РФ, при этом учитывает, что «подсудимый, не имея умысла на хищение автомобиля, без разрешения собственника незаконно завладел им».
В приговоре Рузаевского районного суда от 20 декабря 2016 года в отношении Л-ва С.С. по части 2 статьи 160 УК РФ суд исключил из обвинения признак преступления «присвоение», однако далее в приговоре указал, что «квалифицирующий признак присвоения – причинение значительного ущерба потерпевшему – установлен».

4. Назначение наказания.

1) Выводы суда должны быть понятными.
В приговоре Чамзинского районного суда от 30 декабря 2016 года в отношении А-ной М.С., мотивируя невозможность применения положений статьи 76.2 УК РФ, суд привел формулировку, из которой невозможно понять, что имелось в виду: «Признав А-ну М.С. виновной в совершении впервые преступления небольшой тяжести, суд не может признать в понимание вышеуказанных норм уголовного закона полное признание вины, раскаивание (правильно – раскаяние) в содеянном, совершение преступления в период беременности, нахождение с Д-вым А.Н. в брачных отношениях и ненаступление реального ущерба от ее преступных действий, на что указывает сторона защиты, а также иные установленные судом обстоятельства, учитываемы при назначении наказания как возмещение ущерба или иным образом заглаживание причиненного преступлением вреда, который в данном случае причинен общественным отношениям, обеспечивающим авторитет судебной власти, интересам правосудия в области расследования, рассмотрения и разрешения дела в порядке уголовного судопроизводства».

2) Необоснованное признание смягчающими обстоятельствами всех установленных данных о личности.
В приговоре Чамзинского районного суда от 30 декабря 2016 года в отношении А-ной М.С. по части 1 статьи 307 УК РФ суд при назначении наказания принял во внимание «состояние здоровья, на которое она не жалуется,…наличие всех имеющихся у нее заболеваний».
Кочкуровский районный суд в приговоре от 2 февраля 2017 года в отношении С-на Р.А. при мотивировке назначения наказания указал, в том, числе, что учитывает возраст и состояние здоровья подсудимого. Осужденный 1981 года рождения, о наличии заболеваний в деле сведения отсутствуют.

3) Не мотивируется признание отягчающим обстоятельством состояния опьянения.
Так, по делу Ма-кого И.М. и П-ва С.А. (Рузаевский районный суд) в приговоре указано: «отягчающее обстоятельство – совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения, вызванного употреблением алкоголя, которое, по мнению суда, способствовало его совершению». Мотивы признания отягчающим данное обстоятельство отсутствуют.

4) Отсутствие мотивов признания обстоятельств смягчающими.
Так, в приговоре Ромодановского районного суда от 14 декабря 2016 года в отношении М-кого В.Г. мотив признать смягчающим обстоятельством активное способствование расследованию преступления свелся к следующему: « В связи с тем, что в ходе предварительного расследования давал признательные показания, суд усматривает в его действиях активное способствование расследованию преступлений».
Аналогичный недостаток выявлен в приговоре по делу в отношении Б-ва А.Н. (приговор того же суда от 14 декабря 2016 года).

5) Необоснованное отнесение к активному способствованию расследования преступления иных смягчающих обстоятельств.
Приговором Атяшевского районного суда от 24 января 2017 года Л-в И.В. осужден по пункту «а» части 3 статьи 158 УК РФ за тайное хищение путем проникновения в жилище потерпевшего имущества на сумму 2 895 руб. При назначении наказания суд признал смягчающими наказание обстоятельствами, в том числе, возмещение вреда, назвав таковым выдачу похищенного органам предварительного следствия, хотя данное обстоятельство свидетельствует об активном способствовании розыску похищенного. Указание же на признание возмещения ущерба смягчающим обстоятельством требует применять положения части 1 статьи 62 УК РФ, что судом сделано не было.
Аналогичное установлено приговором Ичалковского районного суда от 31 января 2017 года в отношении С-ч А.А., осужденной по части 1 статьи 105 УК РФ и части 1 статьи 158 УК РФ. Суд указал в приговоре, что признает смягчающим обстоятельством добровольное возмещение причиненного ущерба, «так как похищенный телевизор был добровольно выдан сотруднику полиции».

6) Отсутствие мотивов относительно части 6 статьи 15, статей 64, 73 УК РФ или их явная недостаточность (пункт 27 постановления Пленума).
Так, в приговоре Ромодановского суда от 15 февраля 2017 года в отношении Г-ва Н.В., осужденного по части 1 статьи 264 УК РФ, суд лишь указал: « Суд не находит оснований для применения положений статьи 64 УК РФ».
В приговоре того же суда от 30 января 2017 года в отношении К-ва С.С., Л-ва Н.А., Ц-н А.П., осужденных по пунктам «а», «б» части 2 статьи 158 УК РФ, не мотивирован вопрос о неприменении части 6 статьи 15 УК РФ. Указано только, что суд не находит оснований для применения положений части 6 статьи 15 УК РФ.

7) Формальное обсуждение невозможности применения иных, кроме лишения свободы, видов наказания (пункт 27 постановления Пленума).
В приговоре Торбеевского районного суда от 23 января 2017 года в отношении З-на А.Н. по пункту «а» части 3 статьи 158 УК РФ суд указал: «С учетом конкретных обстоятельств дела, личности подсудимого, характера и степени общественной опасности совершенного им преступления, наличия смягчающих и отсутствия отягчающих наказание обстоятельств, позиции государственного обвинителя и потерпевшей, не настаивающей на строгом наказании, суд приходит к выводу о назначении подсудимому наказания в виде лишения свободы в пределах санкции данной статьи, полагая, что иные виды наказания не могут обеспечить исправление Зюзина и восстановление социальной справедливости».
При этом выше суд приводит обстоятельства хищения – проник в дом, похитил на сумму 1540 руб., данные о личности – не судим, привлекался к административной ответственности, имеет постоянное место жительства, где характеризуется положительно, явка с повинной, активное способствование расследованию преступления, полное признание вины, раскаяние в содеянном, принесение извинений потерпевшей. З-н осужден в 2009 году по части 1 статьи 158 УК РФ к условной мере наказания в виде лишения свободы, судимость погашена.
В приговоре Торбеевского районного суда от 30 января 2017 года при назначении наказания Р-ну Ю.А. по части 1 статьи 161 УК РФ наказания суд, мотивируя применение части 2 статьи 68 УК РФ, указал « Принимая во внимание характер и степень общественной опасности ранее совершенных преступлений, обстоятельства, в силу которых исправительное воздействие предыдущего наказания оказалось недостаточным,…оснований для применения части 3 статьи 68 УК РФ суд не находит». Дело рассмотрено в особом порядке
По приговору от 2 февраля 2017 года в отношении С-на Р.А., мотивируя применение положений части 4 статьи 74 УК РФ, Кочкуровский суд лишь указал на совершение С-ным Р.А. преступления в период условного осуждения. Иное обоснование в деле отсутствует.
Ромодановский районный суд в приговоре от 1 февраля 2017 года в отношении Х-ва Р.А., мотивируя назначение наказания, допустил противоречия. Указал, что при назначении наказания учитывает характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание. Затем пишет, что обстоятельств, отягчающих наказание, судом не установлено.

8) При назначении наказания с применением статьи 64 УК РФ в резолютивной части приговора должна быть сделана ссылка на указанную норму (пункт 41 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2015 года № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания»).
Приговором Пролетарского районного суда г. Саранска от 8 ноября 2016 года А-в Р.К. осужден по части 3 статьи 30, пункту «б» части 4 статьи 291 УК РФ к 5 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Суд в описательно-мотивировочной части приговора указал на признание ряда смягчающих обстоятельств исключительными, однако в резолютивной части приговора ссылку на применение статьи 64 УК РФ не сделал.

9) Правила, изложенные в части 1 статьи 62 УК РФ, могут применяться судами при наличии хотя бы одного из перечисленных в пунктах «и» и (или) «к» части 1 статьи 61 УК РФ смягчающих обстоятельств, если при этом отсутствуют отягчающие наказание обстоятельства.
Приговором Ковылкинского районного суда от 14 октября 2016 года осуждены: С-р Д.Ю. по части 2 статьи 228 УК РФ в соответствии с частями 1 и 5 статьи 62 УК РФ к 3 годам 3 месяцам лишения свободы и К-н М.А. по части 2 статьи 228 УК РФ в соответствии с частями 1 и 5 статьи 69 УК РФ к 3 годам лишения свободы.
При наличии смягчающего обстоятельства, предусмотренного пунктом «и» части 1 статьи 61 УК РФ, в действиях осужденных также установлено отягчающее наказание обстоятельство–совершение преступления группой лиц по предварительному сговору. Поэтому ссылка суда на применение положений части 1 и 5 статьи 62 УК РФ является необоснованной.

10) При рассмотрении уголовного дела в порядке главы 40 УПК РФ и при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и», «к» части 1 статьи 61 УК РФ, назначаемое наказание на основании частей 1 и 5 статьи 62 УК РФ не может превышать две трети от двух третьих максимального срока или размера наиболее строгого наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.
Приговором Рузаевского районного суда от 19 декабря 2016 года Д-в М.П. осужден по части 2 статьи 264 УК РФ к 2 годам лишения свободы с лишением права заниматься деятельностью по управлению транспортными средствами на срок 2 года. В силу статьи 73 УК РФ основное наказание в виде лишения свободы считать условным с испытательным сроком в 2 года.
Санкция части 2 статьи 264 УК РФ предусматривает максимальное наказание в виде 4 лет лишения свободы. Учитывая требования части 5 статьи 62 УК РФ (2/3 от 4 лет – 2 года 8 месяцев лишения свободы), части 1 статьи 62 УК РФ (2/3 от 2 лет 8 месяцев лишения свободы – 1 год 9 месяцев 10 дней лишения свободы), срок наказания в виде лишения свободы Д-ву не должен составлять более 1 года 9 месяцев 10 дней.

11) В соответствии с пунктом 35 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 58 от 22 декабря 2015 года «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» в резолютивной части приговора ссылка на статьи 62, 65, 66 и 68 УК РФ не требуется.
Приговором Атяшевского районного суда от 7 декабря 2016 года Ш-в А.В. осужден по пункту «а» части 3 статьи 158 УК РФ (по факту кражи из дома Р-вой) с применением частей 1 и 2 статьи 68 УК РФ к 2 годам лишения свободы; по пункту «а» части 3 статьи 158 УК РФ (по факту кражи из дома Б-ва) с применением частей 1 и 2 статьи 68 УК РФ к 2 годам лишения свободы; на основании части 3 статьи 69 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы.
Апелляционным определением от 13 марта 2017 года приговор изменен. Из резолютивной части приговора исключена ссылка на части 1 и 2 статьи 68 УК РФ при назначении наказания.

12) Нарушение принципа справедливости заключается в назначении максимально возможного наказания без учета смягчающих обстоятельств.
Приговором Краснослободского районного суда от 27 декабря 2016 года Ш-н В.В. осужден по части 1 статьи 228 УК РФ к 1 году лишения свободы; по части 3 статьи 30 части 1 статьи 131 УК РФ к 2 годам лишения свободы; на основании части 2 статьи 69 УК РФ к 2 годам 10 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
Назначая наказание Ш-ну В.В., суд первой инстанции указал как на смягчающие обстоятельства полное признание вины, раскаяние в содеянном, молодой возраст, активное способствование расследованию преступлений, а также явку с повинной по преступлению, предусмотренному частью 3 статьи 30 частью 1 статьи 131 УК РФ. Суд также установил отсутствие отягчающих наказание обстоятельств.
Наличие предусмотренных пунктом «и» части 1 статьи 61 УК РФ смягчающих обстоятельств – активного способствования расследованию преступлений, явки с повинной; факт рассмотрения дела в особом порядке судебного разбирательства, а также совершение неоконченного преступления (покушения), предполагают применение при назначении наказания положений части 3 статьи 66, частей 1 и 5 статьи 62 УК РФ. С учетом последовательности применения указанных норм максимально возможное к назначению Ш-ну наказание по части 3 статьи 30, части 1 статьи 131 УК РФ составляет 2 года лишения свободы.
Однако суд, помимо указанных обстоятельств, предусмотренных пунктом «и» части 1 статьи 61 УК РФ и дающих основание назначить наказание в размере, не превышающем 2/3 максимального срока наиболее строгого вида наказания, установил и привел в приговоре иные смягчающие обстоятельства, которые фактически не были учтены при назначении наказания по части 3 статьи 30 части 1 статьи 131 УК РФ.

5. Иные вопросы, разрешаемые в приговоре.

1) Необходимо мотивировать все вопросы, касающиеся гражданского иска, взыскания и распределения процессуальных издержек (пункт 38 постановления Пленума).
В приговоре от 23 декабря 2016 года в отношении Я-на П.В. по пункту «а» части 3 статьи 158 УК РФ суд установил, что своими противоправными действиями Я-н, согласно заключению эксперта № 2-337-16 от 9 ноября 2016 года, причинил К-вой В.И. материальный ущерб на сумму 21 698 рублей 33 копейки, который для нее является значительным.
При разрешении вопроса о гражданском иске суд указывает следующее. Из позиции гражданского истца К-вой, озвученной в судебном заседании, следует, что размер материального ущерба, установленный заключением эксперта, она не оспаривает, однако не согласна с размером возмещения причиненного ей материального ущерба, поскольку считает, что возмещению подлежит сумма, указанная в справке о рыночной стоимости одного грамма золота, и возмещению с подсудимого подлежат 43 705 рублей, за вычетом частичного возмещения 25 000 рублей. Далее пишет, что, принимая во внимание, что данное уголовное дело рассматривается в особом порядке, суд не проводит исследование и оценку собранных доказательств. С учетом отсутствия у суда сведений о состоянии похищенного имущества и его действительной стоимости, руководствуясь требованиями части 2 статьи 309 УПК РФ, суд считает необходимым признать за К-вой право на удовлетворение гражданского иска и передать вопрос о размере его возмещения для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.
Ромодановский районный суд в приговоре от 15 февраля 2017 года в отношении Г-ва Н.В. по части 1 статьи 264 УК РФ передал вопрос о размере возмещения гражданского иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства, мотивируя свое решение в описательно-мотивировочной части отсутствием расчета исков. Между тем, для возмещения морального вреда не требуются какие-либо расчеты, вопрос о разграничении сумм компенсации как морального, так и материального вреда в суде не обсуждался, потерпевшим К-вой А.В. и З-ной Е.В. в судебном заседании это не предлагалось.

Судебная коллегия по уголовным делам
Верховного Суда Республики Мордовия