Обзор кассационной практики судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) за второе полугодие 2016 г.

Утвержден
Президиумом Верховного Суда
Республики Саха (Якутия)
«17» февраля 2017 года

ОБЗОР
кассационной практики судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) за второе полугодие 2016 г.

Во втором полугодии 2016 года президиум Верховного Суда Республики Саха (Якутия) продолжил работу по выявлению и устранению ошибок, допущенных нижестоящими судами, направленную на повышение уровня отправления правосудия.

За второе полугодие 2016 года в Верховный Суд Республики Саха (Якутия) поступило 433 кассационных жалобы и представления на судебные решения по уголовным делам. Остаток нерассмотренных жалоб на начало отчетного периода составил 23. Из них рассмотрено 329 жалоб и представлений, в 277 — отказано в передаче, 52 жалобы (представления) переданы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, что составляет 15,8 % от общего количества рассмотренных жалоб (представлений).

Судьями Верховного Суда Российской Федерации вынесены постановления о передаче кассационных жалоб для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции по 6 уголовным делам (в отношении Г., А., К., А., С.).

В большинстве случаев передавались для рассмотрения по жалобам осуждённых и защитников, а также 18 представлений прокурора, из которых 17 удовлетворены и 1 оставлено без удовлетворения.

За отчетный период президиумом Верховного Суда Республики Саха (Якутия) по кассационным жалобам и представлениям было рассмотрено 58 дел в отношении 66 лиц. Из них рассмотрено: 43 дела по приговорам, 4 дела по решениям судов, вынесенным на стадии судебного производства, 1 дело по решениям судов в порядке судебного контроля, 10 дел по решению суда, связанным с исполнением приговора. При этом, с удовлетворением жалоб или представлений рассмотрено 54 дела, отклонено по 4 делам.

Из числа рассмотренных президиумом дел находилось в производстве свыше срока, установленного ч. 1 ст. 401.13 УПК РФ 2 уголовных дела в отношении Ч., настаивавшего на участии защитника З., который находился вне пределов Республики Саха (Якутия) и в отношении П., который после назначения судебного заседания заявил ходатайство об ознакомлении с материалами дела и в последующем ходатайство о личном участии в судебном заседании.

Основания передачи жалоб, представлений следующие: неправильное применение уголовного закона, нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные судами как первой, так и апелляционной (кассационной) инстанций.

ОТМЕНЫ ПРИГОВОРОВ.

За отчётный период президиумом Верховного Суда Республики Саха (Якутия) были отменены приговоры по 9 делам в отношении 9 лиц с направлением уголовных дел на новое судебное рассмотрение, в том числе 1 оправдательный приговор. Из них 7 дел были рассмотрены в апелляционном порядке, по результатам которых приговоры суда первой инстанции были оставлены без изменения.

В соответствии с ч. 7 ст. 316 УПК РФ судья, рассматривая уголовное дело в особом порядке, постановляет обвинительный приговор в том случае, если придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу. При этом, по смыслу закона в случае, когда по делу какие-либо условия, необходимые для постановления приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке, отсутствуют, суд в соответствии с ч. 3 ст. 314 и ч. 6 ст. 316 УПК РФ принимает решение о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке.

Приговором Якутского городского суда от 19 сентября 2014 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 13 ноября 2014 года, К. был осуждён по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
В особом порядке принятия судебного решения К. признан виновным в совершении разбоя, то есть нападения в целях хищения чужого имущества, совершённого с угрозой применения насилия опасного для жизни и с применением оружия.
Согласно предъявленному обвинению, К. 30 апреля 2014 года зашел в помещение киоска и направил пневматический газобаллонный пистолет на продавца А., потребовав деньги, однако в виду оказанного сопротивления завладеть ими не смог и скрылся с места происшествия.
В соответствии с п. 23 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.12.2002 № 29 « О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» при квалификации действий виновного по ч. 2 ст. 162 УК РФ судам следует в соответствии с Федеральными законом от 13.11.1996 «Об оружии» (далее – Закон «Об оружии») и на основании экспертного заключения устанавливать, является ли примененный при нападении предмет оружием, предназначенным для поражения живой или иной цели.
Из заключения проведённой по уголовному делу судебно-баллистической экспертизы установлено, что использованный К. пистолет является промышленно изготовленным пневматическим газобаллонным пистолетом модели «ПМ» калибра 4,5 мм («МР-654К Cal. 4.5 mm: T 11 043682») и не является огнестрельным оружием. О том, что он принадлежит к какому-либо иному виду оружия, эксперт не указал.
Как следует из п. 2.2 ГОСТ Р 51612-2000 «Оружие пневматическое», пневматические пистолеты с дульной энергией от 0,5 до 3 Дж независимо от калибра считаются изделиями, конструктивно сходными с пневматическим оружием. К таковым относится пистолет («МР-654К Cal. 4.5 mm»), дульная энергия которого, согласно сертификату соответствия № РОСС RU.MЖ03.В02518, не превышает 3 Дж.
Сам К., полностью согласившись с предъявленным обвинением, на следствии сообщил, что пистолет, который он ранее нашел и носил с собой, был не боевой. Решив ограбить продуктовый ларек, он подошел к продавцу, показал ему пистолет и сказал, чтобы тот отдал деньги. Потерпевший достал несколько купюр, но потом оказал сопротивление и К. вынужден был убежать.
Из показаний потерпевшего А. установлено, что когда К. наставил на него пистолет неизвестной марки, он испугался и выложил деньги на прилавок. Затем он сумел выхватить пистолет и нападавший скрылся (протокол допроса потерпевшего от 01.05.2014 г.).
Между тем, показания К., потерпевшего А. об обстоятельствах совершённого преступления, а также заключение судебно-баллистической экспертизы имеют существенное значение для установления фактических обстоятельств дела, влияют на квалификацию содеянного виновного и предполагают исследование доказательств в общем порядке уголовного судопроизводства.
Президиум отметил, что невыполнение этой обязанности судом является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, поскольку объективно сопряжено с лишением подсудимого его конституционного правомочия на справедливое судебное разбирательство, и тем самым предопределяет невозможность констатировать законность постановленного в отношении данного лица судебного решения.
Судебные решения в отношении К. отменены, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение в ином составе.

В соответствии с п. 1 ч. 4 ст. 47 УПК РФ обвиняемый имеет право знать в чем он обвиняется, и реализовать в полном объеме свои права, предусмотренные ст. 47 УПК РФ, в том числе права на подробную информацию по предъявленному обвинению и права на получение достаточного времени для подготовки к защите. Исходя из разъяснений, содержащихся в п. 17 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30 июня 2015 года № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве», в случае изменения государственным обвинителем в ходе предварительного слушания или судебного разбирательства обвинения в пределах его полномочий, предусмотренных частью 8 статьи 246 УПК РФ, суд с учётом мнения обвиняемого и его защитника предоставляет им время, необходимое для подготовки к защите от поддержанного государственным обвинителем обвинения.

Одним из оснований отмены в связи с нарушением указанных требований уголовно-процессуального закона был приговор Якутского городского суда Республики Саха (Якутия) от 18 марта 2016 года в отношении Р., осуждённого по ч. 4 ст. 160 УК РФ (в редакции ФЗ от 07.03.2011 года № 26-ФЗ и от 07.11.2011 года № 420-ФЗ) к 3 годам лишения свободы со штрафом в размере 250 000 рублей с применением ч. 5 ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком на 2 года с возложением дополнительных обязанностей. Дополнительное наказание постановлено исполнять самостоятельно.
Апелляционным определением Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 12 мая 2016 года данный приговор в отношении Р. был оставлен без изменения.
Органами предварительного следствия Р. обвинялся по ч. 4 ст. 159 УК РФ — в совершении мошенничества, то есть хищении чужого имущества путем обмана, группой лиц по предварительному сговору, с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере.
25 декабря 2015 года в ходе судебного следствия государственный обвинитель Г. изменил обвинение, предложив квалифицировать действия Р. по ч. 4 ст. 160 УК РФ, как растрату, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному, совершенное группой лиц по предварительному сговору, лицом с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере, и попросил суд предоставить время стороне защиты для подготовки мнения по новому обвинению. В судебном заседании был объявлен перерыв до 20 января 2016 года.
20 января 2016 года адвокат Х. представил возражение на указанное выше заявление государственного обвинителя об изменении обвинения. В судебном заседании был объявлен перерыв до 22 января 2016 года по ходатайству государственного обвинителя о предоставлении времени для уточнения своего заявления.
22 января 2016 года государственный обвинитель дополнительно дал пояснение по заявлению об изменении квалификации обвинения на ч. 4 ст. 160 УК РФ. Адвокатом Х. заявлено ходатайство о прекращении уголовного дела на основании п.п. 1, 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, которое было рассмотрено 20 февраля 2016 года (том 13 л.д. 38-41, л.д. без нумерации после л.д. 86). При этом до указанной даты, уже после заявления об изменении обвинения, государственным обвинителем продолжалось предоставление доказательств со своей стороны.
По рассмотрению ходатайства о прекращении уголовного дела в постановлении от 20 февраля 2016 года суд указал, что в производство суда поступило уголовное дело по обвинению Р. в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, в настоящее время судебное следствие по данному делу еще не завершено, государственный обвинитель не заявил о прекращении уголовного преследования в отношении Р. по ч. 4 ст. 159 УК РФ, в связи с чем изменение обвинения в отношении подсудимого либо прекращение дела на данной стадии невозможно.
Таким образом, суд не рассмотрел заявление об изменении обвинения, продолжил разбирательство в отношении Р. по ч. 4 ст. 159 УК РФ, однако в этом же постановлении констатировал, что государственный обвинитель не отказывается от обвинения, считая, что в действиях Р. имеется другой состав преступления, о чем он заявил в ходе судебного следствия, сформулировав новое обвинение по ч. 4 ст. 160 УК РФ, чтобы подсудимый и адвокат подготовились и высказали свое мнение по данному обвинению.
Право на возможность изменения обвинения со стороны государственного обвинителя в ходе судебного разбирательства предусмотрено п. 3 ч. 8 ст. 246 УПК РФ.
Поскольку государственный обвинитель просил об изменении обвинения и переквалификации действий Р., чем выразил свою позицию, суду следовало принять решение по данному заявлению, учитывая требования ч. 2 ст. 252 УПК РФ, чем определить пределы судебного разбирательства.
Судом первой инстанции данные требования закона не были учтены.
В вводной части приговора суд указал, что Р. обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, тогда как в прениях сторон государственный обвинитель выступал о доказанности вины Р. в совершении преступления по п. 4 ст. 160 УК РФ, то есть по обвинению, о котором им уже было заявлено в ходе судебного разбирательства.
Указанные нарушения уголовно-процессуального закона допущенные судом первой инстанции, не были устранены судом апелляционной инстанции.
Президиум Верховного Суда Республики Саха (Якутия) отменил приговор суда и апелляционное определение в отношении Р. с направлением уголовного дела в суд первой инстанции на новое судебное рассмотрение в ином составе.

В соответствии со ст. 259 УПК РФ, в ходе судебного заседания ведется протокол, в котором отражается весь ход судебного разбирательства по уголовному делу. В силу п. 14 ч. 3 данной статьи закона в протоколе судебного заседания указывается основное содержание выступлений сторон в судебных прениях и последнего слова подсудимого.
В силу ст. 291 УПК РФ по окончании исследования представленных сторонами доказательств, председательствующий объявляет судебное следствие оконченным.

Приговором Якутского городского суда Республики Саха (Якутия) от 12 мая 2016 года У. был осуждён по п. ч. 1 ст. 166 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, по ст. 264.1 УК РФ к обязательным работам сроком на 300 часов с лишением права заниматься определённой деятельностью – управлять транспортным средством сроком на 3 года. В соответствии с ч. 2 ст. 69, п. «г» ч. 1 ст. 71 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний, окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком 3 года с лишением права заниматься определённой деятельностью – управлять транспортным средством сроком на 3 года. На основании ст. 73 УК РФ наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком на 2 года.
Данный приговор суда в апелляционном порядке не обжалован.
Судом кассационной инстанции было установлено, что в протоколе не отражено содержание выступлений в судебных прениях государственного обвинителя – помощника прокурора г. Якутска М.
Кроме того, из протокола судебного заседания от 12 мая 2016 года, выявлено, что по окончании исследования представленных сторонами доказательств, председательствующий не объявил судебное следствие оконченным (т.1, л.д. 201).
Вышеприведенные нарушения уголовно-процессуального закона признаны существенными, повлиявшими на исход дела, поскольку судом не соблюдена процедура судопроизводства.
Приговор суда отменен с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение в ином составе суда.

Составление описательно-мотивировочной части оправдательного приговора в соответствии с ч. 1 ст. 305 УПК РФ включает в себя следующие этапы. В первую очередь излагается существо обвинения как объект судебного исследования. Именно при таком условии логично последующее изложение, представляющее собой критическую оценку судом обвинения и положенных в его основу доказательств. Существо предъявленного обвинения излагается без изменений в том виде, в котором оно было предъявлено подсудимому и который соответствует стилю написания обвинения органами расследования. В оправдательном приговоре должны быть разделены сущность обвинения и установленные судом обстоятельства. Нельзя использовать способ изложения приговора, при котором в начале описательно-мотивировочной части указываются обстоятельства, установленные судом, затем, прерывая описание, указывается сущность обвинения, потом суд снова переходит к описанию установленных обстоятельств.

Приговором мирового судьи судебного участка № 19 Мирнинского района Республики Саха (Якутия) от 25 февраля 2016 года Н., признан невиновным по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного по ч. 1 ст. 116 УК РФ, и оправдан в связи с отсутствием в его деянии состава преступления на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ. За Н. признано право на реабилитацию.
Апелляционным постановлением Мирнинского районного суда от 05 апреля 2016 года указанный приговор суда в отношении Н. оставлен без изменения.
В ходе проверки законности приговора суда в суде кассационной инстанции из описательно-мотивировочной части приговора суда установлено, что сущность обвинения по заявлению частного обвинителя и потерпевшей Е. как объект судебного исследования изложена судом первой инстанции позже и после установленных судом обстоятельств, то есть в нарушение требований ч. 1 ст. 305 УПК РФ существо обвинения и обстоятельства уголовного дела, установленные судом, не разделены и в логической последовательности не раскрывают позицию суда.
Также, судом не было учтено, что состав преступления по ст. 116 УК РФ предусматривает ответственность кроме нанесения побоев, умышленное причинение иных насильственных действий, повлекших физическую боль.
При оценке доказательств судом в нарушение требований п. 4 ч. 1 и 2 ст. 305 УПК РФ не устранены противоречия в тех обстоятельствах, достоверность которых сомнительна, а также не дана оценка показаниям потерпевшей и свидетеля М. об активных насильственных действиях Н. Судом не были оценены и не опровергнуты доводы стороны обвинения о сдавливании Н. шеи Е., выталкивании ее (из кабинета), повлекшее падение и удар головой об стену коридора. Кроме того, суд оставил без оценки довод частного обвинителя о совершении Н. иных насильственных действий — причинении физической боли в результате сдавливания шеи и плеча (внутри кабинета), в совокупности с показаниями свидетелей Б.А. и Б.К.
Президиум Верховного Суда Республики Саха (Якутия) отменил оправдательный приговор и апелляционное постановление с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение в ином составе.

ИЗМЕНЕНИЕ ПРИГОВОРОВ

Президиумом Верховного Суда Республики Саха (Якутия) во втором полугодии 2016 года изменены 11 обвинительных приговоров в отношении 11 лиц, в том числе по 4 приговорам снижена мера наказания без изменения квалификации. Из них в апелляционном (кассационном) порядке было рассмотрено 4 приговора в отношении 4 лиц.
Анализ оснований изменений приговоров в кассационном порядке за отчетный период показал, что приговоры судов изменялись в связи:
— с нарушением правил назначения наказания, предусмотренных ст. 6, 60, 70 УК РФ;
— с неправильным определением рецидива преступлений согласно ст. 18 УК РФ;
— с не учётом судебных решений, которыми предыдущие судимости были изменены со смягчением наказания в порядке ст.ст. 397-399 УПК РФ;
— с нарушением требований уголовного закона о том, что погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, предусмотренные УПК РФ, связанные с судимостью;
— с нарушением требований ч. 1 ст. 10 УК РФ о том, что уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление имеет обратную силу.
— с нарушением требований ст. 84 УК РФ, согласно которым актом об амнистии лица, осужденные за совершение преступлений, могут быть освобождены от наказания.

Назначение осуждённому максимально возможного наказания при отсутствии отягчающего наказания обстоятельства и при наличии обстоятельств, смягчающих наказание и положительно характеризующих осуждённого, не может быть признано справедливым.

Приговором Якутского городского суда от 1 декабря 2015 года, оставленным без изменения апелляционным определением Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 2 февраля 2016 года, А. осуждён по ч. 3 ст. 30 – п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ к 10 годам лишения свободы без штрафа и без лишения права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Из приговора установлено, что при назначении А. наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности содеянного, личность виновного, его состояние здоровья, а также смягчающие обстоятельства, которыми признал частичное признание вины, явку с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, положительные характеристики. Обстоятельств, отягчающих наказание, не установлено.
Суд, назначив А. по ч. 3 ст. 30 — п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, за неоконченное преступление с применением ч. 3 ст. 66 УК РФ и ч. 1 ст. 61 УК РФ в связи с наличием смягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных п. «и» ч.1 ст.61 УК РФ, наказание в виде 10 лет лишения свободы, не учёл другие смягчающие обстоятельства: частичное признание вины, положительные характеристики.
При этом, если в результате применения статей 66 и 62 УК РФ срок и размер наказания, который может быть назначен осуждённому, окажется менее строгим, чем низший предел наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкцией соответствующей статьи Особенной части УК РФ, то наказание должно быть назначено ниже низшего предела без ссылки на ст. 64 УК РФ.
Суд апелляционной инстанции при рассмотрении уголовного дела по апелляционным жалобам адвоката и осуждённого А. не устранил допущенные судом первой инстанции существенные нарушения уголовного закона.
Президиум Верховного Суда Республики Саха (Якутия) изменил приговор суда и апелляционное определение со смягчением наказания.

По аналогичному основанию в президиуме был изменён со смягчением наказания приговор мирового судьи по судебному участку № 14 Кобяйского района Республики Саха (Якутия) от 02 декабря 2015 года в отношении А., согласно которому суд, применив правила ч. 1 ст. 62 УК РФ, ч. 7 ст. 316 УК РФ, и назначив А. по ч. 1 ст. 112 УК РФ максимально возможное наказание, не учёл другие смягчающие наказание обстоятельства.

В силу положений ст. 18 УК РФ, совершение преступления средней тяжести вне зависимости от того, что ранее лицо было осуждено за совершение тяжких преступлений, не образует в его действиях опасного рецидива преступлений.

Приговором Верхневилюйского районного суда Республики Саха (Якутия) от 06 октября 2015 года, не рассмотренном в апелляционном порядке, Н. ранее судимый:
24.12.2010 г. Нюрбинским районным судом РС (Я) (с учетом изменений, внесенных постановлением Хангаласского районного суда РС (Я) от 25.07.2011 в порядке ст.10 УК РФ) по п. «а» ч. 3 ст. 158, ст.70 УК РФ к 2 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;
20.02.2013 г. Вилюйским районным судом РС (Я) по п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ к 2 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год; 09.12.2014 освобожден по отбытии наказания;
был осуждён по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Суд, признавая наличие в действиях Н. опасного рецидива преступлений, исходил из того, что ранее Н. дважды судим за совершение тяжких преступлений – приговорами от 24 декабря 2010 года и 20 февраля 2013 года и вновь совершил умышленное преступление средней тяжести.
Вместе с тем, в действиях Н. отсутствовал опасный рецидив преступлений. По уголовному делу он осужден за совершение преступления отнесённого законом к категории преступлений средней тяжести, что в силу положений ст. 18 УК РФ, вне зависимости от того, ранее он был осужден за совершение тяжких преступлений, не образует в его действиях опасного рецидива преступлений, как это указано в описательно-мотивировочной части приговора суда.
При таких обстоятельствах в его действиях имеется простой рецидив преступлений.
Президиум Верховного Суда Республики Саха (Якутия) изменил приговор суда, исключив указание о наличии в действиях осуждённого опасного рецидива преступлений. В действиях Н. признано наличие рецидива преступлений со смягчением наказания, назначенное Н. по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ снижено до 2 лет 09 месяцев лишения свободы.

Исходя из положений ч. 6 ст. 86 УК РФ суды не должны учитывать в качестве отрицательно характеризующих личность осуждённого данные, свидетельствующие о наличии у него погашенных или снятых в установленном порядке судимостей.

В связи с нарушением указанных требований уголовного закона Президиум Верховного Суда Республики Саха (Якутия) изменил приговор Намского районного суда от 22 июля 2015 года в отношении Е., осуждённого по ч.1 ст.105 УК РФ к 7 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Так, суд, мотивируя свое решение о назначении осуждённому Е. наказания, охарактеризовал его как лицо, склонное к повторному совершению преступлений, где степень тяжести совершаемых преступлений возрастает с каждым разом, указывая при этом, что все судимости Е. были погашены.
Президиум исключил из приговора указание о погашенной судимости у Е. со снижением срока наказания.

По аналогичному основанию, в связи с нарушением требований ч. 6 ст. 86 УК РФ в президиуме был изменён со смягчением наказания приговор Нерюнгринского городского суда Республики Саха (Якутия) от 20 июля 2015 года, оставленным без изменения апелляционным определением Верховного Суда РС (Я) от 24 сентября 2015 года, в отношении Г.

Согласно ст. 10 УК РФ, уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, распространяется на лиц, совершивших соответствующее деяние до вступления такого закона в силу, предполагает смягчение наказания в пределах, предусмотренных новым уголовным законом.

Приговором Усть-Алданского районного суда Республики Саха (Якутия) от 11 августа 2016 года П. осуждён по ч. 1 ст. 264.1 УК РФ к 240 часам обязательных работ с лишением права управлять транспортным средством сроком на 1 год, по ч. 1 ст. 264.1 УК РФ к 240 часам обязательных работ с лишением права управлять транспортным средством сроком на 1 год, по ч. 3 ст. 30 — ч. 3 ст. 291 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 25 000 рублей. На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ путём полного сложения наказаний окончательно к 2 годам 8 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года, со штрафом в размере 25 000 рублей и лишением права управлять транспортным средством сроком на 1 год 6 месяцев.
В апелляционном порядке приговор суда не обжаловался.
Федеральным законом РФ от 03 июля 2016 года № 324-ФЗ в Уголовный кодекс РФ внесены изменения, согласно которым введена ст. 291.2 УК РФ, предусматривающая уголовную ответственность за дачу взятки лично или через посредника в размере, не превышающем 10 000 рублей.
Из обстоятельств уголовного дела установлено, что действия осуждённого П. подпадают под признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 291.2 УК РФ, поскольку он совершил покушение на дачу взятки должностному лицу в размере 2000 рублей.
Предусмотренное новой нормой преступление относится к категории преступлений небольшой тяжести, что улучшает положение лица, привлеченного к уголовной ответственности, в связи с чем действия П. подлежали квалификации по ч. 3 ст. 30 — ч. 1 ст. 291.2 УК РФ — как покушение на дачу взятки лично в размере, не превышающем десяти тысяч рублей, при этом преступление не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам.
Президиум Верховного Суда Республики Саха (Якутия) изменил приговор суда, переквалифицировав действия П. с ч. 3 ст. 30 — ч. 3 ст. 291 УК РФ на ч. 3 ст. 30 — ч. 1 ст. 291.2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 03 июля 2016 года № 324-ФЗ) и с учётом требований ст. 56 УК РФ назначил наказание в виде штрафа в размере 20 000 рублей. На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ путём полного сложения наказаний окончательно назначено наказание в виде штрафа в размере 20 000 рублей и обязательных работ сроком на 480 часов с лишением права управлять транспортным средством сроком на 1 год 6 месяцев.
По аналогичному основанию был изменён приговор Нерюнгринского городского суда Республики Саха (Якутия) от 29 августа 2016 года в отношении Ю., который был осуждён по ч. 3 ст. 30 — ч. 3 ст. 291 УК РФ к 3 годам лишения свободы без штрафа и без лишения права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью условно с испытательным сроком на 3 года.

Согласно ст. 84 УК РФ актом об амнистии лица, осужденные за совершение преступлений, могут быть освобождены от наказания.

Приговором Мирнинского районного суда Республики Саха (Якутия) от 6 октября 2015 года К. ранее судимый:
— 18 ноября 2014 года приговором Мирнинского районного суда Республики Саха (Якутия) по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года с возложением исполнения определенных обязанностей,
был осуждён по ч. 1 ст. 162 УК РФ к 5 годам лишения свободы со штрафом в размере 20 000 рублей.
На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ с отменой условного осуждения по приговору суда от 18 ноября 2014 года, с применением ст. 70 УК РФ путем частичного присоединения неотбытого наказания окончательно назначено наказание в виде 6 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, со штрафом в размере 20 000 рублей.
Апелляционным определением Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 26 ноября 2015 года приговор оставлен без изменения.
Суд первой инстанции, а также суд апелляционной инстанции не учли требования ст. 84 УК РФ, согласно которым актом об амнистии лица, осужденные за совершение преступлений, могут быть освобождены от наказания.
Так, 24 апреля 2015 года вступило в силу Постановление Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 апреля 2015 года № 6576-6ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов».
В силу пунктов 4 и 12 указанного Постановления условно осужденные, если на них не распространяются ограничения по применению акта об амнистии, подлежат освобождению от наказания со снятием судимости.
Как следует из пп.6 п. 13 указанного Постановления, акт амнистии не распространяется на осужденных, являющихся злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания.
В соответствии с пп. 5 п. 19 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 апреля 2015 года № 6578-6ГД «О порядке применения Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания при применении акта об амнистии следует считать осужденных, совершивших умышленные преступления в течение установленного судом испытательного срока.
Таким образом, факт совершения умышленного преступления в течение испытательного срока не только должен иметь место, но и должен быть подтвержден вступившим в законную силу итоговым решением по делу до вступления в силу Постановления об амнистии.
Из материалов дела установлено, что К. был судим приговором Мирнинского районного суда от 18 ноября 2014 года по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года. При этом приговор от 6 октября 2015 года за преступление, совершенное 20 декабря 2014 года, предусмотренное ч. 1 ст. 162 УК РФ, постановлен после опубликования акта об амнистии.

То есть, поскольку на день вступления в силу акта об амнистии (24 апреля 2015 года) приговор в отношении К. постановлен не был, факт совершения нового умышленного преступления в период испытательного срока постановлением органа предварительного расследования о прекращении уголовного дела по нереабилитирующему основанию либо вступившим в законную силу итоговым судебным решением (обвинительным приговором) не подтвержден, К. не может считаться злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания при применении акта об амнистии.
Других ограничений в применении амнистии, установленных п. 13 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 апреля 2015 года № 6576-6ГД, не имелось.
Таким образом президиум Верховного Суда Республики Саха (Якутия) постановил:
на основании п.4 и п. 12 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 апреля 2015 года № 6576-6ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» освободить К. от наказания, назначенного по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ по приговору Мирнинского районного суда РС (Я) от 18 ноября 2014 года и снять с него судимость по данному приговору;
приговор Мирнинского районного суда Республики Саха (Якутия) от 6 октября 2015 года и апелляционное определение Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 26 ноября 2015 года в отношении К. изменены:
— исключено из приговора указание на судимость К. по приговору Мирнинского районного суда от 18 ноября 2014 года;
— исключено из описательно-мотивировочной и резолютивной частей приговора указание об отмене условного осуждения в порядке ч. 5 ст. 74 УК РФ и о назначении наказания по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ;
постановлено считать К. осуждённым по приговору от 6 октября 2015 года по ч. 1 ст. 162 УК РФ к 5 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима со штрафом 20 000 (двадцать тысяч) рублей.
В остальной части судебные решения оставлены без изменения.

ОТМЕНА И ИЗМЕНЕНИЕ ПОСТАНОВЛЕНИЙ, ОПРЕДЕЛЕНИЙ И ДРУГИХ РЕШЕНИЙ СУДОВ.

Президиум за отчетный период 2016 года рассмотрел 14 дел по кассационным жалобам и представлениям на решения судов, вынесенные на стадии судебного производства, в порядке судебного контроля, а также связанные с исполнением приговоров, из которых 7 постановлений были рассмотрены в апелляционном порядке. Из них 13 постановлений отменены и направлены на новое судебное рассмотрение, 1 постановление отменено с прекращением производства.
О смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, в порядке ст.10 УК РФ рассмотрено 3 материала; о возврате уголовного дела прокурору было рассмотрено 3 материала; о разъяснении сомнений и неясностей, возникающих при исполнении приговора 2 материала.
По одному материалу были рассмотрены об отмене условного осуждения, об условно-досрочном освобождении, о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания, по жалобе в порядке ст. 125 УПК РФ, о зачёте времени содержания под стражей, об отсрочке отбывания наказания.

Исходя из требований ст. 162 УПК РФ время направления уголовного дела прокурором к руководителю следственного органа до принятия его к своему производству не входит в срок предварительного следствия, и срок следствия необходимо исчислять с момента принятия следователем уголовного дела в производство.

Постановлением Томпонского районного суда РС (Я) от 29 декабря 2015 года уголовное дело в отношении Ш., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 292 УК РФ было возвращено прокурору Томпонского района Республики Саха (Якутия) для устранения препятствий его рассмотрения судом. Данное постановление суда в апелляционном порядке не обжаловалось.
Суд со ссылкой на частное постановление Томпонского районного суда от 09 ноября 2015 года обосновал возврат уголовного дела прокурору тем, что в силу ст. 90, ч. 2 ст. 162 УПК РФ, период со дня передачи уголовного дела прокурором руководителю Восточно-Якутского МСО СУ СК РФ по РС(Я) и до вынесения руководителем следственного органа постановления о возобновлении производства и принятия уголовного дела к своему производству — с 24 сентября 2015 года по 09 ноября 2015 года, то есть 47 суток или 1 месяц 17 суток, должен учитываться при исчислении срока предварительного следствия, при этом отмечая длительность нахождения уголовного дела в органах следствия без процессуальных действий.
Между тем, суд кассационной инстанции установил, что выводы суда первой инстанции в этой части противоречат требованиям уголовно-процессуального закона.
Из материалов дела установлено, что 21 марта 2014 года заместителем руководителя Восточно-Якутского МСО СУ СК РФ по РС(Я) П. в отношении Ш. возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 292, ч. 2 ст. 292, ч. 2 ст. 292 УК РФ (эпизоды Ж., К., Ф.) (том 1, л.д. 1-2).
17 июня 2014 года заместителем руководителя П. в отношении Ш. возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 292, ч. 1 ст. 292 УК РФ (эпизоды К., Л., Г.) (том 1, л.д. 5-6). В этот же день указанные уголовные дела соединены в одно производство (том 1, л.д. 10).
Сроки предварительного следствия неоднократно продлевались.
Постановлением Томпонского районного суда от 03 июля 2015 года на основании п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ уголовное дело возвращено прокурору Томпонского района Республики Саха (Якутия) для устранения допущенных нарушений.
Апелляционным постановлением Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 8 сентября 2015 года постановление суда от 03 июля 2015 года оставлено без изменения.
24 сентября 2010 года прокурором Томпонского района уголовное дело направлено руководителю Восточно-Якутского МСО СУ СК РФ по Республики Саха (Якутия) для устранения препятствий его рассмотрения судом.
9 ноября 2015 года руководителем Восточно-Якутского МСО СУ СК РФ по РС(Я) Б. вынесено постановление о возобновлении предварительного следствия и об установлении срока для исполнения постановления судьи по делу до 1 месяца со дня принятия данного уголовного дела заместителем руководителя.
9 ноября 2015 года заместителем руководителя Восточно-Якутского МСО СУ СК РФ по РС(Я) К. принято к производству для расследования.
30 ноября 2015 года уголовное дело с обвинительным заключением направлено прокурору Томпонского района.
Таким образом, установлено, что согласно ч.2 ст.162 УПК РФ в срок предварительного следствия включается время со дня возбуждения уголовного дела и до дня его направления прокурору с обвинительным заключением, то есть с 21 марта 2014 года по 30 ноября 2014 года, со дня возбуждения уголовного дела и до дня направления дела прокурору с обвинительным заключением срок составил 7 месяцев 00 суток.
С учётом ч. 6 ст.162 УПК РФ о том, что при возвращении уголовного дела для производства дополнительного следствия руководитель следственного органа, в производстве которого находится уголовное дело, вправе устанавливать срок предварительного следствия в пределах одного месяца со дня поступления уголовного дела к следователю вне зависимости от того, сколько раз оно до этого возобновлялось, прекращалось либо возвращалось для производства дополнительного следствия, и вне зависимости от общей продолжительности срока предварительного следствия, руководителем Восточно-Якутского МСО СУ СК РФ по РС (Я) Б. возобновлено предварительное следствие с установлением срока для исполнения постановления судьи на 1 месяц с 9 ноября 2015 года и в соответствии с ч 6.1 ст.162 УПК РФ, срок производства следственных и иных процессуальных действий не может превышать одного месяца со дня поступления уголовного дела следователю, что дальнейшее продление срока предварительного следствия производится на общих основаниях. Заместителем руководителя Восточно-Якутского МСО СК по РС(Я) К. принято к производству расследование данного дела с 9 ноября 2015 года и закончено 30 ноября 2015 года (21 сутки), общий срок предварительного следствия составил 7 месяцев 21 сутки, что и отражено в справке обвинительного заключения, как общий срок предварительного следствия.
С учётом изложенного президиум отменил постановление суда первой инстанции с направлением материалов уголовного дела на новое судебное рассмотрение в ином составе суда.

По такому же основанию президиум Верховного Суда Республики Саха (Якутия) отменил постановление Томпонского районного суда от 30 декабря 2015 года, которым уголовное дело в отношении Ч., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 292 УК РФ возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

При разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора в соответствии с ч. 2 ст. 399 УПК РФ осуждённый должен быть извещен о дате, времени и месте судебного заседания не позднее 14 суток до дня судебного заседания.

Постановлением Хангаласского районного суда РС (Я) от 10 марта 2016 года в удовлетворении ходатайства осуждённого Б. о разъяснении неясностей и сомнений, возникших при исполнении приговора — отказано.
В апелляционном порядке постановление суда не обжаловано.
При проверке законности принятого решения в президиуме установлено, что согласно постановлению о назначении судебного заседания от 17 февраля 2016 года, рассмотрение ходатайства осуждённого было назначено на 3 марта 2016 года.
Осуждённому 17 февраля 2016 года в исправительное учреждение было направлено извещение о времени и месте рассмотрения его ходатайства (л.м. 7). Из материалов дела установлено, что о дате судебного заседания осуждённый был извещен 1 марта 2016 года.
Ходатайство осуждённого Б. о разъяснении неясностей и сомнений, возникших при исполнении приговора, было рассмотрено по существу с вынесением постановления 10 марта 2016 года.
При таких обстоятельствах при вынесении постановления судом было нарушено право осуждённого на защиту.
Президиум отменил постановление суда первой инстанции с направлением материалов уголовного дела на новое судебное рассмотрение в ином составе суда.

Если на момент рассмотрения судом представления уголовно-исполнительной инспекции об отмене условного осуждения испытательный срок уже истек, его отмена является незаконной.

Постановлением Якутского городского суда РС (Я) от 13 января 2016 года в отношении Г., оставленным без изменения апелляционным постановлением Верховного Суда РС (Я) от 25 февраля 2016 года, удовлетворено представление начальника филиала по Окружной администрации Городского округа Жатай ФКУ УИИ УФСИН РФ по РС (Я), отменено условное осуждение по приговору Якутского городского суда РС (Я) от 10 июля 2015 года по ч.1 ст.161 УК РФ и Г. направлен для исполнения наказания в виде лишения свободы 1 год 6 месяцев в места лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.
Представление вр.и.о. начальника ФКУ УФСИН филиала окружной администрации городского округа Жатай В. об отмене условного осуждения в отношении осужденного Г. было внесено в суд 10 декабря 2015 года, по основаниям нарушения обязанностей: неуведомления уголовно — исполнительной инспекции при изменении места жительства, неоднократное совершение административного правонарушения в сфере общественного порядка, злоупотребление спиртными напитками.
В соответствии с ч.3 ст.73 УК РФ испытательный срок исчисляется с момента вступления приговора в законную силу. В испытательный срок засчитывается время, прошедшее со дня провозглашения приговора.
В силу п. «а» ч.3 ст.86 УК РФ судимость погашается в отношении лиц условно осуждённых, по истечении испытательного срока. Согласно ч. 6 данной статьи погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью, за исключением случаев, когда условно осуждённый скрылся от контроля.
При проверке законности постановления суда, из материалов дела было установлено, что осуждённый Г. от контроля уголовно-исполнительной инспекции не скрывался. В представлении уголовно-исполнительной инспекции об этом также не указывается. Приговор в отношении Г. провозглашен 10 июля 2015 года, испытательный срок истек 10 января 2016 года.
Поскольку на момент рассмотрения судом представления уголовно-исполнительной инспекции об отмене условного осуждения Г. испытательный срок уже истек, его отмена признана незаконной.
Постановление суда в отношении Г. отменено с направлением материалов дела на новое судебное рассмотрение в ином составе суда.

При решении вопроса об условно-досрочном освобождении закон не требует, чтобы осужденные имели какие-то особые, исключительные заслуги. Вывод о том, что осуждённый не нуждается для своего исправления в полном отбывании назначенного судом наказания должен обосновываться конкретными фактическими обстоятельствами: поведение осуждённого за весь период отбывания наказания, отношение к труду за время отбывания наказания, возмещение вреда причиненного преступлением, (полностью или частично), отношение осуждённого к совершенному преступлению.

Приговором Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 17 июня 2004 года Ч. осуждён ст. 158 ч. 2 п.п. «а, б, в», ст. 158 ч. 3 по 2 эпизодам, ст.162 ч. 4 п. «в», ст. 105 ч. 2 п.п. «ж,з» УК РФ по совокупности преступлений с применением ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно к 19 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Осуждённый Ч. обратился с ходатайством в суд об условно-досрочном освобождении от дальнейшего отбытия наказания.
Постановлением Якутского городского суда от 14 июня 2016 года, оставленным без изменения апелляционным постановлением Верховного Суда РС (Я) от 2 августа 2016 года, отказано в удовлетворении ходатайства осуждённого Ч. об условно-досрочном освобождении в связи с наличием взысканий и нестабильностью поведения за период отбывания наказания в местах лишения свободы.
Между тем из материалов дела установлено, что Ч. в местах лишения свободы характеризуется следующим образом: имел дисциплинарные взыскания, которые совершены в первоначальный период отбывания наказания, последнее дисциплинарное взыскание имел в 2009 году, все взыскания погашены, вместе с тем за добросовестное отношение к труду и примерное поведение имеет 14 поощрений, в профессиональном училище при исправительном учреждении получил специальность бетонщика, переведен на облегченные условия отбывания наказания, вину признает и раскаивается, гражданский иск погасил полностью, в качестве поощрения трижды предоставлялся отпуск с выездом за пределы исправительного учреждения.
Президиум Верховного Суда Республики Саха (Якутия) пришёл к выводу о том, что решение суда противоречит приведенным выше конкретным фактическим обстоятельствам дела, поскольку объективность положительной характеристики осуждённого администрацией исправительного учреждения и мнение прокурора, поддержавшего это ходатайство, не требует дополнительной проверки.
При отказе в удовлетворении ходатайства осуждённого Ч. об условно-досрочном освобождении суд фактически сослался на отсутствие каких-либо исключительных заслуг и положительных качеств осуждённого, свидетельствующих об его исправлении, также отсутствие положительной тенденции в его поведении, нестабильность его поведения.
Постановление Якутского городского суда от 14 июня 2016 года и апелляционное постановление Верховного Суда РС(Я) от 2 августа 2016 года в отношении Ч. отменены, материал направлен на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Судья, ранее высказывавший свое мнение по предмету рассмотрения, не должен принимать участие в дальнейшем производстве по делу в составе суда, независимо от того, было ли отменено судебное решение, вынесенное с его участием.

Приговором Нерюнгринского городского суда 16 ноября 2015 года Л. осуждена по ч. 4 ст. 160, ч. 4 ст. 159, ч. 3 ст. 160, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
Постановлением Нерюнгринского городского суда Республики Саха (Якутия) от 29 апреля 2016 года, оставленным без изменения апелляционным постановлением суда апелляционной инстанции Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 5 июля 2016 года отказано в удовлетворении ходатайства осуждённой Л. об отсрочке отбывания наказания в соответствии с положениями ст. 82 УК РФ в связи с наличием на иждивении двоих детей в возрасте до 14 лет.
В соответствии с положениями ч. 2 ст. 63 УПК РФ судья, принимавший участие в рассмотрении уголовного дела (материала) в суде второй инстанции, не может участвовать в рассмотрении этого дела в суде первой инстанций или в порядке надзора, а равно в новом рассмотрении того же дела в суде второй инстанции после отмены приговора, определения, постановления, вынесенного с его участием.
Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в Определении № 799-0-0 от 1 ноября 2007 года, исходя из конституционного права каждого на рассмотрение его дела справедливым и беспристрастным судом, судья, ранее высказывавший свое мнение по предмету рассмотрения, не должен принимать участие в дальнейшем производстве по делу в составе суда, независимо от того, было ли отменено судебное решение, вынесенное с его участием.
Данные требования уголовно-процессуального закона при рассмотрении ходатайства осужденной Л. судами первой и апелляционной инстанций не были соблюдены.
Так, обвинительный приговор Нерюнгринского городского суда от 16 ноября 2015 года в отношении Л. был постановлен судьей М. Он же 26 апреля 2016 года отказал в удовлетворении ходатайства Л. о предоставлении отсрочки исполнения приговора.
Апелляционным определением Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 2 февраля 2016 года в составе председательствующего судьи О., судей П. и Х. приговор Нерюнгринского городского суда Республики Саха (Якутия) от 16 ноября 2015 года в отношении Л. изменен в части зачёта времени содержания под домашним арестом, в остальной части оставлен без изменения.
Из содержания апелляционного определения от 2 февраля 2016 года установлено, что судебная коллегия согласилась с выводом суда первой инстанции о невозможности предоставления осуждённой отсрочки отбывания наказания в соответствии с положениями ч. 1 ст. 82 УК РФ до исполнения ребенком четырнадцатилетнего возраста, с учётом характера и степени общественной опасности совершенных ею преступлений, данных о ее личности и невозможности ее исправления без изоляции от общества.
Осуждённая Л., отбывающая наказание в ФКУ ИК-…. УФСИН России по …, в порядке исполнения приговора в соответствии с положениями ст. 398 УПК РФ обратилась в суд с ходатайством о предоставлении ей отсрочки отбывания наказания на основании ст.82 УК РФ.
Постановлением суда ходатайство осужденной оставлено без удовлетворения. Указанное постановление обжаловано в апелляционном порядке осужденной и ее адвокатом.
При апелляционном рассмотрении материала 5 июля 2016 года участвовал судья О., который ранее высказал свое мнение по существу вопроса при принятии решения 2 февраля 2016 года и оставил постановление суда без изменения.
Таким образом, решение об оставлении без изменения постановления суда об отказе в удовлетворении ходатайства о предоставлении отсрочки отбывания наказания в порядке исполнения приговора по п. 2 ч. 1 ст. 398 УПК РФ принято тем же судьей со ссылкой на те же обстоятельства, которые были предметом обсуждения при постановлении приговора и по которым тот же судья уже высказал свое мнение при рассмотрении приговора в апелляционном порядке.
Допущенное судами первой и апелляционной инстанции нарушение уголовно — процессуального закона президиум признал существенным и в соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ состоявшиеся по делу судебные постановления отменены с направлением материала на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе суда.

ОШИБКИ СУДА АПЕЛЛЯЦИОННОЙ (КАССАЦИОННОЙ) ИНСТАНЦИИ.

За 2 полугодие 2016 года из общего количества уголовных дел, по которым президиумом Верховного Суда Республики Саха (Якутия) удовлетворены жалобы и представления, наряду с приговором отменены 7 апелляционных определений в отношении 7 лиц; наряду с постановлениями отменено 6 апелляционных постановлений в отношении 6 лиц.
Всего вместе с приговорами и постановлениями отменено 13 апелляционных определений, постановлений.
Изменены наряду с приговорами 5 апелляционных (кассационных) определений в отношении 5 лиц, вместе с постановлениями – 1 апелляционное постановление в отношении 1 лица.
Всего изменены вместе с приговорами и постановлениями 6 апелляционных (кассационных) определений, постановлений.
В связи с ошибками, допущенными непосредственно судом апелляционной инстанции во 2 полугодии 2016 года, президиумом отменено и направлено на новое апелляционное рассмотрение 17 апелляционных определений, постановлений в отношении 25 лиц.
Основными причинами ошибок суда апелляционной (кассационной) инстанции за отчетный период являются:
— не рассмотрение доводов апелляционной жалобы и мотивов принятого решения по ним согласно ст. 389.28 УПК РФ;
— нарушение требований ч.1 ст.389.22 УПК РФ о том, что обвинительный приговор или иные решения суда первой инстанции подлежат отмене с передачей уголовного дела на новое судебное разбирательство, если в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции были допущены нарушения уголовно-процессуального и (или) уголовного закона, неустранимые в суде апелляционной инстанции.

Обвинительный приговор подлежит отмене с передачей уголовного дела на новое судебное разбирательство, если в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции были допущены нарушения уголовно-процессуального и (или) уголовного законов, неустранимые в суде апелляционной инстанции (ч. 1 ст. 389.22 УПК РФ).
Приговором Якутского городского суда Республики Саха (Якутия) от 26 января 2016 года А. был осуждён по ч. 3 ст. 264 УК РФ к 2 годам лишения свободы, с лишением права управлять транспортным средством на срок 3 года, с отбыванием наказания в колонии-поселении.
Апелляционным постановлением Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 15 марта 2016 года частично удовлетворены апелляционные жалобы осуждённого А. и защитников, приговор Якутского городского суда от 26 января 2016 года в отношении А. отменён, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение в ином составе суда.
Придя к выводу о том, что показания свидетелей и осужденного в приговоре не оценены, противоречия в доказательствах не устранены, суд апелляционной инстанции не привел убедительных мотивов о невозможности устранения этих нарушений в суде апелляционной инстанции согласно ст. 389.23 УПК РФ.
Вышеприведенное допущенное нарушение ст. 389.22 УПК РФ, как повлиявшее на исход дела, явилось основанием для отмены апелляционного постановления в президиуме с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение в суд апелляционной инстанции.
Приговором мирового судьи судебного участка №8 Верхневилюйского района Республики Саха (Якутия) от 7 апреля 2016 года Т. осуждён по ч.1 ст.261 УК РФ к штрафу в размере 200 000 рублей. На основании ч. 2 ст. 84 УК РФ освобожден от наказания на основании п. 9 постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» от 24 апреля 2015 года № 6576 ГД.
Апелляционным постановлением Верхневилюйского районного суда от 12 августа 2016 года приговор суда отменён, уголовное дело направлено мировому судье на новое судебное рассмотрение.
Отменяя приговор суда, суд апелляционной инстанции указал на нарушения ст.307 УПК РФ, мотивируя тем, что в приговоре суд допустил формулировку «Т. обвиняется », также на то, что суд не дал оценку, почему достоверны одни доказательства, а другие отвергнуты, и что приговор провозглашен не в полном объеме, поскольку время окончания провозглашения приговора в протоколе судебного заседания не указано, пришел к выводу, что доводы защиты о неполном провозглашении приговора нашли свое подтверждение, и в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона отменил приговор суда. А в резолютивной части постановления указал, что постановление мирового судьи судебного участка №9 Верхневилюйского района от 6 апреля 2016 года оставил без изменения.
Из протокола судебного заседания установлено, что приговор мирового судьи провозглашен в 17 часов 20 минут 7 апреля 2016 года, т.е. протокол судебного заседания содержит обязательные сведения об оглашении приговора и о разъяснении порядка ознакомления с протоколом судебного заседания и принесения замечаний на него. Замечания на протокол судебного заседания от сторон не поступили.
По другим доводам апелляционных жалоб и представления судом апелляционной инстанции не были указаны причины, по которым они не устранимы в суде апелляционной инстанции согласно требованиям ч.1 ст.389.22 УПКРФ.
Таким образом апелляционное постановление Верхневилюйского районного суда от 12 августа 2016 года и постановление Верховного суда РС(Я) от 23 сентября 2016 года в отношении Т. отменены и дело направлено на новое апелляционное рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.
В соответствии с ч.ч. 3, 4 ст. 389.28 УПК РФ апелляционное постановление должно содержать доводы апелляционной жалобы и мотивы принятого по ним решения.

Постановлением мирового судьи судебного участка № 63 г. Якутска от 15 июля 2016 года уголовное дело в отношении Х., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 116 УК РФ, прекращено за отсутствием состава преступления, ввиду устранения деяния новым уголовным законом.
Апелляционным постановлением Якутского городского суда от 19 сентября 2016 года постановление суда оставлено без изменения.
В апелляционной жалобе Д. указывала на то, что она является дочерью сестры супруги обвиняемого, в связи с чем относится к иным близким лицам, поэтому уголовное дело прекращено необоснованно.
Из протокола судебного заседания суда апелляционной инстанции было установлено, что Д. предоставлены суду копии свидетельств о рождении ее матери, свидетельство о браке, которые приобщены к материалам дела.
Между тем, из содержания апелляционного постановления выявлено, что вопреки требованиям ст.389.28 УПК РФ указанные доводы Д. не рассмотрены, по ним не принято мотивированного решения.
Президиум отметил, что данное обстоятельство имеет существенное значение для правильного разрешения дела, однако этим обстоятельствам судом не дана надлежащая оценка, в связи с чем отменил апелляционное постановление с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение в ином составе.

Приговором Якутского городского суда от 23 мая 2016 года С. осуждён по ч.5 ст.264 УК РФ к 5 годам лишения свободы с лишением права управления транспортными средствами на срок 3 года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Дополнительное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами исполняется самостоятельно.
Апелляционным постановлением Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 9 августа 2016 года в приговор суда внесены изменения об исключении указания на совершение С. преступления, относящегося к категории тяжких, с указанием о средней тяжести совершенного преступления, в остальном приговор оставлен без изменения.
Требования ст.389.28 УПК РФ судом апелляционной инстанции при рассмотрении апелляционных жалобы и представления не были соблюдены.
Так, в апелляционном представлении прокурора было указано о том, что в описательно-мотивировочной части приговора суд пришёл к выводу о совершении подсудимым преступления, отнесённого уголовным законом к категории тяжких. Данные выводы повлияли на назначение наказания.
Эти доводы апелляционного представления судом апелляционной инстанции в соответствии с требованиями уголовного процессуального закона надлежащим образом не мотивированы при принятии решения.
Президиум отменил апелляционное постановление Верховного Суда РС (Я) от 9 августа 2016 года в отношении С. и направил на новое апелляционное рассмотрение в ином составе суда.

По таким же основаниям были отменены апелляционные постановления по уголовным делам в отношении К., Х., Д.

По смыслу уголовно-процессуального закона все части судебного постановления составляют единый логически связанный документ, резолютивная часть судебного решения должна вытекать из вводной и описательно-мотивировочной. Несоответствие резолютивной части другим частям судебного решения свидетельствуют о его необоснованности.

Приговором Мирнинского районного суда Республики Саха (Якутия) от 20 сентября 2011 года Г. был осуждён по ч. 1 ст. 228.1 УК РФ (преступление от 21 апреля 2011 г.) к 5 годам лишения свободы, ч. 3 ст. 30., п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ (преступление от 23 апреля 2011 г.) к 6 годам лишения свободы со штрафом в размере 2 500 руб., ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ (преступление от 23 апреля 2011 г.) к 6 годам лишения свободы со штрафом в размере 2 500 руб.,ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к 8 годам лишения свободы со штрафом в размере 3 000 руб. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 9 годам лишения свободы со штрафом в размере 5 000 руб., с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Кассационным определением Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 29 ноября 2011 г. приговор в отношении Г. был изменён.
Г. признан виновным и осуждён за незаконный сбыт 0,340 г героина Л. 21 апреля 2011 г., за два покушения на незаконный сбыт 0.747 г. и 0,679 г. героина С. 23 апреля 2011 г., а также за приготовление к незаконному сбыту 7,132 г. и 42,449 г. героина.
Изменяя приговор, суд второй инстанции в описательно-мотивировочной части кассационного определения указал, что приговор в части квалификации действий Г. по двум преступлениям покушения па незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере подлежит изменению. Поскольку Г. совершены тождественные, юридически однородные действия, приведшие к наступлению однородных последствий, в один и тот же день и его умысел был направлен к достижению единой цели, действия Г. не могут рассматриваться как совокупность преступлений, они образуют единое продолжаемое преступление и подлежат квалификации одной статьёй — ч. 3 ст. 30, п. «б» ч.2 ст. 228.1 УК РФ, а не ДВУМЯ статьями, как квалифицировал действия Г. суд первой инстанции.
В ходе кассационной ревизии установлено, что в резолютивной части кассационного определения, судебная коллегия указала, что действия Г. подлежат квалификации по одной ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ, при этом не уточнила какие именно действия осуждённого квалифицированы как одно преступление.
Таким образом, резолютивная часть кассационного определения не соответствует его описательно-мотивировочной части.
Кроме того, судебная коллегия исключила осуждение Г. по ч. 3 ст. 30. п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ не указав, какие именно действия осуждённого она считает излишне квалифицированными. Квалифицировав действия Г. по ч. 3 ст. 30. п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ, и одновременно исключив осуждение Г. по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ, судебная коллегия назначила осуждённому наказание по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, не указав, по совокупности каких преступлений назначается наказание.
Вместе с тем, в описательно-мотивировочной части кассационного определения указанные обстоятельства подробно мотивированы.
Президиум отменил кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РС (Я) от 29 ноября 2011 года в отношении Г. и уголовное дело направлено на новое апелляционное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

В соответствии с ч. 1.1 ст.389.6 УПК РФ лицо, подавшее апелляционную жалобу или представление, в подтверждении приведенных в жалобе или представлении доводов вправе заявить ходатайство об исследовании судом апелляционной инстанции доказательств, которые были исследованы судом первой инстанции, о чем должно быть указано в жалобе или представлении, и привести перечень свидетелей, экспертов и других лиц, подлежащих в этих целях вызову в судебное заседание.
Как этого требует ч. 6 ст. 389.13 УПК РФ ходатайство сторон об исследовании доказательств, в том числе ходатайства об исследовании доказательств, которые не были исследованы судом первой инстанции (новых доказательств), и о вызове в этих целях в судебное заседание свидетелей, экспертов и других лиц разрешается судом в порядке, установленными частями первой и второй статьи 271 УПК РФ. При этом суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства только на том основании, что оно не было удовлетворено судом первой инстанции.

По приговору Нерюнгринского городского суда Республики Саха (Якутия) от 21 декабря 2015 года Р. осуждён по ч. 1 ст. 306 УК РФ к штрафу в размере 50 000 рублей. В соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ Р. освобожден от уголовной ответственности и назначенного наказания в связи с истечением сроков давности привлечения его к уголовной ответственности.
Апелляционным постановлением Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 16 февраля 2016 года приговор в отношении Р. оставлен без изменения.
Из материалов уголовного дела установлено, что осужденным Р. были заявлены ходатайства от 28 декабря 2015 года об исследовании судом апелляционной инстанции доказательств – заявления Ш. (т.1 л.д.99), билинга по номеру ………. (т.2 л.д.152-156), разъяснений специалистов, о направлении запросов в ПАО «…» и ОАО «…» и ходатайство от 5 февраля 2016 года об исследовании судом апелляционной инстанции новых доказательств, которые не могли быть представлены в суд первой инстанции.
Осуждённый Р. не принимал участия в заседании суда апелляционной инстанции и от услуг адвоката отказался.
В постановлении о назначении судебного заседания суда апелляционной инстанции указано, что никаких ходатайств от осуждённого не поступило.
Из протокола судебного заседания суда апелляционной инстанции от 16 февраля 2016 года установлено, что указанные ходатайства осуждённого Р. судом не исследованы и не обсуждались и никакого решения по ним не принято.
Данные нарушения уголовно-процессуального закона, как повлиявшие на исход дела явились основанием для отмены апелляционного постановления в президиуме Верховного Суда Республики Саха (Якутия) с направлением уголовного дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Приговор (постановление) суда первой инстанции может быть изменен в сторону ухудшения положения осуждённого не иначе как по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего, частного обвинителя, их законных представителей и (или) представителей (ч. 1 ст. 389.24 УПК РФ).

Постановлением Хангаласского районного суда Республики Саха (Якутия) от 20 февраля 2016 года частично удовлетворено ходатайство осужденного М. о пересмотре приговоров и смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, в соответствии со ст. 10 УК РФ,
постановлено изменить приговор Якутского городского суда РС (Я) от 16.04.2012 в отношении М., из описательной части приговора исключено указание на незаконный сбыт вещества, находящегося в стеклянном флаконе с этикеткой «…», содержащего в своём составе MDPV (3,4- метилендиоксипировалерон), которое является производным психотропного вещества катинон (L- альфа — аминопропиофенон), массой 9,444 грамм. М. считается осуждённым п.п. «а, г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 6 годам 11 месяцам лишения свободы, со штрафом в размере 50 000 рублей; по ч. 2 ст. 228 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, со штрафом в размере 25 000 рублей, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно путём частичного сложения назначенных наказаний к 7 годам 11 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 60 000 рублей, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком на 5 лет. В остальной части приговор суда оставлен без изменения;
по приговору Якутского городского суда РС (Я) от 21.10.2013 М. считается осуждённым по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 4 годам лишения свободы, с отменой на основании ч. 5 ст. 74 УК РФ условного осуждения по приговору Якутского городского суда РС (Я) от 16.04.2012, на основании ст. 70 УК РФ путём частичного присоединения не отбытой части наказания окончательно к 8 годам 5 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. В остальной части приговор суда оставлен без изменения.
Апелляционным постановлением Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 26 апреля 2016 года постановление Хангаласского районного суда от 20 февраля 2016 года отменено, вынесено новое решение, которым в удовлетворении ходатайства осуждённого М. о пересмотре приговоров от 16.04.2012, 21.10.2013 и смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, в соответствии со ст. 10 УК РФ — отказано.
Из материалов дела установлено, что осуждённый М. обратился в Хангаласский районный суд РС(Я) с ходатайством о приведении приговоров от 16 апреля 2012 года и 21 октября 2013 года в соответствие с действующим законодательством. Изучив ходатайство осужденного М., суд первой инстанции удовлетворил его в части и снизил назначенное наказание. Однако суд апелляционной инстанции отменил постановление суда первой инстанции и отказал в удовлетворении ходатайства осужденного, сославшись на то, что новые правила определения количества наркотических (психотропных) средств применяются к правоотношениям, возникшим с 1 января 2013 года, а порядок определения количества наркотических (психотропных) средств по правоотношениям, возникшим до января 2013 года по вступившим в законную силу приговорам остался неизменным.
Постановление Хангаласского районного суда от 26 февраля 2016 года обжаловалось только осуждённым, апелляционное представление на данное постановление не подавалось. В связи с чем, у суда апелляционной инстанции не имелось процессуальных оснований для ухудшения положения осужденного.
Кроме того, суд апелляционной инстанции в нарушение ч.3 ст.389.28 УПК РФ не указал в своем постановлении краткое изложение содержания решения суда первой инстанции.
Таким образом, президиум отменил апелляционное постановление, материал направил на новое апелляционное рассмотрение в тот же суд в ином составе.

В связи с нарушением требований ч. 1 ст. 389.24 УПК РФ в президиуме Верховного Суда Республики Саха (Якутия) также были отменены апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 12 ноября 2015 года и приговор Якутского городского суда Республики Саха (Якутия) от 4 апреля 2016 года в отношении С. с направлением уголовного дела на новое апелляционное рассмотрение в суд апелляционной инстанции в ином составе.
Из материалов уголовного дела установлено, что поводом для рассмотрения уголовного дела в апелляционном порядке Верховным судом Республики Саха (Якутия) явилось апелляционное представление, в котором государственный обвинитель указывала на несоответствие выводов суда о невиновности С. в пособничестве в незаконном сбыте наркотического средства фактическим обстоятельствам дела и отсутствие в приговоре оценки показаний свидетелей Ю., Я., В. (т. 8 л.д. 1-5).
Однако доводы апелляционного представления судом апелляционной инстанции не проверялись и не оценивались.
Основанием отмены оправдательного приговора явились иные обстоятельства, на которые в апелляционном представлении прокурора указано не было.
Суд апелляционной инстанции отменил приговор в отношении Строева, придя к выводу о том, что судом первой инстанции нарушены требования ст.303 УПК РФ, поскольку «в описательно-мотивировочной части приговора подробно, на 13 листах, аналогично обвинительному заключению, изложено содержание телефонных сообщений и переговоров, контроль и запись которых производились органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность и, которые содержат непринятые сокращения и нецензурные слова, неприемлемые в официальных документах».
Кроме того, судебная коллегия вопреки требованиям ч. 1 ст. 389.22 УПК РФ, не указала на обстоятельства, по которым суд апелляционной инстанции лишён возможности самостоятельно исправить допущенные судом первой инстанции нарушения, воспользовавшись правами, предусмотренными п. 3 и п. 9 ст. 389.20 УПК РФ.

Отмена и изменение постановлений
президиума Верховного Суда Республики Саха (Якутия).

Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 10 месяцев 2016 года отменено 1 постановление президиума Верховного Суда Республики Саха (Якутия), изменено – 1 постановление. Для сравнения в 2015 году было изменено 2 постановления, отмененных нет.

1). По приговору Якутского городского суда Республики Саха (Якутия) от 3 мая 2011 года П., судимый:
— 31 августа 2007 года, с учетом внесённых изменений, по ч. 1 ст.228.1, п. «б» ч.2 ст.228.1 УК РФ (два преступления), ч. 1 ст.228, ч.1 ст.30, п. «г» ч. 3 ст.228.1 УК РФ, на основании ч. 3 ст.69 УК РФ к 5 годам 2 месяцам лишения свободы, наказание в виде штрафа в размере 2 500 рублей постановлено исполнять самостоятельно;
— 12 января 2009 года, с учетом внесённых изменений, по п.п. «а, б» ч.2 ст.228.1, ч. 1 ст. 30, п.п. «а, б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ, в соответствии с ч. 3 ст.69 УК РФ к 7 годам лишения свободы со штрафом в размере 50 000 рублей, на основании ч.5 ст.69 УК РФ к 8 годам 3 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 50 000 рублей;
— 30 декабря 2009 года, с учетом внесённых изменений, по ч. 1 ст.30, п.п. «а, г» ч.3 ст.228.1 УК РФ к 8 годам лишения свободы со штрафом в размере 30 000 рублей, на основании ст. 70 УК РФ к 11 годам 3 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 70 000 рублей,
был осуждён за два преступления, предусмотренные ч.3 ст. 30, п.п. «а, г» ч. 3 ст.228.1 УК РФ, за три преступления, предусмотренные ч.3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст.228.1 УК РФ, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 11 годам лишения свободы со штрафом в размере 100 000 рублей, в соответствии со ст.70 УК РФ к 18 годам лишения свободы со штрафом в размере 150 000 рублей, наказание в виде штрафа постановлено исполнять самостоятельно.
Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 23 июня 2011 года приговор в отношении П. оставлен без изменения.
Постановлением Минусинского городского суда Красноярского края от 28 сентября 2012 года приговор изменен: постановлено считать П. осужденным по приговору от 3 мая 2011 года на основании ст.70 УК РФ к 17 годам 3 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 150 000 рублей.
Постановлением Ленского районного суда Республики Саха (Якутия) от 11 сентября 2013 года приговоры в отношении П. приведены в соответствие с действующим законодательством, постановлено считать его осуждённым:
— по приговору от 12 января 2009 года по п.п. «а, б» ч.2 ст.228.1 УК РФ к 6 годам лишения свободы со штрафом в размере 30 000 рублей, по ч.1 ст. 30, п.п. «а, б» ч.2 ст.228.1 УК РФ к 5 годам лишения свободы со штрафом в размере 30 000 рублей, на основании ч. 3 ст.69 УК РФ к 7 годам лишения свободы со штрафом в размере 50 000 рублей, в соответствии с ч.5 ст. 69 УК РФ к 8 годам 2 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 50 000 рублей;
— по приговору от 30 декабря 2009 года по ч.1 ст. 30, п.п. «а, г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к 8 годам лишения свободы со штрафом в размере 30 000 рублей, на основании ст.70 УК РФ к 11 годам 2 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 70 000 рублей, наказание в виде штрафа исполнять самостоятельно;
— по приговору от 3 мая 2011 года на основании ст.70 УК РФ окончательно назначено 17 лет 2 месяца лишения свободы со штрафом в размере 150 000 рублей, наказание в виде штрафа постановлено исполнять самостоятельно.
В остальной части приговоры в отношении П. оставлены без изменения.
В апелляционном порядке постановление не обжаловано.
Постановлением президиума Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 15 января 2016 года постановление в отношении П. изменено:
— постановлено считать его осужденным по приговору от 3 мая 2011 года по ч.3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст.2281 УК РФ к 6 годам 9 месяцам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30, п.п. «а, г» ч. 3 ст.228.1 к 7 годам 2 месяцам лишения свободы, по ч.3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст.2281 УК РФ к 6 годам 10 месяцам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30, п.п. «а, г» ч. 3 ст.228.1 УК РФ к 7 годам 3 месяцам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст.2281 УК РФ к 7 годам 1 месяцу лишения свободы, на основании ч.2 ст.69 УК РФ назначено 7 лет 6 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 100 000 рублей, в соответствии со ст.70 УК РФ окончательно назначено 16 лет лишения свободы со штрафом в размере 150 000 рублей с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима, 5 лет из которых с отбыванием в тюрьме, наказание в виде штрафа постановлено исполнять самостоятельно. В остальной части судебные решения оставлены без изменения.
Проверив материалы дела и доводы кассационной жалобы осужденного П., Судебная коллегия пришла к выводу об изменении постановления президиума Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 15 января 2016 года.
Из материала установлено, что по приговору Якутского городского суда от 3 мая 2011 года с учетом изменений, внесённых постановлением Минусинского городского суда Красноярского края от 28 сентября 2012 года и постановлением Ленского районного суда Республики Саха (Якутия) от 11 сентября 2013 года, П. на основании ст.70 УК РФ к назначенному наказанию было частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 30 декабря 2009 года (в виде 6 лет 2 месяцев лишения свободы) и окончательно было назначено 17 лет 2 месяца лишения свободы.
Президиум Верховного Суда Республики Саха (Якутия), смягчив наказание по приговору от 3 мая 2011 года за каждое преступление и по совокупности преступлений на основании ч.2 ст.69 УК РФ до 7 лет 6 месяцев лишения свободы, назначил П. по совокупности приговоров по правилам ст.70 УК РФ наказание в виде лишения свободы сроком на 16 лег, присоединив 8 лет 6 месяцев, то есть более суровое наказание, чем было назначено по приговору суда, тем самым было допущено ухудшение положения осуждённого в этой части.
С учетом приведенных данных, судебная коллегия изменила постановление президиума Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 15 января 2016 года в отношении П. со смягчением окончательного наказания, назначенное П. по приговору Якутского городского суда Республики Саха (Якутия) от 3 мая 2011 года по правилам ст. 70 УК РФ до 13 лет 6 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 150 000 рублей.

2. По приговору мирового судьи судебного участка Ленского района Республики Саха (Якутия) от 10 июля 2015 года Р. была осуждена по ч. 1 ст. 157 УК РФ к исправительным работам на срок 5 месяцев с удержанием 10 % заработка в доход государства. В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное Р. наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 6 месяцев.
В апелляционном порядке приговор не обжалован.
Постановлением президиума Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 5 февраля 2016 года приговор мирового судьи в отношении Р. оставлен без изменения.
Проверив материалы уголовного дела и доводы кассационной жалобы, судебная коллегия пришла к выводу об отмене приговора суда и постановления президиума Верховного Суда Республики Саха (Якутия) с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение в связи с тем, что судом неправильно применены нормы уголовного и уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.
В соответствии с требованиями ч. 7 ст. 316 УПК РФ, суд постановляет обвинительный приговор в особом порядке судебного разбирательства в том случае, если придет к выводу о том, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу.
Указанное требование закона было нарушено.
Согласно обвинению, Р. было инкриминировано злостное уклонение от уплаты алиментов в пользу К. на содержание несовершеннолетнего К., установленных решением мирового судьи по судебному участку № Ленского района PC (Я) от 18 февраля 2013 года, в твердой денежной сумме 4 875 рублей ежемесячно, начиная с 22 января 2013 года.
Между тем, из сведений, приведенных в обвинительном акте (анкетные данные, смягчающие наказание обстоятельства), а также других материалов дела установлено, что 24 мая 2013 года, то есть спустя 3 месяца после установления алиментов судом, у Р. родилась дочь Х.
Из приведенных в обвинительном акте пояснений, Р., признавая виновность в неуплате алиментов на содержание несовершеннолетнего сына, ссылалась на ряд причин препятствующих выплате алиментов: отсутствие имущества и денежных средств, существование на средства родителей и алименты на дочь Е., от её отца, с которым она не проживает, указывала на причины, препятствовавшие ее трудоустройству, беременность, а затем рождение ребенка, за которым ей необходимо было ухаживать.
То есть Р., фактически не признавала себя виновной в злостном уклонении от уплаты алиментов, лишь формально согласилась с предъявленным обвинением.
С учётом изложенного, судебная коллегия пришла к выводу о том, что имелись основания к исследованию в судебном заседании и проверке доказательств, для того, чтобы суду убедиться в том, что обвинение, с которым согласилась подсудимая, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу. Однако суд не принял решение о прекращении особого порядка рассмотрения дела и не назначил судебное разбирательство в общем порядке.
Судебная коллегия отметила, что в соответствии с законом, само уклонение от содержания и его характер должны проверяться. Поскольку, в случае наличия уважительных причин (например, потеря работы и объективные затруднения с трудоустройством, наличие причин, препятствующих трудоустройству), — длительная неуплата средств на содержание детей или родителей не может считаться уголовно наказуемой.
Кроме того, согласно ч.5 ст.50 УК РФ исправительные работы не назначаются лицам, признанным инвалидами первой группы, беременным женщинам, женщинам, имеющим детей в возрасте до 3 лет.
Из обвинительного акта, других материалов уголовного дела установлено, что Р. является матерью малолетней дочери Х., которой на момент рассмотрения уголовного дела не исполнилось трех лет.
Однако, признав наличие на иждивении у Р. малолетнего ребенка, обстоятельством, смягчающим наказание, суд назначил ей наказание в виде исправительных работ сроком на 5 месяцев с удержанием 10 % из заработка в доход государства.
Таким образом, судебная коллегия отменила приговор мирового судьи судебного участка Ленского района Республики Саха (Якутия) от 10 июля 2015 года и постановление президиума Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 5 февраля 2016 года в отношении Р. и направила уголовное дело на новое судебное рассмотрение иным составом суда.

Заключение:
— в целях повышения качества отправления правосудия и недопущения ошибок рекомендовать председателям городских (районных) судов, мировых судей ознакомить с настоящим обзором и учитывать его положения в правоприменительной деятельности;
— при назначении наказания судам обратить внимание на тщательный анализ и соблюдение Общей части Уголовного кодекса РФ;
— судам необходимо обеспечить индивидуальный подход к каждому осуждённому при разрешении ходатайства об условно-досрочном освобождении, обратить внимание на недопустимость как необоснованного отказа в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания осуждённых, не нуждающихся в полном отбывании назначенного судом наказания, так и необоснованного освобождения от отбывания наказания;
— судам апелляционной инстанции обратить внимание на необходимость соблюдения требований ч.ч. 3, 4 ст. 389.28 УПК РФ, из которых следует, что апелляционное постановление должно содержать мотивы принятого решения по доводам апелляционной жалобы, а также ч. 1 ст. 389.22 УПК РФ, предусматривающей отмену обвинительного приговора с передачей уголовного дела на новое судебное разбирательство только в том случае, если в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции были допущены нарушения уголовно-процессуального и (или) уголовного законов, неустранимые в суде апелляционной инстанции.

Кассационная группа
Судебной коллегии по уголовным делам
Верховного Суда Республики Саха (Якутия)