Обзор кассационной практики по уголовным делам Тамбовского областного суда за 1 полугодие 2017 года

Обзор кассационной практики
по уголовным делам Тамбовского областного суда
за 1 полугодие 2017 года
I. Существенные, фундаментальные нарушения закона, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия, повлекли отмену судебных решений.
Окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда.
1. Приговором мирового судьи судебного участка № 2 Октябрьского района г. Тамбова от 22 июля 2016 года Л. осуждён по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 7 месяцам лишения свободы, на основании ч. 4 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение и на основании ст. 70 УК РФ путём частичного присоединения к назначенному наказанию неотбытой части наказания по приговорам от 29.07.2015 г. и 12.11.2015 г. окончательно к 11 месяцам лишения свободы.
Президиум отменил приговор, уголовное дело передал на новое рассмотрение, указав, что при назначении окончательного наказания по правилам ст. 70 УК РФ суд нарушил требования части 4 указанной статьи, согласно которым окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершённое преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда.

В соответствии с п. 55 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2015г. № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания», неотбытым наказанием следует считать весь срок назначенного наказания по предыдущему приговору при условном осуждении.
Таким образом, неотбытое наказание по приговору от 12.11.2015 г. составляло 1 год лишения свободы. Поэтому окончательное наказание, назначенное приговором от 22.07.2016 г. по правилам ст. 70 УК РФ по совокупности с приговорами от 29.07.2015 г. и 12.11.2015 г. должно было превышать 1 год лишения свободы.
(постановление 44-у-41 от 01.06.2017 г.)
Нарушение судом требований ст. 58 УК РФ повлекло отмену судебного решения в части назначенного вида исправительного учреждения.
2. Приговором Октябрьского районного суда г. Тамбова от 18 апреля 2016 года У. осуждён к лишению свободы за совершение преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 175 УК РФ с применением ст. 74, 70 УК РФ на 4 года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении со штрафом 30000 рублей в доход государства; оправдан: по 2 преступлениям, предусмотренным пп. «а», «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ; по 2 преступлениям, предусмотренным ч. 3 ст. 35, ч. 3 ст. 327 УК РФ; по 2 преступлениям, предусмотренным ч. 2 ст. 326 УК РФ, на основании п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ.
Апелляционным определением Тамбовского областного суда от 19.08.2016 г. указанный приговор изменён, за У. признано право на реабилитацию в связи с оправданием по указанным преступлениям.
Президиум приговор и апелляционное определение в части назначенного вида исправительного учреждения – колонии–поселении отменил, уголовное дело в этой части направил на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе.
Президиум указал, что преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 226.1 УК РФ, за которое У. осуждён предыдущим приговором от 04.12.2013 г. к условному наказанию, согласно ст. 15 УК РФ относится к категории тяжких преступлений.
Согласно п. 18 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2014г. № 9 «О практике назначения и изменения судами видов исправительного учреждения», если условно осуждённый в период испытательного срока совершил новое преступление, суд, отменив условное осуждение на основании ч. 4 или ч. 5 ст. 74 УК РФ, назначает вид исправительного учреждения по правилам ст. 58 УК РФ, в том числе с учетом категории преступлений, совершенных в период испытательного срока, а также тех преступлений, за совершение которых было назначено лишение свободы условно.
Между тем, отменив в отношении У. условное осуждение по приговору от 04.12.2013 г., суд нарушил требования п. «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ и необоснованно назначил осуждённому отбывание лишения свободы в колонии–поселении, тогда как необходимо было назначить отбывание наказания в исправительной колонии общего режима.
(постановление 44-у-16 от 30.03.2017 г.)
II. Существенные нарушения уголовного закона.
Действия лиц, совершивших незаконные приобретение и хранение наркотических средств, необоснованно квалифицированы по признаку «группой лиц по предварительному сговору».
1. Приговором Сосновского районного суда Тамбовской области от 23 января 2015 года К. и С. признаны виновными в незаконных приобретении и хранении без цели сбыта наркотического средства в крупном размере, группой лиц по предварительному сговору и осуждёны по ч. 2 ст. 228 УК РФ.
Президиум по кассационной жалобе К. данный приговор изменил, исключив из его описательно-мотивировочной части указание о квалификации действий осужденных по ч. 2 ст. 228 УК РФ по признаку группой лиц по предварительному сговору, поскольку диспозицией ни одной из трёх частей ст. 228 УК РФ в действующей редакции от 01.03.2012 г. такой признак не предусмотрен, и смягчил осужденным наказание.
(постановление 44-у-7 от 16.02.2017 г.)
Судом при назначении наказания необоснованно учтены обстоятельства, не включенные в перечень ст. 63 УК РФ.
2. Приговором Советского районного суда г. Тамбова от 10 сентября 2010 года М. осуждён по пп. «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к лишению свободы.
Президиум приговор в отношении М. изменил, исключив из описательно-мотивировочной части указание на многократность привлечения его к уголовной ответственности за совершение умышленных, корыстных и насильственных преступлений, свидетельствующих, по мнению суда, об устойчивом противоправном поведении подсудимого и нежелании его твёрдо встать на путь исправления, и смягчил назначенное наказание, указав, что перечень обстоятельств, отягчающих наказание, содержащийся в ст. 63 УК РФ, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.
(постановление 44-у-40 от 01.06.2017 г.)
Суд при назначении наказания учел факт совершения преступления в состоянии алкогольного опьянения как отягчающее наказание обстоятельство, не мотивировав данное решение.
3. Приговором Бондарского районного суда Тамбовской области от 12 октября 2016 года Г. осуждён по ч. 1 ст. 105 УК РФ.
Президиум приговор изменил, исключив из его описательно-мотивировочной части указание о признании отягчающим наказание обстоятельством совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения, снизил размер наказания.
Как следует из приговора, при назначении наказания в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, судом признано совершение Г. преступления в состоянии алкогольного опьянения. Однако судом не учтено, что в соответствии с ч. 1.1 ст. 63 УК РФ само по себе совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, не является единственным и достаточным основанием для признания такого состояния обстоятельством, отягчающим наказание, при разрешении вопроса о возможности признания указанного состояния лица в момент совершения преступления отягчающим обстоятельством, суду надлежит принимать во внимание характер и степень общественной опасности преступления, обстоятельства его совершения, влияние состояния опьянения на поведение лица при совершении преступления, а также личность виновного и мотивировать свое решение в приговоре.
Кроме того, признав отягчающим обстоятельством совершение Г. преступления в состоянии алкогольного опьянения, не мотивируя данный вывод, суд одновременно признал смягчающим обстоятельством противоправность поведения потерпевшего, явившегося инициатором конфликта, не дав оценки этим обстоятельствам.
(постановление 44-у-14 от 02.03.2017 г.)
Судом при назначении наказания по ч. 4 ст. 264 УК РФ необоснованно учтены тяжкие последствия в виде смерти несовершеннолетней, а также склонность лица к употреблению спиртных напитков.
4. Приговором Петровского районного суда Тамбовской области от 13 мая 2016 г. Т. осуждён по ч. 4 ст. 264 УК РФ к лишению свободы с лишением права управлять транспортными средствами.
Апелляционным постановлением Тамбовского областного суда от 30.06.2016 г. приговор в отношении Т. изменен: внесено указание о назначении ему дополнительного наказания в виде лишения права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, сроком на 3 года. В остальном приговор оставлен без изменения.
Президиум приговор и апелляционное постановление изменил, исключив из описательно–мотивировочной части приговора указания на учет при назначении наказания тяжких последствий и смерти несовершеннолетней, склонность Т. к употреблению спиртных напитков, наличие отягчающих обстоятельств, смягчил назначенное наказание по ч. 4 ст. 264 УК РФ, указав, что диспозицией ч. 4 ст. 264 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за нарушение правил дорожного движения, повлекшее смерть человека, следовательно, указанные судом последствия преступления являются элементом объективной стороны преступления и не могут повторно учитываться при назначении наказания.
Кроме того, ст. 63 УК РФ содержит исчерпывающий перечень отягчающих наказание обстоятельств и склонность к употреблению спиртных напитков в этом перечне отсутствует.
Помимо этого, при назначении наказания суд указал об учете обстоятельств, отягчающих наказание, однако таковых по уголовному делу не установлено.
(постановление 44-у-3 от 02.02.2017 г.)
Судом необоснованно при назначении наказания учтено мнение потерпевшего, настаивавшего на назначении строгого наказания.
5. Приговором Моршанского районного суда Тамбовской области от 05 октября 2010 года, оставленным без изменения кассационным определением Тамбовского областного суда от 16.11.2010 г., С. осуждён с учетом последующих изменений по ч. 4 ст. 111 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 г. № 26-ФЗ) к лишению свободы.
Президиум приговор в отношении С. изменил, исключив из описательно-мотивировочной части указание на учет при назначении наказания мнения потерпевшей, настаивавшей на назначении строгого наказания, и смягчил назначенное наказание.
При этом президиум указал, что перечень обстоятельств, отягчающих наказание, содержащийся в ст. 63 УК РФ, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.
(постановление 44-у-12 от 02.03.2017 г.)
Активное способствование раскрытию преступлений не было признано судом смягчающим наказание обстоятельством.
6. Приговором Рассказовского районного суда Тамбовской области от 09 августа 2016 года Л. осуждён за совершение преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств.
Президиум приговор изменил, признал смягчающим наказание обстоятельством активное способствование Л. раскрытию и расследованию обоих преступлений, снизив ему наказание как каждому из преступлений, так и по совокупности преступлений, указав следующее.
Л., назвав время, место и обстоятельства приобретения им наркотических средств по обоим инкриминируемым эпизодам, тем самым сообщил органу дознания информацию, имеющую значение для раскрытия и расследования преступления.
В соответствии с п. 30 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2015г. № 56 (в редакции от 29.11.2016г.) «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» подобного рода действия следует учитывать в качестве смягчающего наказание обстоятельства, предусмотренного п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ.
(постановление № 44-у-22 от 20.04.2017 года)
Судом не учтены все смягчающие наказание обстоятельства и назначено чрезмерно суровое наказание.
7. Приговором Советского районного суда г. Тамбова от 15 февраля 2017 г. М. осуждён к лишению свободы за совершение двух преступлений, предусмотренных ч.2 ст. 159 УК РФ, двух преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159 УК РФ с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ.
Президиумом приговор изменен. Из его описательно-мотивировочной части исключено указание об учёте при назначении наказания отягчающих обстоятельств. Добровольное возмещение имущественного ущерба потерпевшему Ф. признано смягчающим наказание обстоятельством, в связи с чем назначенное наказание смягчено как за совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 159 УК РФ, так и по совокупности преступлений.
Президиум указал, что в соответствии с п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ добровольное возмещение имущественного ущерба, причиненного в результате преступления, является обстоятельством, смягчающим наказание, которое в обязательном порядке учитывается судом при назначении наказания.
Как следовало из материалов уголовного дела, в период предварительного расследования потерпевшим Ф. получены денежные средства от отца осуждённого М. в счёт возмещения причинённого им имущественного ущерба. Данное обстоятельство потерпевший Ф. подтвердил в судебном заседании, однако в нарушение требований закона указанное смягчающее наказание обстоятельство судом не учтено.
(постановление № 44-у-47 от 22.06.2017 г.)
8. Приговором Котовского городского суда Тамбовской области от 03 июня 2016 года И. осужден по ч. 2 ст. 167 УК РФ с применением ч. 5 ст. 69 УК РФ к лишению свободы.
Президиум приговор изменил, признав смягчающим наказание обстоятельством, предусмотренным п. «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ — наличие у осуждённого малолетнего ребёнка, и смягчил назначенное И. наказание, указав, что в представленных материалах дела содержались сведения о том, что И. имеет на иждивении малолетнего ребенка, в отношении которого родительских прав не лишён.
Однако судом в описательно-мотивировочной части приговора наличие у И. малолетнего ребенка в качестве смягчающего наказание обстоятельства не учтено, оценка этому судом не дана.
(постановление № 44-у-23 от 20.04.2017 г.)
9. Приговором Советского районного суда г. Тамбова от 16 ноября 2015 года С. осуждён к лишению свободы за совершение преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств с применением ч. 1 ст. 62, ч. 3 ст. 69, ч. 1 ст. 70 УК РФ.
Апелляционным определением Тамбовского областного суда от 02 февраля 2016 года указанный выше приговор в отношении С. изменён, наказание осужденному смягчено по одному из эпизодов преступления и по совокупности преступлений.
Президиум приговор и апелляционное определение изменил, смягчил назначенное С. наказание в виде лишения свободы, и указал, что за покушение на незаконный сбыт наркотических средств группой лиц по предварительному сговору и покушение на незаконный сбыт наркотических средств группой лиц по предварительному сговору в значительном размере С. с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ и ч. 2 ст. 66 УК РФ не могло быть назначено наказание свыше 7 лет 6 месяцев лишения свободы за каждое из преступлений. Кроме того, по делу наряду с явкой с повинной по указанным выше преступлениям судом установлены и иные смягчающие наказание обстоятельства, такие как признание вины, раскаяние в содеянном и осуждение своего поведения, наличие на иждивении малолетних детей, состояние здоровья родителей.
Таким образом, установленные судом иные смягчающие обстоятельства фактически не были учтены им при назначении наказания С., что не согласуется с требованиями ст. 6 и ст. 60 УК РФ.
(постановление № 44-у-6 от 16.02.2017 г.)
Необоснованное признание судом при назначении наказания наличие в действиях осужденного рецидива преступлений и отмена условного осуждения за умышленные преступления средней тяжести на основании ч. 5 ст. 74 УК РФ.
10. Приговором Уваровского районного суда Тамбовской области от 11 января 2012 года П. осуждён по пп. «а», «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции от 07.03.2011 г.) с применением ч.2 ст. 69, ч. 5 ст. 74, ст. 70 УК РФ к лишению свободы.
Президиум приговор изменил, исключив из его описательно-мотивировочной части указания о наличии рецидива преступлений в соответствии с ч. 1 ст. 18 УК РФ и о признании этого обстоятельства отягчающим наказание, смягчил назначенное наказание и указал, что неснятые и непогашенные судимости П. по приговорам от 26.06.2009 г. и от 14.03.2011 г. рецидива преступлений не образуют, так как решение об отмене условного осуждения по этим приговорам было принято после совершения им новых преступлений, при назначении обжалуемым приговором от 11.01.2012 г. окончательного наказания по правилам ст. 70 УК РФ.
Наличия иных отягчающих наказание обстоятельств, исчерпывающий перечень которых содержится в ст. 63 УК РФ, судом в приговоре не установлено.
При отсутствии отягчающих обстоятельств и наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, с учётом требований ч. 1 и ч. 5 ст. 62 УК РФ, максимальный срок наказания в виде лишения свободы за каждое из совершённых преступлений (пп. «а», «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ в редакции от 07.03.2011г.) в данном случае не может превышать двух третей от двух третей наиболее строгого вида наказания за соответствующее преступление.
Кроме того, учитывая, что П. осуждён за совершение умышленных преступлений средней тяжести, применению в данном случае подлежит ч. 4 ст. 74 УК РФ.
(постановление 44-у-21 от 06.04.2017 г.)
Назначение судом наказания по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, вместо правил ч. 2 ст. 69 УК РФ, повлекло изменение приговора и снижение наказания.
11. Приговором Ленинского районного суда г. Тамбова от 13 февраля 2013 года Т. осуждён к лишению свободы за совершение преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств с применением ч. 3 ст. 69, ст. 70 УК РФ.
Кассационное производство по делу возбуждено судьей Верховного Суда РФ.
Президиум приговор изменил, исключил из него указание о назначении Т. наказания с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ, на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ назначил ему по совокупности преступлений наказание путём их частичного сложения и окончательно назначил наказание с применением ст. 70 УК РФ.
Президиум указал, что суд, назначая наказание по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, не принял во внимание, что в соответствии со ст. 15 УК РФ преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 228 УК РФ, является преступлением небольшой тяжести, а преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ – покушением на особо тяжкое преступление, и наказание по совокупности данных преступлений при таких обстоятельствах должно назначаться по правилам ч. 2 ст. 69 УК РФ, которая помимо принципа частичного или полного сложения наказаний, предусматривает также и принцип поглощения менее строгого наказания более строгим, что не было учтено при назначении наказания и ухудшило положение осуждённого.
(постановление № 44-у-20 от 06.04.2017 г.)
Судебное постановление по рассмотрению ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания не соответствует требованиям закона.
12. Постановлением Рассказовского районного суда Тамбовской области от 23 октября 2014 года, оставленным без изменения апелляционным постановлением Тамбовского областного суда от 12 января 2015 г., Б. отказано в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении от дальнейшего отбывания наказания.
Кассационное производство в отношении Б. возбуждено судьей Верховного Суда РФ.
Президиум отменил судебные решения и материал направил на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда, указав, что суд, отказывая в отсутствии оснований для применения в отношении осуждённого условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, сослался на возражения прокурора, который не привел убедительных оснований своей позиции, и возражения потерпевшего А., содержащиеся в телеграмме. Однако собственного анализа относительно положительных данных, представленных администрацией учреждения за весь период отбывания наказания осуждённым Б., не привёл, как не привёл убедительных аргументов, подтверждающих вывод о том, что положительные данные, характеризующие осуждённого, не могут являться основанием для его условно-досрочного освобождения.
Относительно ссылки суда на допущенное осуждённым в 2012 году нарушение порядка отбывания наказания, касающееся формы одежды, президиумом было указано, что по данному факту осуждённому не было объявлено взыскание, а лишь проведена профилактическая беседа.
(постановление № 44-у-36 от 18.05.2017 г.)
Истечение срока давности привлечения к уголовной ответственности повлекло изменение приговора.
13. Приговором Октябрьского районного суда г. Тамбова от 30 мая 2016 года К. осуждён к лишению свободы за совершение преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств с применением ч.3 ст. 69, п. «в» ч.7 ст. 79, ст. 70 УК РФ.
Президиум по кассационному представлению прокурора приговор изменил, освободил К. от наказания по ч. 1 ст.228УК РФ на основании п. 3 ч. 1 ст. 24, ч. 8 ст. 302 УПК РФ в связи с истечением срока давности уголовного преследования, снизил назначенное наказание, исходя из положений п. «а» ч. 1, ч. 2 ст. 78 УК РФ.
Приговором суда К. признан виновным в том, что в сентябре 2013 г. незаконно приобрёл наркотическое средство марихуана массой не менее 15 грамм и незаконно хранил его до момента изъятия 01.11.2013 г., осуждён по ч. 1 ст. 228 УК РФ. Указанное преступление в соответствии с ч.2 ст. 15 УК РФ отнесено к категории преступлений небольшой тяжести.
Поскольку преступление по незаконному приобретению и хранению наркотического средства является длящимся и считается оконченным с момента изобличения виновного правоохранительными органами 01.11.2013г., то сроки давности за совершение К. этого преступления истекли 31.10.2015 г.
Данных о том, что К. уклонялся от следствия или суда, в материалах уголовного дела не представлено, течение срока давности уголовного преследования по основаниям, предусмотренным п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК РФ, в отношении К. не приостанавливалось.
В соответствии с ч. 8 ст. 302 УПК РФ, если течение срока давности привлечения к уголовной ответственности обнаруживается в ходе судебного разбирательства, то суд продолжает рассмотрение уголовного дела в обычном порядке до его разрешения по существу и в случае постановления обвинительного приговора освобождает осуждённого от наказания.
(постановление № 44-у-48 от 22.06.2017 г.)
Приведение приговоров в соответствие с новым уголовным законом не должно влечь ухудшение положения осуждённого, а смягчение наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, предполагает применение общих начал назначения наказания.
14. Постановлением Октябрьского районного суда г. Тамбова от 11 октября 2016 года удовлетворено ходатайство осуждённого К., судимого приговором суда от 13.02.2008 г. по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с установленным испытательным сроком, 11.12.2008 г. к лишению свободы: по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 11 годам, с применением ст. 70 УК РФ к 13 годам,
постановлено считать его осуждённым к лишению свободы:
-по ч. 1 ст. 111 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 г. № 26-ФЗ) к 2 годам 6 месяцам;
-по ч. 1 ст. 105 УК РФ с учетом требований ч. 1 ст. 62 УК РФ (в редакции Федерального закона от 29.06.2009 г. № 141-ФЗ) к 9 годам 6 месяцам, с применением ст. 70 УК РФ к 12годам.
Президиум постановление суда изменил, смягчив назначенное К. наказание по приговору Мичуринского городского суда Тамбовской области от 11.12.2008 г. на основании ст. 70 УК РФ до 11 лет 6 месяцев лишения свободы, в остальном приговор оставил без изменения и указал, что суд, назначив при пересмотре приговоров окончательное наказание К. на основании ст. 70 УК РФ в виде 12 лет лишения свободы, тем самым полностью присоединил неотбытую часть наказания по предыдущему приговору, чем фактически ухудшил положение осуждённого, применив более строгие правила назначения наказания по совокупности приговоров.
(постановление № 44-у-5 от 09.02.2017 г.)
Суд не в полной мере учел изменения в уголовный закон, улучшающие положение осужденного.
15. Ф., осужденный к лишению свободы по приговорам от:
— 05.03.2012 г. по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года (постановлением суда от 21.05.2012 г. условное осуждение отменено, направлен для отбывания наказания в виде лишения свободы; 20.11.2013 г. постановлением суда от 07.11.2013г. освобождён условно–досрочно на неотбытый срок до 20.05.2014 г.),
— 14.07.2016 г. по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам,
обратился с ходатайством о пересмотре приговоров на основании ст. 10 УК РФ.
Постановлением Сосновского районного суда Тамбовской области от 20.12.2016 года его ходатайство удовлетворено частично, постановлено:
исключить из квалификации его действий по приговору от 05.03.2012 г. с учётом постановления того же суда от 21.05.2012 г. квалифицирующий признак, предусмотренный п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, — «причинение значительного ущерба гражданину»;
действия Ф. по тому же приговору переквалифицировать с п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ на ч. 1 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона № 326–ФЗ от 03.07.2016 г.), по которой назначить 1 год 11 месяцев лишения свободы; считать его освобождённым постановлением суда от 07.11.2013 г. от отбывания наказания условно–досрочно на неотбытый срок до 20.04.2014 г.
Ходатайство в части пересмотра приговора от 14.07.2016 г. в порядке ст. 10 УК РФ оставлено без удовлетворения.
Президиум постановление Сосновского районного суда Тамбовской области в отношении Ф. изменил, исключил из приговора от 14.07.2016 г. указание о наличии отягчающего обстоятельства – рецидива преступлений, смягчил назначенное по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ наказание и указал, что с учётом внесенных на основании ст. 10 УК РФ в приговор от 05.03.2012 г. изменений Ф. считается осуждённым этим приговором за преступление небольшой тяжести, и данная судимость в соответствии с ч. 4 ст. 18 УК РФ не должна учитываться при признании рецидива преступлений.
Вместе с тем в нарушение требований ст. 10, 60 УК РФ, при постановлении решения суд не исключил из приговора от 14.07.2016 г. указание о наличии рецидива преступлений в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, не снизил наказание, назначенное осуждённому по п. «а» ч. 3 ст. 158 РФ, и не внёс соответствующие изменения по виду исправительного учреждения, в соответствии с п. «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ.
(постановление № 44-у-28 от 27.04.2017 г.)
III. Существенные нарушения уголовно-процессуального закона.
В нарушение положений п. 3 ч. 2 ст. 229 УПК РФ суд при наличии оснований для прекращения уголовного дела не назначил предварительное слушание, не разрешил указанный вопрос, а постановил обвинительный приговор с назначением лицу уголовного наказания.
1. Приговором Октябрьского районного суда г.Тамбова от 10 августа 2016 года К. признана виновной в причинении крупного ущерба на сумму 1855880 рублей, осуждена по ч. 1 ст. 176 УК РФ с применением ст. 73 УК РФ к лишению свободы условно с испытательным сроком и возложением определённых обязанностей.
Преступление совершено К. в апреле 2011 года.
Президиум приговор отменил, производство по уголовному делу прекратил на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления, признав за К. право на реабилитацию.
Президиум указал, что согласно примечанию к ст. 170.2 УК РФ, введённому в действие Федеральным законом от 03.07.2016 года № 325-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации», крупным ущербом для целей ч. 1 ст. 176 УК РФ признаётся ущерб на сумму, превышающую 2250000 рублей. Данный закон начал действовать с 15.07.2016 года.
Таким образом, на момент поступления уголовного дела в суд 18 июля 2016 года преступность действий К. была устранена новым уголовным законом в силу положений ч. 1 ст. 10 УК РФ.
Вопрос о прекращении уголовного дела в силу положений п. 3 ч. 2 ст. 229 УПК РФ разрешается судом в ходе предварительного слушания. Однако, в нарушение указанных требований уголовно-процессуального закона постановлением судьи Октябрьского районного суда г. Тамбова от 28 июля 2016 года по уголовному делу в отношении К. было принято решение о назначении судебного заседания без проведения предварительного слушания, а 10 августа 2016 года в отношении К. постановлен обвинительный приговор.
(постановление 44-у-24 от 20.04.2017 г.)
Суд в нарушение положений ст. 247 УПК РФ рассмотрел уголовное дело в отсутствие лица, обвиняемого в совершении тяжких преступлений.
2. Приговором Октябрьского районного суда г. Тамбова от 15 июля 2015 года, оставленным без изменения апелляционным определением от 15.10.2015 г., Ш. осуждён к лишению свободы: по ч. 2 ст. 159.1, ч. 2 ст. 159, ч. 3 ст. 159 УК РФ с применением ч. 3 ст. 69, ч. 5 ст. 74, ст. 70 УК РФ.
Президиум судебные решения отменил, уголовное дело передал на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе суда, указав, что Ш. обвинялся в совершении двух преступлений, относящихся к категории тяжких, судебное разбирательство не могло проводиться в его отсутствие ввиду ограничений, предусмотренных ч. 5 ст. 247 УПК РФ, даже при наличии его ходатайства об этом.
В соответствии с протоколами судебных заседаний 01.12.2014 г., 08.12.2014 г., 10.12.2014 г. и 12.12.2014 г. Ш. не являлся в суд по причине болезни, о чём был представлен лист нетрудоспособности. Однако, на основании ходатайства защитника судебное следствие по делу в указанные дни проводилось без его участия в нарушение требований уголовно-процессуального закона, которым регламентировано непосредственное участие подсудимого в судебном разбирательстве и такая форма, как ознакомление подсудимого с протоколами предыдущих судебных заседаний, предложенная защитником Ш., не предусмотрена в случаях неявки в суд по причине болезни.
(постановление 44-у-44 от 22.06.2017 г.)
При удовлетворении ходатайства прокурора о прекращении уголовного дела в связи с изданием нового уголовного закона суд ограничил право лица возражать против прекращения дела по ч. 2 ст. 24 УПК РФ.
3. Постановлением мирового судьи судебного участка № 3 г. Мичуринска Тамбовской области от 18 июля 2016 года, оставленным без изменения апелляционным постановлением Мичуринского городского суда Тамбовской области от 06.09.2016 г., уголовное дело в отношении Ц. прекращено по основаниям, предусмотренным п. 2 ч. 1 ст. 24, ч. 2 ст.24 УПК РФ, в связи с отсутствием в деянии состава преступления, в связи с устранением преступности и наказуемости деяния новым уголовным законом.
Президиум приговор и апелляционное постановление отменил, уголовное дело передал на новое судебное рассмотрение со стадии подготовки к судебному разбирательству, указав, что указанное решение принято судом без учета мнения подсудимого и его защитника, возражавших против прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным ч. 2 ст. 24 УПК РФ, и просивших о прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст.24УПК РФ, то есть в связи с отсутствием события преступления, а также правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в определении от 05.11.2004 г. № 359-0.
Ц. в ходе следствия и при рассмотрении уголовного дела по существу не признавал факт нанесения несовершеннолетнему Д. удара. Однако суд не исследовал доводы стороны защиты о непричастности Ц. к совершенному преступлению, не допросил свидетелей стороны защиты, то есть фактически отказал подсудимому в возможности высказать свою позицию относительно рассматриваемого уголовного дела.
Поскольку вопрос о виновности или невиновности лица в совершении преступления может быть решен только при рассмотрении дела по существу, суд, удовлетворив ходатайство прокурора о прекращении уголовного дела в отношении Ц. в связи с изданием нового уголовного закона тем самым ограничил права Ц. возражать против прекращения дела по ч.2 ст. 24 УПК РФ.
(постановление № 44-у-43 от 01.06.2017 г.)
Судебная коллегия по уголовным делам
Тамбовского областного суда