Обзор кассационной практики отмены и изменения решений судебной коллегии по уголовным делам Тверского областного суда президиумом Тверского областного суда за 1-ое полугодие 2017 года

О Б З О Р кассационной практики отмены и изменения решений судебной коллегии по уголовным делам Тверского областного суда президиумом Тверского областного суда за 1-ое полугодие 2017 года.

В соответствии с планом работы Тверского областного суда на первое полугодие 2017 года проведено обобщение причин отмены и изменения президиумом областного суда апелляционных определений (постановлений) судебной коллегии по уголовным делам Тверского областного суда за период с 01 января по 30 июня 2017 года.

В ходе обобщения установлено, что за указанный период судом кассационной инстанции рассмотрено 92 кассационные жалобы и представления, из которых удовлетворены 91 жалоба и представление.
Отказано в удовлетворении одной кассационной жалобы потерпевшей на апелляционное постановление, которым отменен приговор мирового судьи и уголовное дело возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

По удовлетворенным президиумом кассационным жалобам и представлениям отменено 32 и изменено 59 судебных решений.
Из них отменено 1 кассационное определение на приговор, постановленное в порядке главы 45 УПК РФ, и изменен один приговор с кассационным определением, вынесенным в указанном порядке.
Президиум также отменил 13 и изменил 24 судебных решения, обжалованных в порядке главы 45.1 УПК РФ, из них отменил 1 и изменил 2 приговора мирового судьи.
За аналогичный период 2016 года из рассмотренных 67 дел отменено и изменено 63 судебных решения, в том числе, 3 судебных решения, обжалованных в порядке главы 45 УПК РФ, и 18 судебных решений, обжалованных в порядке главы 45.1 УПК РФ.
Таким образом, в первом полугодии 2017 года президиумом областного суда отменено 14 и изменено 22 апелляционных решения судебной коллегии по уголовным делам, что составляет 40 % от общего числа удовлетворенных жалоб и представлений (за первые шесть месяцев 2016 года – 21 решение или 33 % от удовлетворенных жалоб и представлений).
Следовательно, количество пересмотренных президиумом решений апелляционной инстанции в 2017 году по сравнению с тем же периодом предыдущего года увеличилось.

За указанный период президиумом в надзорном порядке рассмотрена одна кассационная жалоба осужденного П., переданная постановлением судьи Верховного Суда РФ, на приговор Московского районного суда г. Твери от 23.05.2012 и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Тверского областного суда от 25.07.2012 (докладчик Поспелов В.И.).
Постановлением президиума от 27.03.2017 (дело № 44-у-41/2017) кассационное определение отменено с направлением дела на новое кассационное рассмотрение в порядке главы 45 УПК РФ в связи с нарушением судом второй инстанции права осужденного на защиту.
Согласно п. 5 ч. 1 ст. 51 УПК РФ участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если лицо обвиняется в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше пятнадцати лет.
П. осужден за особо тяжкое преступление, за совершение которого санкцией уголовного закона предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 20 лет.
Между тем при кассационном рассмотрении дела в порядке Главы 45 УПК РФ вопрос об участии в судебном заседании адвоката в защиту П., обжаловавшего приговор, не обсуждался, несмотря на то, что в данном случае оно являлось обязательным. Письменный отказ П. от защитника содержится в материалах дела.

За первые шесть месяцев 2017 года президиумом в порядке, предусмотренном главой 47.1 УПК РФ, отменено два апелляционных определения и 1 апелляционное постановление на приговоры с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение.

1) Постановлением президиума от 16.01.2017 (дело № 44-у-2/2017) отменено апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Тверского областного суда от 28.09.2016 (судья Солдатова Л.Н.) в отношении П. и уголовное дело передано на новое апелляционное рассмотрение в тот же суд в ином составе.
Приговором Удомельского городского суда Тверской области от 10.08.2016 П. осужден по п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ к лишению свободы сроком на 5 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Тверского областного суда от 28.09.2016 приговор Удомельского городского суда Тверской области от 10.08.2016 в отношении П. изменен: указание на отбывание наказания в исправительной колонии строгого режима заменено указанием на отбывание П. наказания в исправительной колонии общего режима.
Президиум установил, что требования ч. 2 ст. 63 УПК РФ о недопустимости повторного участия судьи, ранее принимавшего участие в рассмотрении уголовного дела и высказавшего по нему свое мнение при рассмотрении в апелляционном порядке уголовного дела в отношении осужденного П., были нарушены.
Как видно из материалов дела, постановлением Удомельского городского суда Тверской области от 01.04.2016 уголовное дело в отношении П. возвращено Удомельскому межрайонному прокурору для устранения препятствий рассмотрения его судом по тем основаниям, что раздельное рассмотрение дел, в отношении лиц, одним из которых является П., имеющих различный правовой статус, при допросах в суде, может повлиять на всесторонность и объективность разрешения дел, а также на правильность оценки доказательств и привести к устранению взаимоисключающих доказательств. Апелляционным постановлением Тверского областного суда от 08.06.2016 вышеуказанное постановление отменено, уголовное дело направлено на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе со стадии подготовки к судебному заседанию. 10.08.2016 Удомельским городским судом Тверской области в отношении П. постановлен обвинительный приговор, который апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Тверского областного суда от 28.09.2016 был изменен.
При этом в составе суда апелляционной инстанции, признавшим, что выводы суда, изложенные в постановлении о возвращении уголовного дела прокурору, являются ошибочными, принимала участие судья Солдатова Л.Н. При рассмотрении данного уголовного дела судебной коллегией по уголовным делам Тверского областного суда в судебном заседании 28.09.2016 в качестве докладчика вновь принимала участие судья Солдатова Л.Н.
По смыслу ст. 63 УПК РФ повторное участие судьи в рассмотрении уголовного дела является недопустимым, если оно связано с оценкой ранее уже исследованных с его участием обстоятельств по тому же делу.

2) Постановлением президиума от 15.05.2017 (дело № 44у-63/2017) отменено апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Тверского областного суда от 08.07.2015 (судья Солдатова Л.Н.) в отношении Е. и уголовное дело передано на новое апелляционное рассмотрение в тот же суд в ином составе.
Приговором Заволжского районного суда г. Твери от 10.04.2015, оставленным без изменения апелляционным определением от 08.07.2015, Е. осуждена по п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к лишению свободы сроком на 8 лет с отбыванием в исправительной колонии общего режима.
Отменяя решение суда апелляционной инстанции, президиум указал, что судом первой инстанции в описательно-мотивировочной части приговора указана дата совершения преступления – 02.10.2015, тогда как иная дата совершения преступления – 02.10.2014 установлена материалами дела, собранными в ходе предварительного следствия. Кроме того, в описательно-мотивировочной части приговора в показаниях допрошенных судом свидетелей также указано время совершения преступления– 02.10.2015. Суд апелляционной инстанции не выявил и не устранил допущенное судом первой инстанции нарушение уголовно-процессуального закона.

3) Постановлением президиума от 24.04.2017 (дело № 44у-56/2017) апелляционное постановление Тверского областного суда от 15.02.2017 в отношении М. отменено, уголовное дело направлено на новое апелляционное рассмотрение в тот же суд в ином составе.
Указанным апелляционным постановлением изменен приговор Старицкого районного суда Тверской области от 19.12.2016, которым М. осужден по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к лишению свободы на срок 1 год. В соответствии с ч. 2 ст. 92 УК РФ М. освобожден от наказания в виде лишения свободы и помещен в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа на срок 1 год.
Президиум Тверского областного суда, отменяя апелляционное постановление, пришел к выводу, что по настоящему уголовному делу судом апелляционной инстанции допущены существенные нарушения уголовного закона – норм Общей части УК РФ, повлиявшие на исход дела.
Согласно ч. 2 ст. 92 УК РФ несовершеннолетний, осужденный к лишению свободы за совершение преступления средней тяжести, а также тяжкого преступления, может быть освобожден судом от наказания и помещен в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа. Помещение в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа применяется как принудительная мера воспитательного воздействия в целях исправления несовершеннолетнего, нуждающегося в особых условиях воспитания, обучения и требующего специального педагогического подхода.
Суд апелляционной инстанции (судья Сергеев А.В.), изменяя приговор в отношении М., указал, что судом допущены нарушения УК РФ, поскольку при рассмотрении уголовного дела о преступлении небольшой или средней тяжести суд вправе, постановив обвинительный приговор, освободить несовершеннолетнего от наказания и применить к нему на основании ч. 1 ст. 92 УК РФ принудительные меры воспитательного воздействия.
Вместе с тем, заменив в резолютивной части приговора указание на применение ч. 2 ст. 92 УК РФ указанием на применение ч. 1 ст. 92 УК РФ и освобождение М. от наказания, поместив его в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа, суд апелляционной инстанции не учел, что ч. 1 ст. 92 УК РФ предусматривает применение к несовершеннолетним мер воспитательного воздействия, предусмотренных ч. 2 ст. 90 УК РФ, в перечень которых помещение несовершеннолетнего в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа как исключительная мера воспитательного воздействия, не включена.
Решение о помещении в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа, применяемом как принудительная мера воспитательного воздействия, принимается в порядке замены назначенного несовершеннолетнему осужденному лишения свободы другим видом наказания, поэтому назначение несовершеннолетнему наказания в виде лишения свободы является обязательным условием для его принятия.
Следовательно, исключение из резолютивной части приговора указания на назначение М. наказания в виде лишения свободы также исключает его помещение в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа.

Кроме того, президиумом отменен один приговор с апелляционным постановлением с прекращением производства по делу.

Постановлением президиума от 16.01.2017 (дело № 44-у-10/2017) приговор Заволжского районного суда города Твери от 16.06.2014 и апелляционное постановление Тверского областного суда от 15.10.2014 (судья Сергеев А.В.) в отношении И. отменены, производство по уголовному делу в отношении И. прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ст.314.1 УК РФ, то есть по основаниям, предусмотренным п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ, с признанием за ним права на реабилитацию. И. освобожден из-под стражи по данному уголовному делу.
Постановлено считать его отбывающим наказание по приговору Заволжского районного суда города Твери от 03.04.2014 в виде лишения свободы на срок 10 лет 03 месяца с ограничением свободы на срок 01 год, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.
И. направлено извещение с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с незаконным уголовным преследованием, предусмотренного главой 18 УПК РФ.
Приговором Заволжского районного суда города Твери от 16.06.2014, оставленным без изменения апелляционным постановлением Тверского областного суда от 15.10.2014, И. осуждён по ст.314.1 УК РФ к лишению свободы на срок 04 месяца.
На основании ч.5 ст.69 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору Заволжского районного суда города Твери от 03.04.2014 и окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на срок 10 лет 04 месяца с ограничением свободы на срок 01 год, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.
Как указано в постановлении президиума, данное уголовное дело рассмотрено в особом порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ.
Вместе с тем, суд, признавая И. виновным по ст.314.1 УК РФ, не принял во внимание наличие по делу обстоятельств, свидетельствующих об отсутствии в его действиях состава данного преступления. В частности, судом не учтены положения ст.3 Федерального закона от 06.04.2011 №64-ФЗ «Об административном надзоре за лицами, освобождёнными из мест лишения свободы» и ст.79 УК РФ, согласно которым, в их взаимосвязи, административный надзор может быть установлен только в отношении лица, полностью отбывшего наказание, назначенное ему по приговору, а лицо, освобождённое условно-досрочно, считается не отбывшим наказание, и на него распространяются обязанности и правовые последствия их невыполнения, предусмотренные ст.79 УК РФ.
Из обстоятельств данного дела, приведённых в приговоре, следует, что И. освобождён 27.04.2012 условно-досрочно от отбывания наказания в виде лишения свободы, назначенного приговором Заволжского районного суда г. Твери от 24.06.2010, на неотбытый срок 01 год 09 месяцев 14 дней.
С учётом приведённых выше норм закона до истечения срока условно-досрочного освобождения у суда, установившего 13.07.2012 в отношении И. административный надзор, отсутствовали правовые основания для принятия такого решения.
Учитывая, что составообразующим признаком рассматриваемого преступления является наличие законных оснований и условий для установления административного надзора, их несоблюдение свидетельствует об отсутствии в действиях И. состава этого преступления.
При таких обстоятельствах постановленный судом в порядке, предусмотренном ст. 316 УПК РФ, обвинительный приговор признан необоснованным и незаконным.

Отмена апелляционных постановлений на постановления суда с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение.

1) Постановлением президиума от 16.01.2017 (дело № 44-у-9/2017) отменено апелляционное постановление Тверского областного суда от 03.11.2016 на постановление Сонковского районного суда Тверской области от 22.08.2016 в отношении Т., материалы дела по апелляционным жалобам Т. и её защитника направлены на новое апелляционное рассмотрение в тот же суд в ином составе.
Постановлением Сонковского районного суда Тверской области от 22.08.2016 удовлетворено представление начальника филиала по Сонковскому району ФКУ УИИ УФСИН России по Тверской области И. об отмене условного осуждения в отношении Т. осуждённой приговором Сонковского районного суда Тверской области от 05.08.2015 по п. «а» ч.2 ст.166 УК РФ с применением ст.73 УК РФ к лишению свободы на срок 02 года условно с испытательным сроком 02 года,
Постановлено отменить условное осуждение по указанному приговору, исполнить назначенное Т. наказание в виде лишения свободы на срок 02 года в исправительной колонии общего режима.
Мера пресечения Т. до вступления постановления суда в законную силу избрана в виде заключения под стражу, она взята под стражу в зале суда, срок отбытия ею наказания исчислен с 22.08.2016.
Апелляционным постановлением Тверского областного суда от 03.11.2016 (судья Кошелева Е.А.) указанное постановление суда отменено, производство по представлению начальника филиала по Сонковскому району ФКУ УИИ УФСИН России по Тверской области И. прекращено, Т. из-под стражи освобождена.
В соответствии со ст.84 УК РФ одним из оснований освобождения лица от уголовной ответственности и от наказания является акт об амнистии, объявляемый Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации.
Принимая опротестованное решение, суд апелляционной инстанции полагал, что осуждённая Т., являясь условно осуждённой, подлежала освобождению от наказания по приговору от 05.08.2015 на основании п. 4 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 24.04.2015 №6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», и указал, что в соответствии с п. 6 данного акта об амнистии под его действие подпадают лица, совершившие преступление до дня вступления его в силу.
При этом суд апелляционной инстанции исходил из того, что преступление, согласно приговору, совершено Т. 24.04.2015, а данный акт об амнистии вступил в силу со дня его официального опубликования в «Российской газете» – 27.04.2015.
Президиум областного суда согласился с доводами представления прокурора о том, что, принимая такое решение, суд апелляционной инстанции не учёл установленный ст. 4 Федерального закона от 14.06.1994 №5-ФЗ «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания» порядок официального опубликования актов палат Федерального Собрания РФ, согласно которому официальным опубликованием акта палаты Федерального Собрания считается первая публикация его полного текста в «Парламентской газете», «Российской газете», «Собрании законодательства Российской Федерации» или первое размещение (опубликование) на «Официальном интернет-портале правовой информации» (www.pravo.gov.ru).
Упомянутое Постановление Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 24.04.2015 об объявлении амнистии опубликовано на «Официальном интернет-портале правовой информации» — www.pravo.gov.ru. 24.04.2015.
Таким образом, в соответствии с п.14 указанного постановления об амнистии оно вступило в силу 24.04.2015.
В соответствии с п. 6 данного акта об амнистии под его действие подпадают лица, совершившие преступления до дня вступления его в силу, то есть до 24.04.2015, к которым Т. не относится.
Таким образом, законных оснований для освобождения осуждённой Т. от наказания, назначенного по приговору, в связи с актом об амнистии и для прекращения по этим основаниям производства по представлению уголовно-исполнительной инспекции об отмене условного осуждения Т. не имелось.

2) Постановлением президиума от 13.02.2017 (дело № 44-у-24/2017) апелляционное постановление Тверского областного суда от 14.12.2016 (судья Чеботаева Е.И.) в отношении Е. отменено и материал передан на новое апелляционное рассмотрение в тот же суд в ином составе.
Постановлением Центрального районного суда города Твери от 01.12.2016 Ё., обвиняемому в совершении трех преступлений, предусмотренных п. п. «а», «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, продлен срок содержания под стражей на 1 месяц, а всего до 3 месяцев 28 суток, то есть по 16.01.2017 включительно.
Президиум Тверского областного суда нашел апелляционное постановление суда подлежащим отмене, так как обвиняемый Е. фактически не был обеспечен защитником, что свидетельствует о нарушении права обвиняемого на защиту и является существенным нарушением уголовно-процессуального закона.
В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 389.12 УПК РФ участие защитника в суде апелляционной инстанции обязательно в случаях, указанных в ч. 1 ст. 51 УПК РФ. Если при назначении судебного заседания судья установит отсутствие заявления лица, в отношении которого рассматривается вопрос о мере пресечения, об отказе от защитника и сведений о том, что защитник приглашен им самим, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия такого лица, то он назначает защитника и принимает меры по обеспечению его участия в суде.
Как усматривается из представленных материалов, получив копию постановления суда, Ё. выразил желание обжаловать его в апелляционном порядке, однако не изложил заявлений об отказе от защитника либо о его назначении судом.
Назначая судебное заседание, судья вынес решение о рассмотрении апелляционной жалобы Ё. с участием защитника, известив о времени и месте ее рассмотрения адвоката Б., участвовавшего по назначению в суде первой инстанции при продлении срока содержания под стражей, и адвоката Х., который согласно представленным следователем с ходатайством материалам осуществлял защиту Ё. на предварительном следствии по назначению.
Вместе с тем, из материалов уголовного дела усматривается, что 22.11.2016 следователем удовлетворено ходатайство обвиняемого Ё. о замене защитника Х., и к участию в уголовном деле допущен адвокат Б., представивший ордер № от 22.11.2016.
Таким образом, рассмотрев апелляционную жалобу обвиняемого Ё. с участием адвоката Х., который был заменен следователем, суд второй инстанции фактически не обеспечил его защитником, что свидетельствует о нарушении права обвиняемого на защиту и является существенным нарушением уголовно-процессуального закона.
Ошибка в применении закона судом апелляционной инстанции допущена ввиду не выполнения следователем обязанности извещать суд об отстранении от участия в деле адвоката, т. е. по объективным причинам.
Данная отмена апелляционного постановления не учитывается как нарушение судом требований закона.
Также президиумом путем вынесения частного постановления обращено внимание ст. следователя СУ УМВД России по г. Твери Берга А.Е, руководителя следственного органа – начальника СУ УМВД России по г. Твери, прокурора Центрального района г. Твери на допущенные по делу существенные нарушения уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.
3) Постановлением президиума от 24.04.2017 (дело № 44у-50/2017) апелляционное постановление Тверского областного суда от 24.11.2016 (судья Демьянова Г.Н.) в отношении Е. отменено и материал предан на новое апелляционное рассмотрение в тот же суд в ином составе.
Постановлением Центрального районного суда г. Твери от 14.11.2016 Ё. продлен срок содержания под стражей на 1 месяц, а всего до 2 месяцев 28 суток, то есть по 17.12.2016 включительно.
Президиум Тверского областного суда, отменяя апелляционное постановление, указал, что соглашается с доводами кассационной жалобы обвиняемого о допущенном судом второй инстанции нарушении права Ё. на защиту.
В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 389.12 УПК РФ участие защитника в суде апелляционной инстанции обязательно в случаях, указанных в ч. 1 ст. 51 УПК РФ.
Как усматривается из представленных материалов, получив копию постановления суда от 14.11.2016, Ё. заявил письменное желание обжаловать его в апелляционном порядке, однако не выразил мнения по поводу отказа от защитника либо о его назначении судом.
Назначая судебное заседание суда второй инстанции, судья вынес решение о рассмотрении апелляционной жалобы Ё. с участием защитника, известив о времени и месте ее рассмотрения адвоката Б., участвовавшего по назначению в суде первой инстанции при продлении срока содержания обвиняемого под стражей, и адвоката Х., который, согласно представленным следователем с ходатайством материалам, осуществлял защиту Ё. на предварительном следствии по назначению.
22.11.2016 следователем удовлетворено ходатайство обвиняемого Ё. о замене защитника Х., и к участию в уголовном деле допущен адвокат Б., представивший ордер от 22.11.2016.
Таким образом, рассмотрев апелляционную жалобу обвиняемого Ё. с участием адвоката Х., который был заменен следователем, суд второй инстанции фактически не обеспечил его защитником, что свидетельствует о нарушении права обвиняемого на защиту и является существенным нарушением уголовно-процессуального закона.
Данная отмена апелляционного постановления не учитывается как нарушение судом требований закона.

4) Постановлением президиума от 10.04.2017 (дело № 44у-51/2017) апелляционное постановление Тверского областного суда от 23.10.2013 (судья Конин В.И.) отменено, дело направлено на новое апелляционное рассмотрение в судебную коллегию по уголовным делам Тверского областного суда в ином составе суда.
Постановлением Заволжского районного суда г. Твери от 31.05.2013 наложен арест на земельные участки с кадастровыми номерами № , № , принадлежащие ООО «иные данные».
Апелляционным постановлением Тверского областного суда от 23.10.2013 постановление Заволжского районного суда города Твери от 31.05.2013 изменено: резолютивная часть постановления изложена в следующей редакции: удовлетворить ходатайство старшего следователя отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Тверской области Веселова А.В. о разрешении наложения ареста на земельные участки с кадастровыми номерами (№…) для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска и других имущественных взысканий.
Президиум Тверского областного суда, отменяя постановление суда второй инстанции, указал, что доводы заявителя о том, что при решении вопроса о наложении ареста судом первой инстанции были нарушены его гражданские права, так как арест действует более трех лет, что лишает собственника, не являющегося подозреваемым, обвиняемым или гражданским ответчиком по делу, права распоряжаться в полной мере земельными участками, влечет существенные убытки и нарушает требования ст. 6.1 УПК РФ о разумном сроке применения меры процессуального принуждения, обоснованы.
Согласно ст. 115 УПК РФ для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества следователь с согласия руководителя следственного органа, а также дознаватель с согласия прокурора возбуждают перед судом ходатайство о наложении ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, которое рассматривается судом в порядке, установленном ст. 165 УПК РФ.
В соответствии с положениями ч. 2 ст. 115 УПК РФ наложение ареста на имущество состоит в запрете, адресованном собственнику или владельцу имущества, распоряжаться и в необходимых случаях пользоваться им, а также в изъятии имущества и передаче его на хранение.
Исходя из положений ч. 3 ст. 115 УПК РФ арест может быть наложен на имущество, находящееся у других лиц, если есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого.
Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ (постановление Конституционного Суда РФ от 21.10.2014 N 25-П) суд должен указывать в соответствующем постановлении разумный и не превышающий установленных законом сроков предварительного расследования срок действия меры процессуального принуждения, который при необходимости может быть продлен судом только при принятии решения об удовлетворении ходатайства органа предварительного расследования о наложении ареста на имущество лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми и гражданскими ответчиками по уголовному делу.
Как усматривается из материалов дела, судом первой инстанции исследованы представленные следователем письменные документы в обоснование ходатайства о наложении ареста на земельные участки. Однако, удовлетворяя ходатайство следователя, судом в постановлении не указан срок, на который наложен арест на земельные участки, что может повлечь за собой нарушение разумного срока применения данной меры процессуального принуждения в отношении имущества ООО «иные данные», которое не является обвиняемым по уголовному делу либо гражданским ответчиком.
Указанные выше обстоятельства не были приняты во внимание и судом второй инстанции.

5) Постановлением президиума от 22.05.2017 (дело № 44у-80/2017) удовлетворена кассационная жалоба осужденного Н.
Апелляционное постановление Тверского областного суда от 17.01.2017 (судья Каширина С.А.) отменено и материал передан на новое апелляционное рассмотрение в тот же суд в ином составе.
Постановлением Московского районного суда города Твери от 03.11.2016, оставленным без изменения апелляционным постановлением, представление врио начальника ФКУ ИК-1 УФСИН России по Тверской области и ходатайство Н. об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания оставлены без удовлетворения.
Удовлетворяя кассационную жалобу осужденного, президиум указал, что суд не вправе отказать в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания по основаниям, не указанным в законе, таким как тяжесть содеянного, наличие прежней судимости, мягкость назначенного наказания, непризнание осужденным вины, кратковременность его пребывания в одном из исправительных учреждений. Решение суда об отказе в условно-досрочном освобождении осужденного вынесено без надлежащей проверки и оценки обстоятельств, имеющих значение при разрешении вопроса о возможности условно-досрочного освобождения осужденного от дальнейшего отбывания наказания. Данные обстоятельства оставлены без внимания и судом апелляционной инстанции при рассмотрении апелляционной жалобы осужденного.

6) Постановлением президиума от 19.06.2017 (дело № 44у-94/2017) апелляционное постановление Тверского областного суда от 19.04.2016 (судья Вильк Т.И.) в отношении А., которым оставлено без изменения постановление Тверского областного суда от 15.02.2016, отменено, уголовное дело передано на новое апелляционное рассмотрение в ином составе суда.
Постановлением Тверского областного суда от 15.02.2016 решено оплатить за счет средств федерального бюджета в пользу адвоката М. 3600 рублей с последующим взысканием указанной суммы с осужденного А.
Отменяя апелляционное постановление, президиум признал, что суд апелляционной инстанции допустил существенное нарушение уголовно-процессуального закона, лишив осужденного права на защиту.
Как видно из материалов уголовного дела в отношении К., 15.02.2016 наряду с постановлением приговора по делу Тверским областным судом вынесено обжалуемое постановление, согласно которому решено оплатить за счет средств федерального бюджета в пользу адвоката М. 3600 рублей с последующим взысканием указанной суммы с осужденного А.
В судебном заседании был допрошен в качестве обвиняемого осужденный ранее А., его защиту по назначению суда осуществляла адвокат М.
А., содержащийся в ФКУ СИЗО-3 УФСИН России по Тверской области, был допрошен с использованием системы видеоконференц-связи с участием адвоката М.
Согласно протоколу судебного заседания, по окончании допроса секретарем судебного заседания видеоконференц-связь была выключена, судебное заседание продолжено (л. д. 85-99 т. 18).
В отсутствие осужденного защитником М. было заявлено, а судом – удовлетворено, ходатайство о приобщении к материалам дела заявления об оплате ее труда.
Однако вопрос о взыскании процессуальных издержек с осужденного А. судом не рассматривался, его мнение по данному вопросу не выяснялось, возможность довести до суда свою позицию по поводу взыскиваемой суммы процессуальных издержек последнему предоставлена не была.

Отмена апелляционного постановления на постановление суда с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Постановлением президиума от 19.06.2017 (дело № 44у-91/2017) постановление Удомельского городского суда Тверской области от 27.02.2017 и апелляционное постановление Тверского областного суда от 18.04.2017 о возвращении уголовного дела в отношении П. Удомельскому межрайонному прокурору Тверской области отменено. Уголовное дело в отношении П. направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд со стадии судебного разбирательства.
Постановлением Удомельского городского суда Тверской области от 27.02.2017, оставленным без изменения апелляционным постановлением Тверского областного суда от 18.04.2017 (судья Горбачев Г.В.), уголовное дело в отношении П., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 161 УК РФ, возвращено Удомельскому межрайонному прокурору Тверской области для устранения препятствий его рассмотрения судом.
Президиум Тверского областного суда установил, что нарушения УПК РФ, допущенные по названному делу и относящиеся к разряду существенных, могут быть исправлены только посредством отмены состоявшихся по делу судебных постановлений.
Принимая обжалуемые решения, суды сопоставили между собой положения ст. ст. 223 и 162 УПК РФ и во взаимосвязи с требованиями ч. ч. 1 и 2 ст. 128 УПК РФ пришли к заключению о составлении обвинительного акта по уголовному делу в отношении П., возбужденному 19.12.2016, за пределами срока дознания.
Согласно ч. 1 ст. 150 УПК РФ предварительное расследование осуществляется в форме предварительного следствия либо в форме дознания.
Согласно ч. 3 ст. 223 УПК РФ дознание проводится в течение 30 суток со дня возбуждения уголовного дела.
Срок, исчисляемый сутками, исходя из положений ст. 128 УПК РФ, истекает в 24 часа последних суток.
При этом текущие сутки, исходя из общих, как для дознания, так и следствия, глав УПК РФ, правила которых должны применяться при производстве расследования, в расчет приниматься не должны.
Исключения из правил, приведенных в ст. 128 УПК РФ, касаются только случаев исчисления сроков при задержании, содержании под стражей, домашнем аресте и нахождении в медицинском или психиатрическом стационаре.
Обвинительный акт по делу в отношении П. составлен 18.01.2017.
Указанная дата в рассматриваемом случае, в силу требований УПК РФ, является временем окончания процессуального срока расследования в форме дознания.

Отмена апелляционного постановления на постановление суда с прекращением производства по делу.

Постановлением президиума от 16.01.2017 (дело № 44-у-7/2017) постановление Кимрского городского суда Тверской области от 16.08.2016 и апелляционное постановление Тверского областного суда от 10.11.2016 по жалобе Н., поданной в порядке ст.125 УПК РФ, отменено, принято по делу новое решение.
Признано незаконным и необоснованным постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению Н., вынесенное 28.07.2016 старшим участковым уполномоченным полиции ОУУП и ПДН МО МВД России «Кимрский» Петуховым А.А.
Постановлено обязать прокурора Кимрского района Тверской области устранить допущенные нарушения закона, указанные в данном постановлении президиума.
Постановлением Кимрского городского суда Тверской области от 16.08.2016, оставленным без изменения апелляционным постановлением Тверского областного суда от 10.11.2016 (судья Прохорова В.В.), отказано в удовлетворении жалобы Н., поданной в порядке ст.125 УПК РФ, на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенное 28.07.2016 старшим участковым уполномоченным полиции ОУУП и ПДН МО МВД России «Кимрский» Петуховым А.А.
Согласно материалам дела в результате проверки, проведённой в порядке ст.144 УПК РФ по заявлению Н. о хищении вещей из её дома, надворных построек и придомовой территории, старшим участковым уполномоченным полиции ОУУП и ПДН МО МВД России «Кимрский» Петуховым А.А. 28.07.2016 вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по ст.158 УК РФ на основании п.1 ч.1 ст.24 УПК РФ, то есть в связи с отсутствием события преступления, которое утверждено начальником полиции данного отдела А.А. Соковым.
В соответствии с ч.1 ст.125 УПК РФ постановление дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела может быть обжаловано в районный суд по месту производства предварительного расследования.
В силу ч.4 ст.7 УПК РФ постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, также как и постановление судьи, вынесенное по результатам рассмотрения жалобы на него, должны быть законными, обоснованными и мотивированными.
Незаконным постановление об отказе в возбуждении уголовного дела следует считать, если оно вынесено с нарушением установленного уголовно-процессуальным законом порядка, необоснованным – если в нём отсутствует мотивировка принятого решения или изложенные в постановлении сведения не соответствуют содержанию прилагаемых к нему материалов.
Как указано в постановлении президиума, рассматривая жалобу заявителя, суд не учёл, что обжалуемое постановление об отказе в возбуждении уголовного дела не отвечает требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ, является незаконным и необоснованным.
Так, согласно разъяснениям, содержащимся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 №1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», проверяя законность и обоснованность постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, судья обязан выяснить, соблюдены ли нормы, регулирующие порядок рассмотрения сообщения о совершённом или готовящемся преступлении, а также принято ли уполномоченным должностным лицом решение об отказе в возбуждении уголовного дела при наличии к тому законных оснований и соблюдены ли при его вынесении требования ст.148 УПК РФ.
Принимая обжалуемое решение, суд первой инстанции указал, что нарушений норм уголовно-процессуального закона, регламентирующих порядок проведения проверки сообщения о преступлении и принятия процессуального решения по нему, не допущено, все существенные обстоятельства, имеющие значение для дела, участковым уполномоченным проанализированы и учтены, решение об отказе в возбуждении уголовного дела принято компетентным должностным лицом.
Однако суд, проверяя принятое участковым уполномоченным решение, не учёл, что оно в нарушение уголовно-процессуального закона принято при наличии иных неотменённых постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенных по одному и тому же факту, содержит существенные противоречия, а вывод суда о компетентности данного должностного лица не основан на законе.
Так, из жалобы Н. усматривается, что 04.04.2015 из её дома, гаража и придомовой территории похищено различное имущество, вид и стоимость которого указаны в жалобе.
По данному факту заявителем и её сыном Н. в разное время подавались заявления, по которым в порядке ст.144, 145 УПК РФ проводились проверки, и по их результатам принимались решения об отказе в возбуждении уголовного дела от 06.04.2015, 29.05.2015 и 14.01.2016, ни одно из которых не было отменено.
18.07.2016 Н. вновь обратилась в органы внутренних дел с заявлением по тому же факту, в котором выразила несогласие с принятыми решениями.
По данному заявлению участковым уполномоченным полиции вновь проведена проверка в порядке ст.144 УПК РФ и 28.07.2016 вынесено обжалуемое постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.
Таким образом, по факту хищения имущества Н. 04.04.2015 вынесено четыре решения об отказе в возбуждении уголовного дела.
Вместе с тем, уголовно-процессуальным законом возможность вынесения по одному и тому же факту нескольких постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела не допускается.
В то же время, принятию последнего решения об отказе в возбуждении уголовного дела могла и должна была предшествовать проверка обстоятельств, не являвшихся предметом предыдущих проверок. В этом случае, в соответствии с ч. 4 ст. 7 УПК РФ, постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 28.07.2016 должно содержать ссылку на такие обстоятельства, их оценку и мотивировку принятого решения, на которой также должна быть основана резолютивная часть постановления.
Однако обжалуемое постановление участкового уполномоченного мотивировано тем, что в ходе проверки не представилось возможным установить лиц, совершивших хищение имущества Н., не установлена его стоимость, отсутствие похищенных вещей ввиду их длительного употребления не образует значительного ущерба для потерпевшей, в связи с чем действия неустановленных лиц нельзя квалифицировать по ст.158 УК РФ, в их действиях усматриваются признаки административного правонарушения, предусмотренного ст. 7.27 КоАП РФ.
Следует отметить, что вывод участкового уполномоченного о том, что ущерб для потерпевшей не является значительным, нельзя признать мотивированным, поскольку фактически состав похищенного имущества и его стоимость в ходе проверки не установлены и в постановлении не приведены.
Кроме того, в описательно-мотивировочной части постановления участковым уполномоченным признано, что факт хищения имущества, о котором указывала заявитель, имел место, однако лица, его совершившие, не установлены, а стоимость похищенного имущества не образует значительного ущерба. В противоречие этим выводам в возбуждении уголовного дела отказано в связи с отсутствием события преступления.
Вместе с тем, не установление лиц, причастных к хищению, а также отсутствие значительного ущерба не свидетельствует об отсутствии события преступления.
Отсутствие значительного ущерба может свидетельствовать лишь об отсутствии признаков преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, но не исключает наличие признаков преступления, предусмотренного ч. 1 данной статьи.
Эти обстоятельства оставлены без внимания судом при проверке доводов жалобы заявителя, а также судом апелляционной инстанции – при рассмотрении апелляционной жалобы.
Кроме того, судами оставлено без внимания и то, что заявитель Н. указывала на хищение вещей из её дома, что свидетельствует о возможном наличии признаков преступления, предусмотренного п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ.
Это обстоятельство, также как и выводы участкового уполномоченного об отсутствии значительного ущерба, то есть признаков преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, препятствовали участковому уполномоченному в вынесении обжалуемого постановления в соответствии с положениями ч. 1 ст. 144 УПК РФ, согласно которым дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа обязаны принять, проверить сообщение о любом совершённом или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, принять по нему одно из решений, предусмотренных ч. 1 ст. 145 УПК РФ.
Как усматривается из материалов проверки и постановления от 28.07.2016, участковым уполномоченным МО МВД России «Кимрский» Петуховым А.А., то есть сотрудником органа дознания, принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению о преступлении, предусмотренном ч.2 и (или) ч. 3 ст. 158 УК РФ, расследование уголовных дел о котором в соответствии с п. 3 ч.2 ст. 151 УПК РФ отнесено к компетенции следователей органов внутренних дел, то есть с нарушением правил предметной подследственности.
Принятие данного решения некомпетентным должностным лицом является грубым нарушением уголовно-процессуального закона и нарушает права заявителя, в том числе её конституционное право на защиту от преступлений.
Данные обстоятельства оставлены без внимания судами 1-й и апелляционной инстанции, что свидетельствует о нарушении права заявителя на доступ к справедливому суду.
Президиум, установив существенные нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные при принятии оспариваемого постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, а также прав заявителя, посчитал необходимым, не возвращая материал на новое судебное рассмотрение, постановить решение об удовлетворении жалобы заявителя, поданной в порядке ст. 125 УПК РФ.
Согласно п. 1 ч. 5 ст. 125 УПК РФ при удовлетворении жалобы заявителя суд выносит постановление о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение.
Принимая во внимание, что отмена незаконного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела и устранение допущенных органами дознания нарушений прав заявителя по данному материалу возможны лишь путём принятия процессуального решения соответствующим прокурором в порядке, предусмотренном ч. 6 ст. 148 УПК РФ, президиум посчитал необходимым возложить обязанность по устранению нарушений прав заявителя на прокурора Кимрского района Тверской области.

За первое полугодие 2017 года судом кассационной инстанции изменено 16 приговоров и 5 постановлений с апелляционными определениями (постановлениями) судебной коллегии по уголовным делам, а также изменено одно апелляционное постановление на приговор суда первой инстанции.

Основания изменения апелляционных определений
(постановлений) судебной коллегии по уголовным делам
Тверского областного суда с приговорами.

1. Неправильное применение уголовного закона, связанное с квалификацией действий осужденного.

1) Постановлением президиума от 30.01.2017 (дело № 44-у-17/2017) приговор Краснохолмского районного суда Тверской области от 03.03.2016 и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Тверского областного суда от 12.05.2016 в отношении П. изменен: действия П., совершённые не позднее 29.10.2015 и не позднее 06.11.2015, квалифицированные судом как два преступления, предусмотренных ч. 1 ст. 228 и ч. 2 ст. 228 УК РФ, переквалифицированы на ч.2 ст.228 УК РФ, по которой назначено наказание в виде лишения свободы на срок 03 года 06 месяцев. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 228 и ч. 1 ст. 231 УК РФ, путём частичного сложения наказаний окончательно назначено П. наказание в виде лишения свободы на срок 04 года.
В остальном судебные решения оставлены без изменения.
Данным приговором, оставленным без изменения апелляционным определением от 12.05.2016 (судья Роднянская М.А.), П. осуждён к лишению свободы: по ч. 1 ст. 231 УК РФ на срок 08 месяцев; по ч. 1 ст. 228 УК РФ на срок 01 год; по ч. 2 ст. 228 УК РФ на срок 03 года 06 месяцев; на основании ч.3 ст.69 УК РФ на срок 04 года 06 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
В постановлении президиума указано, что при квалификации действий осуждённого судом 1-ой инстанции допущено неправильное применение уголовного закона, оставленное без внимания судом апелляционной инстанции.
Так, действия П. по незаконному хранению наркотических средств и растений, содержащих наркотические средства, по адресам: , квалифицированы как два самостоятельных преступления.
При этом судом установлено и прямо отражено в приговоре, что наркотические средства и растения, содержащие наркотические средства, обнаруженные и изъятые по указанным адресам, имеют один источник происхождения, а именно данные растения выращены П. летом 2015 года, высушены и частично им измельчены, после чего разделены на две части, которые и хранились им по данным адресам.
Таким образом, хранение обеих частей наркотических средств и растений, содержащих наркотические средства, по двум разным адресам охватывалось единым умыслом П, в связи с чем его действия не могли быть квалифицированы как два самостоятельных преступления.
Каких-либо мотивов в обоснование выводов о том, что данные действия П. образуют совокупность преступлений, ни в приговоре суда, ни в апелляционном определении не приведено.

2) Постановлением президиума от 13.03.2017 (дело № 44-у-32/2017) приговор Заволжского районного суда г. Твери от 19.10.2015, апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Тверского областного суда от 06.04.2016 (судья Сергеев А.В.) в отношении З. изменены: в части осуждения З. по ч. 1 ст. 174.1 УК РФ приговор отменен, производство по уголовному делу в этой части прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления; признано за З. право на реабилитацию. В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (3 преступления), п. «а» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (2 преступления), ч. 1 ст. 30, п. п. «а», «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно определено З. наказание в виде лишения свободы сроком на 14 лет. В остальной части судебные решения в отношении З. оставлены без изменения.
При этом президиум указал, что, квалифицируя действия З. по ч. 1 ст.174.1 УК РФ, как совершение финансовых операций с денежными средствами, приобретенными в результате совершения им преступления, в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами, суд не дал оценки установленным им существенным обстоятельствам данного дела и не учёл, что преступление, предусмотренное ст. 174.1 УК РФ, относится к преступлениям в сфере экономической деятельности, и, соответственно, составообразующим элементом этого преступления является цель вовлечения денежных средств и иного имущества, полученного в результате совершения преступления, в легальный экономический оборот.
В связи с этим под легализацией денежных средств и иного имущества, полученных в результате преступления, понимаются не просто финансовые операции и сделки с имуществом, полученным преступным путём, но такие операции и сделки, целью которых является придание правомерного вида владению, пользованию и распоряжению ими с вовлечением в легальный экономический оборот, что отличает уголовно наказуемую легализацию от основного преступления, совершаемого с использованием финансовых институтов.
Кроме того, совершение таких финансовых операций и сделок с имуществом, полученных преступным путём, в целях личного потребления также не образует состава легализации (п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 07.07.2015 № 32).
С учётом этого, по делам о незаконном обороте наркотиков и легализации полученных от этой деятельности денежных средств, необходимо отличать финансовые операции, целью которых является конспирация как способ получения дохода от незаконного оборота наркотиков, что охватывается соответствующими составами преступлений, предусмотренными главой 25 УК РФ, от финансовых операций, целью которых является придание правомерного вида владению, пользованию и распоряжению такими денежными средствами с последующим вовлечением их в легальный экономический оборот (внесение в уставный капитал организации, на банковский счёт или вклад, покупка активов, приносящих доход, покупка и последующая продажа товаров, выполнение работ, оказание услуг и пр.).
Из описания данного преступления, признанного судом доказанным, усматривается, что З. незаконно получил в результате совершения преступлений, предусмотренных ст. 228.1 УК РФ, на привязанную к счету ОАО «Сбербанк России» карту от Ф. денежные средства на сумму не менее 1000 рублей и впоследствии снял их. Однако в ходе предварительного следствия и в судебном заседании З. показания по данному преступлению не давал. Ни из содержания приговора, ни из материалов дела не видно, что денежные средства от продажи З. наркотиков переводились осужденным со своего счета с целью вовлечения их в последующем в легальный экономический оборот.

3) Постановлением президиума от 24.04.2017 (дело № 44у-60,61/2017) приговор Кимрского городского суда Тверской области от 18.12.2015 и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Тверского областного суда от 10.03.2016 в отношении Ш. и Д. изменены: исключен из осуждения Ш. и Д. (по эпизоду хищения имущества у потерпевшей Е.) по п. п. «а, б, в» ч. 2 ст. 158 УК РФ квалифицирующий признак «с незаконным проникновением в жилище»; переквалифицированы действия Ш. и Д. (по эпизоду хищения имущества у потерпевшего С.) с п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ на п. п. «а, б, в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, по которой назначено наказание каждому в виде лишения свободы на срок 2 года; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначено наказание каждому в виде лишения свободы сроком на 4 года 6 месяцев со штрафом в доход государства в размере 20 000 рублей. В остальном приговор суда в отношении осуждённых Ш. Д. оставлен без изменения.
Данным приговором, оставленным без изменения апелляционным определением (судья Чупринин А.В.) в отношении Ш., последний и Д. осуждены каждый по п. п. «а», «б», « в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к лишению свободы на срок 2 года; по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к лишению свободы на срок 3 года со штрафом в доход государства в размере 20 000 рублей; по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к лишению свободы на срок 3 года со штрафом в доход государства в размере 20 000 рублей; в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ к лишению свободы на срок 4 года 10 месяцев со штрафом в доход государства в размере 35 000 рублей.
Изменяя судебные решения в отношении Ш. и Д., президиум указал, что судом первой инстанции неправильно применен уголовный закон.
В соответствии с п. 3 ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора в случае признания обвинения в какой-либо части необоснованным или установления неправильной квалификации преступления должна содержать основания и мотивы изменения обвинения.
Требования данной нормы судом первой инстанции не выполнены.
Действия Ш. и Д. по факту хищения имущества Е. квалифицированы судом по п. п. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ как кража, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенная группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба гражданину, с незаконным проникновением в помещение, с незаконным проникновением в жилище.
Органами предварительного следствия действия Ш. и Д. были квалифицированы по данному факту по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ как тайное хищение чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба гражданину, с незаконным проникновением в помещение, с незаконным проникновением в жилище.
Суд, установив, что Ш. и Д. совершили кражу имущества потерпевшей с незаконным проникновением в садовый дом и сарай Е., ошибочно дал юридическую оценку их действиям по п. п. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, признав доказанными все вмененные квалифицирующие признаки.
Органами предварительного следствия действия Ш. и Д. были квалифицированы по факту кражи имущества С. по п. п. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ как тайное хищение чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба гражданину, с незаконным проникновением в помещение.
По факту хищения имущества С. содеянное виновными судом квалифицировано по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ как кража, то есть тайное хищение чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба гражданину, с незаконным проникновением в жилище.
Таким образом, суд нарушил требования ст. 252 УПК РФ, выйдя за пределы предъявленного обвинения, чем ухудшил положение осужденных.

4) Постановлением президиума от 19.06.2017 (дело № 44у-93/2017) приговор Кимрского городского суда Тверской области от 22.01.2016, апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Тверского областного суда от 28.04.2016 в отношении Л. и М. изменены: исключен из обвинения Л. и М. по преступлению, предусмотренному ч.2 ст.162 УК РФ (от 03.12.2014) квалифицирующий признак разбоя «с применением предметов, используемых в качестве оружия»; смягчено наказание по ч. 2 ст. 162 УК РФ М до 3 лет 4 месяцев лишения свободы, Л. до 3 лет 10 месяцев лишения свободы, по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ Л. до 6 лет 4 месяцев лишения свободы с ограничением свободы на 2 года. В остальном обжалуемые судебные решения в отношении Л. и М. оставлены без изменения.
Приговором Кимрского городского суда Тверской области от 22.01.2016 М. осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 3 года 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
Этим же приговором Л. осужден за совершение 03.12. 2014, 27.03. и 16.07.2015 трех преступлений, предусмотренных ч.2 ст.162 УК РФ к лишению свободы сроком на 4 года с ограничением свободы на 1 год за каждое преступление, на основании ч.3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к лишению свободы сроком на 7 лет с ограничением свободы сроком на 2 года с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Апелляционным определением судебной коллегией по уголовным делам Тверского областного суда от 28.04.2016 (судья Чупринин А.В.) данный приговор в отношении Л. изменен. Действия Л. по преступлениям от 27.03.2015, от 16.07.2015 переквалифицированы с ч.2 ст. 162 УК РФ на ч.1 ст. 162 УК РФ и назначено наказание за каждое преступление в виде 3 лет 8 месяцев лишения свободы, с ограничением свободы сроком на 1 год. На основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч.2 ст.162, ч.1 ст.162 и ч.1 ст.162 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно Л. назначено наказание в виде 6 лет 6 месяцев лишения свободы с ограничением свободы на 2 года, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
В остальной части приговор суда оставлен без изменения, апелляционные жалобы осужденного Л., его защитника-адвоката С. и осужденного М. – без удовлетворения.
Президиум Тверского областного суда указал, что суды первой и апелляционной инстанции не учли, что, если лицо лишь демонстрировало оружие или угрожало заведомо негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия, не намереваясь использовать эти предметы для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, его действия следует квалифицировать как разбой, ответственность за который предусмотрена частью первой статьи 162 УК РФ, при отсутствии других квалифицирующих признаков преступления.
Такая правоприменительная позиция дана в п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.12.2002 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое».
Из показаний потерпевшего Т. следует, что от продавцов К. и Б. ему известно, что в магазин ворвались двое неизвестных в масках, у одного был предмет похожий на пистолет. Наставив пистолет на продавцов, потребовали передать им все имеющие деньги. Они не препятствовали, т.к. испугались.
Из показаний потерпевших К. и Б. усматривается, что один из нападавших демонстрировал им пистолет, наставил его на них, при этом говорил, чтобы они не двигались. Они восприняли угрозу жизни и здоровью реально, опасаясь за свою жизнь, сопротивление не оказывали, похитив деньги из кассы и табачную продукцию, нападавшие скрылись.
Из показаний осужденного Л. следует, что М. предоставил ему пистолет, который был неисправный.
Из показаний осужденного М. следует, что он и Л. договорились, что Л. должен наставить пистолет на продавцов, чтобы те испугались, а он тем временем должен будет забрать деньги из кассы. Пневматический пистолет принадлежал ему, который находился в неисправном состоянии. После совершения разбоя М. его выбросил в озеро.
С учетом показаний самих осужденных, данных им как в ходе предварительного расследования, так и в судебном заседании, доказательств того, что они применили, или намеревались применить пистолет, в материалах уголовного дела не содержится.
То есть судом установлено, что нападавшие угрожали пистолетом, демонстрируя его, не намереваясь использовать пистолет для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья потерпевших.
Таким образом, квалифицирующий признак совершения разбоя «с применением предмета, используемого в качестве оружия» подлежит исключению из обвинения, действия М. и Л. с учетом конкретных обстоятельств дела следует квалифицировать по ч. 2 ст. 162 УК РФ, как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору.

2. Неправильное применение уголовного закона, связанное с назначением наказания.

1) Президиум постановлением от 16.01.2017 (дело № 44-у-6/2017), признав дополнительно к установленным судом первой инстанции смягчающим наказание осужденного обстоятельствам, в соответствии с п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, добровольное возмещение морального вреда, причиненного в результате преступления, смягчил назначенное приговором Бологовского городского суда Тверской области от 08.06.2016 Я. наказание в виде лишения свободы, назначенное по п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ, до 2 лет 6 месяцев. В остальной части обжалуемые судебные решения оставлены без изменения.
Данным приговором, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Тверского областного суда от 09.08.2016 (судья Тарасюк Т.Ю.), Я. осужден по п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ к лишению свободы на срок 3 года с отбыванием в исправительной колонии общего режима.
Как указано в постановлении президиума, в судебном заседании первой инстанции 08.06.2016 по ходатайству стороны защиты к материалам уголовного дела была приобщена расписка потерпевшего Т., свидетельствующая о том, что ему компенсирован моральный вред, причиненный преступлением, в размере 10 000 рублей.
Однако суд в приговоре этим сведениям оценки не дал, в нарушение положений ст. 61 УК РФ не признал добровольное возмещение морального вреда, причиненного в результате преступления, в качестве смягчающего наказание обстоятельства, из-за чего оно не было учтено при назначении наказания за преступление против личности, что повлияло на справедливость назначенного Я. наказания.
Суд апелляционной инстанции допущенную ошибку не исправил.

2) Постановлением президиума от 30.01.2017 (дело № 44-у-19/2017) приговор Зубцовского районного суда Тверской области от 05.04.2016 и апелляционное постановление Тверского областного суда от 20.09.2016 (судья Каширина С.А.) в отношении В. изменены: признаны обстоятельствами, смягчающими наказание В., факт невыполнения организацией, ответственной за содержание участка дороги, обязанности по недопущению и своевременному устранению наледи, способствовавший дорожно-транспортному происшествию, а также состояние его здоровья, наличие иждивенцев, положительные характеристики, осуществление им высококвалифицированной профессиональной и благотворительной деятельности; снижено назначенное В. по ч.5 ст.264 УК РФ наказание в виде лишения свободы до 03 лет 06 месяцев, а дополнительное наказание в виде лишения права управлять транспортными средствами – до 02 лет. В остальном судебные решения оставлены без изменения.
Данным приговором, оставленным без изменения апелляционным постановлением, В. осуждён по ч.5 ст.264 УК РФ к лишению свободы на срок 04 года с лишением права управлять транспортными средствами на срок 03 года с отбыванием основного наказания в колонии-поселении.
Внося изменения в состоявшиеся по делу решения, президиум указал, что суд не учёл содержащиеся в материалах дела данные о том, что условиями, способствовавшими наступлению рассматриваемого ДТП, являлось ненадлежащее выполнение обслуживающей организацией – ООО «иные данные» обязанности по содержанию дороги в безопасном состоянии, за что ответственное лицо данного Общества привлечено к административной ответственности. Наличие на дороге неблагоприятных дорожных условий, в том числе наледи, само по себе не лишает водителя возможности вести автомобиль со скоростью, обеспечивающей контроль за движением, и не умаляет его обязанности, предусмотренные п.10.1 Правил дорожного движения. Наличие у В. такой возможности проверено судом.
Однако такого рода дорожные условия объективно затрудняют принятие водителем верного решения, вследствие чего даже незначительное превышение скорости в данных дорожных условиях либо незначительная ошибка в маневрировании могут привести к потере управления автомобилем и к дорожно-транспортному происшествию. Эти обстоятельства в целях соблюдения принципа справедливости не могут не учитываться при определении степени вины водителя и, соответственно, при назначении ему наказания, на что также указано в п.14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.12.2008 №25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения».
Факт невыполнения обслуживающей организацией установленной законом обязанности по недопущению или своевременному устранению наледи на дороге установлен постановлением по делу об административном правонарушении, что было известно судам 1-й и апелляционной инстанции.
Вопрос о причинах ДТП, в том числе о том, была ли дорога скользкой и имел ли В. возможность это своевременно обнаружить, подробно выяснялся судом, при этом в приговоре и в апелляционном постановлении прямо указано на то, что причиной данного ДТП явилось то, что В. не учёл дорожные условия в виде обледенения проезжей части и не справился с управлением.
Таким образом, условия, способствовавшие совершению данного преступления В., в виде обледенения проезжей части прямо установлены и указаны в обжалуемых судебных решениях, что не исключает вины В. в данном деянии, однако, с учётом иной степени общественной опасности его действий и положений ст.6 и 60 УК РФ должно учитываться при назначении наказания.
Поэтому в этой части доводы кассационной жалобы адвоката и ходатайства Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации президиум признал обоснованными.
Подтверждаемый материалами дела факт невыполнения организацией, ответственной за содержание участка дороги, обязанности по недопущению или своевременному устранению наледи, способствовавший данному дорожно-транспортному происшествию, в соответствии с ч.2 ст.61 УК РФ подлежит признанию обстоятельством, смягчающим наказание осуждённого В.
Также смягчающими его наказание подлежат признанию и другие обстоятельства, которые перечислены в приговоре и в апелляционном постановлении, но не признаны таковыми, а именно: состояние его здоровья, наличие иждивенцев, положительные характеристики, а также крайне востребованная высококвалифицированная профессиональная и благотворительная деятельность осуждённого.
Перечисление судами первой и апелляционной инстанций этих обстоятельств без признания их смягчающими наказание не отвечает положениям ст. 6, 60 и ч. 2 ст. 61 УК РФ и свидетельствует о несправедливости назначенного В. наказания, в связи с чем президиум счел необходимым назначенное ему наказание, как основное, так и дополнительное, подлежащим снижению.

3) В связи с тем, что суд апелляционной инстанции, исключив из приговора отягчающее обстоятельство, вопреки требованиям закона не снизил назначенное наказание, постановлением президиума от 15.05.2017 (дело № 44у-64/2017) приговор Вышневолоцкого городского суда Тверской области от 07.07.2016 и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Тверского областного суда от 17.10.2016 (судья Андреев В.В.) в отношении С. и Г. изменены: смягчено наказание в виде лишения свободы, назначенное каждому из осужденных за совершение преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, до 2 года 10 месяцев, С. по правилам ст. 70 УК РФ – до 2 года 11 месяцев. В остальной части судебные решения в отношении С. и Г. оставлены без изменения.
Указанным приговором С. осужден по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к лишению свободы сроком на 3 года с ограничением свободы на 1 год. На основании ст. 70 УК РФ с применением п. «в» ч. 1 ст. 71 УК РФ к вновь назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору Вышневолоцкого городского суда Тверской области от 26.01.2016 и окончательно по совокупности приговоров определено С. наказание в виде лишения свободы сроком на 3 года 1 месяц с его отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год.
Этим же приговором Г. осужден по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 3 года с его отбыванием в исправительной колонии особого режима, с ограничением свободы на 1 год.
Апелляционным определением от 17.10.2016 приговор в отношении С. и Г. изменен: исключен из обвинения осужденных квалифицирующий признак кражи – причинение значительного ущерба потерпевшей, в остальной части приговор оставлен без изменения.

4) Постановлением президиума от 22.05.2017 (дело № 44у-66/2017) кассационная жалоба осужденного Л. удовлетворена частично.
Приговор Кимрского городского суда Тверской области от 28.12.2016 и апелляционное постановление Тверского областного суда от 16.03.2017 в отношении Л. изменены: смягчено наказание, назначенное за совершение преступления, предусмотренного п. п. «а», «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ, до лишения свободы сроком на 1 год 11 месяцев; изменен вид исправительного учреждения с колонии общего режима на колонию-поселение. В остальной части судебные решения в отношении осужденного Л. оставлены без изменения.
Указанным приговором Л. осужден по п. п. «а», «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к лишению свободы сроком на 2 года с отбыванием в исправительной колонии общего режима.
Апелляционным постановлением (судья Роднянская М.А.) названный выше приговор изменен: исключено из вводной и описательно – мотивировочной частей приговора указание на судимость Л. по приговору от 17.10.2005. В остальной части приговор оставлен без изменения.
Удовлетворяя кассационную жалобу осужденного частично, президиум указал, что апелляционная инстанция, сославшись на отсутствие в действиях Л. рецидива преступлений, назначенное ему судом первой инстанции наказание не снизила, что привело к нарушению принципа справедливости. Кроме того, президиум отметил, что судебные инстанции не учли положения п. «а» ч. 1 ст. 58 УК РФ, поскольку, назначая осужденному за совершение преступления средней тяжести место отбытия наказания исправительную колонию общего режима, суд не привел мотивов принятого решения.

5) Постановлением президиума от 22.05.2017 (дело № 44у-74/2017 удовлетворена кассационная жалоба осужденной К.
Приговор Кимрского городского суда Тверской области от 1.12.2011 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Тверского областного суда от 11.04.2012 в отношении К. изменены: исключено из вводной части приговора указание на судимость по приговору Зареченского районного суда г. Тулы от 26.12.2002; исключено из описательно-мотивировочной части приговора указание на признание отягчающим наказание обстоятельством опасного рецидива преступлений; смягчено наказание в виде лишения свободы, назначенное по ч. 2 ст. 228 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19.05.2010 № 87-ФЗ), до 3 лет 3 месяцев; по ч. 1 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19.05.2010 № 87-ФЗ) до 4 лет 8 месяцев; по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ – до 7 лет 3 месяцев.
В остальной части обжалуемые судебные решения оставлены без изменения.
Приговором Кимрского городского суда Тверской области от 1.12.2011 года К. осуждена по двум преступлениям, предусмотренным ч.3 ст.30 п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8.12.2003 № 162-ФЗ) к 5 годам лишения свободы за каждое; по ч.2 ст.228 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19.05.2010 № 87-ФЗ) к 3 годам 6 месяцам лишения свободы; по ч. 1 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19.05.2010 № 87-ФЗ) к 5 годам лишения свободы; по п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19.05.2010 № 87-ФЗ) к 5 годам лишения свободы.
В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено наказание в виде 8 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.
Срок отбытия наказания исчислен с 1.12.2011, с зачетом в срок отбытия наказания времени нахождения К. под стражей по данному уголовному делу с 1.11.2010 по 1.12.2011. Мера пресечения К., до вступления приговора в законную силу, оставлена без изменения — в виде заключения под стражу.
Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Тверского областного суда от 11.04.2012 года (докладчик Чупринин А.В.) указанный приговор изменен: действия К. переквалифицированы с ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ за преступление от 31.10.2008 и ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ за преступление от 4.12.2008 на ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8.12.2003 № 162-ФЗ), по которой назначено наказание в виде 5 лет лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1, ч. 2 ст. 228, ч. 1 ст. 228.1 и п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 7 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. В остальной части приговор оставлен без изменения.
Удовлетворяя кассационную жалобу осужденной, президиум указал, что при признании судом в действиях осужденной наличия опасного рецидива преступлений, суд не учел, что преступление, предусмотренное
ч. 2 ст. 228 УК РФ, совершено К. в несовершеннолетнем возрасте, и в силу п. «б» ч. 4 ст. 18 УК РФ судимость по приговору
от 26.12.2002 не могла учитываться при признании рецидива преступлений, в с связи с чем вывод суда о наличии в действиях осужденной опасного рецидива преступлений не основан на законе. Помимо того, как отметил президиум, осужденная по отбытию срока наказания по приговору от 26.12.2002 года была освобождена 18.06.2004, и на момент совершения преступлений по настоящему приговору 4.12.2008, 13.09.2010, 14.09.2010 и 8.10.2010 судимость К. по приговору от 26.12.2002 являлась погашенной.

6) Постановлением президиума от 27.03.2017 (дело № 44-у-39/2017) приговор Заволжского районного суда г. Твери от 30.09.2016 и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Тверского областного суда от 14.12.2016 в отношении Б. изменены: исключено из описательно – мотивировочной части приговора указание на наличие рецидива преступлений, как отягчающего наказание обстоятельства, по преступлению, предусмотренному ч. 1 ст. 131 УК РФ; смягчено наказание в виде лишения свободы, назначенное Б. по преступлению, предусмотренному ч. 1 ст. 131 УК РФ, до 3 лет 10 месяцев, по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ – до 6 лет 10 месяцев. В остальной части судебные решения в отношении Б. оставлены без изменения.
Указанным приговором, оставленным без изменения апелляционным определением (судья Сергеев А.В.), Б., ранее судимый приговором Пролетарского районного суда г. Твери от 27.10.2003, с учетом постановления Бежецкого городского суда Тверской области от 24.02.2004, по ч. 2 ст. 162 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к лишению свободы сроком на 5 лет; освобожден 11 сентября 2006 года условно – досрочно на 1 год 7 месяцев 8 дней;
осужден к наказанию в виде лишения свободы: по ч. 1 ст. 131 УК РФ — сроком на 4 года; по п. «б» ч. 2 ст. 131 УК РФ (2 преступления) — сроком на 5 лет с ограничением свободы сроком на 1 год за каждое преступление; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ — сроком на 7 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев.
Как указал президиум в своем решении, при определении осужденному Б. наказания в виде лишения свободы судом учтены характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, личность виновного, влияние назначаемого наказания на исправление осужденного, а также иные значимые обстоятельства, в том числе смягчающие.
В качестве отягчающего наказание Б. обстоятельства судом в соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 63 УК РФ признан рецидив преступлений, который в соответствии с п. «б» ч. 2 ст. 18 УК РФ является опасным.
Однако указанный вывод суда противоречит положениям ст. ст. 18 и 86 УК РФ.
Как следует из материалов уголовного дела, Б. был осужден 27.10.2003 приговором Пролетарского районного суда г. Твери, с учетом постановления Бежецкого городского суда Тверской области от 24.02.2004, за разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору.
Данное преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 162 УК РФ, в силу требований ч. 4 ст. 15 УК РФ относится к категории тяжких, судимость за которые в соответствии с п. «г» ч. 3 ст. 86 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13.06.1996 № 63-ФЗ) погашается по истечении 6 лет после отбытия наказания. Б. освобожден из мест лишения свободы 11.09.2006 условно – досрочно на 1 год 7 месяцев 8 дней.
Преступление в отношении потерпевшей Ф., предусмотренное ч. 1 ст. 131 УК РФ, за которое Б. осужден обжалуемым приговором, имело место 05.06.2014. Следовательно, на момент его совершения судимость Б. по приговору от 27.10.2003 была погашена.
Ошибочное определение наличия судимости на момент совершения преступления в отношении Ф. повлекло неосновательное признание в действиях осужденного отягчающего наказание обстоятельства — рецидива преступлений и назначение ему несправедливого наказания.

7) Постановлением президиума от 27.03.2017 (дело № 44-у-42/2017) приговор Вышневолоцкого городского суда Тверской области от 26.05.2016 и апелляционное постановление Тверского областного суда от 08.08.2016 в отношении Ш. изменены: назначенное Ш. на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров наказание смягчено до лишения свободы сроком на 3 года. Осужденная Ш. из-под стражи по данному делу освобождена ввиду отбытия ею срока наказания.
Кроме того, из вводной части апелляционного постановления исключено указание на наличие у Ш. судимости по приговору от 21.12. 2011. В остальной части судебные решения в отношении Ш. оставлены без изменения.
Указанным приговором, оставленным без изменения в апелляционном порядке (судья Андреев В.В.), Ш., ранее судимая приговором от 25.04.2011 по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ с применением ст. 73 УК РФ к лишению свободы сроком на 4 года с испытательным сроком 3 года; постановлением того же суда от 14.01.2013 на основании ч. 3 ст. 74 УК РФ условное осуждение по данному приговору отменено, осужденная направлена в места лишения свободы сроком на 4 года; срок отбытия наказания исчислен с 14.01.2013; осуждена по ч. 2 ст. 321 УК РФ к лишению свободы сроком на 2 года 6 месяцев.
На основании ст. 70 УК РФ к вновь назначенному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания, назначенного по приговору от 25.04.2011, и окончательно определено наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года 10 месяцев с отбыванием в исправительной колонии общего режима. В отношении осужденной избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, взята под стражу в зале суда. Срок отбытия наказания исчислен с 26.05.2016 с зачетом времени отбывания наказания по приговору от 25.04.2011, в редакции постановления того же суда от 14.01.2013, с 14.01.2013 до 26.05.2016 года.
Изменяя состоявшиеся в отношении Ш. приговор и апелляционное постановление, президиум указал, что при решении вопроса о назначении осужденной наказания по правилам ст. 70 УК РФ судом первой инстанции был неправильно применен уголовный закон, и при проверке законности приговора судом апелляционной инстанции это нарушение не было устранено.
Так, согласно ст. 70 УК РФ при назначении наказания по совокупности приговоров к наказанию, назначенному по последнему приговору, частично или полностью присоединяется неотбытая часть наказания по предыдущему приговору.
Приговором от 26.05.2016 установлено, что Ш., отбывая наказание в ФКУ ИК – 5 УФСИН России по Тверской области, 19.03.2015 совершила инкриминируемое преступление, в связи с которым мера пресечения ей не избиралась, срок наказания ей исчислен с момента постановления приговора, то есть с 26.05.2016.
Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 55 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2015 № 58 « О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания», в случае совершения нового преступления лицом, отбывающим наказание в виде лишения свободы, неотбытой частью наказания следует считать срок, оставшийся на момент избрания меры пресечения в виде содержания под стражей за вновь совершенное преступление. Если указанная мера пресечения не избиралась, неотбытой частью наказания является срок, оставшийся ко времени постановления последнего приговора.
Назначая наказание по правилам ст. 70 УК РФ, суд первой инстанции к вновь назначенному наказанию частично присоединил наказание по предыдущему приговору в виде лишения свободы сроком 2 года 4 месяца. Однако, на момент постановления обжалованного приговора, Ш. отбыла 3 года 4 месяца 12 дней лишения свободы. Следовательно, неотбытая часть наказания по приговору от 25.04.2011 составляла 07 месяцев 18 дней лишения свободы с учетом исчисления срока отбытия наказания по названному приговору с 14.01.2013.
Таким образом, наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года 10 месяцев, назначенное Ш. по приговору от 26.05.2016 по правилам ст. 70 УК РФ, свидетельствует о неправильном применении судом уголовного закона, поскольку даже при условии полного присоединения неотбытой части наказания по предыдущему приговору к вновь назначенному наказанию, окончательное наказание не могло превышать 3 лет 1 месяца 18 дней лишения свободы.
Кроме того, во вводной части апелляционного постановления была ошибочно указана судимость Ш. по приговору от 21.12.2011, не существующая в действительности. По мнению суда кассационной инстанции, данный факт является технической ошибкой, не повлиявшей на законность и обоснованность постановленных в отношении осужденной судебных актов.
Также президиумом путем вынесения частного постановления обращено внимание судьи Вышневолоцкого городского суда Некрасова Р.Ю., под председательством которого постановлен измененный приговор, и судьи Тверского областного суда Андреева В.В., рассматривавшего уголовное дело в апелляционном порядке, на допущенные по делу существенные нарушения уголовного закона, повлиявшие на исход дела.

8) Постановлением президиума от 19.06.2017 (дело № 44у-95/2017) апелляционное постановление Тверского областного суда от 20.03.2017 в отношении У. изменено: исключено из резолютивной части апелляционного постановления указание о зачете в срок отбывания наказания У. времени следования к месту отбывания наказания.
Приговором Конаковского городского суда Тверской области от 26.01.2017 У. осужден по п. п. «а», «в» ч.2 ст.158 УК РФ к 1 году 6 месяцам с удержанием 10% из заработной платы осужденного в доход государства; по ч.2 ст. 167 УК РФ к 1 году 8 месяцев с удержанием 10% из заработной платы осужденного в доход государства. На основании ч.2 ст.69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно к 2 годам принудительных работ с удержанием 10% из заработной платы осужденного в доход государства.
Апелляционным постановлением Тверского областного суда
от 20.03.2017 (судья Набиев Г.К.) приговор Конаковского городского суда Тверской области от 26.01.2017 в отношении У. изменен: дополнена резолютивная часть приговора указанием о назначении наказания по п. п. «а», «в» ч.2 ст.158 УК РФ и по ч.2 ст.167 УК РФ в виде принудительных работ.
В соответствии с ч.1 ст.60-2 УИК РФ возложена на осужденного обязанность проследовать в исправительный центр к месту отбывания наказания самостоятельно за счет государства в порядке, установленном ст. 60-2 УИК РФ.
В соответствии с ч.2 ст. 60-2 УИК РФ возложена обязанность на территориальный орган уголовно-исполнительной системы (УФСИН России по Тверской области по адресу: г. Тверь, ул. Вагжанова, д.19) не позднее
10 дней со дня получения копии вступившего в законную силу приговора суда вручить У. предписание о направлении к месту отбывания наказания и обеспечить его направление в исправительный центр с указанием срока, в течение которого Ушаков Э.В. должен прибыть к месту отбывания наказания.
Возложена на осужденного обязанность получить и исполнить указанное предписание.
Срок отбытия наказания постановлено исчислять со дня прибытия У. в исправительный центр. Зачтено в срок отбытия наказания время следования к месту отбывания наказания в соответствии с вышеуказанным предписанием.
Изменяя приговор, дополняя резолютивную часть приговора указанием на назначение наказания по п. п. «а», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ и
по ч. 2 ст. 167 УК РФ в виде принудительных работ, о порядке следования к месту отбывания наказания, порядке вручения осужденному предписания о направлении к месту отбывания наказания и исчислении срока отбывания наказания, суд апелляционной инстанции постановил о зачете в срок отбытия наказания У. время следования к месту отбывания наказания.
Вместе с тем, в соответствии с ч. 1 ст. 60.3 УИК РФ срок принудительных работ исчисляется со дня прибытия осужденного в исправительный центр.
Согласно ч. 2 ст. 60.3 УИК РФ в срок принудительных работ засчитывается время следования в исправительный центр под конвоем, из расчета один день следования в исправительный центр под конвоем за один день принудительных работ.
Апелляционным постановлением определен порядок следования в исправительный центр к месту отбывания наказания самостоятельно за счет государства в порядке, установленном ст.60.2 УИК РФ.
Учитывая, что осужденный У. следовал в исправительный центр к месту отбывания наказания не под конвоем, а самостоятельно, оснований для зачета времени следования в срок отбытия наказания у суда апелляционной инстанции не имелось.

9) Ввиду того, что при установлении судом первой инстанции отсутствия отягчающих обстоятельств и наличия совокупности смягчающих обстоятельств осужденным было назначено максимально возможное наказание, постановлениями президиума Тверского областного суда изменено 5 приговоров, обжалованных в апелляционном порядке:
— от 13.02.2017 (дело № 44-у-23/2017) приговор Зубцовского районного суда Тверской области от 26.09.2016 и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Тверского областного суда от 22.11.2016 (судья Мордвинкина Е.Н.) в отношении К.;
— от 13.02.2017 (дело № 44-у-35/2017) приговор Калязинского районного суда Тверской области от 17.03.2016 и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Тверского областного суда от 19.05.2016 (судья Кошелева Е.А.) в отношении А. и Н.;
— от 13.03.2017 (дело № 44-у-37/2017) приговор Заволжского районного суда г. Твери от 04.06.2014 и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Тверского областного суда от 12.11.2014 (судья Солдатова Л.Н.) в отношении Л. и И.;
— от 10.04.2017 (дело № 44у-45/2017) приговор Кимрского городского суда Тверской области от 25.05.2016 и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Тверского областного суда от 21.07.2016 (судья Чупринин А.В.) в отношении Г.;
— от 10.04.2017 (дело № 44у-46/2017) приговор Пролетарского районного суда г. Твери от 06.05.2016 и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Тверского областного суда от 22.06.2016 (судья Солдатова Л.Н.) в отношении А.

Основания изменения апелляционных постановлений
судебной коллегии по уголовным делам Тверского областного суда
с постановлениями суда первой инстанции.

1. Нарушение требований ст. 133 УПК РФ.

1) Постановлением президиума от 13.02.2017 (дело № 44-у-34/2017) постановление Осташковского городского суда Тверской области от 17.06.2016 и апелляционное постановление Тверского областного суда от 08.09.2016 в отношении З. отменены в части взыскания с Министерства финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации в пользу Федерального фонда обязательного медицинского страхования страховых взносов в размере 49 762 рублей 78 копеек.
Отказано З. в удовлетворении требований о взыскании с Министерства финансов РФ за счет казны РФ страховых взносов в Федеральный фонд обязательного медицинского страхования в размере 49 762 рублей 78 копеек. В остальной части обжалуемые судебные решения оставлены без изменения.
Постановлением Осташковского городского суда Тверской области от 17.06.2016 и апелляционным постановлением Тверского областного суда от 08.09.2016 (судья Прохорова В.В.) заявление З. о возмещении вреда в порядке реабилитации удовлетворено частично.
С Министерства финансов РФ за счёт казны РФ в пользу З. взыскано в счёт возмещения имущественного вреда, причинённого неосновательным привлечением к уголовной ответственности, утраченный заработок в размере 1 201 787 рублей 50 копеек, расходы за оказание юридической помощи в размере 193 645 рублей, компенсация за неиспользованный отпуск в размере 211 128 рублей 06 копеек, иные расходы – 27 863 рубля 26 копеек; с Министерства финансов РФ за счёт казны РФ взысканы страховые взносы в Пенсионный Фонд РФ на обязательное страхование в размере 214 662 рубля 98 копеек, в Фонд социального страхования РФ в размере 28 296 рублей 48 копеек, в Федеральный фонд обязательного медицинского страхования в размере 49 762 рубля 78 копеек, на социальное страхование – 1 951 рубль 48 копеек; в страховой (трудовой) стаж работы З. включено время её отстранения от должности директора ГБОУ СПО «техникум» период с 19.04.2014 по 19.01.2016; — З. включено в стаж, дающий право на досрочное назначение пенсии в связи с педагогической деятельностью по коду 27 ПДРК, период с 28.08.2014 по 19.01.2016.
Апелляционным постановлением Тверского областного суда от 08.09.2016 (судья Прохорова В.В.) постановление суда изменено, подлежащий взысканию в пользу З. размер утраченного заработка уменьшен до 1 088 764 рублей 17 копеек, размер иных расходов – до 2 863 рублей 26 копеек. В остальном постановление суда оставлено без изменения.
Как указал президиум, взысканные судом с Министерства финансов РФ страховые взносы на обязательное медицинское страхование действительно являются одним из источников формирования Федерального фонда обязательного медицинского страхования, обязанность уплаты которых установлена федеральным законодательством (ст.22 Федерального закона «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации»).
Вместе с тем, в соответствии с п.6 ст.3 указанного Федерального закона данные страховые взносы обладают обезличенным характером. Ни этот, ни другие федеральные законы не обусловливают оказание медицинской помощи застрахованному лицу фактом уплаты за него страховых взносов. Ни сам факт их уплаты, ни размер уплаченных страховых взносов не влияют на доступность и объём гарантированной медицинской помощи, поскольку указанный Федеральный закон предусматривает и иные источники формирования Федерального фонда обязательного медицинского страхования.

2) Постановлением президиума от 19.06.2017 (дело № 44у-86/2017) постановление Калининского районного суда Тверской области от 02.12.2016 и апелляционное постановление Тверского областного суда от 20.02.2017 в отношении Г. отменены в части взыскания из средств федерального бюджета в пользу Г. расходов, понесенных им за оказание юридической помощи адвокатом М.в размере 88000 рублей, материал передан на новое апелляционное рассмотрение в тот же суд в ином составе. В остальной части обжалуемые судебные решения оставлены без изменения.
Постановлением Калининского районного суда Тверской области от 02.12.2016 заявление Г. о возмещении вреда в порядке реабилитации удовлетворено частично, постановлено: произвести из средств федерального бюджета в пользу Г. выплату в размере 83000 рублей в счет возмещения причиненного ему уголовным преследованием имущественного вреда. В остальной части требований о возмещении имущественного вреда, причиненного уголовным преследованием Г. отказано.
Апелляционным постановлением Тверского областного суда
от 20.02.2017 (судья Горбачев Г.В.) постановление суда изменено, постановлено: произвести из средств федерального бюджета в пользу Г. выплату в размере 88000 рублей в счет возмещения причиненного ему уголовным преследованием имущественного вреда, связанного с оплатой услуг адвоката М. на предварительном следствии, в заседаниях судов первой и апелляционной инстанции и при разрешении заявления о реабилитации в суде первой инстанции; произвести из средств федерального бюджета в пользу Г. выплату в размере 8000 рублей в счет возмещения причиненного ему уголовным преследованием имущественного ущерба, связанного с оплатой услуг адвоката М. при разрешении апелляционной жалобы на постановление Калининского районного суда Тверской области от 02.12.2016. В остальном постановление оставлено без изменения.
Постановлением Калининского районного суда Тверской области от 10.05.2017 разъяснено, что согласно постановлению Калининского районного суда Тверской области от 02.02.2016 с учетом изменений, внесенных апелляционным постановлением Тверского областного суда от 20.02.2017, надлежит: Министерству финансов Российской Федерации произвести из средств федерального бюджета в пользу Г. выплату в размере 88000 рублей в счет возмещения причиненного ему уголовным преследованием имущественного вреда, связанного с оплатой услуг адвоката М. на предварительном следствии, в заседаниях судов первой и апелляционной инстанции и при разрешении заявления о реабилитации в суде первой инстанции; Министерству финансов Российской Федерации произвести из средств федерального бюджета в пользу Г. выплату в размере 8000 рублей в счет возмещения причиненного ему уголовным преследованием имущественного ущерба, связанного с оплатой услуг адвоката М. при разрешении апелляционной жалобы на постановление Калининского районного суда Тверской области от 02.12.2016.
Президиум Тверского областного суда установил, что обжалуемые судебные решения подлежат изменению на основании ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ ввиду допущенного судом существенного нарушения уголовного закона, повлиявшего на исход дела. Взыскание в пользу Г. расходов, понесенных им за оказание юридической помощи адвокатом М. без учета уровня инфляции является незаконным.
Суд, приняв решение о взыскании в пользу Г. расходов, понесенных им за оказание юридической помощи адвокатом М. в размере 88 000 рублей, положения ч. 4 ст. 135 УПК РФ не учел, не применил индекс потребительских цен при определении размера причиненного Г. имущественного вреда, что служит основанием для отмены принятых судебных решений в этой части с направлением материала на новое судебное разбирательство.

2. Нарушение требований ст. 10 УК РФ.

1) Постановлением президиума от 24.04.2017 (дело № 44у-58/2017) постановление Московского районного суда города Твери от 18.10.2016 и апелляционное постановление Тверского областного суда от 18.01.2017 (судья Воронина Э.Н.) в отношении Б. изменены: уточнена резолютивная часть постановления указанием на переквалификацию действий Б. с п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ на п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003 № 162-ФЗ), с назначением наказания в виде лишения свободы на срок 4 года 11 месяцев; Б. освобожден от наказания, назначенного за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13.06.1996 № 63-ФЗ); на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12. 2003 № 162-ФЗ) и ст. 317 УК РФ, Б. назначено наказание в виде лишения свободы на срок 19 лет 6 месяцев. В остальной части обжалуемые судебные решения оставлены без изменения.
Постановлением районного суда, оставленным без изменения апелляционным постановлением, приведены в соответствие с действующим законодательством приговор судебной коллегии по уголовным делам Тверского областного суда от 02.08.1999 и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26.06.2000 в отношении Б.
Действия Б. переквалифицированы с п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ на п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.12.2011 № 420-ФЗ), по которой назначено наказание в виде лишения свободы на срок 4 года 11 месяцев; по ч. 1 ст. 222 УК РФ назначено наказание в виде ограничения свободы на срок 2 года; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.12. 2011 № 420-ФЗ), ч. 1 ст. 222, ст. 317 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний, с учетом положений ст. 71 УК РФ, окончательно Б. назначено наказание в виде лишения свободы на срок 19 лет 7 месяцев. В остальной части состоявшиеся судебные решения оставлены без изменения.
Президиум Тверского областного суда признал, что обжалуемые судебные решения подлежат изменению на основании ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ ввиду допущенного судом существенного нарушения уголовного закона, повлиявшего на исход дела. Разрешая ходатайство осужденного о приведении состоявшихся судебных решений в соответствие с действующим законодательством, суд правильно установил, что указанные изменения улучшают положение Б. и смягчил ему наказание по п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ. При этом суд неверно пришел к выводу о квалификации его действий по данному преступлению в редакции Федерального закона от 07.12.2011 № 420-ФЗ, ошибочно расценив дополнение этим законом санкции ч. 2 ст. 166 УК РФ альтернативным видом наказания как улучшение положения Б., которому назначено лишение свободы.
Кроме того, суд пришел к правильному выводу о том, что с внесением Федеральным законом от 07.12.2011 № 420-ФЗ изменений в ч. 2 ст. 15 УК РФ преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13.06.1996 № 63-ФЗ, действовавшей на момент совершения преступления, и являющейся наиболее мягкой, чем санкции данной статьи с последующими изменениями), перешло в категорию преступлений небольшой тяжести.
Вместе с тем, суд не принял во внимание, что незаконное приобретение, хранение, перевозка и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов совершены Б. 11.06.1997. За данное преступление Б. осужден приговором от 02.08.1999, который вступил в законную силу 26.06.2000.
Согласно п. «а» ч. 1, ч. 2 ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести и до момента вступления приговора в законную силу истекло два года.
Поскольку в связи с внесенными в УК РФ изменениями преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13.06.1996 № 63-ФЗ), отнесено к категории небольшой тяжести, со дня совершения Б. преступления до момента вступления приговора в законную силу прошло более двух лет, он подлежал освобождению от наказания за данное преступление в связи с истечением сроков давности.

2) Постановлением президиума от 22.05.2017 (дело № 44у-81/2017) кассационная жалоба осужденного С. удовлетворена частично.
Постановление Калининского районного суда Тверской области от 30.08.2016 и апелляционное постановление Тверского областного суда от 01.11.2016 в отношении С. изменены: в описательно-мотивировочных и резолютивных частях постановлений исключена ссылка на редакцию закона, по которой квалифицированы действия С. по ч. 1 ст. 158 и ч. 1 ст. 159 УК РФ; в резолютивных частях постановлений при назначении наказания по приговору Дзержинского районного суда города Волгограда от 07.04.2009 указание об отмене условного осуждения по приговору Дзержинского районного суда города Волгограда от 10.07.2008 года на основании ч. 5 ст. 74 УК РФ заменено указанием об отмене условного осуждения на основании ч. 4 ст. 74 УК РФ.
В остальной части обжалуемые судебные решения оставлены без изменения.
Постановлением Калининского районного суда Тверской области от 30.08.2016 ходатайство С. о приведении приговора Дзержинского районного суда города Волгограда от 07.04.2009 в соответствие с Федеральным законом от 03.07.2016 № 323-ФЗ удовлетворено:
— действия осужденного С. переквалифицированы с п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ на ч. 1 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 03.07.2016 № 323-ФЗ), по которой назначено наказание в виде лишения свободы на срок 6 месяцев;
— в соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору Дзержинского районного суда города Волгограда от 10.07. 2008, на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 10.07.2008 и окончательно С. назначено наказание в виде лишения свободы на срок 2 года 1 месяц с отбыванием в колонии-поселении.
Смягчено наказание в виде лишения свободы, назначенное С. по правилам ст. 70 УК РФ по приговору Ворошиловского районного суда города Волгограда от 18.10.2010, до 9 лет 7 месяцев с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
В удовлетворении ходатайства осужденного С. о приведении приговора Дзержинского районного суда города Волгограда от 10.07.2008 в соответствие с Федеральным законом от 03.07.2016 № 323-ФЗ отказано.
Апелляционным постановлением Тверского областного суда от 01.11.2016 (судья Тарасюк Т.Ю.) постановление Калининского районного суда Тверской области от 30.08.2016 в отношении С. изменено.
Приговор Дзержинского районного суда города Волгограда от 10.07.2008 приведен в соответствие с Федеральным законом от 03.07. 2016 № 323-ФЗ:
— действия С. переквалифицированы с ч. 2 ст. 159 УК РФ на ч. 1 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 03.07. 2016 № 323-ФЗ), по которой назначено наказание в виде исправительных работ на срок 9 месяцев с удержанием 10% заработка в доход государства;
— на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний, с применением положений ч. 1 ст. 71 УК РФ, С. назначено наказание в виде лишения свободы на срок 1 год 2 месяца, которое в соответствии со ст. 73 УК РФ постановлено считать условным с испытательным сроком 3 года.
По приговору Дзержинского районного суда города Волгограда от 07.04.2009 в соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 10.07.2008. На основании ст. 70 УК РФ к наказанию по ч. 1 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 03.07.2016 № 323-ФЗ) частично присоединено наказание, назначенное по приговору от 10.07.2008, и окончательно С. назначено наказание в виде лишения свободы на срок 1 год 6 месяцев с отбыванием в колонии-поселении.
По приговору Ворошиловского районного суда города Волгограда от 18.10. 2010 (с учетом кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Волгоградского областного суда от 2012.2010 и изменений, внесенных постановлением Калининского районного суда Тверской области от 09.04.2012):
— исключено указание на обстоятельство, отягчающее наказание С., наличие в его действиях рецидива преступлений и указание на назначение ему наказания по правилам ст. 68 УК РФ;
— наказание в виде лишения свободы, назначенное по ч. 4 ст. 111 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 № 26-ФЗ), смягчено до 8 лет 8 месяцев, по ч. 1 ст. 161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.12. 2011 № 420-ФЗ) – до 1 года 9 месяцев, по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ – до 9 лет;
— в соответствии с ч. 7 ст. 79 УК РФ отменено условно-досрочное освобождение по приговору от 07.04.2009 и в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного сложения наказаний окончательно С. назначено наказание в виде лишения свободы на срок 9 лет 4 месяца.
В остальной части постановление оставлено без изменения.
Удовлетворяя кассационную жалобу осужденного частично, президиум указал, что поскольку Федеральным законом от 03.07.2016 № 323-ФЗ не вносилось изменений в ст. 158 УК РФ, а также в ст. 159 УК РФ, в описательно-мотивировочных и резолютивных частях решений судов первой и второй инстанций подлежит исключению указание на переквалификацию действий С. в редакции указанного закона. Помимо того, президиум отметил, что разрешая ходатайство осужденного о приведении приговоров в соответствие с действующим законодательством, суды первой и второй инстанций, переквалифицировав действия С. по приговору от 07.04.2009 на преступление небольшой тяжести, не учли, что в случае совершения условно осужденным в течение испытательного срока преступления небольшой тяжести в соответствии с ч. 4 ст. 74 УК РФ вопрос об отмене или сохранении условного осуждения решается судом.

3) Постановлением президиума от 19.06.2017 (дело № 44у-89/2017) постановление Калининского районного суда Тверской области
от 22.11.2016 и апелляционное постановление Тверского областного суда от 27.02. 2017 в отношении К. изменены: смягчено наказание, назначенное К. приговором Устюженского районного суда Вологодской области от 27.05.2005, с учетом изменений, внесенных постановлением Калининского районного суда Тверской области от 22.11.2016 по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ – до 2 лет 7 месяцев лишения свободы; смягчено наказание, назначенное К. приговором Вологодского областного суда от 18.08.2005, с учетом изменений, внесенных постановлением Калининского районного суда Тверской области от 22.11. 2016 по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ – до 17 лет 7 месяцев лишения свободы. В остальной части обжалуемые судебные решения оставлены без изменения.
Постановлением Калининского районного суда Тверской области от 22.11.2016 и апелляционным постановлением Тверского областного суда от 27.02.2017 в удовлетворении ходатайства К. о приведении приговора Устюженского районного суда Вологодской области от 27.05. 2005 в соответствие с действующим законодательством отказано.
Апелляционным постановлением Тверского областного суда от 27.02.2017 (судья Набиев Г.К.) постановление Калининского районного суда Тверской области от 22.11.2016 в отношении К. изменено.
Приговор Устюженского районного суда Вологодской области
от 27.05.2005 приведен в соответствие с Федеральным законом
от 03.07.2016 № 323-ФЗ.
Исключено из приговора осуждение К. по ч. 1 ст. 158 УК РФ, и постановлено считать его осужденным по данному приговору по
п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ (2 преступления), с применением ч.3 ст. 69 УК РФ к 2 годам 11 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Постановлено считать К. осужденным по приговору Вологодского областного суда от 18.08.2005 и окончательно назначено наказание с применением ч. ч.3 и 5 ст. 69 УК РФ в виде 17 лет 11 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Президиум Тверского областного суда, изменяя состоявшиеся судебные решения, указал, что суд правильно исключил из приговора от 27.05.2005 осуждение К. по ч. 1 ст. 158 УК РФ и тем самым признал, что новый закон улучшает положение осужденного, при этом наказание по данному приговору, назначенное по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ и окончательное наказание по ч. 5 ст. 69 УК РФ, назначенное по приговору от 18.08.2005, оставил без изменения, что противоречит положениям ст. 10 УК РФ и общим началам назначения наказания, в том числе требованию о его справедливости.

Количество отмененных и измененных апелляционных определений (постановлений) характеризуется прилагаемой к настоящему обзору таблицей.

За отчетный период вынесено 4 частных постановления президиума Тверского областного суда. По рассмотренным делам, обжалованным в кассационном и апелляционном порядке, вынесено 2 частных постановления, из которых одно — в адрес судей первой и второй инстанций, допустивших нарушения закона, повлекшие изменение судебных решений, а также одно в адрес следователя, руководителя следственного органа и прокурора, нарушение требований закона которыми привело к отмене апелляционного постановления.

Изучение судебной практики по уголовным делам, рассмотренным судебной коллегией по уголовным делам Тверского областного суда, показало, что со стороны некоторых мировых судей, судей районных и городских судов области, судей апелляционной (ранее кассационной) инстанции допускалось и продолжает иметь место неточное и неполное выполнение требований закона при осуществлении правосудия.

Приложение: таблица на 1 л.

Председатель
судебного состава Г.В. Каневская