ОБЗОР апелляционной практики Верховного Суда Республики Коми по уголовным делам за май 2017 года

ОБЗОР
апелляционной практики
Верховного Суда Республики Коми
по уголовным делам за май 2017 года

Назначение наказания

Дело №22-1160/2017
Усть-Цилемского районного суда

Исходя из положений ч.1.1 ст.63 УК РФ само по себе совершение преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя, наркотических средств, психотропных или других одурманивающих веществ, не является единственным и достаточным основанием для признания такого состояния обстоятельством, отягчающим наказание.
При разрешении вопроса о возможности признания указанного состояния лица в момент совершения преступления отягчающим обстоятельством суду надлежит принимать во внимание характер и степень общественной опасности преступления, обстоятельства его совершения, влияние состояния опьянения на поведение лица при совершении преступления, а также личность виновного, т.е. согласно ст.307 УПК РФ обосновывать в приговоре принятое в этой части решение.

Несоблюдение судом данных требований закона повлекло за собой изменение приговора от 06.03.2017 в отношении М. со снижением наказания как за каждое преступление, так и по совокупности преступлений. Указание на признание в качестве отягчающего обстоятельства совершения преступлений в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя, судом апелляционной инстанции исключено, поскольку выводы суда первой инстанции в этой части в нарушение требований ч.1.1 ст.63 УК РФ и ст.307 УПК РФ не мотивированы.

Дело №22-1235/2017
Сыктывкарского городского суда

Приговором от 05.04.2017 Л., ранее судимый,
осужденный 21.03.2017 по ч.1 ст.158 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы,
вновь осужден по п.«в» ч.2 ст.158 УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы, на основании ч.5 ст.69 УК РФ путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием по приговору от 21.03.2017 к 2 годам 2 месяцам лишения свободы.
При назначении наказания по совокупности преступлений на основании ч.5 ст.69 УК РФ суд, признав необходимым применить принцип частичного сложения наказаний, фактически применил принцип полного сложения наказаний.
В апелляционном порядке приговор изменен, наказание, назначенное в порядке ч.5 ст.69 УК РФ, снижено до 2 лет лишения свободы.

Дело №22-1012/2017
Воркутинского городского суда

Приговором от 13.03.2017 П. осужден по п.«б» ч.2 ст.199 УК РФ к 1 году 10 (девяти) месяцам лишения свободы.
По апелляционному представлению государственного обвинителя приговор изменен в связи с допущенной судом неясностью при определении осужденному размера наказания, внесено уточнение о том, что осужденному назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 1 год 9 (девять) месяцев.

Дело №22-1034/2017
Воркутинского городского суда

В соответствии со ст.60 УК РФ лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части названного Кодекса, и с учетом положений Общей части названного Кодекса. Более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания.
При назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Приговором от 22.02.2017 К., ранее судимый:
— 30.06.2015 по ч.3 ст.30, ч.2 ст.228 УК РФ к 3 годам лишения свободы, на основании ст.73 УК РФ условно с испытательным сроком 4 года (постановлениями от 20.06.2016, 13.12.2016, 15.02.2017 испытательный срок продлевался каждый раз на 1 месяц),
осужден по ч.2 ст.139 УК РФ к штрафу в размере 30 000 рублей, по ст.319 УК РФ к штрафу в размере 20 000 рублей, по ч.1 ст.318 УК РФ к лишению свободы сроком 1 год 6 месяцев, на основании ч.2 ст.69 УК РФ к лишению свободы сроком 1 год 6 месяцев, на основании ст.73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года, приговор от 30.06.2015 постановлено исполнять самостоятельно.
Суд апелляционной инстанции при рассмотрении уголовного дела по апелляционному представлению государственного обвинителя пришел к выводу, что назначенное наказание несправедливо вследствие чрезмерной мягкости.
Так, судом апелляционной инстанции установлено, что К. ранее судим за тяжкое преступление, связанное с незаконным оборотом наркотических средств, к условному наказанию. В период испытательного срока его поведение не являлось примерным, в связи с чем на него возлагалась дополнительная обязанность ежемесячно являться к психиатру-наркологу для прохождения курса профилактического наблюдения. Непосредственно перед совершением преступлений К. совершал правонарушения, посягающие на общественный порядок (мелкое хулиганство и появление в состоянии опьянения в общественном месте), после совершения преступлений также привлекался к административной ответственности за появление в общественном месте в состоянии опьянения. В связи с нарушением общественного порядка и неисполнением обязанностей, возложенных на К. как на условно осужденного, испытательный срок по приговору от 30.06.2015 К. продлевался трижды. Преступления по последнему приговору совершены К. в состоянии алкогольного опьянения, по месту жительства он характеризовался отрицательно, на него поступали письменные заявления от членов семьи по факту причинения побоев и физической боли.
С учетом изложенного судом апелляционной инстанции приговор изменен: исключены указания о применении ст.73 УК РФ, сохранении условного осуждения и самостоятельном исполнении приговора от 30.06.2015, условное осуждение К. на основании ч.4 ст.74 УК РФ отменено, в соответствии со ст.70 УК РФ окончательно назначено 4 года лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Дело №22-1029/2017
Воркутинского городского суда

Согласно п.18 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации №58 от 22.12.2015 «О практике назначения судами российской федерации уголовного наказания» в случае назначения ограничения свободы в качестве дополнительного наказания к лишению свободы при установлении ограничений на выезд за пределы территории соответствующего муниципального образования и на посещение определенных мест, расположенных в пределах соответствующего муниципального образования, указание конкретного муниципального образования в приговоре не требуется. В таком случае суд, установив соответствующие ограничения, указывает в приговоре, что они действуют в пределах того муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбывания лишения свободы. Исходя из положений части 3 статьи 47.1 УИК РФ наименование муниципального образования будет определяться той уголовно-исполнительной инспекцией, в которой осужденный должен будет встать на учет в соответствии с предписанием, полученным при освобождении из учреждения, в котором он отбывал лишение свободы.

Приговором от 15.02.2017 С. осужден по п.«з» ч.2 ст.111 УК РФ к 4 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год с установлением ряда ограничений, в том числе выезда за пределы территории муниципального образования «город Воркута».
Судом апелляционной инстанции приговор в отношении С. изменен, из установленного ограничения на выезд за пределы территории муниципального образования исключено указание на конкретное муниципальное образование.

Дело №22-1016/2017
Вуктыльского городского суда

Согласно ч.1 ст.142 УПК РФ заявление о явке с повинной — добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении.
Не может признаваться добровольным заявление о преступлении, сделанное лицом в связи с его задержанием по подозрению в совершении этого преступления либо после предъявления ему обвинения в его совершении.

Приговором от 01.03.2017 Р. осужден по ч.2 ст.294 УК РФ за уничтожение доказательства по уголовному делу, смягчающим наказание обстоятельством признана явка с повинной.
Между тем выводы суда о признании явки с повинной смягчающим наказание обстоятельством являлись неверными, поскольку данное заявление сделано Р. после ознакомления с материалами уголовного дела в порядке ст.217 УПК РФ, в самой явке с повинной Р. новых сведений не сообщил, а лишь признал факт уничтожения доказательства.
По представлению государственного обвинителя допущенное нарушение устранено в апелляционном порядке, из приговора исключено указание о признании смягчающим наказание обстоятельством явки с повинной.

Дело №22-1223/2017
Троицко-Печорского районного суда

Согласно ч.3 ст.18 УК РФ рецидив преступлений признается особо опасным в следующих случаях:
а) при совершении лицом тяжкого преступления, за которое оно осуждается к реальному лишению свободы, если ранее это лицо два раза было осуждено за тяжкое преступление к реальному лишению свободы;
б) при совершении лицом особо тяжкого преступления, если ранее оно два раза было осуждено за тяжкое преступление или ранее осуждалось за особо тяжкое преступление.
В соответствии с ч.1 ст.18 УК РФ совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление, образует рецидив преступлений.

Приговором от 21.03.2017 Г., ранее судимый:
— 04.08.2008 по п.«а» ч.2 ст.158, п.«а» ч.2 ст.161 УК РФ, на основании ч.3 ст.69 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно, условное осуждение отменено 19.11.2009, освобожден по отбытии наказания 28.06.2012;
— 14.08.2014 по п.«а» ч.3 ст.158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, освобожден 13.04.2016 по отбытии наказания;
осужден по п.«а» ч.3 ст.158 УК РФ (преступление категории тяжких) к 2 годам 10 месяцам лишения свободы, п.«б» ч.2 ст.158 УК РФ (преступление категории средней тяжести) к 2 годам 2 месяцам лишения свободы, на основании ч.3 ст.69 УК РФ к 3 годам 8 месяцам лишения свободы.
Как правильно установлено судом, в действиях осужденного имеется рецидив преступлений, однако определяя вид рецидива, судом неверно указано, что он является особо опасным по отношению к обоим совершённым преступлениям, поскольку Г. совершено, как тяжкое преступление, так и относящееся к категории средней тяжести.
Суд апелляционной инстанции изменил приговор в этой части, указав, что рецидив преступлений в соответствии с п.«а» ч.3 ст.18 УК РФ является особо опасным только по отношению к преступлению, предусмотренному п.«а» ч.3 ст.158 УК РФ.

Дело №22-1226/2017
Княжпогостского районного суда

В связи с изданием Федерального закона от 03.07.2016 №323 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» неквалифицированное хищение чужого имущества стоимостью более 1000 рублей, но не более 2500 рублей, перестало быть преступлением.

В обвинительном приговоре от 09.03.2017 суд наряду с другими указал судимость Ж. по приговору от 02.03.2016, согласно которому он признавался виновным по ч.1 ст.158 УК РФ за совершение кражи чужого имущества стоимостью 1750 рублей.
С учетом того, что данное деяние декриминализировано, указание в приговоре на судимость Ж. от 02.03.2016 являлось ошибочным.
Суд апелляционной инстанции исключил ссылку на указанную судимость из вводной части приговора.

Вопросы квалификации

Дело №22-983/2017
Сыктывкарского городского суда

Согласно ст.307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

Приговором от 03.03.2017 В. осужден по п.«а» ч.2 ст.163, ч.2 ст.162, ч.1 ст.161, п.«в» ч.2 ст.158 УК РФ, на основании ч.3 ст.69 УК РФ к 3 годам лишения свободы, в соответствии со ст.73 УК РФ условно с испытательным сроком на 2 года.
Суд первой инстанции, придя к выводу о виновности В. в совершении грабежа и кражи с причинением значительного ущерба гражданину, в описательно-мотивировочной части приговора не описал указанные преступные деяния В., как этого требуют положения ст.307 УПК РФ.
Судом апелляционной инстанции в связи с указанным нарушением уголовно-процессуального закона приговор в отношении В. в части его осуждения по ч.1 ст.161 УК РФ и п.«в» ч.2 ст.158 УК РФ отменён, уголовное дело в данной части направлено на новое судебное разбирательство иным составом суда.

Дело №22-893/2017
Интинского городского суда

Согласно ч.5 ст.34 УК РФ в случае недоведения исполнителем преступления до конца по не зависящим от него обстоятельствам остальные соучастники несут уголовную ответственность за приготовление к преступлению или покушение на преступление.

Приговором от 14.02.2017 М. и Г. осуждены каждый по ч.3 ст.30, п.«а, б» ч.2 ст.158 УК РФ за покушение на тайное хищение чужого имущества с незаконным проникновением в помещение, группой лиц по предварительному сговору, при этом преступление не было доведено до конца по независящих от виновных лиц обстоятельствам.
Соучастником данного преступления также являлся Ф., который осужден по ч.5 ст.33, п.«а,б» ч.2 ст.158 УК РФ к 1 году 10 месяцам лишения свободы с ограничением свободы на 10 месяцев.
Как установлено судом и отражено в приговоре, М. и Г. инкриминировалось покушение на хищение при пособничестве Ф. кабеля. Из исследованных доказательств следовало, что умысел Ф. (пособника), а также М. и Г. (исполнителей) был направлен на хищение неопределённого количества кабеля, однако исполнители М. и Г. были задержаны при попытке выноса очередной части похищенного кабеля.
При таких обстоятельствах, с учетом объема и квалификации действий, совершенных Г. и М., роли Ф. в совершении указанного преступления, действия последнего не могли быть квалифицированы как пособничество в совершении оконченного преступления.
Судом апелляционной инстанции по указанному основанию изменен приговор в отношении Ф., его действия квалифицированы по ч.5 ст.33, ч.3 ст.30, п.«а, б» ч.2 ст.158 УК РФ как пособничество в покушении на тайное хищение чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение, со снижением основного наказания до 1 года 6 месяцев лишения свободы.

Дело №22-1239/2017
Усть-Вымского районного суда

В соответствии с ч.2 ст.297 УПК РФ приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и основан на правильном применении уголовного закона.

Приговором от 04.04.2017 М. осуждена по ч.2 ст.159 УК РФ.
Суд допустил противоречие в описательно-мотивировочной части приговора между описанием преступления («совершение мошенничества путем обмана и злоупотребления доверием») и его уголовно-правовой квалификацией, не указав квалифицирующий признак «совершение преступления путем злоупотребления доверием».
По указанному основанию приговор по апелляционному представлению государственного обвинителя изменён, действия М. квалифицированы по ч.2 ст.159 УК РФ как мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное с причинением значительного ущерба гражданину.

Процессуальные вопросы

Дело №22-847/2017
Сыктывкарского городского суда

Получение показаний с использованием полиграфа не предусмотрено нормами уголовно-процессуального закона и не может быть принято в качестве доказательства при рассмотрении уголовного дела.

Приговором от 02.03.2017 Н., Р. и М. признаны виновными в применении насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти – полицейского Ч.
В качестве доказательств вины суд наряду с другими доказательствами сослался на заключение психофизиологического исследования с использованием полиграфа, проведенного в отношении потерпевшего.
Поскольку такие заключения не отвечают требованиям УПК РФ, предъявляемым к допустимым доказательствам (в них оценивается достоверность показаний того или иного лица, их соотносимость с другими доказательствами по делу, что в соответствии с требованиям закона относится к компетенции суда), они в силу положений ст.75 УПК РФ не имеют юридической силы, не могут быть положены в основу обвинения и использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст.73 УПК РФ.
Учитывая изложенное, суд апелляционной инстанции исключил из приговора указание на данное заключение как на доказательство вины осужденных, оставив обвинительный приговор в остальной части без изменения, поскольку виновность Н., Р. и М. в инкриминируемом преступлении подтверждена совокупностью иных приведенных в приговоре доказательств, признанных допустимыми.

Дело №22-1026/2017
Сыктывкарского городского суда

Согласно п.6 ч.1 ст.308 УПК РФ в резолютивной части обвинительного приговора должен быть указан вид исправительного учреждения, в котором должен отбывать наказание осужденный к лишению свободы, и режим данного исправительного учреждения.

В описательно-мотивировочной части обвинительного приговора в отношении Р. суд правильно определил местом отбывания наказания осужденному исправительную колонию строгого режима, однако в резолютивной части приговора в нарушение вышеприведенной нормы об этом не указал.
Несоблюдение данного требования уголовно-процессуального закона явилось причиной изменения приговора в апелляционном порядке по представлению государственного обвинителя.

Дело №22-1025/2017
Сыктывкарского городского суда

Время содержания лица под стражей до судебного разбирательства засчитывается в срок лишения свободы (ч.3 ст.72 УК РФ).

Приговором от 14.03.2017 А., ранее судимый, осужден по ч.2 ст.228 УК РФ к 3 годам 3 месяцам лишения свободы, на основании ч.5 ст.74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 15.10.2015, в соответствии со ст.70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания по приговору от 15.10.2015, окончательно назначено 4 года лишения свободы.
Основанием для изменения приговора в апелляционном порядке послужило отсутствие зачета в срок назначенного А. наказания периода, на который тот задерживался в качестве подозреваемого, — с 23 по 25 августа 2015 года. Судом апелляционной инстанции допущенное нарушение устранено, в срок лишения свободы зачтен указанный период.

Дело №22-1167/2017
Усинского городского суда

В соответствии с ч.1 ст.389.17 УПК РФ существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, влекущими отмену либо изменение судебного решения в апелляционном порядке, являются такие нарушения, которые путем лишения или ограничения гарантированных настоящим Кодексом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.
Согласно ч.5, 7 ст.246 УПК РФ государственный обвинитель представляет доказательства и участвует в их исследовании, излагает суду свое мнение по существу предъявленного обвинения, высказывает предложения о применении уголовного закона и назначении наказания.

Приговором от 22.03.2017, постановленным в порядке ст.316 УПК РФ, Г. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.166, ст.264.1, ч.1 ст.158, ч.1 ст.158 УК РФ.
Согласно протоколу судебного заседания, выступая в прениях сторон, государственный обвинитель предложил: «Признать Г. виновным и назначить наказание в виде 8 месяцев лишения свободы, 2 лет лишения свободы, 8 месяцев лишения свободы, права управлять транспортным средством на 3 года 8 месяцев, на основании ч.2 ст.69 УК РФ назначить наказание в виде 2 лет 8 месяцев лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима и лишении права управлять транспортным средством сроком на 3 года».
При отсутствии предложения государственного обвинителя относительно квалификации действий виновного суду первой инстанции надлежало выяснить позицию прокурора в этой части, с учетом которой принять законное и обоснованное решение по итогам рассмотрения уголовного дела.
Допущенное судом нарушение уголовно-процессуального закона являлось существенным и не могло быть устранено в апелляционном порядке, в связи с чем приговор в отношении Г. отменён, уголовное дело направлено в тот же суд на новое рассмотрение иным составом суда.

Дело №22-1074/2017
Интинского городского суда

Согласно ч.7 ст.316 УПК РФ судья выносит обвинительный приговор и назначает подсудимому наказание только в том случае, если придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу.
Положения ч.5 и ч.8 ст.316 УПК РФ не освобождают суд, рассматривающий уголовное дело в порядке главы 40 УПК РФ, от необходимости тщательного изучения всех материалов уголовного дела с целью проверки обоснованности предъявленного подсудимому обвинения.
В соответствии с ч.6 ст.316 УПК РФ при возражении подсудимого, государственного или частного обвинителя, потерпевшего против постановления приговора без проведения судебного разбирательства либо по собственной инициативе судья выносит постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке.

Приговором от 10.03.2017, постановленным в порядке ст.316 УПК РФ, Б. осужден по п.«в» ч.2 ст.158 УК РФ за кражу имущества стоимостью 5000 рублей с причинением значительного ущерба гражданину.
Согласно протоколу судебного заседания, выступая в прениях сторон, защитник просил переквалифицировать действия Б. на ч.1 ст.158 УК РФ, не согласившись с тем, что потерпевшему причинен значительный ущерб. Государственный обвинитель, выступая с репликой, с учетом позиции защитника о несогласии с квалификацией действий подсудимого полагал необходимым рассмотреть уголовное дело в общем порядке судебного разбирательства.
Таким образом, в ходе рассмотрения дела возникли сомнения в обоснованности предъявленного подсудимому обвинения по п.«в» ч.2 ст.158 УК РФ, а также, с учетом высказанной государственным обвинителем позиции, отсутствовало одно из условий постановления приговора в порядке ст.316 УПК РФ.
С учетом допущенных судом существенных нарушений уголовно-процессуального закона приговор в отношении Б. отменён, уголовное дело направлено в тот же суд на новое рассмотрение иным составом суда.

Материал №22-1183/2017
Сыктывкарского городского суда

Согласно ч.1 ст.125 УПК РФ постановления органа дознания, дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления.

Постановлением суда от 22.03.2017 заявителю Х. отказано в принятии к производству жалобы, поданной в порядке ст.125 УПК РФ, о признании незаконным постановления следователя от 05.07.2016 о переквалификации действий К. на менее тяжкий состав преступления и прекращении уголовного дела в части в отношении К.
В обоснование принятого решения суд указал, что вопрос, касающийся квалификации деяния обвиняемых, не входит в компетенцию суда при рассмотрении жалоб в порядке ст.125 УПК РФ.
Принимая указанное решение, суд не учел следующее.
Постановление от 05.07.2016 о переквалификации действий К. и прекращении в отношении последнего уголовного дела в части, где потерпевшим признавался заявитель Х., влекло прекращение процессуальных прав потерпевшего. С момента принятия данного постановления по делу без выделения его в отдельное производство потерпевший в силу положений ч.1 ст.252 УПК РФ (судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению) утратил возможность защищать свои права в суде первой инстанции при рассмотрении уголовного дела по существу.
Отказывая заявителю Х. в принятии жалобы, суд лишил его возможности защищать свои права и в порядке судебного контроля.
В связи с нарушением судом требований уголовно-процессуального закона при решении вопроса о принятии к производству жалобы Х. в апелляционном порядке постановление от 22.03.2017 отменено, жалоба Х. в порядке ст.125 УПК РФ направлена на новое рассмотрение в тот же суд.

Материал №22-1091/2017
Воркутинского городского суда

Постановлением суда от 22.02.2017 заявителю В. возвращена его жалоба в порядке ст.125 УПК РФ для устранения недостатков, препятствующих её рассмотрению, со ссылкой на неопределённость предмета обжалования.
Указанное решение суда признано неверным в связи со следующим.
Согласно представленным материалам по уголовному делу №1-441/2015 в отношении заявителя В. 05.11.2015 постановлен обвинительный приговор.
В своей жалобе в порядке ст.125 УПК РФ заявитель В. просил признать незаконными действия оперуполномоченного, который 25.08.2015 проводил опрос N, результаты которого положены в основу обвинения по вышеуказанному уголовному делу.
Таким образом, доводы жалобы В. в порядке ст.125 УПК РФ свидетельствовали о несогласии с постановленным в отношении него обвинительным приговором.
Кроме того судом апелляционной инстанции установлено, что в материалах уголовного дела №1-441/2015 не содержалось оспариваемого заявителем опроса N, данное лицо не допрашивалось в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства, его показания не учитывались при постановлении приговора. Из представленной заявителем В. суду апелляционной инстанции копии объяснений N от 25.08.2015 следовало, что указанное лицо опрашивалось в связи с проверкой соблюдения сыном административных ограничений, какого-либо отношения к уголовному делу сообщенные сведения не имели.
Поскольку обжалуемые действия оперуполномоченного не подлежали судебному контролю в порядке ст.125 УПК РФ, судом апелляционной инстанции постановление суда от 22.02.2017 отменено, производство по жалобе заявителя В. прекращено.

Вопросы взыскания процессуальных издержек

Дело №22-1078/2017
Сыктывдинского районного суда

Согласно правовой позиции, закрепленной в абз.2 п.11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 №42 «О практике применения судами законодательства о процессуальных издержках по уголовным делам», принятие решения о взыскании процессуальных издержек с осужденного возможно только в судебном заседании. При этом осужденному предоставляется возможность довести до сведения суда свою позицию относительно суммы взыскиваемых издержек и своего имущественного положения.

Приговором от 14.12.2016 Б. осужден по п.«а» ч.3 ст.132 УК РФ к 10 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев.
Постановлением от 14.12.2016 с осужденного Б. взысканы процессуальные издержки, связанные с оплатой труда адвоката.
Поскольку вопрос о взыскании процессуальных издержек с осужденного Б. в судебном заседании не обсуждался, в апелляционном порядке постановление о взыскании процессуальных издержек отменено с передачей дела в указанной части на новое судебное рассмотрение иным составом суда.

Материал №22-1283/2017
Сыктывдинского районного суда

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации понимает реабилитацию как порядок восстановления прав и свобод реабилитированных лиц и возмещения вреда, причинённого незаконным уголовным преследованием.
В силу ст.53 Конституции РФ к числу гарантированных прав граждан относится право на возмещение государством вреда, причинённого незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностными лицами.
В соответствии с ч.1 ст.133 УПК РФ право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах.
Согласно ст.135 УПК РФ возмещение лицу имущественного вреда при реабилитации включает в себя, в том числе, возмещение сумм, выплаченных им за оказание юридической помощи защитникам, подтвержденных документально либо иными доказательствами.
При этом нормы, содержащиеся в ч.1 ст.133 УПК РФ, не могут быть применены в отрыве от принципа справедливости и не предполагают безусловное удовлетворение завышенных требований реабилитированного лица, не отвечающих этому принципу.
В актах международного права, которые в силу положений ст.15 Конституции РФ являются составной частью правовой системы РФ, а согласно ч.3 ст.1 УПК РФ – составной частью законодательства РФ, регулирующего уголовное судопроизводство, судебная защита понимается как эффективное восстановление в правах компетентным и независимым судом, созданным на основании закона, при обеспечении справедливого судебного разбирательства (п.1 ст.6 Конвенции «О защите прав человека и основных свобод»).
Согласно ст.41 Конвенции от 04.11.1950 «О защите прав человека и основных свобод» при определении размера компенсации причиненного лицу имущественного ущерба применяется принцип справедливости этого возмещения.
Европейский Суд по правам человека при присуждении компенсации, связанной с оказанием юридической помощи, неоднократно ссылался на то, что указанные расходы должны быть реальными, разумными и понесены заявителем по необходимости. Практика возмещения расходов, понесенных участником уголовного судопроизводства на оплату услуг адвоката (представителя), сложившаяся в том числе в Европейском Суде по правам человека, исходит из должного понимания правил разумности, достаточности и справедливости, и ориентирована на то, что при безусловном сохранении и защите права любого лица на возмещение понесенных им расходов, связанных с незаконным уголовным преследованием, суду необходимо учитывать, что подобное возмещение не должно являться явно несоразмерным тем усилиям, которые были предприняты в рамках оказания правовой помощи.

При вынесении судебного решения от 04.04.2017, которым с Министерства финансов Российской Федерации в пользу реабилитированного А. взыскано 600 000 рублей в счет возмещения расходов, связанных с оплатой услуг адвоката О., приведенные выше принципы и нормы судом учтены не были.
Как следовало из представленных материалов, уголовное дело в отношении А. возбуждалось 23.11.2015 по ч.3 ст.159.4 УК РФ и прекращено 07.11.2016 по основанию, предусмотренному п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ, в связи с отсутствием в деянии состава преступления.
В качестве защитника подозреваемого по уголовному делу допускался адвокат О., который 5 раз принимал участие в допросе подозреваемого (19.02.2016, 14.03.2016, 18.04.2016, 25.10.2016 и 05.11.2016), 1 раз участвовал в судебном заседании районного суда (21.03.2016) и 1 раз в судебном заседании суда вышестоящей инстанции (16.05.2016), подготовил 4 ходатайства о производстве следственных действий и принятии процессуальных решений по делу, 3 жалобы в порядке ст.124 УПК РФ, а также опросил П. в рамках полномочий, предоставленных ему ФЗ-63 от 31.05.2002 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».
В силу положений соглашения об оказании юридической помощи, заключенного между А. и адвокатом О. 16.12.2015, размер вознаграждения адвоката составлял 25 000 рублей в месяц на протяжении всего срока расследования уголовного дела.
С учетом указанной в соглашении суммы, срока предварительного расследования уголовного дела, составившего 11 месяцев 15 дней, размер вознаграждения адвоката О. не должен был превышать 300 000 рублей.
С учетом изложенного суд апелляционной инстанции пришел к выводам, что заявленная в дополнительном соглашении от 01.04.2016 стоимость услуг адвоката О. в размере 600 000 рублей, являлась несоразмерной усилиям, предпринятых адвокатом в рамках оказания юридической помощи, а выводы суда первой инстанции в этой части – необоснованными.
При этом судом апелляционной инстанции также приняты во внимание рекомендации Совета адвокатской палаты Республики Коми от 21.01.2015 о минимальных тарифах на оказываемые адвокатами услуги.
В апелляционном порядке судебное решение изменено, сумма, подлежащая взысканию с Министерства финансов РФ в пользу реабилитированного А., снижена до 300 000 рублей.