Обзор апелляционной практики судебной коллегии по уголовным делам Кировского областного суда за 2015 год

УТВЕРЖДЕН
на заседании президиума
Кировского областного суда
23 марта 2016 года

ОБЗОР
апелляционной практики судебной коллегии по уголовным делам Кировского областного суда за 2015 год

За 12 месяцев 2015 года судебной коллегией по уголовным делам Кировского областного суда по апелляционным жалобам и представлениям на судебные решения районных судов Кировской области рассмотрено в порядке главы 451 УПК РФ 2 725 апелляционных дел в отношении 2 872 лиц.

В апелляционном порядке рассмотрены:
 обвинительные приговоры в отношении 1194 осужденных;
 оправдательные приговоры в отношении 10 лиц;
 постановления о прекращении дела в отношении 11 лиц;
 постановления о применении принудительных мер медицинского характера в отношении 8 лиц;
 постановления о возвращении дела прокурору в отношении 74 лиц.

Обвинительные приговоры отменены в отношении 44 осужденных, из них:

 в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела в отношении 4 лиц;
 в связи с нарушением уголовно-процессуального закона в отношении 31 лица (из них с возращением дела прокурору в отношении 3 лиц);
 в связи с неправильным применением уголовного закона в отношении 9 лиц;

Обвинительные приговоры изменены в отношении 63 осужденных, из них:
 с изменением квалификации преступления в отношении 6 лиц, из них: со снижением наказания в отношении 5 лиц; в отношении 1 лица без изменения наказания;
 без изменения квалификации преступления в отношении 57 лиц, из них: с усилением наказания в отношении 16 лиц, со смягчением наказания в отношении 41 лица.

Оправдательные приговоры отменены в отношении 7 лиц: с передачей на новое судебное рассмотрение в отношении 5 лиц, в отношении 2 лиц с возвращением дела прокурору.
В отношении 1575 лиц в апелляционной инстанции рассмотрены дела по жалобам и представлениям на судебные решения, вынесенные на стадии судебного производства, в порядке судебного контроля и в порядке исполнения приговора.
В отношении 113 лиц судебные решения отменены, в отношении 142 лиц – изменены.
Рассмотрено материалов в порядке ст. 108, 109 УПК РФ в отношении 392 лиц.

По рассмотренным в апелляционном порядке делам вынесено 20 частных определений:
17 – о нарушениях закона, допущенных при рассмотрении дела судом;
3 – о нарушениях закона, допущенных в ходе дознания и предварительного следствия.

Рассмотренных дел с нарушением сроков, предусмотренных ст. 389 10 УПК РФ, не имеется.

1. Одним из оснований отмены или изменения приговора в апелляционном порядке согласно п. 1 ст. 389.15 УПК РФ является несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

1.1. Приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, если выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании ( п. 1 ст. 389.16 УПК РФ).

1.1.1. Приговором Нововятского районного суда г. Кирова от 7 июля 2015 года Б. осужден по п. «в» ч. 2 ст. 163, ч. 1 ст. 318 УК РФ. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ Б. назначено наказание 2 года лишения свободы со штрафом 30 000 рублей. На основании ст. 73 УК РФ наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года 6 месяцев с возложением на Б. в период испытательного срока обязанностей. Наказание в виде штрафа постановлено исполнять самостоятельно.
Приговор обжалован государственным обвинителем по несоответствию выводов суда фактическим обстоятельствам дела в части квалификации действий Б. по п. «в» ч. 2 ст. 163 УК РФ, которые органом предварительного расследования были квалифицированы по ч. 3 ст. 162 УК РФ как разбой, то есть нападение с целью хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в жилище.
При рассмотрении дела в апелляционном порядке установлено нарушение положений п. 2 ст. 307 УПК РФ, в соответствии с которыми описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.
Суд переквалифицировал действия Б. с разбоя на вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества с угрозой применения насилия, с применением насилия.
Однако по результатам апелляционного рассмотрения, данная квалификация не была подтверждена доказательствами, поскольку бесспорно установлено, что умысел на разбой у Б. возник до совершения им преступных действий, его проникновение в жилище было незаконным, насилие применено с целью хищения чужого имущества с требованиями его немедленной передачи. Одновременно не нашел своего подтверждения квалифицирующий признак применения насилия, опасного для жизни, в связи с чем он был исключен из объема обвинения.
В апелляционном порядке приговор в отношении Б. отменен с вынесением апелляционного приговора, которым Б. осужден по ч. 3 ст. 162, ч. 1 ст. 318, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 5 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 30 000 рублей.

1.1.2. Приговором Первомайского районного суда г. Кирова от 9 декабря 2015 года Ш. был оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 264 ч. 1 УК РФ, за отсутствием в деянии состава преступления.
Приговор обжалован государственным обвинителем и потерпевшей стороной по основанию несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела.
Суд первой инстанции пришел к выводу, что предъявленное Ш. обвинение в том, что мотоцикл под управлением потерпевшей П. перед началом выполнения маневра автопоезда под управлением Ш. находился в зоне его видимости, в связи с чем водитель Ш. мог и обязан был видеть мотоцикл под управлением П. и руководствоваться при движении п.п. 8.1, 8.5, 8.7 ПДД РФ, основано на предположениях.
Вместе с тем суд не дал должной оценки совокупности доказательств, исследованных в судебном заседании, на основании которых невозможно сделать данные выводы.
В апелляционном порядке приговор в отношении Ш. отменен ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела с направлением дела на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

1.1.3. Приговором Октябрьского районного суда г. Кирова от 4 сентября 2015 года О. осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам лишения свободы со штрафом в размере 20 000 рублей. На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным, с установлением испытательного срока 3 года, с возложением обязанностей. Назначенное О. наказание в виде штрафа постановлено исполнять самостоятельно.
На приговор суда государственным обвинителем подано апелляционное представление с указанием на нарушение судом положений ст. 307 УПК РФ, согласно которым описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления. Автор представления указал на то, что при описании преступления суд не указал период незаконного хранения приобретенного О. наркотического средства.
В апелляционном порядке по доводам представления приговор в отношении О. отменен с вынесением апелляционного приговора.

1.2. Приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, если выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного или оправданного, на правильность применения уголовного закона или на определение меры наказания ( п. 4 ст. 389.16 УПК РФ).

Приговором Омутнинского районного суда Кировской области от 7 мая 2015 года Ч. и Ш. осуждены по ч. 3 ст. 162, п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ осужденному Ч. окончательно назначено наказание 8 лет лишения свободы, Ш. — 7 лет 6 месяцев лишения свободы.
Приговор обжалован осужденными и защитником осужденного Ш. в части необоснованного осуждения обоих по ч. 3 ст. 162 УК РФ.
При апелляционном рассмотрении дела установлено, что суд при наличии существенных противоречий в показаниях потерпевшего З. и свидетеля С. по обстоятельствам совершенного преступления не проверил их, не дал им оценки в совокупности с иными доказательствами и не привел мотивов, по которым положил в основу показания потерпевшего и свидетеля, данные в ходе судебного следствия.
Кроме того, согласно обвинительному заключению Ч. и Ш. обвинялись в совершении разбоя группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в жилище.
Суд первой инстанции немотивированно изменил обвинение, признав Ч. и Ш. виновными в совершении разбоя группой лиц по предварительному сговору, с угрозой применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в жилище.
Одновременно с этим суд в приговоре мотивировал наличие в действиях осужденных при разбойном нападении на потерпевшего З. как угрозы применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, так и насилия, опасного для здоровья.
В этом же деле судом апелляционной инстанции установлено, что при отсутствии письменного отказа подсудимому Ч. было предоставлено последнее слово в отсутствие защитника.
В апелляционном порядке приговор в отношении Ч. и Ш. отменен с направлением дела на новое рассмотрение в тот же суд, в ином составе суда.

2. Нарушение уголовно-процессуального закона.

2.1. Основанием отмены или изменения судебного решения судом апелляционной инстанции являются существенные нарушения уголовно- процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

2.1.1. Приговором Первомайского районного суда г. Кирова от 25 декабря 2014 года С. и Ф. оправданы по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, на основании п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ за непричастностью к совершению преступления. В удовлетворении иска прокурора Первомайского района г. Кирова и ИФНС России по г. Кирову о взыскании с С. и Ф. 38 021 494 рублей 35 копеек в счет возмещения имущественного вреда, причиненного Российской Федерации, отказано.
Государственным обвинителем принесено апелляционное представление, в котором был поставлен вопрос об отмене приговора с направлением уголовного дела на новое рассмотрение в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона.
При апелляционном рассмотрении установлено нарушение п. 2 ч. 1
ст. 305 УПК РФ, выразившееся в том, что суд не привел в приговоре обстоятельств, фактически установленных в судебном заседании, касающихся как самого события, так и обстоятельств преступления, к совершению которого признал подсудимых непричастными. Тем самым суд лишил себя возможности делать какие-либо выводы по мотивам несоответствия тех или иных доказательств фактическим обстоятельствам дела, предметно говорить о причастности либо непричастности С. и Ф. к совершению преступления.
Суд в нарушение требований п. п. 3, 4 ч. 1 ст. 305 УПК РФ не привел в приговоре содержание значительной части доказательств, указав только на их источники, не оценил многие из приведенных в приговоре доказательств, как в отдельности, так и в совокупности.
Кроме того, основаниями для отмены оправдательного приговора послужили и нарушения требований ст. 220 УПК РФ, допущенные при составлении обвинительного заключения, в котором должным образом не был приведен перечень доказательств, имеющихся в материалах уголовного дела, а были указаны только их источники, что лишило обвиняемых возможности оспаривать отдельные из них, а также выработать тактику защиты при рассмотрении уголовного дела судом.
В апелляционном порядке оправдательный приговор в отношении С. и Ф. отменен с возвращением уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом.

2.1.2. Приговором Октябрьского районного суда г. Кирова от 29 мая 2015 года Е. осужден по ч. 2 ст. 228, ст. 70 УК РФ к 4 годам лишения свободы.
Приговор обжалован осужденным в части назначенного наказания.
При апелляционном рассмотрении были установлены нарушения судом требований ст. 307 УПК РФ и ч. 8 ст. 316 УПК РФ. Описательно-мотивировочная часть приговора не содержала описание преступного деяния, с обвинением в совершении которого согласился подсудимый, а именно: при описании преступного деяния суд не указал время хранения незаконно приобретенного Е. наркотического средства.
В апелляционном порядке приговор отменен, в отношении Е. постановлен апелляционный приговор, которым устранено допущенное нарушение.

2.1.3. Приговором Вятскополянского районного суда Кировской области от 15 января 2015 года О. осужден по ч. 1 ст. 161, ч. 1 ст. 111, ч. 1 ст. 161, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.
Приговор обжалован осужденным в части суровости назначенного наказания.
При апелляционном рассмотрении дела установлено, что суд первой инстанции, рассмотрев уголовное дело в особом порядке, допустил нарушение положений ст. 316 УПК РФ, согласно которым применение по делу особого порядка и постановление приговора без проведения судебного следствия возможны только в том случае, если суд убедится в обоснованности предъявленного подсудимому обвинения.
Предъявленное О. обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ, с которым согласился подсудимый, нельзя было признать подтвержденным собранными по делу доказательствами, поскольку в них отсутствовали достоверные сведения о степени тяжести вреда здоровью, причиненного потерпевшему, а имеющиеся в материалах дела заключения судебно-медицинских экспертиз, в связи с их явной неполнотой и противоречиями, создавали сомнения в их достоверности, что влекло необходимость исследования доказательств, без которых правильная квалификация деяния в случае его доказанности являлась невозможной.
В апелляционном порядке приговор суда в отношении О. отменен с направлением дела на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе со стадии подготовки к судебному заседанию.

2.1.4. Приговором Октябрьского районного суда г. Кирова от 18 февраля 2015 года М. осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.
Приговор обжалован осужденным и его защитниками по несоответствию выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, а также по допущенным нарушениям уголовно-процессуального закона при провозглашении приговора.
При апелляционном рассмотрении дела установлено нарушение п. 2
ст. 389.15 УПК РФ, выразившееся в несоблюдении председательствующим по делу требований ст. 303, 310, 312 УПК РФ, а именно по итогам рассмотрения дела судьей в совещательной комнате не был в окончательном виде изготовлен приговор в отношении М. и по выходу из совещательной комнаты приговор не провозглашен в установленном законом порядке, что признано существенным нарушением уголовно-процессуального закона.
В апелляционном порядке приговор суда отменен с вынесением в отношении М. апелляционного приговора.

2.2. В соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ вынесение судом решения незаконным составом суда относится к существенным нарушениям уголовно-процессуального закона.

2.2.1. Приговором Октябрьского районного суда г. Кирова от 26 августа 2015 года М. осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.
При апелляционном рассмотрении дела установлено, что М. осужден за незаконное приобретение наркотического средства при соучастии Т.
Приговором этого же суда от 9 июня 2015 года Т. был осужден по ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 228 УК РФ за пособничество М. в приобретении наркотических средств. Приговор от 9 июня 2015 года был постановлен под председательством того же судьи, что и в отношении М., то есть рассмотрение судьей дела в отношении М. было связано с оценкой ранее уже исследовавшихся с его участием обстоятельств по делу, по которому он высказал свое мнение по предмету рассмотрения и фактически признал доказанными и те обстоятельства дела, которые рассматривал ранее.
В апелляционном порядке приговор в отношении М. отменен с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе.

2.2.2. Приговором Верхнекамского районного суда Кировской области от 20 октября 2015 года М. осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
При апелляционном рассмотрении дела установлено, что в качестве доказательств виновности М. в основу приговора положены: постановление мирового судьи судебного участка № 5 Верхнекамского судебного района Кировской области от 29 мая 2015 года о привлечении М. к административной ответственности по ст. 6.9 ч. 1 КоАП РФ за употребление наркотического средства; справка о результатах химико-токсикологических исследований об обнаружении в биосреде М. наркотических веществ; протокол медицинского освидетельствования М.; протокол обследования транспортного средства — автомобиля. Суд в приговоре дал оценку и анализ указанным доказательствам, придя к выводу о виновности М. в инкриминируемом ему преступлении.
Однако этот же судья во время рассмотрения 29 мая 2015 года административного дела в отношении М. по ст. 6.9. ч. 1 КоАП РФ дал оценку и анализ вышеназванных доказательств по делу, придя к выводу о виновности М. в совершенном им административном правонарушении.
Таким образом, в рамках уголовного и административного дел в отношении М. одним и тем же судьей были исследованы, оценены и положены в основу судебных решений одни и те же доказательства.
В результате чего были нарушены положения ч. 2 ст. 61 УПК РФ.
В апелляционном порядке приговор отменен с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе.

2.3. В соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ рассмотрение уголовного дела без участия защитника, если его участие является обязательным в соответствии с УПК РФ, или с иным нарушением права обвиняемого пользоваться помощью защитника относится к существенным нарушениям уголовно-процессуального закона.

2.3.1. Приговором Юрьянского районного суда Кировской области от 2 июля 2015 года С. осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 9 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
При апелляционном рассмотрении дела установлено, что в период предварительного расследования защиту С. осуществляли профессиональные защитники в лице адвокатов, в том числе и адвокат С1. Участвовал этот же защитник и в судебном заседании по вопросу продления срока содержания под стражей С. на период рассмотрения уголовного дела по существу. После продления срока содержания С. под стражей отдельным постановлением уголовное дело было назначено к рассмотрению в общем порядке судебного разбирательства с участием сторон, в том числе защитника С1.
Из протокола судебного заседания следует, что адвокат С1. в процессе рассмотрения дела по существу, в том числе в подготовительной части судебного заседания, участия не принимал. Данное обстоятельство судебная коллегия расценила как отсутствие защитника в лице адвоката в первом же судебном заседании.
В отсутствие ранее участвовавшего в деле адвоката и реально не обеспечив участие иного адвоката по назначению, суд в нарушение положений ч. 2 ст. 49 УПК РФ рассмотрел и удовлетворил ходатайство С. о допуске наряду с адвокатом в качестве защитника иное лицо.
Далее, без учета положений ч. 2 ст. 52 УПК РФ суд, фактически признав, что подсудимый нуждается в защите, принял отказ С. от адвоката, и рассмотрел дело по существу без профессионального защитника, участие которого в данном случае по смыслу уголовно-процессуального закона, являлось обязательным.
В апелляционном порядке приговор отменен с направлением уголовного дела на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе.

2.3.2. Приговором Советского районного суда Кировской области от 18 мая 2015 года Г. осужден по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
При рассмотрении дела в апелляционном порядке установлено, что Г. страдает психическим расстройством, однако, как следует из протокола судебного заседания, в нарушение требований п. 3 ч. 1 ст. 51 УПК РФ суд предоставил ему последнее слово в отсутствие защитника, нарушив право подсудимого на защиту.
В апелляционном порядке приговор отменен с направлением уголовного дела на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе.

3. Неправильное применение уголовного закона.

3.1. Отмена и изменение судебных решений по основаниям, предусмотренным п. 3 ст. 389.15 УПК РФ, связанным с нарушением требований Общей части УК РФ (п. 1 ч. 1 ст. 389.18 УПК РФ).

3.1.1. Ошибки, связанные с применением правил назначения окончательного наказания в соответствии со ст. 69 УК РФ.

3.1.1.1. Приговором Малмыжского районного суда Кировской области от 27 августа 2015 года И., ранее судимый:
— 13.09.2011 г. по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы. Освобожденный 18.03.2013 г. по отбытии наказания;
— 28.01.2014 г. по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;
осужден по ст. 314.1 УК РФ к 5 месяцам лишения свободы.
На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ И. окончательно назначено 1 год 3 месяца лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
Правильно сославшись на положения ч. 5 ст.69 УК РФ и применив принцип частичного сложения наказаний, суд первой инстанции назначил И. окончательное наказание в меньшем размере, чем наказание по приговору от 28 января 2014 года за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 111 УК РФ, входящее в совокупность преступлений.
В апелляционном порядке по представлению государственного обвинителя приговор районного суда изменен. Назначенное И. в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ окончательное наказание усилено до 3 лет 3 месяцев лишения свободы.

3.1.1.2. Приговором Котельничского районного суда Кировской области от 8 апреля 2015 года А. осужден:
— по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы;
— по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначено наказание в виде 1 года 9 месяцев лишения свободы.
В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком на 1 год 9 месяцев с возложением на период испытательного срока обязанностей.
Правильно сославшись на положения ч. 3 ст. 69 УК РФ и применив принцип частичного сложения наказаний, суд первой инстанции назначил А. окончательное наказание меньше, чем по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ.
В апелляционном порядке по представлению государственного обвинителя приговор районного суда изменен. Назначенное А. окончательное наказание в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ усилено до 2 лет 1 месяца лишения свободы.

3.1.2. Ошибки, связанные с назначением наказания по совокупности приговоров (ст. 70 УК РФ).

Приговором Ленинского районного суда г. Кирова от 27 августа 2015 года К., ранее судимый: 28.08.2009 г. Верхнекамским районным судом Кировской области по ч. 3 ст. 162 УК РФ к 7 годам лишения свободы. Освобожденный 18.03.2014 года условно-досрочно на 2 года 1 месяц 20 дней,
осужден по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы.
В соответствии с п. «б» ч. 7 ст. 79 УК РФ К. отменено условно-досрочное освобождение по предыдущему приговору. На основании ст. 70 УК РФ путем частичного присоединения неотбытого наказания К. окончательно назначено 2 года лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
Согласно ч. 4 ст. 70 УК РФ окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда. Данные требования закона судом первой инстанции были нарушены, так как окончательное наказание назначено менее неотбытой части наказания по предыдущему приговору.
В апелляционном порядке по представлению государственного обвинителя приговор районного суда изменен. По правилам ст. 70 УК РФ К. назначено окончательное наказание в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы.

3.1.3. Ошибки, связанные с исчислением сроков погашения судимостей.

3.1.3.1. Приговором Санчурского районного суда Кировской области от 15 сентября 2015 года Б. ранее судимый:
— 01.03.2010 г. по п.п. «в», «г» ч. 2 ст.158 УК РФ к 1 году 10 месяцам лишения свободы;
— 02.04.2010 г. по ч. 1 ст. 158 УК РФ, с применением ч. 5 ст. 69 УК РФ к 2 годам 2 месяцам лишения свободы. Освобожденный 23.03.2012 г. по отбытии наказания;
— 09.10.2012 г. по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 1 году лишения свободы. Освобожденный 08.10.2013 г. по отбытии наказания;
— 01.08.2014 г. по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы. Освобожденный 30.01.2015 г. по отбытии наказания;
— 15.05.2015 г. по ч. 1 ст. 139, ч. 1 ст. 158, ч. 1 ст. 158, п. «в» ч. 2 ст. 158, ч. 1 ст. 158, ч. 1 ст. 222, ч. 1 ст. 228 УК РФ, с применением ч. 2 ст.69 УК РФ к 3 годам лишения свободы;
осужден:
— по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 9 месяцам лишения свободы;
— по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 9 месяцам лишения свободы;
— по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы;
— по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы;
— по ч. 1 ст. 222 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы;
— по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 1 году 1 месяцу лишения свободы.
В соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ Б. назначено 3 года 2 месяца лишения свободы.
На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ Б. назначено 4 года лишения свободы.
Б. также осужден по ч. 1 ст. 222 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы.
На основании ст. 70 УК РФ Б. окончательно назначено 4 года 1 месяц лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
При апелляционном рассмотрения дела установлено, что суд первой инстанции при назначении наказаний за преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 158 УК РФ, п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, ч. 1 ст. 161 УК РФ, учел судимость по приговору от 2 апреля 2010 года, признав ее непогашенной и образующей рецидив преступлений.
Из материалов дела следует, что приговором от 2 апреля 2010 года Б. на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ назначено окончательное наказание в виде лишения свободы за преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 158, п.п. «в», «г» ч. 2 ст.158 УК РФ. Учитывая, что Б. освобожден по отбытии наказания 23 марта 2012 года, судимость по приговору от 2 апреля 2010 года являлась погашенной в соответствии с п. «в» ч. 2 ст. 86 УК РФ с 23 марта 2015 года, то есть до совершения трех новых преступлений, и не могла учитываться при определении рецидива.
Приговорами от 9 октября 2012 года и от 1 августа 2014 года Б. назначалось наказание в виде лишения свободы за преступления небольшой тяжести, что также не могло учитываться при определении рецидива.
В апелляционном порядке приговор районного суда изменен. Из описательно-мотивировочной части приговора исключено указание на наличие в действиях Б. рецидива преступлений при совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 158, п. «в» ч. 2 ст. 158, ч. 1 ст. 161 УК РФ, и указание о назначении наказаний за данные преступления с применением ч. 2 ст. 68 УК РФ.
Б. смягчено наказание:
— по ч. 1 ст. 158 УК РФ до 7 месяцев лишения свободы;
— по п. «в» ч. 2 ст.158 УК РФ до 1 года 10 месяцев лишения свободы;
— по ч. 1 ст. 161 УК РФ до 1 года 4 месяцев лишения свободы.
На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ Б. назначено 3 года лишения свободы.
В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ Б. назначено 3 года 10 месяцев лишения свободы.
На основании ст. 70 УК РФ Б. окончательно назначено 3 года 11 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

3.1.3.2. Приговором Октябрьского районного суда г. Кирова от 20 августа 2015 года О., ранее судимый:
— 22.12.2008 г. по ч.1 ст.158 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы,
— 24.02.2009 г. по ч. 1 ст. 158, ч. 1 ст. 158, ч. 1 ст. 158, п. «а» ч. 3 ст. 158, ч. 5 ст. 69 УК РФ к 2 годам 4 месяцам лишения свободы. Освобожденный 8.04.2011 г. по отбытии наказания,
— 13.12.2012 г. по ч. 1 ст. 175 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства,
— 03.06.2013 г. по п. «в» ч. 2 ст. 158, ст. 70 УК РФ к 1 году 7 месяцам лишения свободы. Освобожденный 17.10.2014 г. по отбытии наказания,
осужден:
— по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы;
— по ч. 1 ст.158 УК РФ к 9 месяцам лишения свободы;
— по ч. 1 ст.161 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы.
На основании ч. 2 ст.69 УК РФ О. окончательно назначено 2 года лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
Согласно п. «в» ч. 3 ст. 86 УК РФ судимость погашается в отношении лиц, осужденных к лишению свободы за преступления небольшой или средней тяжести, по истечении трех лет после отбытия наказания.
Наказание по приговору от 22 декабря 2008 года О. отбыл 8 апреля 2011 года, то есть на момент совершения преступлений, а именно: с 20 часов 8 апреля 2015 года до 6 часов 9 апреля 2015 года тайного хищения имущества Н.; 14 апреля 2015 года тайного хищения имущества П.; и 15 апреля 2015 года открытого хищения имущества В., за которые О. осужден по последнему приговору, судимость по приговору от 22 декабря 2008 года являлась погашенной.
В апелляционном порядке приговор районного суда изменен. Из вводной части приговора исключено указание на наличие судимости по приговору от 22 декабря 2008 года.
Смягчено назначенное О. наказание:
— по ч. 1 ст. 158 УК РФ до 11 месяцев лишения свободы;
— по ч. 1 ст. 158 УК РФ до 8 месяцев лишения свободы;
— по ч. 1 ст. 161 УК РФ до 1 года 5 месяцев лишения свободы.
На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ окончательно О. назначено 1 год 11 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

3.1.4. Ошибки, связанные с назначением вида и размера наказания.

3.1.4.1. Приговором Котельничского районного суда Кировской области от 24 июня 2015 года Е. осужден по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, с применением ч. 3 ст. 68 УК РФ к 11 месяцам лишения свободы; по ч. 1 ст. 139 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначено 1 год лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
При рассмотрении дела в апелляционном порядке установлено нарушение требований п. 4 ст. 308 УПК РФ, в соответствии с которыми в резолютивной части обвинительного приговора должны быть указаны вид и размер наказания, назначенного подсудимому за каждое преступление, в совершении которого он признан виновным, а также требований ст. 50 УК РФ, в соответствии с которыми из заработной платы осужденного к исправительным работам производятся удержания в доход государства в размере, установленном приговором суда, в пределах от пяти до двадцати процентов.
Назначив Е. по ч. 1 ст. 139 УК РФ наказание в виде исправительных работ, суд не установил размер удержания из заработной платы в доход государства, то есть фактически не назначил наказание по данному преступлению.
В апелляционном порядке по представлению государственного обвинителя приговор районного суда отменен с направлением дела на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.

3.1.4.2. Приговором Первомайского районного суда г. Кирова от 18 мая 2015 года Х. осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 291 УК РФ за покушение на дачу взятки в сумме 300 рублей к штрафу в размере 40000 рублей в доход государства.
Определяя размер наказания, суд первой инстанции не учел положения ч. 2 ст. 46 УК РФ, согласно которым наказание в виде штрафа не может быть менее 25000 рублей, а применительно к Х., с учетом санкции ч. 3 ст. 291 УК РФ, предусматривающей штраф от тридцатикратной до шестидесяти кратной суммы взятки, штраф не мог превышать 25000 рублей.
В апелляционном порядке по представлению государственного обвинителя приговор районного суда изменен. Х. по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 291 УК РФ назначено наказание в виде штрафа в размере 25000 рублей в доход государства.

3.1.4.3. Приговором Нолинского районного суда Кировской области от 9 декабря 2014 года Е. осужден по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 10 месяцам 20 дням лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
В силу ч. 1 ст. 72 УК РФ сроки лишения свободы исчисляются в месяцах и годах.
Суд в нарушение вышеуказанных требований назначил Е. наказание в виде лишения свободы в месяцах и днях.
В апелляционном порядке по представлению государственного обвинителя приговор районного суда изменен со смягчением назначенного Е. наказания до 10 месяцев лишения свободы.

3.1.4.4. Приговором Верхнекамского районного суда Кировской области от 18 июня 2015 года С. осужден по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы; по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 1 году 3 месяцам лишения свободы; по ч. 2 ст. 314.1 УК РФ к 1 году 3 месяцам лишения свободы. На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ окончательно назначено наказание в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.
Суд первой инстанции, назначив С. по ч. 2 ст. 314.1 УК РФ наказание в виде 1 года 3 месяцев лишения свободы, вышел за пределы санкции статьи Особенной части УК РФ, предусматривающей за совершенное преступление наказание в виде лишения свободы на срок до одного года.
В апелляционном порядке приговор районного суда изменен. С. по ч. 2 ст. 314.1 УК РФ наказание смягчено до 3 месяцев лишения свободы. В соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ С. назначено 1 год 5 месяцев лишения свободы.

3.1.5. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности.

Приговором Омутнинского районного суда Кировской области от 5 октября 2015 года К. осужден:
— по ч. 1 ст. 222 УК РФ (за незаконное приобретение и хранение в период с 02 августа 2009 года по 21 июня 2015 года патронов к огнестрельному нарезному оружию) к 1 году лишения свободы;
— по ч. 1 ст. 222.1 УК РФ (за незаконное приобретение и хранение в период со 2 августа 2009 года по 21 июня 2015 года 2 капсюлей-детонаторов и 2 электродетонаторов) к 2 годам лишения свободы со штрафом в размере 6000 рублей в доход государства;
— по ч. 1 ст. 222 УК РФ (за незаконное приобретение и хранение в период с 12 декабря 2010 года по 21 июня 2015 года 121 патрона к огнестрельному нарезному оружию) к 1 году 6 месяцам лишения свободы.
На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ К. окончательно назначено 2 года 4 месяца лишения свободы со штрафом 6000 рублей в доход государства, с применением к основному наказанию ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев, с возложением обязанностей.
В соответствии со ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли сроки давности: два года после совершения преступления небольшой тяжести; шесть лет после совершения преступления средней тяжести. Сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора в законную силу. В случае совершения лицом нового преступления сроки давности по каждому преступлению исчисляются самостоятельно. Данные положения уголовного закона не были учтены.
В апелляционном порядке приговор районного суда в части осуждения К. по ч. 1 ст. 222 УК РФ за незаконное приобретение боеприпасов в период со 2 по 15 августа 2009 года и по ч. 1 ст. 222.1 УК РФ за незаконное приобретение взрывных устройств отменено с прекращением дела в этой части на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ — за истечением сроков давности уголовного преследования, со снижением наказания по этим преступлениям в части незаконного хранения боеприпасов, а также по ч. 2 ст. 69 УК РФ до 2 лет 2 месяцев лишения свободы.

3.1.6. Ошибки, связанные с неправильным применением закона при квалификации действий обвиняемого.

3.1.6.1. Приговором Зуевского районного суда Кировской области от 19 октября 2015 года О. осужден по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 320 часам обязательных работ за незаконное приобретение, хранение и перевозку наркотического средства без цели сбыта в значительном размере.
Согласно п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 года № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» под незаконной перевозкой следует понимать умышленные действия лица, которое перемещает без цели сбыта наркотические средства из одного места в другое, в том числе в пределах одного и того же населенного пункта, совершенные с использованием любого вида транспорта или какого-либо объекта, применяемого в виде перевозочного средства.
Вопрос о наличии в действиях лица незаконной перевозки без цели сбыта и об отграничении указанного состава преступления от незаконного хранения без цели сбыта наркотического средства во время поездки должен решаться судом в каждом конкретном случае с учетом направленности умысла, фактических обстоятельств перевозки, количества, размера, объема наркотического средства, места его нахождения, а также других обстоятельств дела.
Из содержащегося в приговоре описания преступного деяния, с обвинением в совершении которого согласился О., суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что его умысел не был направлен на перевозку наркотического средства, перемещение наркотического средства из деревни в город для личного употребления являлось способом хранения наркотика, а транспортное средство использовалось осужденным для передвижения от места приобретения наркотического средства к месту жительства, а не для перевозки наркотического средства.
В апелляционном порядке приговор районного суда изменен, с исключением из осуждения О. незаконной перевозки наркотического средства со снижением наказание до 280 часов обязательных работ.

3.1.6.2. Приговором Ленинского районного суда города Кирова от 28 июля 2015 года З., ранее судимый: 14.06.2013 г. по ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 228 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 3 года, с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 4 года с возложением обязанностей. Постановлением от 14.02.2014 г. условное осуждение отменено, осужден:
— по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к 8 годам лишения свободы;
— по ч. 3 ст. 30, п.п.«а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы;
— по ч. 3 ст. 30, п.п. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы.
В соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений З. назначено 9 лет 4 месяца лишения свободы.
На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ З. окончательно назначено 9 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Правильно установив обстоятельства уголовного дела, суд первой инстанции, согласившись с предложенной органом предварительного следствия квалификацией, осудил З. за совокупность преступлений.
По смыслу закона, преступное деяние, объективная сторона которого образована рядом тождественных действий, характеризующихся единым умыслом, направленных на достижение общей цели, следует рассматривать как одно продолжаемое преступление.
Оценивая действия З., суд первой инстанции не принял во внимание, что осужденный совершил действия, тождественные по своему содержанию и характеру, в отношении одного и того же вида наркотического средства, которые не имели разрыва во времени.
Выводы суда первой инстанции о том, что деятельность прерывалась на несколько дней в связи с отсутствием наркотиков, апелляционной инстанцией признаны как не основанные на материалах дела.
Показания осужденного и свидетеля М. о состоявшейся в марте 2012 года между ними договоренности на сбыт наркотических средств, что они в последующем совместно и непрерывно осуществляли по отработанной схеме, в ходе предварительного и судебного следствия не опровергнуты.
В апелляционном порядке приговор суда изменен. Действия З. переквалифицированы с ч. 3 ст. 30, п.«а» ч. 3 ст. 228.1, ч. 3 ст. 30, п.п.«а», «г» ч. 3 ст. 228.1, ч. 3 ст. 30, п.п. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ на ч. 3 ст. 30, п.п. «а», «г» ч. 3 ст.228.1 УК РФ, по которой назначено 9 лет лишения свободы. Исключено из резолютивной части приговора указание о назначении З. наказания по правилам ч. 2 ст. 69 УК РФ. В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ З. окончательно назначено 9 лет 2 месяца лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

3.1.7. Ошибки, связанные с назначением наказания при наличии либо отсутствии смягчающих и отягчающих обстоятельств.

3.1.7.1. Приговором Октябрьского районного суда г. Кирова от 15 мая 2015 года Ш. осужден по ч. 3 ст. 30, п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
При назначении Ш. наказания суд в качестве смягчающего обстоятельства учел явку с повинной. Вопреки выводам суда в данной части, по делу установлено, что с момента фактического задержания Ш. на месте преступления и до написания им явки с повинной сотрудники полиции располагали всей полнотой сведений о совершенном преступлении и причастности к нему именно Ш., что было очевидно и для последнего.
В апелляционном порядке по представлению государственного обвинителя приговор районного суда изменен с исключением явки с повинной как смягчающего обстоятельства с усилением наказания до 1 года 4 месяцев лишения свободы.

3.1.7.2. Приговором Первомайского районного суда г. Кирова от 18 июня 2015 года М. осуждена по ч. 3 ст. 160 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.
В суде апелляционной инстанции установлено, что осужденной после совершения преступления частично добровольно возмещен причиненный имущественный ущерб в сумме 83 000 рублей, и данное обстоятельство не учтено судом первой инстанции при назначении наказания.
В апелляционном порядке приговор районного суда изменен. В качестве смягчающего обстоятельства дополнительно учтено добровольное частичное возмещение имущественного ущерба со смягчением М. наказания до 1 года 5 месяцев лишения свободы.

3.1.7.3. Приговором Кирово-Чепецкого районного суда Кировской области от 5 октября 2015 года Ч. осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ, к 2 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.
Судом апелляционной инстанции установлено, что при наличии у Ч. психического расстройства в форме синдрома зависимости от психоактивных веществ (хронический алкоголизм и полинаркомания), суд первой инстанции одновременно в качестве единственного отягчающего наказание обстоятельства признал совершение Ч. преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя.
По смыслу закона, совершение преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя либо наркотических средств, не может быть признано отягчающим наказание обстоятельством с одновременным признанием в качестве смягчающего обстоятельства — наличие психического расстройства в виде алкоголизма либо наркомании.
В апелляционном порядке приговор районного суда изменен с исключением указания о наличии у Ч. отягчающего обстоятельства, со смягчением наказания до 1 года 10 месяцев лишения свободы.

3.1.7.4. Приговором Октябрьского районного суда г. Кирова от 7 октября 2015 года М. осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 161 УК РФ к 1 году лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении.
В качестве обстоятельств, смягчающих наказание М., суд учел признание вины, раскаяние в содеянном, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, наличие заболевания и малолетнего ребенка.
По смыслу закона, под активным способствованием раскрытию и расследованию преступления понимается сообщение органам следствия фактов или передача информации, которая им не известна, но полезна для раскрытия преступления, изобличения виновных и возмещение ущерба. Активное способствование раскрытию и расследованию преступления также может выражаться в том, что лицо называет других участников преступления или оказывает помощь правоохранительным органам в их изобличении.
В суде апелляционной инстанции установлено, что объяснения М., полученные от него до возбуждения уголовного дела, а также показания, данные им в ходе предварительного расследования, сведений о наличии по делу таких обстоятельств не содержат.
В апелляционном порядке по представлению государственного обвинителя приговор районного суда изменен с исключением указания на наличие смягчающего наказание обстоятельства «активное способствование раскрытию и расследованию преступления» с усилением М. наказания до 1 года 2 месяцев лишения свободы.

3.1.7.5. Приговором Лузского районного суда Кировской области от 20 августа 2015 года Б. осужден по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 5 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
Исследованными судом первой инстанции доказательствами были верно установлены обстоятельства вызова Б. через соседку «скорой медицинской помощи» для потерпевшего. Данный факт отражен в приговоре при описании преступления. Однако в качестве смягчающего наказание обстоятельства, предусмотренного п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ «оказание медицинской помощи потерпевшему», суд не учел.
В апелляционном порядке приговор районного суда изменен. В качестве обстоятельства, смягчающего наказание признано «оказание медицинской помощи потерпевшему» со смягчением Б. наказания до 4 лет 10 месяцев лишения свободы.

4. Несправедливость приговора.

В соответствии с ч. 2 ст. 389.18 УПК РФ несправедливым является приговор, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, либо наказание, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статей Особенной части УК РФ, но по своему виду или размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости.

4.1. Несправедливость приговора вследствие чрезмерной мягкости назначенного наказания.

4.1.1. Приговором Юрьянского районного суда Кировской области от 10 августа 2015 года С., ранее судимая:
— 03.03.2014 г. по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 1 год с возложением обязанностей (постановлением от 02.09.2014 г. испытательный срок продлен на 1 месяц),
осуждена по ч. 2 ст. 167 УК РФ к 1 году лишения свободы. На основании ст. 73 УК РФ наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 1 год 6 месяцев с возложением обязанностей.
Учитывая фактические обстоятельства совершенного преступления, относящегося к категории средней тяжести, в целом отрицательно характеризующие личность осужденной сведения, привлечение ее к административной ответственности за нарушения общественного порядка в период испытательного срока, в апелляционном порядке по представлению прокурора приговор районного суда изменен. Исключено указание на применение в отношении С. положений ст.73 УК РФ. В соответствии с ч. 4 ст. 74 УК РФ С. отменено условное осуждение по предыдущему приговору. На основании ст. 70 УК РФ С. окончательно назначено 1 год 3 месяца лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

4.1.2. Приговором Кирово-Чепецкого районного суда Кировской области от 8 апреля 2015 года Л. осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
Судом первой инстанции правильно и полно были приведены в приговоре сведения о личности осужденного, однако при назначении размера наказания данные сведения фактически не учтены.
В суде апелляционной инстанции установлено, что в качестве смягчающего наказание Л. обстоятельства необоснованно признано противоправное поведение потерпевшего, которое объективно материалами дела не подтверждено.
Фактически не учтено совершение Л. через непродолжительное время после освобождения из мест лишения свободы, где он отбывал наказание за умышленные преступления, в том числе связанные с применением насилия и причинением вреда здоровью, особо тяжкого преступления при наличии непогашенной судимости за тяжкое насильственное преступление.
Не получили надлежащей оценки суда сведения о противоречивой характеристике личности осужденного по месту отбывания наказания, отрицательной характеристике по месту жительства, неоднократном привлечении к административной ответственности за нарушения общественного порядка, а также фактические обстоятельства совершенного преступления.
В апелляционном порядке по представлению государственного обвинителя приговор Кирово-Чепецкого районного суда Кировской области от 8 апреля 2015 года изменен с усилением Л. наказания до 11 лет лишения свободы.

4.1.3. Приговором Советского районного суда Кировской области от 9 июня 2015 года Г. осужден по п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ с применением ст.64 УК РФ к штрафу в размере 2 000 000 рублей.
Согласно ч. 2 ст. 43 УК РФ наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений. В соответствии со ст. 6 и 60 УК РФ назначенное осужденному наказание должно быть справедливым, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.
Данные требования закона при назначении Г. наказания судом первой инстанции в полной мере не выполнены.
В качестве смягчающих наказание Г. обстоятельств учтено признание осужденным вины, раскаяние в содеянном и наличие на иждивении малолетнего ребенка.
Из материалов дела следует, что в ходе предварительного следствия Г. даны признательные показания о получении им части взятки, которые положены в основу приговора. Однако в судебном заседании Г. вину в совершении преступления не признал.
Суд первой инстанции не в полной мере учел совершение Г. особо тяжкого преступления, обстоятельства его совершения и пришел к ошибочному выводу о возможности исправления осужденного без изоляции от общества, а также о наличии исключительных обстоятельств.
В апелляционном порядке по представлению государственного обвинителя приговор районного суда изменен. Исключено из приговора смягчающее наказание обстоятельство «раскаяние в содеянном» и указание на назначение наказания с применением ст.64 УК РФ. Г. усилено наказание до 7 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с лишением права занимать должности в органах местного самоуправления на срок 2 года, со штрафом в размере шестидесятикратной суммы взятки в размере 12 000 000 рублей.

4.2. Несправедливость приговора вследствие чрезмерной суровости назначенного наказания.

4.2.1. Приговором Октябрьского районного суда г. Кирова от 15 сентября 2015 года М. осужден по п. «в» ч. 2 ст. 112 УК РФ к 10 месяцам лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении.
В качестве смягчающих наказание обстоятельств суд обоснованно учел частичное признание М. вины, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, заглаживание вреда потерпевшему путем принесения извинений, наличие у осужденного малолетних и несовершеннолетних детей. Обстоятельств, отягчающих наказание, не установлено.
Вместе с тем судом первой инстанции не в полной мере выполнены требования ст. 6 и 60 УК РФ.
С учетом всех обстоятельств дела, наличия совокупности смягчающих и отсутствия отягчающих обстоятельств, положительных сведений о личности виновного, его семейного положения, влияния назначенного наказания на условия жизни его семьи, назначенное М. наказание суд апелляционной инстанции признал чрезмерно суровым.
В апелляционном порядке приговор районного суда изменен. К М. применены положения ст. 73 УК РФ.

4.2.2. Приговором Слободского районного суда Кировской области от 27 мая 2015 года Ш., судимый, осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 291 УК РФ к 2 годам 7 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 25 000 рублей. На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ окончательно назначено 2 года 8 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 25 000 рублей.
Суд первой инстанции не в полной мере учел обстоятельства совершенного преступления, размер денежных средств, передаваемых в качестве взятки, не позволявший назначить наказание в кратности, совокупность смягчающих наказание обстоятельств: признание вины, раскаяние в содеянном, активное способствование расследованию преступления.
В апелляционном порядке приговор районного суда изменен. Ш. смягчено наказание по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 291 УК РФ до 1 года 4 месяцев лишения свободы, со штрафом в размере 25 000 рублей. На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ Ш. окончательно назначено 1 год 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 25 000 рублей.

5. Основанием отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке является выявление обстоятельств, указанных в части первой и пункте 1 части первой2 статьи 237 УПК РФ (п. 5 ст. 389.15 УПК РФ)

5.1. Приговором Первомайского районного суда г. Кирова от 22 мая 2015 года Ж. осужден по ч. 2 ст. 162 УК к 4 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима; П. осужден по ч. 2 ст. 162 УК к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима; Б. осужден по п. «а» ч. 2 ст. 116 УК к 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.
Из обвинительного заключения в части изложения обстоятельств совершения преступлений, судом апелляционной инстанции было установлено наличие в нем существенных противоречий.
Так, осужденный П. обвинялся в совершении разбоя с угрозой применением насилия, опасного для жизни и здоровья, однако обвинительное заключение содержало описание применения им насилия к потерпевшему. Как следует из описания его действий в обвинительном заключении, применением насилия он угрожал, убеждая потерпевшего не обращаться в полицию, и в подтверждение угрозы нанес последнему не менее 10 ударов ногой по теменной области головы потерпевшего.
При изложении одних и тех же обстоятельств применения насилия в отношении потерпевшего в части вменения Ж. и П. совершения преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ, указано о применении насилия группой лиц в составе Ж., П. и Б.
В части вменения Б. совершения в отношении потерпевшего преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ, те же действия приведены как совершенные группой лиц. При этом содержание обвинительного заключения полностью совпадает с содержанием обвинения, предъявленного каждому из осужденных, соответственно, противоречия в описании обстоятельств совершения преступления П., противоречия в указании состава группы лиц в составе Б, Ж. и этого же Б. как техническая ошибка расцениваться не могли и собранные по уголовному делу доказательства не содержали сведений о совершении указанных в обвинении действий группой в составе Б., Ж. и этого же Б., приведенных при описании в обвинении деяния, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ.
В апелляционном порядке приговор районного суда отменен с возвращением уголовного дела прокурору в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом.

5.2. Приговором Кирово-Чепецкого районного суда Кировской области от 15 мая 2015 года Б. осужден по п.п. «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, с применением ч. 5 ст. 69 УК РФ, к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
Уголовное дело было рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства.
Судом апелляционной инстанции установлено, что суд во вводной части приговора указал судимость Б. от 10 апреля 2015 года, которая не была указана в обвинительном заключении, учел данные об этой судимости при назначении осужденному наказания, что является существенным нарушением требований уголовно-процессуального закона.
В апелляционном порядке приговор районного суда отменен с возвращением дела прокурору в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом.

6. Отмена и изменение постановлений.

6.1. Одним из оснований отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке является несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела ( п. 1 ст. 389.15 УПК РФ)

6.1.1. Постановлением Уржумского районного суда Кировской области от 26 января 2015 года осужденному К. отказано в принятии к рассмотрению ходатайства о признании за ним права на реабилитацию.
На момент обращения с ходатайством К. отбывал наказание по приговору суда в виде 6 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.
Ранее К. осуждался по приговору Уржумского районного суда Кировской области от 3 января 2002 года по п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ. Кассационным определением Кировского областного суда от 19 февраля 2002 года данный приговор был изменен с исключением эпизода, связанного с обвинением К. в хищении имущества СПК «….», со снижением наказания и изменением вида режима с особого на строгий.
Осужденный ходатайствовал о признании за ним права на реабилитацию в порядке п. 4 ч. 2 ст. 133 УПК, восстановлении срока давности для обращения в суд с данным ходатайством и взыскании с Министерства Финансов РФ 250000 рублей в счет компенсации морального вреда.
Суд в обоснование отказа в принятии ходатайства К. к рассмотрению указал на то, что заявленные им требования не подлежат рассмотрению в уголовно-процессуальном порядке.
Данное решение судом апелляционной инстанции признано незаконным и необоснованным.
В соответствии со ст. 4 УПК РФ при производстве по уголовному делу применяется уголовно-процессуальный закон, действовавший во время производства соответствующего процессуального действия или принятия процессуального решения, если иное не предусмотрено УПК РФ.
При отказе в принятии ходатайства судом не учтено, что право на реабилитацию в настоящее время предусмотрено УПК РФ, который введен в действие с 1 июля 2002 года, а до этого времени понятия реабилитации в УПК РФ не содержалось. Соответственно, суд ошибочно руководствовался положениями УПК РФ, который в силу ст. 4 УПК РФ не подлежал применению. В данном случае подлежало применению Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 23.12.1988 № 15 (ред. от 29.03.1991) «О некоторых вопросах применения в судебной практике Указа Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. «О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей».
В апелляционном порядке постановление районного суда отменено с направлением материалов на новое рассмотрение со стадии подготовки к рассмотрению в тот же суд в ином составе.

6.1.2. Постановлением Унинского районного суда Кировской области от 28 ноября 2014 года в отношении А. отменено условно-досрочное освобождение от отбывания наказания, принятое постановлением Мурашинского районного суда Кировской области от 24 сентября 2014 года.
Суд первой инстанции законно и обоснованно отменил в отношении А. условно-досрочное освобождение с направлением осужденного в исправительную колонию строгого режима для отбывания оставшейся части наказания в виде лишения свободы, однако неверно установил срок неотбытой части наказания.
По постановлению Мурашинского районного суда Кировской области от 24 сентября 2014 года А. был условно-досрочно освобожден от отбывания наказания на 6 месяцев 20 дней. Фактически А. освобожден 7 октября 2014 года, в связи с чем неотбытый срок наказания составлял 6 месяцев 7 дней.
В апелляционном порядке постановление районного суда в части срока наказания, подлежащего отбыванию, изменено.

6.2. Одним из оснований отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке является существенное нарушение уголовно-процессуального закона ( п. 2 ст. 389.15 УПК РФ).

6.2.1. Постановлением Ленинского районного суда г. Кирова от 9 октября 2015 года уголовное дело в отношении Н., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 159 УК РФ, прекращено по п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ на основании Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» от 24 апреля 2015 года. В соответствии со ст. 1064 ГК РФ с Н. взыскано в счет возмещения имущественного вреда в пользу УМВД России по Кировской области 113 463 руб. Сохранен арест на имущество Н. на сумму 90 000 рублей. В случае отсутствия у Н. достаточных средств постановлено обратить взыскание на арестованное имущество в счет исковых требований.
Постановление обжаловано Н. в части решения по гражданскому иску, ареста на имущество и обращения на него взыскания.
Судебная коллегия не согласилась с решением суда первой инстанции в части разрешения гражданского иска, поскольку, принимая такое решение в постановлении о прекращении уголовного дела, суд допустил существенное нарушение уголовно-процессуального закона.
Разрешение гражданского иска в соответствии со ст. 239 УПК РФ при решении вопроса о прекращении уголовного дела законом не предусмотрено.
По смыслу ч. 2 ст. 306 УПК РФ, при постановлении оправдательного приговора, вынесении постановления (определения) о прекращении уголовного дела по основаниям, указанным в п. п. 2 — 6 ч. 1 ст. 24, ст. ст. 25, 26, п. п. 3 — 8 ч. 1 ст. 27, ст. 28 УПК РФ, суд оставляет гражданский иск без рассмотрения. Оставление судом гражданского иска без рассмотрения не препятствует последующему его предъявлению в порядке гражданского судопроизводства.
В апелляционном порядке постановление в обжалуемой части отменено, гражданский иск о взыскании с Н. возмещения имущественного вреда оставлен без рассмотрения.

6.2.2. Постановлением Октябрьского районного суда г. Кирова от 2 ноября 2015 года уголовное дело в отношении Б., Б1., Ж., А, У., обвиняемых в совершении в составе организованной группы тайного хищения имущества АО «…», а также в составе организованной группы тайного хищения имущества АО «…» с незаконным проникновением в помещение в особо крупном размере, возвращено прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом.
Суд первой инстанции пришел к выводу, что в ходе предварительного расследования было нарушено право на защиту обвиняемого А., поскольку один защитник в лице адвоката защищал интересы другого соучастника Ц. Другим основанием для возвращения дела прокурору было указано на ненадлежащее изложение в обвинительном заключении обстоятельств преступления.
Данное решение в апелляционном порядке обжаловано государственным обвинителем.
При апелляционном рассмотрении не было установлено противоречий в показаниях А. и Ц. на начальной стадии предварительного следствия, в связи с чем их мог защищать один защитник. Кроме того, постановлением следователя этот защитник в дальнейшем был отведен от защиты интересов подозреваемого Ц., поскольку подозреваемым А. было заключено досудебное соглашение. Вышеуказанные обстоятельства свидетельствовали об отсутствии нарушений права А. на защиту.
Не согласился суд апелляционной инстанции и с выводами о ненадлежащем изложении обстоятельств хищения, а именно: «недопустимости использования формулировки «аналогичным способом» при описании совершения одного из хищений гранул никеля, которая была «вырвана» судом из контекста описания единого продолжаемого хищения всего никеля.
В апелляционном порядке постановление суда отменено, дело направлено в тот же суд для рассмотрения по существу со стадии судебного разбирательства в ином составе.

6.2.3. Постановлением Верхнекамского районного суда Кировской области от 22 апреля 2015 года, осужденному Б., уроженцу Республики Украина, отказано в удовлетворении ходатайства о применении акта амнистии государства Украины.
На вышеуказанное постановление осужденным Б. была подана апелляционная жалоба.
При апелляционном рассмотрении жалобы установлено, что в соответствии с п. 1 ст. 2 УПК РФ производство по уголовному делу на территории Российской Федерации независимо от места совершения преступления ведется в соответствии с УПК РФ, если международным договором Российской Федерации не установлено иное.
В соответствии с Договором между Российской Федерацией и Республикой Крым, подписанным 18 марта 2014 года, и Федеральным Конституционным законом от 21 марта 2014 года № 6-ФКЗ, Республика Крым принята в Российскую Федерацию с момента подписания указанного договора.
В силу статьи 5 данного договора, со дня принятия в Российскую Федерацию Республики Крым и образования в составе Российской Федерации новых субъектов — Республики Крым и города федерального значения Севастополя граждане Украины и лица без гражданства, постоянно проживающие на этот день на территории Республики Крым или на территории города федерального значения Севастополя, признаются гражданами Российской Федерации, за исключением лиц, которые в течение одного месяца после этого дня заявят о своем желании сохранить имеющееся у них и (или) их несовершеннолетних детей иное гражданство либо остаться лицами без гражданства.
Из материалов дела следовало, что Б., осужденный приговором Железнодорожного районного суда г. Симферополя от 19 июня 2013 года, который приведен в соответствие с законодательством Российской Федерации апелляционным постановлением Апелляционного суда Республики Крым от 18 декабря 2014 года, является уроженцем г. Харькова Украинской ССР и на момент подписания договора 18 марта 2014 года между Российской Федерацией и Республикой Крым являлся гражданином Украины, содержался в следственном изоляторе г. Симферополя, с заявлением о сохранении гражданства Украины не обратился. Согласно сообщению начальника ФКУ ИК – 25 УФСИН России по Кировской области Б. с заявлением о принятии гражданства Российской Федерации не обращался.
Поскольку действующим Уголовно-процессуальным кодексом РФ не предусмотрено рассмотрение вопроса о применении акта об амнистии иностранного государства, в связи с отсутствием соответствующего международного договора, в апелляционном порядке постановление суда в отношении Б. отменено, производство по жалобе прекращено.

6.2.4. Постановлением Верхнекамского районного суда Кировской области от 24 июня 2015 года на Администрацию муниципального образования г. Иваново Ивановской области была возложена организация обеспечения сохранности жилища и имущества осужденного Ф. на период отбывания им наказания в виде лишения свободы.
Постановление было обжаловано Администрацией муниципального образования г. Иваново.
В суде апелляционной инстанции установлено, что 6/25 долей в общей долевой собственности принадлежит П., которая является бабушкой осужденного Ф. и проживает по указанному адресу без других лиц. Каких-либо данных, свидетельствующих о том, что Ф. принадлежит данное жилище, из материалов дела не усматривалось.
В апелляционном порядке постановление суда отменено с отказом Ф. в удовлетворении ходатайства.

6.2.5. Постановлением Верхнекамского районного суда Кировской области от 7 октября 2015 года ходатайство С. о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания оставлено без удовлетворения.
В суде апелляционной инстанции установлено, что в расписке осужденный указал о своем желании воспользоваться услугами защитника в лице адвоката, с которым заключено соответствующее соглашение, при рассмотрении его ходатайства.
Рассмотрение дела по ходатайству С. в суде проходило с участием прокурора. Вопрос наличия соглашения на защиту между осужденным С. и защитником в лице адвоката не выяснялся, и решение о назначении защитника осужденному не принималось. Таким образом, судом было нарушено право осужденного С. на защиту.
В апелляционном порядке постановление районного суда отменено с направлением материалов на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе.

6.2.6. Постановлением Верхнекамского районного суда Кировской области от 19 октября 2015 года ходатайство осужденного Т. об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания оставлено без удовлетворения.
При разрешении вопросов подготовки к судебному заседанию суд должен руководствоваться главой 33 УПК РФ в ее взаимосвязи с иными положениями УПК РФ, регламентирующими полномочия судьи по поступившему в суд уголовному делу. Согласно п. 3 ч. 1 ст. 227 УПК РФ в полномочия судьи по поступившему уголовному делу включено обязательное решение вопроса о назначении судебного заседания, которое оформляется постановлением с учетом требований ч. 2 ст. 227 УПК РФ.
В суде апелляционной инстанции установлено, что постановление о назначении судебного заседания по ходатайству осужденного Т. вынесено с нарушением п. 2 ч. 2 ст. 227 УПК РФ ввиду отсутствия в постановлении подписи судьи, в связи с чем суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что судебное заседание не назначалось, и ходатайство осужденного не было надлежащим образом принято к производству.
В апелляционном порядке постановление районного суда отменено с направлением материалов на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе.

6.2.7. Постановлением Подосиновского районного суда Кировской области от 4 июня 2015 года осужденному Б. отказано в удовлетворении ходатайства о снятии судимости.
Согласно ст. 243 УПК РФ председательствующий руководит судебным заседанием, принимает все предусмотренные УПК РФ меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон, обеспечивает соблюдение распорядка судебного заседания, разъясняет всем участникам судебного разбирательства их права и обязанности, порядок их осуществления, а также знакомит с регламентом судебного заседания, установленным ст. 257 УПК РФ, о чем в обязательном порядке указывается в протоколе судебного заседания в соответствии со ст. 259 УПК РФ.
Согласно протоколу судебного заседания, приступив к рассмотрению ходатайства осужденного, суд не разъяснил участникам судебного заседания, в том числе осужденному, их права, кроме права отвода составу суда.
В соответствии ч. 2 ст. 400 УПК РФ участие в судебном заседании лица, в отношении которого рассматривается ходатайство о снятии судимости, является обязательным. В нарушение данной нормы закона следующее судебное заседание было проведено без участия осужденного, в котором исследовались письменные документы, заслушивались мнения других участников процесса.
Согласно требованиям ч. 1 ст. 256 УПК РФ по вопросам, разрешаемым судом во время судебного заседания, суд выносит определения или постановления, которые подлежат оглашению в судебном заседании. В нарушение данной нормы по ходатайству осужденного о продолжении судебного разбирательства без его участия, заявленному в предыдущем судебном заседании, какое-либо решение судом не принималось, на обсуждение участниками процесса не выносилось.
В итоговом же судебном решении суд пришел к ошибочному выводу о том, что судимость Б. погашается 7 июня 2020 года, тогда как фактически срок погашения судимости в соответствии с п. 7 ч. 3 ст. 86 УК РФ являлся 6 ноября 2018 года.
В апелляционном порядке постановление отменено с направлением материалов на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.

6.3. Одним из оснований отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке является неправильное применение уголовного закона ( п. 3 ст. 389.15 УПК РФ).

6.3.1. Приговором Котельничского районного суда Кировской области от 13 мая 2009 года З. осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 11 годам лишения свободы с отбыва¬нием в исправительной колонии строгого режима.
Постановлением Мурашинского районного суда Кировской области от 14 июля 2015 года вышеуказанный приговор изменен в порядке пересмотра на основании внесенных в уголовный закон изменений в правила назначения наказания, снизив З. наказание до 10 лет 11 месяцев лишения свободы.
Согласно ч. 1 ст. 62 УК РФ (в редакции от 29.06.2009 г.) при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и (или) «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.
Суд правильно определил предмет судебного разбирательства, однако при рассмотрении ходатайства не учел, что при осуждении З. в качестве смягчающего наказание обстоятельства в соответствии с п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ было признано активное способствование раскрытию преступления. Отягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. 63 УК РФ, не установлено. Исходя из этих положений максимальный срок наказания по ч. 1 ст. 105 УК РФ не мог превышать 10 лет лишения свободы.
В апелляционном порядке постановление районного суда изменено со смягчением З. наказания по ч. 1 ст. 105 УК РФ до 9 лет 11 месяцев лишения свободы.

6.3.2. Приговором Омутнинского районного суда Кировской области от 28 ноября 2013 года Б. осужден по ч. 2 ст. 330, ч. 1 ст. 119, ч. 1 ст. 139, ч. 1 ст. 119, ч. 2 ст. 69, ст. 73 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года с возложением обязанностей.
Постановлением Омутнинского районного суда Кировской области от 27 мая 2015 года удовлетворено представление начальника филиала по Омутнинскому району ФКУ УИИ УФСИН России по Кировской области об освобождении осужденного Б. от наказания, назначенного по вышеуказанному приговору, со снятием судимости на основании п.п. 4, 12 Постановления Государственной Думы Российской Федерации от 24 апреля 2015 года «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов».
На основании ч. 2 ст. 84 УК РФ лица, осужденные за совершение преступлений, могут быть освобождены от наказания актом об амнистии.
В соответствии с п.п. 6 п. 13 Постановления Государственной Думы Российской Федерации от 24 апреля 2015 года «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» действие данного постановления не распространяется на осужденных, являющихся злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания.
Согласно п.п. 5 п. 19 Постановления Государственной Думы от 24.04.2015 года «О порядке применения Постановления Государственной думы Федерального Собрания Российской Федерации «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», злостными нарушителями порядка отбывания наказания при применении акта амнистии следует считать осужденных, совершивших умышленные преступления в течение установленного судом испытательного срока.
Б. был постановлен на учет в УИИ 11 декабря 2013 года. В период испытательного срока допустил нарушения порядка и условий отбывания наказания, за что ему был продлен испытательный срок.
В период с 25 января 2013 года по 16 марта 2015 года Б. совершил умышленное преступление, за что осужден приговором мирового судьи судебного участка № 29 Омутнинского района Кировской области от 9 июня 2015 года по ч. 1 ст. 157 УК РФ к 4 месяцам исправительных работ с удержанием 10% заработной платы в доход государства. То есть Б. являлся злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания и не мог быть освобожден от наказания вследствие акта об амнистии. Однако суд данные обстоятельства не проверил.
В апелляционном порядке по представлению прокурора постановление районного суда отменено, представление начальника филиала УИИ об освобождении Б. от наказания со снятием судимости вследствие акта об амнистии оставлено без удовлетворения.
6.4. Ошибки судов в рассмотрении материалов об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и ее продлении (ст. ст. 108,109 УПК РФ).

6.4.1. Постановлением Ленинского районного суда г. Кирова от 9 октября 2015 года П. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.
В апелляционном порядке постановление районного суда изменено. Исключено из описательно-мотивировочной части указание о том, что «обоснованность выдвинутых в отношении П. обвинений подтверждена представленными следователем материалами и сомнений у суда не вызывает». Уточнена дата срока окончания меры пресечения в виде заключения под стражу, поскольку мера пресечения избрана П. на 1 месяц 28 суток, то есть до 7 декабря 2015 года, а с учетом его задержания 7 октября 2015 года данный срок истекал 5 декабря 2015 года.

6.4.2. Постановлением Юрьянского районного суда Кировской области от 10 апреля 2015 года в отношении Н. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.
В суде апелляционной инстанции установлено, что 23 марта 2015 года в отношении Н. была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.
В связи с невозможностью в установленный законом срок предъявить Н. обвинение, заместителем начальника следственного отдела 2 апреля 2015 года в отношении Н. было вынесено постановление «об отмене (изменении) меры пресечения». Однако в его описательно-мотивировочной части не изложены обстоятельства избрания меры пресечения и не приведено обоснований необходимости ее отмены или изменения, а в резолютивной части не изложено решение об отмене (изменении) избранной в отношении Н. меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.
Суд первой инстанции, исследовав в судебном заседании указанные материалы при разрешении ходатайства об избрании в отношении обвиняемого Н. меры пресечения в виде заключения под стражу, не принял их во внимание и не дал им правовую оценку.
На момент обращения 10 апреля 2015 года в суд с ходатайством об избрании в отношении обвиняемого Н. меры пресечения в виде заключения под стражу ранее избранная в отношении него мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении отменена не была.
В апелляционном порядке постановление районного суда отменено. Ходатайство об избрании в отношении Н. меры пресечения в виде заключения под стражу оставлено без удовлетворения с освобождением обвиняемого из-под стражи.

6.4.3. Постановлением Ленинского районного суда г. Кирова от 16 сентября 2015 года Р. продлен срок содержания под стражей на 1 месяц, а всего до 7 месяцев, то есть до 17 октября 2015 года.
Ходатайство следователя было обосновано тем, что расследование уголовного дела представляет особую сложность из-за проведения большого количества следственных действий, а также тем, что Р., изначально дававший признательные показания, в ходе расследования выдвинул версии о своей непричастности к преступлениям.
Удовлетворяя ходатайство, суд сослался на то, что Р. обвиняется в совершении умышленного тяжкого преступления против собственности, ранее привлекался к уголовной и административной ответственности, официально не работает и не имеет стабильного источника дохода, не проживает по месту регистрации, и это дает основания полагать, что Р. может продолжить заниматься преступной деятельностью, опасаясь ответственности, может скрыться от следствия и суда, воспрепятствовать производству по уголовному делу.
Особую сложность расследования суд усмотрел в том, что предварительное следствие не окончено и требуются завершающие его процессуальные мероприятия.
Вместе с тем суд не дал должной оценки тому, что Р. предъявлено обвинение лишь по одному эпизоду хищения на сумму 13000 рублей, при этом расследование уголовного дела продолжалось более 6 месяцев, в течение которых Р. содержался под стражей.
Постановление суда, как и ходатайство следователя, не содержало указаний на какие-либо конкретные факты, свидетельствующие об особой правовой либо фактической сложности уголовного дела. Доводы следователя о необходимости производства следственных действий и об изменении Р. в ходе следствия своего отношения к предъявленному обвинению, что является правом обвиняемого, не могли быть приняты во внимание в обоснование особой сложности уголовного дела.
В апелляционном порядке постановление районного суда отменено с отказом в удовлетворении ходатайства следователя и освобождением обвиняемого Р. из-под стражи.

6.4.4. Постановлением Уржумского районного суда Кировской области от 24 ноября 2015 года Б. продлен срок содержания под стражей на 1 месяц, а всего до 6 месяцев, то есть по 27 декабря 2015 года.
Ранее постановлениями суда срок содержания Б. под стражей трижды продлевался по основанию необходимости выполнения одних и тех же процессуальных действий, направленных на окончание предварительного расследования.
Продлевая срок содержания Б. под стражей до 6 месяцев, суд вновь указал на необходимость выполнения процессуальных действий, направленных на окончание предварительного расследования и направление уголовного дела в суд, при этом причины невыполнения следователем процессуальных действий, на необходимость которых указывалось при предыдущих продлениях срока содержания под стражей, не выяснены и оценки в постановлении не получили. Объективных данных для вывода о том, что эти причины являлись уважительными, а также обстоятельств, указывающих на необходимость очередного продления Б. срока содержания под стражей, судам первой и апелляционной инстанций не представлено.
Кроме этого, суд первой инстанции оставил без внимания, что Б. обвиняется в совершении преступления средней тяжести, связанного с хищением товаров, принадлежащих юридическому лицу на сумму 7 981 рубль 23 копейки, расследование уголовного дела продолжалось более 5 месяцев, срок содержания обвиняемого под стражей неоднократно продлялся и в общей сложности составил 5 месяцев.
В апелляционном порядке постановление районного суда отменено с отказом в удовлетворении ходатайства следователя и освобождением обвиняемого Б. из-под стражи.

6.5. Ошибки судов в рассмотрении материалов об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста и ее продлении (ст. 107 УПК РФ).

6.5.1. Постановлением Зуевского районного суда Кировской области от 16 октября 2015 года в отношении З. продлен срок домашнего ареста на 1 месяц, всего до 3-х месяцев, то есть по 16 ноября 2015 года.
Обосновывая необходимость удовлетворения ходатайства следователя, суд сослался на то, что З. обвиняется в совершении 7 умышленных преступлений, 6 из которых тяжкие, расследование уголовного дела осложнено необходимостью сбора значительного объема доказательств и проведения большого количества следственных и процессуальных действий.
Вместе с тем суд не дал должной оценки тому, что расследование уголовного дела продолжалось более 10 месяцев, из которых 4 месяца 2 суток З. содержался под стражей и 2 месяца под домашним арестом. При этом ни в ходатайстве следователя, ни в постановлении суда не содержалось выводов об особой сложности уголовного дела, предусмотренной ч. 2 ст. 109 УПК РФ в качестве основания для продления срока свыше 6 месяцев. Отсутствовали в указанных процессуальных документах какие-либо конкретные факты, свидетельствующие об особой правовой либо фактической сложности уголовного дела. Доводы следователя о том, что следствие по уголовному делу не окончено и требуются завершающие его процессуальные мероприятия, не подтверждало особую сложность уголовного дела. Кроме того, не была дана оценка тому, что одни и те же основания приводились следователем и в предыдущих ходатайствах о продлении как срока содержания под стражей, так и домашнего ареста.
В апелляционном порядке постановление районного суда отменено с отказом в удовлетворении ходатайства о продлении З. срока домашнего ареста и прекращением исполнения данной меры пресечения.

6.5.2. Постановлением Первомайского районного суда г. Кирова от 20 мая 2015 года В. продлен срок домашнего ареста на 30 суток, а всего с учетом срока задержания до 2 месяцев 23 суток, то есть по 20 июня 2015 года.
Суд обосновал свое решение возможностью обвиняемого скрыться, воспрепятствовать производству по уголовному делу, оказать давление на свидетелей обвинения, уничтожить доказательства по делу, а также учел доводы следователя о необходимости предъявления окончательного обвинения, допроса его в качестве обвиняемого, составления обвинительного заключения и направления дела прокурору.
Вместе с тем судом не учтено, что фактически в отношении В. меры контроля за нахождением его в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением им наложенных судом запретов и (или) ограничений федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим правоприменительные функции по контролю и надзору в сфере исполнения уголовных наказаний в отношении осужденных, которым в настоящее время является уголовно-исполнительная инспекция, фактически не осуществлялись.
Согласно справке начальника филиала по Октябрьскому району г. Кирова ФКУ УИИ УФСИН РФ по Кировской области постановление об избрании в отношении В. меры пресечения в виде домашнего ареста в инспекцию не поступало.
В апелляционном порядке постановление районного суда о продлении срока домашнего ареста в отношении обвиняемого В. отменено с отказом в удовлетворении ходатайства следователя.

6.5.3. Постановлением Первомайского районного суда г. Кирова от 23 марта 2015 года отказано в избрании обвиняемому В. меры пресечения в виде домашнего ареста.
В обоснование решения суд указал на отсутствие достаточных данных, свидетельствующих о том, что В. может скрыться от органов предварительного следствия или суда, угрожать участникам уголовного судопроизводства с целью изменения показаний, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.
Равно учтено, что В. ранее не судим, обвиняется в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 6 лет, вину признал, оказал содействие следствию в собирании доказательств, имеет на иждивении двоих малолетних детей.
Суд апелляционной инстанции не согласился с выводом суда о том, что В. обвиняется в совершении неосторожного преступления средней тяжести, поскольку предусмотренное п. «в» ч. 2 ст. 238 УК РФ преступление уголовным законом отнесено к категории тяжких, что позволило сделать вывод о возможности В. скрыться от следствия во избежание наказания.
Кроме того, ходатайство следователя обосновывалось необходимостью допроса лиц, являющихся собственниками и арендаторами помещений, где В. продолжал работать директором ООО «….», что давало основания полагать о возможности оказания им воздействия на этих лиц и иных участников уголовного судопроизводства, уничтожения доказательств и воспрепятствования производству по уголовному делу.
В апелляционном порядке постановление районного суда отменено. В отношении В. избрана мера пресечения в виде домашнего ареста с установлением запретов и ограничений.

Настоящий обзор свидетельствует о том, что в 2015 году судами Кировской области по-прежнему допускаются ошибки как в применении норм материального, так и процессуального права.

Судебная коллегия по уголовным делам
Кировского областного суда