Обзор апелляционной практики по уголовным делам Тамбовского областного суда за 1 полугодие 2017 г.

Обзор апелляционной практики
по уголовным делам Тамбовского областного суда
за 1 полугодие 2017 г.
Отмена приговоров.
Существенные нарушения уголовно-процессуального закона.
Основанием к отмене приговора послужило нарушение требований ч. 3 ст. 231 УПК РФ.
1. Апелляционной инстанцией отменен приговор Мичуринского районного суда Тамбовской области от 14 ноября 2016 г. в отношении Р., и уголовное дело передано на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе суда со стадии подготовки к судебному разбирательству.
Указанным приговором Р. осужден за совершение преступлений, предусмотренных ч. 4 ст.111, п. «в» ч. 2 ст. 115, ч. 3 ст. 69 УК РФ.

В соответствии с ч. 3 ст. 231 УПК РФ в постановлении о назначении судебного заседания должны содержаться решения, в том числе о назначении судебного заседания с указанием квалификации вменяемого лицу в вину преступления. Однако, суд назначил судебное заседание по уголовному делу по обвинению Р. в совершении преступления, предусмотренного ст. 111 УК РФ без указания части статьи, чем нарушил право обвиняемого на защиту.
(Дело № 22-62/17)
Нарушение требований ст. 226.9 УПК РФ повлекло отмену приговора.
2. Приговором Кирсановского районного суда Тамбовской области от 12 января 2017 г. Ч. осуждена по ч. 1 ст. 314.1, ст. 70 УК РФ.
Суд апелляционной инстанции отменил приговор в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона, указав следующее.
Судом установлено, что дознание по настоящему уголовному делу было произведено в сокращенной форме в порядке, установленном гл. 32.1 УПК РФ. Правила судебного производства по уголовному делу, дознание по которому проводилось в сокращенной форме, установлены ст. 226.9 УПК РФ, в соответствии с ч. 1 которой судебное производство по таким делам осуществляется в порядке, установленном ст.ст. 316-317УПК РФ, с изъятиями, предусмотренными ст. 226.9 УПК РФ.
Положения ч. 2 ст. 226.9 УПК РФ обязывают суд исследовать и оценить доказательства, указанные в обвинительном постановлении, а также дополнительные данные о личности подсудимого, приобщенные к уголовному делу судом по ходатайству стороны защиты.
Судом первой инстанции не были соблюдены указанные требования уголовно-процессуального закона. Согласно протоколу судебного заседания судебное разбирательство производилось в порядке, установленном ст. 316 УПК РФ, без учета изъятий, установленных ст. 226.9 УПК РФ. После изложения государственным обвинителем обвинения суд выяснил вопросы, указанные в ч. 4 ст. 316 УПК РФ, огласил материалы, характеризующие Ч., после чего объявил об окончании судебного следствия, провел судебные прения, предоставил подсудимому последнее слово и удалился в совещательную комнату. Исследование доказательств, указанных в обвинительном постановлении, не производилось; в постановленном приговоре оценки им не дано.
(Дело № 22-352/17)
Несоблюдение судом требований ст.ст. 64, 65, ч. 2 ст. 256 УПК РФ, касающихся порядка рассмотрения заявлений об отводе, повлекло отмену приговора.
3. Приговором Советского районного суда г. Тамбова от 16 января 2017 г. М. осужден по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ.
Судебная коллегия отменила приговор в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона.
Согласно материалам уголовного дела в ходе судебного разбирательства осужденным М. был неоднократно заявлен отвод судье и прокурору. При этом в протоколе судебного заседания отражено, что, выслушав мнение участников процесса по заявленным отводам — 24, 31 октября 2016 г., 10, 16, 24 ноября 2016 г., 2 декабря 2016 г., суд, не удаляясь в совещательную комнату, без постановления отдельного процессуального документа, огласил принятое решение, занесенное в протокол и продолжил судебное заседание.
Судом первой инстанции были нарушены требования закона, поскольку не все из заявленных отводов судье и прокурору, которые рассматривались председательствующим по существу, разрешались в совещательной комнате с вынесением соответствующего процессуального документа, как предусмотрено ст. 65 и ч. 2 ст. 256 УПК РФ.
(Дело № 22-430/17)
Судом апелляционной инстанции признано нарушенным право подсудимого на защиту в суде I инстанции.
4. Приговором Октябрьского районного суда г. Тамбова от 16 марта 2017 г. Л. осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ.
Согласно положениям ст. 16 УПК РФ одним из принципов уголовного судопроизводства является обеспечение обвиняемому права на защиту, которое может осуществляться им лично либо с помощью защитника и (или) законного представителя. В соответствии со ст.ст. 47, 50 УПК РФ подсудимый вправе пользоваться помощью защитника, который приглашается им самим, другими лицами по его поручению и с его согласия либо участие защитника обеспечивается судом.
Из материалов дела следует, что 19 декабря 2016 г. в суд поступило ходатайство подсудимого Л. об отказе от услуг назначенного ему адвоката К. в связи с утратой доверия и расхождением позиций.
Указанное ходатайство было оглашено судом в судебном заседании от 19 января 2017 г. Подсудимый Л. поддержал его, фактически указав на неэффективность защиты ввиду не выполнения адвокатом обязанностей по осуществлению его защиты. При этом подсудимый пояснил, что имеет намерение поручить родственникам заключить соглашение с другим адвокатом. Адвокат К. и государственный обвинитель поддержали ходатайство подсудимого. По итогам рассмотрения ходатайства судом было вынесено постановление об отказе в его удовлетворении на основании ч. 2 ст. 50 УПК РФ ввиду необязательности принятия отказа от защитника для суда. Вместе с тем, указанная норма регулирует реализацию подсудимым предусмотренного ст. 16 УПК РФ права выбора одного из способов осуществления защиты: лично либо с помощью защитника. Из письменного заявления подсудимого не следовало, что он отказывается от услуг защитника и желает осуществлять свою защиту самостоятельно.
Из пояснений подсудимого в судебном заседании следует, что он выражает недоверие конкретно адвокату К. в связи с неэффективностью оказываемой ею юридической помощи, отказывается от её услуг и желает заключить соглашение с другим адвокатом.
Суд не выяснил у подсудимого, в чем заключается неэффективность оказываемой ему адвокатом К. юридической помощи, и не предоставил подсудимому предусмотренного ч. 3 ст. 50 УПК РФ срока для решения вопроса о заключении соглашения с адвокатом по его выбору.
Таким образом, рассмотрение судом по правилам ст. 52 УПК РФ заявления подсудимого об отказе от услуг адвоката К. является незаконным.
(Дело № 22-683/17)
Изменение приговоров.
При назначении наказания судом не применены положения ст. 60 УК РФ, что повлекло изменение приговора.
1. Приговором Уваровского районного суда Тамбовской области от 11 ноября 2016 г. Е. осужден к лишению свободы по: ч. 1 ст. 228.1 УК РФ к 4 годам 2 месяцам, по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ к 4 годам, в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ к 4 годам 6 месяцам, на основании ст. 70 УК РФ окончательно определено наказание в виде 4 лет 8 месяцев.
В качестве обстоятельств, смягчающих наказание, суд первой инстанции признал явку с повинной, положительную характеристику по месту жительства, а также то, что Е. не состоит на учете у врачей нарколога и психиатра.
При указанных обстоятельствах назначенное Е. наказание по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ с учетом положений ч. 3 ст. 66 УК РФ и ч. 1 ст. 62 УК РФ не может превышать 4 лет лишения свободы, а при наличии иного смягчающего обстоятельства должно быть ниже указанного срока.
Таким образом, при назначении наказания судом фактически не учтены установленные по делу иные смягчающие обстоятельства: положительная характеристика по месту жительства, не нахождение на учете у врачей нарколога и психиатра.
Исходя из разъяснений, содержащихся в п. 34 постановления Пленума ВС РФ от 22 декабря 2015 г. № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания», в данном случае наказание должно назначаться ниже низшего предела, предусмотренного санкцией статьи, без ссылки на ст. 64 УК РФ.
При таком положении срок назначенного Е. наказания в виде лишения свободы подлежит снижению, определяя который судебная коллегия учла требования ст. 60 УК РФ и установленные судом обстоятельства, смягчающие наказание осужденного.
(Дело № 22-26/17)
Квалифицируя действия подсудимого, суд не учел положения Федерального закона от 03 июля 2016 г. № 323-ФЗ.
2. Действия З. по тринадцати преступлениям квалифицированы судом первой инстанции по ч. 3 ст. 159 УК РФ как мошенничество — то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием с использованием своего служебного положения, а по двум преступлениям — по ч. 3 ст. 159 УК РФ как мошенничество с использованием своего служебного положения в крупном размере.
Однако, Федеральным законом от 3 июля 2016 г. № 323-ФЗ статья 159 УК РФ дополнена частью 5, предусматривающей ответственность за мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, повлекшее причинение значительного ущерба. Указанным Федеральным законом статья 159 УК РФ так же дополнена примечаниями, согласно которым действия ч. 5 ст. 159 УК РФ распространяется на случаи преднамеренного неисполнения договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности когда сторонами договора являются индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации, значительный ущерб должен быть не менее 10000 рублей, а крупным – свыше 3000000 рублей.
По каждому из пятнадцати преступлений установлено, что директор коммерческой организации ООО «Е.» З., действуя в сфере предпринимательской деятельности, преднамеренно не исполнил договорные обязательства перед коммерческой организацией ООО «У.» и путем мошенничества похитил денежные средства, причинив по каждому преступлению ущерб на сумму свыше 10000 рублей, но меньше 3000000 рублей. Совершенными З. преступлениями объективно причинен вред государственным и муниципальным интересам в области жилищной политики, однако в договорные отношения с государственными и муниципальными организациями и учреждениями З. не вступал.
Действия З. по каждому из пятнадцати преступлений переквалификации с ч. 3 ст. 159 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ на ч. 5 ст. 159 УК РФ в редакции Федерального закона от 3 июля 2016 г. № 323-ФЗ – мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, если это деяние повлекло причинение значительного ущерба.
Поскольку преступления средней тяжести совершены З. в 2010 г., он в силу п. «б» ч. 1 ст. 83 УК РФ подлежал освобождению от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности.
(Дело № 22-94/17)
При назначении наказания судом не учтено наличие смягчающего наказание обстоятельства.
3. Приговором Ржаксинского районного суда Тамбовской области от 24 ноября 2016 г. О. признан виновным в том числе в совершении преступления, предусмотренного пп. «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ.
Как следует из материалов дела, О. добровольно показал сотрудникам полиции, где спрятал похищенный им сварочный аппарат по преступлению, предусмотренному п.п. «б, в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, о чем свидетельствуют содержащиеся в материалах уголовного дела протокол осмотра места происшествия от 9 августа 2016 г., протоколы допроса свидетелей Е. и К., протокол явки с повинной О. Вместе с тем, судом первой инстанции не учтено данное обстоятельство.
При таких обстоятельствах, суд апелляционной инстанции изменил приговор, признал О. в качестве обстоятельства, смягчающего наказание в соответствии с п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, активное способствование розыску имущества, добытого в результате преступления, смягчив назначенное наказание.
(Дело № 22-120/17)
Судом при назначении наказания осужденному не учтены требования п. «а» ч. 1 ст. 63 УК РФ.
4. Приговором Петровского районного суда Тамбовской области от 30 января 2017 г. Ш. осужден к лишению свободы: по двум преступлениям по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам за каждое, по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам 6 месяцам, по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 3 годам 6 месяцам, в соответствии со ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединена не отбытая часть наказания по приговору Петровского районного суда Тамбовской области от 20 мая 2016 г. и окончательно назначено 4 года.
Изменяя вышеуказанный приговор, судебная коллегия признала обоснованными доводы апелляционного представления о необходимости признания в качестве отягчающего наказание обстоятельства, предусмотренного п. «а» ч.1 ст. 63 УК РФ, рецидив преступлений.
Ш. судим 30 марта 2016 г. Петровским районным судом Тамбовской области по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 80 часам обязательных работ, наказание им отбыто 23 мая 2016 г. Судимость в установленном законом порядке не снята и не погашена на момент совершения Ш. преступлений по настоящему делу, в связи с чем в его действиях имеет место рецидив преступлений.
В связи с чем апелляционная инстанция признала в качестве отягчающего наказание обстоятельства рецидив преступлений и исключила из приговора указание о применении ч. 1 ст. 62 УК РФ.
Кроме того, из приговора суда исключено как не включенное в перечень отягчающих наказание обстоятельств и указание суда на ведение осужденным антиобщественного образа жизни и отсутствие места работы.
(Дело № 22-469/17)
Суд при назначении наказания необоснованно учел в качестве обстоятельства отягчающего наказание наличие рецидива преступлений, что повлекло смягчение назначенного наказания.
5. Судебная коллегия изменила приговор Мордовского районного суда Тамбовской области от 8 февраля 2017 г., которым С. осуждена по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы, на основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания по приговору мирового судьи Мордовского района Тамбовской области от 10 июня 2014 г. и окончательно назначено наказание в виде 2 лет лишения свободы.
Как усматривается из материалов уголовного дела, ранее С. была осуждена приговором от 28 апреля 2014 г. по ч. 1 ст. 158 УК РФ за кражу имущества Б. на общую сумму 2104 рубля, приговором от 10 июня 2014 г. по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 158 УК РФ за покушение на кражу имущества И. на общую сумму 1853 рубля.
В соответствии с изменениями, внесенными Федеральным законом от 3 июля 2016 г. №326-ФЗ в ст. 7.27 КоАП РФ, хищение чужого имущества стоимостью не более 2 500 рублей путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты при отсутствии квалифицирующих признаков соответствующих преступлений признается мелким хищением, влекущим административную ответственность. Следовательно, поскольку данные деяния декриминализированы, суду первой инстанции не следовало указывать во вводной части приговора судимости за них и учитывать их при назначении наказания.
Что касается приговора от 11 ноября 2013 г., то последующая отмена условного осуждения по нему была обусловлена именно её осуждением по ч. 1 ст. 158 УК РФ до указанных изменений. Декриминализация этого деяния аннулирует и судебное решение об отмене условного осуждения, назначенного по приговору от 11 ноября 2013г. На момент же совершения преступления, за которое она осуждена по данному приговору – 13 сентября 2016г., испытательный срок по приговору от 11 ноября 2013 г. истек. Следовательно, указанная судимость являлась погашенной и не могла в соответствии с п. «в» ч. 4 ст. 18 УК РФ учитываться при признании рецидива преступлений.
(Дело № 22-522/17)
Суд, назначая наказание по правилам ч. 3 ст. 69 УК Р и, применяя принцип частичного сложения наказаний, фактически применил принцип их полного сложения.
6. Судебная коллегия изменила приговор Моршанского районного суда Тамбовской области от 6 апреля 2017 г., которым С. осужден по п. «в» ч. 2 ст. 166 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, по ст. 264.1 УК РФ в виде обязательных работ сроком на 240 часов с лишением права заниматься определенной деятельностью в виде управления транспортным средством сроком на 3 года, в соответствии с ч. 1 ст. 71 УК РФ, ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний к 2 годам 7 месяцам лишения свободы с лишением права заниматься определенной деятельностью в виде управления транспортным средством сроком на 3 года, на основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года 6 месяцев с возложением обязанностей.
Как следует из приговора, суд назначил наказание С. по п. «в» ч. 2 ст. 166 УК РФ в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы, а по ст. 264.1 УК РФ – в виде обязательных работ сроком 240 часов, что в пересчете согласно ст. 71 УК РФ составляет 30 дней лишения свободы.
Определяя С. окончательное наказание в виде лишения свободы сроком 2 года 7 месяцев на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения, суд неправильно применил требования общей части УК РФ, сложив упомянутые наказания полностью.
Учитывая указанные обстоятельства, судебная коллегия смягчила наказание, назначенное С. по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ до 2 лет 6 месяцев 15 дней лишения свободы.
(Дело № 22-782/17)
Судебная коллегия по уголовным делам
Тамбовского областного суда