ОБОБЩЕНИЕ по результатам изучения практики составления федеральными и мировыми судьями г. Калининграда и Калининградской области

ОБОБЩЕНИЕ
по результатам изучения практики составления федеральными и
мировыми судьями г. Калининграда и Калининградской области
приговоров по уголовным делам, рассмотренным в 2016 — 2017 годах.
Судебной коллегией по уголовным делам Калининградского областного суда были изучены более 400 копий приговоров, постановленных районными судами и судами, под председательством мировых судей.
Конституционное положение о том, что каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда, определяет значение судебного приговора как важнейшего акта правосудия и обязывает суды неукоснительно соблюдать требования законодательства, предъявляемые к приговору.

В ходе обобщения уделялось внимание, в том числе форме и стилю составления приговоров, корректности использования отдельных формулировок, правильности изложения фабулы обвинения, полноте оценки доказательств, убедительности приведенных мотивов при разрешении вопросов связанных с назначением наказания.
В большинстве приговоров логично и последовательно изложены юридически значимые обстоятельства, выводы суда мотивированы, соответствующий стиль соблюден, не допущено употребления неточных формулировок, использования не принятых сокращений и слов, неприемлемых в официальных документах, а также загромождения приговора описанием обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому делу.
Учитывая, что во всех случаях приговор провозглашается публично, суды при составлении приговора избегают изложения в нем не вызванных необходимостью формулировок, в подробностях описывающих способы совершения преступлений, связанных с изготовлением наркотических средств, взрывчатых веществ и т.п., а также посягающих на половую неприкосновенность граждан или нравственность несовершеннолетних.
Во всех случаях соблюдена структура приговора, состоящего из вводной, описательно-мотивировочной и резолютивных частей.
Положения Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 № 1 и от 29 ноября 2016 № 55 «О судебном приговоре» судьями соблюдаются.
ВВОДНАЯ ЧАСТЬ ПРИГОВОРА.
Указывается о постановлении приговора именем Российской Федерации, дата и место вынесения приговора, наименование суда, постановившего приговор, состав суда, данные о секретаре судебного заседания, об обвинителе, о защитнике, потерпевшем, гражданских истце и ответчике и о представителях этих лиц.
Однако не во всех приговорах после сведений о составе суда, указывается в закрытом или открытом судебном заседании или заочно рассмотрено дело, как предписывают положения ч. 2 ст. 241, ч.ч. 4 и 5 ст. 247 УПК РФ.
При указании данных о личности подсудимого в некоторых приговорах встречается излишняя детализация состояния его здоровья, сведения о том, состоит ли он на учетах в диспансерах.
В отношении лиц, ранее судимых, во вводной части приговора должны содержаться сведения о времени осуждения, уголовном законе, мере наказания, содержании в местах лишения свободы, основании и времени освобождения, неотбытой части наказания по предыдущему приговору, что не всегда соблюдается судьями.
Не во всех приговорах указываются дата освобождения от наказания по предыдущему приговору, исполнено ли наказание, не связанное с лишением свободы, дата освобождения условно-досрочно и на какой срок, что препятствует установлению срока погашения предыдущей судимости и проверке обоснованности назначения наказания по совокупности приговоров.
Согласно ч. 6 ст. 86 УК РФ погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью, однако иногда во вводной части приговора указываются приговоры, деяния по которым декриминализированы (приговоры Славского районного суда Калининградской области от 13 июля 2016 года в отношении Петроченкова И.П., Светлогорского городского суда Калининградской области от 1 апреля 2016 года в отношении Казакова С.В., Ленинградского районного суда г. Калининграда от 25 мая 2016 г. в отношении Дейнега В.И., от 20 октября 2016 года в отношении Салькова Ж.Б., Центрального районного суда г. Калининграда от 23 мая 2016 года в отношении Алтухова Е.А., от 30 августа в отношении Вербитского А.Р., от 4 октября 2016 года в отношении Унуковского Д.В., Нестеровского районного суда Калининградской области от 03 августа 2016 года в отношении Саркисова В.В.), погашенные судимости (приговоры Багратионовского районного суда Калининградской области от 8 сентября 2016 года в отношении Леонтьева П.Е., от 13 июля 2016 года в отношении Филиппова И.А., Гвардейского районного суда Калининградской области от 24 декабря 2015 года в отношении Сушкевича А.С., от 17 мая 2016 года в отношении Рыжова А.А., Центрального районного суда г. Калининграда от 3 февраля 2016 года в отношении Могилко К.С., от 12 ноября 2015 года в отношении Аксенова А.А., от 24 февраля 2016 года в отношении Бакулина В.А., Ленинградского районного суда г. Калининграда от 18 ноября 2015 года в отношении Стасевича Е.И., Зеленоградского районного суда Калининградской области от 16 февраля 2016 года в отношении Чоговадзе Р.Г., Гурьевского районного суда Калининградской области от 18 июля 2016 года в отношении Жербакова П.Е.), на приговоры от отбывания назначенного наказания по которым осужденные подлежали освобождению по амнистии (приговоры Гурьевского районного суда Калининградской области от 7 октября 2015 года отношении Пиличева Н.Н., Неманского городского суда Калининградской области от 20 апреля 2016 года в отношении Иванова С.А., Семенова Д.Ю., Центрального районного суда г. Калининграда от 12 сентября 2016 года в отношении Парменова В.В., Гусевского городского суда Калининградской области от 16 сентября 2016 года в отношении Делис А. О., Краснознаменского районного суда Калининградской области от 21 ноября 2016 года в отношении Мулевича Е.П.)
Возникают трудности при определении правовых последствий приговора, от назначенного наказания по которому осужденный освобожден на основании амнистии.
Так, считая судимость по приговору от 14 ноября 2014 года погашенной, Черняховский городской суд Калининградской области не учел, что от дальнейшего отбывания наказания Бурмистров освобожден 15 июня 2015 года на основании пункта 5 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «Об объявлении амнистии в связи с 70- летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», по которому данным Постановлением об амнистии, не предусмотрено снятие судимости с лиц, освобождающихся от дальнейшего отбывания наказания (приговор Черняховского городского суда Калининградской области от 30 марта 2016 года в отношении Бурмистрова).
В другом случае, Московский районный суд г. Калининграда в приговоре от 22 февраля 2017 года ошибочно указал во вводной части на судимость и при этом не учел, что постановлением Московского районного суда г. Калининграда от 15 мая 2015 года Каримулин М.Р. был освобожден от отбывания наказания по приговору Московского районного суда г. Калининграда от 6 мая 2015 года, не вступившему в законную силу, на основании п. 5 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 24.04.2015 года «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов».
Необоснованно Светловский городской суд Калининградской области 25 февраля 2016 года указал на судимость, поскольку постановлением Светловского городского суда Калининградской области от 8 сентября 2015 года Буняев на основании п.п. 4, 12 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 апреля 2015 года «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» освобожден от наказания со снятием судимости по приговору Светловского городского суда Калининградской области от 20 августа 2014 года, которым он был осужден по ст. 115 ч. 2 п. «а» УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год.
Аналогичная ошибка допущена Центральным районным судом г. Калининграда 29 февраля 2016 года по уголовному делу в отношении Алымова Я.О.
Допускаются ошибки при применении пункта «г» ч. 3 ст. 86 УК РФ в отношении лиц, осужденных к лишению свободы за тяжкие преступления. В редакции Федерального закона от 23.07.2013 № 218-ФЗ судимость погашается по истечении восьми лет после отбытия наказания, а предыдущая редакция
говорила о шести годах, что улучшает положение осужденного при совершении им преступления в период действия этой редакции.
Так, из уголовного дела в отношении Горинь Е.О., осужденного приговором Светловского городского суда Калининградской области от 27 июля 2016 года, следует, что приговорами Светловского городского суда Калининградской области от 3 июля 2003 года и от 11 марта 2004 года он был осужден за совершение, в числе прочих, тяжкого преступления, срок погашения судимости за которое до внесения изменений в уголовный закон составлял 6 лет. Освобождён осужденный был по отбытию срока наказания 23 апреля 2010 года, преступление по обжалуемому приговору совершил 23 апреля 2016 года, то есть на следующий день после погашения судимости.
В приговоре должны быть указаны все непогашенные судимости на момент постановления приговора.
Это требование также не всегда выполняется.
Так, в материалах уголовного дела имелись сведения о наличии у Чернова судимостей по приговорам мирового судьи Краснознаменского судебного участка Калининградской области от 9 февраля 2012 года и Краснознаменского районного суда Калининградской области от 1 октября 2012 года. Освобождён Чернов по отбытию срока наказания по этим приговорам 31 июля 2014 года, то есть судимости по ним на момент совершения преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 86 УК РФ, погашены не были. Сведения о судимости и копии данных приговоров, согласно протоколу судебного заседания, исследовались, однако Правдинский районный суд Калининградской области 4 февраля 2016 года во вводной части приговора их не указал.
Не указаны действующие судимости и при постановлении приговора Гвардейским районным судом Калининградской области 02 декабря 2016 года в отношении Рыжова А.А.
Если подсудимый предварительно содержался под стражей, то эти сведения также должны быть отражены во вводной части приговора, поскольку имеют значение при постановлении обвинительного приговора’, в том числе с назначением условного наказания (эти сведения не указаны в приговоре Черняховского городского суда Калининградской области от 23 марта 2016 года в отношении Кривошлыка Г.В.)
Иногда судами излишне указывается на неоднократное продление испытательного срока по предыдущим приговорам с указанием дат постановлений и количества месяцев каждого продления, переписываются диспозиции ст. 70 или ч. 5 ст. 69 УК РФ (Неманский городской суд судья Колесников В.Г.), на решение суда об установлении административного надзора (приговор от 2 февраля 2016 года мирового судьи l-ro судебного участка Гусевского района Калининградской области в отношении Кочеткова).
ОПИСАТЕЛЬНО-МОТИВИРОВОЧНАЯ ЧАСТЬ ПРИГОВОРА.
Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного доказанным судом, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления (ч.1 ст. 307 УПК РФ).
В пункте 18 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2016 № 55 «О судебном приговоре» подчеркивается, что преступное деяние должно быть изложено так, как оно установлено судом, в том числе с отражением признанных судом смягчающих наказание обстоятельств, даже если они не были указаны в предъявленном подсудимому обвинении (совершение преступления в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств либо по мотиву сострадания, в результате физического или психического принуждения; противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившиеся поводом для преступления), эти обстоятельства также должны быть приведены при описании деяния подсудимого).
В предъявленном Курченкову П.А. обвинении содержалось описание противоправных действий потерпевшего, явившихся поводом для совершения преступления, однако, рассматривая уголовное дело в порядке гл. 40 УПК РФ, Центральный районный суд 25 ноября 2015 года без достаточных к тому оснований из фабулы их исключил, но вместе с тем в качестве обстоятельства, смягчающего наказание указал на противоправное поведение потерпевшего.
В другом случае Багратионовский районный суд Калининградской области 15 июля 2016 года при описании преступного деяния указал на нахождение Алыневской И.К. в состоянии алкогольного опьянения, а при оценке этого состояния как отягчающего наказание обстоятельства сослался на его недоказанность, допустив тем самым противоречие в выводах.
Допускается корректировка описания преступного деяния посредством сокращенного, более точного и компактного изложения, не выходя за рамки составленного следователем описания обвинения.
Вместе с тем, стремясь оптимизировать предложенную органами предварительного расследования формулировку обвинения, судьи иногда исключают из нее юридически значимые обстоятельства.
Так, описание действий Грицышина В.Н., признанных 19 января 2017 года Центральным районным судом преступными, не содержит места задержания его с хранимым без цели сбыта наркотическим средством, что не позволяет сделать достоверный вывод о правильности определения подсудности дела, в то время как в обвинительном заключении эти сведения содержались.
Приговор Нестеровского районного суда Калининградской области от 23 сентября 2016 года в отношении Быкина В.В. и Быкина В.В., осужденных по п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ: при описании преступного деяния, в котором Быкины признаны виновными, судом не установлены и не указаны последствия преступления — характер и степень вреда, причиненного здоровью потерпевшего, что является неотъемлемым элементом объективной стороны состава преступления и подлежит доказыванию, при том, что в обвинительном заключении указано, причинение каких именно телесных повреждений
потерпевшему инкриминировано Быкиным органами предварительного расследования, и определена степень тяжести причиненного здоровью потерпевшего вреда.
Если преступление совершено группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, в приговоре должно быть четко указано, какие конкретно преступные действия совершены каждым из соучастников преступления.
Квалифицируя действия Шпрыгова И.Г. и Трутневой М.Ю. по ч. 4 ст. 159 УК РФ, в том числе по признаку совершения преступления группой лиц по предварительному сговору, Центральный районный суд г. Калининграда 3 ноября 2016 года при описании преступного деяния не написал какие действия совершила Трутнева М.Ю., как соисполнитель преступления.
Разбирательство дела в суде производится только в отношении подсудимых, поэтому суд не должен допускать в приговоре формулировок, свидетельствующих о виновности в совершенном преступлении других лиц (Такие ошибки допускались Советскоим городским судом Калининградской области 5 ноября 2015 года — приговор в отношении Гурските В.А., Ленинградским районным судом г. Калининграда 23 сентября 2015 года — приговор в отношении Кологривова А.Г., Гурьевским районным судом Калининградской области 3 ноября 2016 года — приговор в отношении Марченко Н.В., этим же судом 19 сентября 2016 года в приговоре в отношении Косаревского Дмитрия Александровича).
При описании преступного деяния допускаются необоснованные повторы, неоднократно указывается на наличие и реализацию возникшего умысла.
Расхождение фабулы описанного преступного деяния с изложенной квалификацией недопустимо.
Багратионовским районным судом Калининградской области 8 ноября 2016 года действия Рассолова О.А. переквалифицированы со ст. 286 на ст. 293 УК РФ, однако фабула преступления была судом оставлена без изменения, в том виде, как ее изложили органы предварительного расследования, описывая признаки ст. 286 УК РФ, что повлекло отмену приговора суда первой инстанции и постановление нового апелляционного приговора.
В силу ст. 297 УПК РФ приговор должен быть основан лишь на тех доказательствах, которые в соответствии со ст. 240 УПК РФ были непосредственно исследованы в судебном заседании. С учетом указанного требования закона суд не вправе ссылаться в подтверждение своих выводов на собранные по делу доказательства, если они не были исследованы судом и не нашли отражения в протоколе судебного заседания. Ссылка в приговоре на показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей, данные при производстве дознания, предварительного следствия или в ином судебном заседании, допустима только при оглашении судом этих показаний в случаях, предусмотренных ст. ст. 276, 281 УПК РФ. При этом следует иметь в виду, что фактические данные, содержащиеся в оглашенных показаниях, как и другие
доказательства, могут быть положены в основу выводов и решений по делу лишь после их проверки и всестороннего исследования в судебном заседании.
В приговоре должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам.
Суд должен указать в приговоре, почему одни доказательства признаны им достоверными, а другие отвергнуты. По делу в отношении нескольких подсудимых или по делу, по которому подсудимый обвиняется в совершении нескольких преступлений, приговор должен содержать анализ доказательств в отношении каждого подсудимого и по каждому обвинению.
Ссылаясь в приговоре на показания допрошенных по делу лиц, заключение эксперта, протоколы следственных и судебных действий и иные документы, подтверждающие те или иные фактические обстоятельства, необходимо раскрыть их содержание. Например, не только перечислить фамилии потерпевших, свидетелей, но и изложить существо их показаний.
Ссылка в приговоре лишь на фамилии свидетелей, потерпевшего, подсудимого или на обозначение письменного доказательства не соответствует закону, так как в данном случае не излагается само доказательство, а имеет место лишь ссылка на его источник.
При изложении доказательств в приговоре недопустимо искажение их содержания, выборочное изложение доказательства, в отрыве от самого контекста, а также изложение не самого доказательства, а обобщенного вывода суда относительно сведений, содержащихся в протоколе соответствующего доказательства.
Однако нет необходимости указывать сведения, не относящиеся к предмету доказывания, например о том, где свидетели были до совершенного преступления, что делали, что где и сколько выпили (Московский районный суд судья Подуфалый О.А., Светлогорский городской суд Калининградской области судья Булгакова Ю.С., мировой судья 1-го судебного участка Светлогорского района и Пионерского городского округа Калининградской области Орлик О.В., мировой судья 3-го судебного участка Гурьевского района Калининградской области).
В приговоре необходимо мотивировать выводы суда относительно квалификации преступления по той или иной статье уголовного закона, его части либо пункту. Признавая подсудимого виновным в совершении преступления по признакам, относящимся к оценочным категориям (тяжкие или особо тяжкие последствия, крупный или значительный ущерб, существенный вред, ответственное должностное положение подсудимого и другие), суд не должен ограничиваться ссылкой на соответствующий признак, а обязан привести в описательно-мотивировочной части приговора обстоятельства, послужившие основанием для вывода о наличии в содеянном указанного признака.
Гурьевским районным судом Калининградской области 7 октября 2015 года при постановлении приговора в отношении Пиличева Н.Н.
обстоятельства, характеризующие имущественное положение потерпевшего установлены не были, а обосновывающие наличие признака значительности причиненного ущерба мотивы в приговоре не приведены.
Если подсудимому предъявлено обвинение по нескольким статьям уголовного закона и суд в ходе судебного разбирательства придет к выводу о необходимости по некоторым из них прекратить дело, мотивированное решение об этом излагается не в приговоре, а в определении (постановлении) суда, вынесенном одновременно с приговором. В этом случае в описательно-мотивировочной части приговора необходимо указать, что дело по обвинению подсудимого в совершении других преступлений прекращено отдельным определением (постановлением), чего не было сделано Гвардейским районным судом Калининградской области 4 августа 2016 года при постановлении приговора в отношении Кабелькова Д.Е.
Допускаются небрежности при указании квалификации действий подсудимого.
Мировым судьей 4-го судебного участка Московского района г. Калининграда Яроцкой О.П. при квалификации действий Маргушева В.А. указано на: нарушение правил дорожного движения лицом, подвергнутым административному наказанию, в то время как это только название ст. 264.1 УК РФ, а конкретная квалификация действий осужденного не была приведена.
В соответствии со ст. 60 УК РФ суд при назначении наказания обязан учитывать характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.
Практически во всех уголовных делах есть характеристики на лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, но в приговоре суд не всегда указывает их, часто ограничивается фразой, что наказание назначается с учетом характеристики личности подсудимого.
Обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, должны быть доказаны при разбирательстве уголовного дела в соответствии с требованиями ст. 73 УПК РФ и учтены судом при назначении наказания.
Есть приговоры в которых написано, что суд учел данные о личности подсудимого, а указания на эти данные и какие-либо сведения о личности подсудимого в приговоре нет, что делает невозможным оценку того, в каком контексте при назначении наказания судом была учтена личность виновного (Центральный районный суд г. Калининграда в приговоре от 25 ноября 2015 года в отношении Курченкова П.А., этот же суд в приговоре в отношении Ерицышина В.Н. от 19 января 2017 года).
Признание тех или иных обстоятельств смягчающими — это право суда, что также должно быть мотивировано в приговоре. Однако во многих приговорах активное способствование в раскрытии и расследовании преступления, явка с повинной признается смягчающим даже при частичном признании вины, при вменении покушения на преступление без соответствующей мотивировки.
Содержащийся в ст. 63 УК РФ перечень отягчающих наказание обстоятельств является исчерпывающим, поэтому суд не вправе при мотивировке наказания ссылаться на обстоятельства, которые не указаны в законе.
Неманским городским судом Калининградской области 24 ноября 2016 года при постановлении приговора в отношении Солушкиной О.А., Зеленоградским районным судом Калининградской области 14 сентября 2016 года — в отношении Тетера М.Ю. необоснованно указано на учет при назначении наказания мнения потерпевшего о суровом наказании.
Суд, назначающий наказание, в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного может признать отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ (часть 1.1 введена Федеральным законом от 21.10.2013 № 270-ФЗ),
Данные изменения вступили в силу с 1 ноября 2013 г.
Наличие по делу отягчающих обстоятельств свидетельствует о повышенной степени общественной опасности уголовно наказуемого деяния и личности виновного, а их учет позволяет суду назначить лицу, привлекаемому к уголовной ответственности, наказание более строгого вида или избрать наказание ближе к высшему пределу санкции, предусмотренной за совершение соответствующего преступления, и таким образом обеспечить дифференциацию уголовной ответственности и индивидуализацию средств уголовно-правового воздействия на лиц, виновных в совершении преступления.
В силу ст. 6 УК РФ справедливость назначенного наказания заключается в его соответствии характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.
Во многих приговорах при описании преступного деяния указано на то, что подсудимый находился в состоянии алкогольного опьянения, но в качестве отягчающего наказание обстоятельства это не признано, мотивов не приведено.
В большинстве случаев, когда такое состояние признается отягчающим наказание обстоятельством, вывод суда остается немотивированным, что недопустимо, так как самого факта нахождения в таком состоянии недостаточно для констатации отягчающего наказание обстоятельства. Установлению и доказыванию подлежат обстоятельства, указывающие на то, способствовало ли состояние опьянения снятию контроля осужденного над своим поведением, его агрессии к потерпевшему, на наличие причинно — следственной связи между опьянением и преступным поведением, а все это оценке в совокупности с характером и степенью общественной опасности, фактическими обстоятельствами его совершения.
Во многих приговорах необоснованно, как на отягчающее наказание обстоятельство, указано на наличие опасного или особо-опасного рецидива преступлений/в то время как в соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 63 УК РФ таким обстоятельством является рецидив преступлений, без указания его вида. Вид рецидива подлежит уточнению при определении вида исправительного учреждения где осужденному предстоит отбывать назначенное наказание.
При вынесении приговора в описательно-мотивировочной части в соответствии со ст. 307 УПК РФ необходимо мотивировать выводы по вопросам, связанным с назначением уголовного наказания.
В частности, в описательно-мотивировочной части приговора должны быть указаны мотивы, по которым суд пришел к выводу о назначении наказания в виде лишения свободы, если санкция уголовного закона предусматривает и другие виды наказаний, не связанные с лишением свободы; о необходимости условного осуждения подсудимого, о назначении наказания ниже низшего предела, предусмотренного уголовным законом за данное преступление, или переходе к другому, более мягкому наказанию; о неприменении дополнительного наказания; о лишении воинского или специального звания; о назначении вида исправительной колонии.
Не всегда являются достаточно убедительными и обоснованными мотивы выбора вида наказания.
Непризнания вины, изменение показаний с целью уклонения от уголовной ответственности, попытки переложить ответственность на иных лиц (приговор Краснознаменского районного суда Калининградской области от 28 декабря 2016 года в отношении Абцешко М.Д., Кляусова Е.Г., Никольского В.В.) не должны учитываться при назначении наказания поскольку в силу ст. 51 Конституции РФ, п. 21 ч. 4 ст. 47 УПК РФ подсудимый не обязан свидетельствовать против себя самого, вправе отказаться от дачи показаний, не несёт ответственность за дачу заведомо ложных показаний, вправе защищаться иными средствами и способами, не запрещенными законом.
Согласно п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30 июня 2015 г. № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве», право обвиняемого на защиту включает в себя и право защищаться всеми не запрещенными законом способами и средствами, в том числе давать показания по поводу имеющегося в отношении него обвинения либо отказаться от дачи показаний; возражать против обвинения.
В соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 58 УК РФ, отбывание лишения свободы назначается лицам, осужденным за преступления, совершенные по неосторожности, а также лицам, осужденным к лишению свободы за совершение умышленных преступлений небольшой и средней тяжести, ранее не отбывавшим лишение свободы, — в колониях-поселениях. С учетом обстоятельств совершения преступления и личности виновного суд может назначить указанным лицам отбывание наказания в исправительных колониях общего режима с указанием мотивов принятого решения. Не приведены были такие мотивы Неманским городским судом Калининградской области 25 ноября 2015 года в отношении Тырина Г.М., Ленинградским районным судом г. Калининграда 20 июня 2016 года в отношении Меженного С.В.
Необходимо неукоснительно соблюдать требования ст.ст. 299, 305 — 307, 309 УПК РФ, касающиеся разрешения гражданского иска при постановлении приговора. С учетом этих требований суд обязан привести в приговоре мотивы, обосновывающие полное или частичное удовлетворение иска либо отказ в нем, указать с приведением соответствующих расчетов размеры, в которых удовлетворены требования истца, и закон, на основании которого разрешен гражданский иск. При удовлетворении гражданского иска, предъявленного к нескольким подсудимым, в приговоре надлежит указать, какие конкретно суммы подлежат взысканию с них солидарно и какие — в долевом порядке.
В соответствии с положениями ч. 2 ст. 309 УПК РФ при постановлении обвинительного приговора суд обязан разрешить предъявленный по делу гражданский иск. Лишь при необходимости произвести дополнительные расчеты, связанные с гражданским иском, требующие отложения судебного разбирательства, и когда это не влияет на решение суда о квалификации преступления, мере наказания и по другим вопросам, возникающим при постановлении приговора, суд может признать за гражданским истцом право на удовлетворение гражданского иска и передать вопрос о размере возмещения гражданского иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.
РЕЗОЛЮТИВНАЯ ЧАСТЬ ПРИГОВОРА.
Допускаются небрежности при написании резолютивной части приговора.
Не указывается принцип (частичного или полного сложения), применяемый при назначении наказания (приговор Гурьевского районного суда Калининградской области от 10 августа 2016 года в отношении Александровича М.К., приговор Гурьевского районного суда Калининградской области от 2 февраля 2016 года в отношении Демидова П.В.), вид и режим исправительного учреждения (приговор Славского районного суда Калининградской области от 4 мая 2016 года в отношении Собченко Е.В., приговор Светловского городского суда Калининградской области от 27 июля 2016 года в отношении Гориня Е.О.), часть статьи по которой виновный осужден (приговор Балтийского городского суда Калининградской области от 19 октября 2015 года в отношении Колчина Р.О.), приговор с которым складывается наказание по ч. 5 ст. 69 УК РФ (приговор Гурьевского районного суда Калининградской области от 6 октября 2016 года в отношении Рындина Ф.В.), ошибочно указывается не на тот пункт статьи УК РФ (приговор Ленинградского районного суда г. Калининграда от 1 ноября 2016 года в отношении Сычева В.В.), не указывается решение по гражданскому иску, в то время как результат его рассмотрения имеется в описательно-мотивировочной части приговора (приговор Светлогорского городского суда Калининградской области от 15 июля 2016 года в отношении Попова О.А.), пропускается слово «месяцев» при указании назначенного срока (приговор Неманского городского суда Калининградской области от 6 декабря 2016 года в отношении Логовника С.П.).
В резолютивной части приговора должно также содержаться разъяснение о порядке и сроках его обжалования в соответствии с требованиями главы 45Л УПК РФ, о праве осужденного и оправданного ходатайствовать об участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции, что не всегда соблюдается при постановлении приговора мировыми судьями.

Судебная коллегия по уголовным делам
Калининградского областного суда