Справка по результатам изучения практики назначения судебных экспертиз при разрешении гражданских споров

Справка
по результатам изучения практики
назначения судебных экспертиз при разрешении
гражданских споров
В соответствии с планом работы Орловского областного суда на первое полугодие 2016 г. изучена практика применения судами законодательства о судебной экспертизе по гражданским делам. Из районных судов г.Орла и Орловской области истребованы дела, в ходе рассмотрения которых в 2015 г. назначалась судебная экспертиза.
Целью проведения настоящего обобщения явилось изучение сложившейся судебной практики, правильности применения законодательства и выявления проблемных вопросов, возникающих при назначении судебных экспертиз по гражданским делам.
В соответствии со ст. 2 ГПК РФ задачами гражданского судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов указанных в ней субъектов частного и публичного права.

Одним из источников сведений о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения гражданского дела, являются заключения экспертов (ст. 55 ГПК РФ)
В соответствии с частью 1 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ) при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.
В рамках проведения обобщения всего поступило 693 гражданских дела, при рассмотрении которых назначались экспертизы в связи с невозможностью без специальных знаний установить факт, имеющий значение для разрешения дела, и (или) отсутствием иных доказательств, с достоверностью подтверждающих или опровергающих данное обстоятельство и постановить правильное решение.
Перечень видов судебных экспертиз, назначаемых по гражданским делам, достаточно обширен. Обобщение показало, что наибольшее количество назначенных по гражданским делам в 2015 г. судебных экспертиз составляют:
автотехнические и автотовароведческие – 257
судебно-психиатрические – 102
строительно-технические – 80
товароведческие – 55
землеустроительные – 36
молекулярно-генетические – 22
психолого-педагогические – 20
почерковедческие – 20.
Кроме того, назначались за исследуемый период бухгалтерские, наркологические, фоноскопические, трассологические, криминалистические, почвоведческие, экологические, судебно-медицинские, лингвистические, пожарно-технические, комплексные судебные психолого-психиатрические, технологические, а также экспертиза патентов, лесопатологическая экспертиза.
В соответствии с законом экспертиза может проводиться как в государственном судебно-экспертном учреждении, так и в негосударственной экспертной организации либо конкретным экспертом или экспертами.
Проведение большинства экспертиз поручалось государственным судебно-экспертным учреждениям – 67%. Этими учреждениями — ФБУ «Орловская лаборатория судебной экспертизы», ОБУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы», БУЗ «Орловский психоневрологический диспансер», БУЗ «Орловская областная психиатрическая больница», БУЗ «Орловский наркологический диспансер» проводились судебно-медицинские, судебно-психиатрические, психолого-психологические, наркологические, молекулярно-генетические, автотехнические экспертизы.
В остальных случаях экспертизы проводились индивидуальными предпринимателями (Приц М.С., Пашинин Н.Н., Волосатов Ю.Д. Алиев И.Н., Сергеев А.А.), ООО «Агентство независимой оценки и экспертизы транспорта», «Центр молекулярной генетики» г.Москва, «Эксо-Орел», «Премиум-оценка», а также ЗАО «Артес». Все они имеют лицензию на право осуществления экспертной деятельности. Ими проводились автотовароведческие, судебно-бухгалтерские, молекулярно-генетические, строительно-технические, землеустроительные экспертизы.
Следует отметить, что в основном экспертизы проводились в г.Орле (97%), лишь немногие из них были проведены в городах Москве, Курске, Воронеже и Санкт-Петербурге.
Изучение судебной практики показало, что в целом суды г.Орла и Орловской области соблюдают требования действующего законодательства при назначении экспертиз.
Вместе с тем, выявлены следующие недостатки.
Назначение экспертиз, протоколы судебных заседаний
При разрешении гражданских споров судами учитывалось, что на проведение экспертизы требуется определенное время, поэтому в целях соблюдения сроков рассмотрения гражданских дел суды на ранней стадии судебного разбирательства разрешали вопрос о назначении экспертизы. Как правило, указанный вопрос рассматривался уже в предварительном судебном заседании, если стороны присутствовали на нем.
Вместе с тем, отмечено несвоевременное назначение экспертизы судом.
По делу по иску ООО «Росгосстрах» в Орловской области к АлдохинуИ.Н. о взыскании ущерба в сумме 399994 руб., причиненного в результате ДТП, иск подан в суд 01.04.2015г., в судебном заседании по ходатайству представителя ответчика, оспаривавшего размер стоимости восстановительного ремонта поврежденного автомобиля, определением суда от 20.07.2015 г. была назначена автотехническая экспертиза, которая было поручена эксперту Дронову Д.В., т.е. спустя 3 месяца и 19 дней.
При этом из дела видно, что предварительное судебное заседание было проведено 23.04.2015 г. с участием сторон, на котором согласно протоколу судебного заседания представитель ответчика уже оспаривал стоимость восстановительного ремонта автомобиля истца.
В силу статьи 150 ГПК РФ при подготовке дела к судебному разбирательству судья назначает экспертизу. Однако вопрос о назначении экспертизы на обсуждение сторон до проведения судебного заседания судьей не ставился, хотя препятствий к этому не было. Экспертное заключение было изготовлено 14.08.2015 г., в суд поступило 24.08.2015 г.
Решение по данному делу было постановлено судом 11.09.2015г., которым исковые требования удовлетворены.
Таким образом, дело, не представляющее сложности, находилось в производстве суда 5 месяцев 10 дней (Новодеревеньковский районный суд судья Бычкова Л.Н.).
Обобщение также показало, что не всегда требуются специальные познания для правильного рассмотрения дела, а судебное постановление могло быть принято по имеющимся в деле доказательствам и без проведения экспертизы.
Так, 09.12.2014 г. Курдюков Н.Н. обратился в Заводской районный суд г.Орла с иском к ООО «АвтоМир» об обязании произвести ремонт грузового автомобиля, сославшись на то, что через непродолжительное время после приобретения автомобиля обнаружились недостатки в кузове и просил заменить будку. При этом, истец изначально указывал, что является индивидуальным предпринимателем с 2000 г., использует автомобиль в предпринимательских целях и занимается перевозкой мяса.
По его ходатайству судом 21.01.2015г. была назначена автотехническая экспертиза на предмет установления наличия неисправностей кузова, причин их образования и стоимости ремонта, производство которой поручено ООО «НК ИНТЭКОС».
После проведения экспертизы, стоимость которой была взыскана с ответчика, определением суда от 07.04.2015 г. производство по данному гражданскому делу было прекращено в связи с тем, что спор не подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства, а подлежит рассмотрению арбитражным судом. Определение суда о прекращении производства по делу в апелляционном порядке не обжаловалось.
Таким образом, проведение экспертизы судом общей юрисдикции по делу не было необходимым, привело к затягиванию сроков рассмотрения дела, а истец понес необоснованные расходы на ее проведение (судья Заводского районного суда г.Орла Кальная Е.Г.).
Новосильским районным судом рассматривались дела по искам ООО«Залегощь-Агро» к Соколову И.П., ШелудяковойЛ.И., СоколовойМ.И. о понуждении заключения договора купли-продажи земельных долей.
В обоснование указанных исков истец ссылался на то, что в июне-июле 2012г. заключил с ответчиками предварительные договоры купли-продажи принадлежащих им земельных долей, находящихся по адресу: Орловская область, Новосильский район, СПК «Победа», земли сельхозназначения.
Согласно предварительным договорам стороны определили общую стоимость земельной доли каждого из ответчиков и предусмотрели, что оплата будет произведена после подписания договора, а также обязались в будущем заключить основной договор купли-продажи земельной доли в праве общей долевой собственности на земельный участок.
Однако впоследствии стали уклоняться от подписания договоров купли-продажи. ООО «Залегощь-Агро» просило суд обязать каждого из ответчиков заключить договор купли-продажи земельных долей, расположенных по адресу: Орловская область, Новосильский район, СПК «Победа», в соответствии с условиями предварительных договоров купли-продажи.
При рассмотрении заявленных исков судом установлено, что предварительные договоры, заключенные сторонами, не содержали условие о сроке, в течение которого должен быть заключен основной договор купли-продажи, следовательно, обязательства сторон, предусмотренные указанными предварительными договорами, прекратились в течение года с момента их заключения исходя из требований пункта 4 статьи 429 ГКРФ.
Однако в указанный срок основной договор купли-продажи земельной доли между сторонами заключен не был, с предложением о заключении основного договора купли-продажи земельной доли к ответчикам ООО«Залегощь-Агро» не обращалось. Впервые вопрос о заключении основного договора был поставлен только в апреле 2015 г. при обращении в суд с настоящими исками. При таких обстоятельствах, суд пришел к выводу о том, что обязательства ответчиков по заключению с ООО «Залегощь-Агро» основного договора купли-продажи земельной доли являются прекращенными и постановил решения об отказе в удовлетворении исков. С решениями суда первой инстанции согласилась апелляционная инстанция, оставив их без изменения.
Вместе с тем, из материалов указанных гражданских дел усматривается, что судом по каждому делу была назначена и проведена почерковедческая экспертиза на предмет подлинности подписи ответчиков в предварительных договорах купли-продажи, расходных кассовых ордерах при получении оплаты по данным договорам. Согласно заключениям экспертов подписи выполнены самими ответчиками. Между тем, заключения судебных экспертиз не были положены в основу принятых судом решений, поскольку не имели правового значения для правильного рассмотрения дел, проведение экспертиз не вызывалось необходимостью. (Новосильский районный суд, судья Кирюхина Н.В.).
Содержание протоколов судебных заседаний, на которых решался вопрос о назначении экспертизы, как правило, отвечает требованиям ст.ст. 229, 230 ГПК РФ.
В частности, в них указывается о том, кем заявлено ходатайство о назначении экспертизы, наименование экспертизы, эксперт или экспертное учреждение, которому необходимо поручить производство экспертизы, вопросы, требующие разрешения, права лиц, участвующих в деле, связанных с назначением и проведением экспертизы.
В силу ч.2 ст. 79 ГПК РФ каждая из сторон и другие лица, участвующие в деле, вправе представить суду вопросы, подлежащие разрешению при проведении экспертизы. Окончательный круг вопросов, по которым требуется заключение эксперта, определяется судом. Отклонение предложенных вопросов суд обязан мотивировать.
Частью 3 статьи 84 ГПК РФ закреплено право лиц, участвующих в деле, присутствовать при проведении экспертизы, за исключением случаев, если такое присутствие может помешать исследованию, совещанию экспертов и составлению заключения.
Проведенное обобщение показало, что имеют место случаи, когда в протоколах судебных заседаний отсутствуют сведения о разъяснении сторонам и другим лицам, участвующим в деле, их процессуальных прав, предусмотренных частью 2 статьи 79, частью 3 статьи 84 ГПК РФ.
Указанные нарушения отмечены по делам Кромского районного суда (п.Тросна, судья Ерохин Р.В.). Из предоставленных на обобщение четырех гражданских дел ни в одном из них не были разъяснены нормы процессуального права, связанные с назначением экспертизы, хотя стороны присутствовали в судебном заседании.
Аналогичные нарушения допущены также судьей Ливенского районного суда СенинымВ.Н., судьей Заводского районного суда г.Орла Кальной Е.Г.
Согласно ч.1 ст. 79 ГПК РФ при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. Проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам.
Стороны, другие лица, участвующие в деле, имеют право просить суд назначить проведение экспертизы в конкретном судебно-экспертном учреждении или поручить ее конкретному эксперту; заявлять отвод эксперту; формулировать вопросы для эксперта; знакомиться с определением о назначении экспертизы и со сформулированными в нем вопросами; знакомиться с заключением эксперта; ходатайствовать перед судом о назначении повторной, дополнительной, комплексной или комиссионной экспертизы. (ч.2 ст. 79 ГПК РФ)
Изучение поступивших на обобщение дел показало, в основном суды при назначении экспертизы выполняют вышеуказанные требования закона. Согласно протоколам судебных заседаний по большинству изученных дел вопрос о назначении экспертизы рассматривался в судебном заседании с участием сторон или их представителей, выяснялся круг вопросов, мнение сторон по ним, а также экспертное учреждение или конкретный эксперт, об оплате расходов по экспертизе.
Вместе с тем, выявлено нарушение, допущенное судом при назначении судебной товароведческой экспертизы по делу по иску Сильченко К.В. к ООО «Медиа-Маркет-Сатурн» о защите прав потребителей. Данная экспертиза была назначена по ходатайству представителя истца. Согласно протоколу судебного заседания на обсуждение сторон было постановлено 2 вопроса (наличие недостатков в ноутбуке и причины их образования), тогда как в определении о назначении экспертизы судом перед экспертом было постановлено 4 вопроса. Следовательно, окончательный круг вопросов в нарушение закона в судебном заседании не был согласован с участниками судебного разбирательства. (Новодеревеньковский райсуд, судья Бычкова Л.Н.)
Согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 13 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 24 июня 2008 г. № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству», необходимо иметь в виду, что в соответствии со статьей 79 ГПК РФ на разрешение экспертизы могут быть поставлены только те вопросы, которые требуют специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства или ремесла. Недопустима постановка перед экспертом (экспертами) вопросов правового характера, разрешение которых относится к компетенции суда (например, вопроса о дееспособности гражданина, а не о характере его заболевания).
Как показал анализ представленных на обобщение дел, суды не всегда правильно определяют круг вопросов в судебном заседании, необходимых для правильного рассмотрения дела, и ставят перед экспертами вопросы, не относящиеся к их компетенции.
Так, по делу по заявлению Малицкого А.Ф. о признании недееспособным брата НиколаеваО.Б., с учетом мнения сторон в судебном заседании, судом была назначена амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза в БУЗ «Орловский психоневрологический диспансер». В числе поставленных перед экспертами вопросов был вопрос и о том, нуждается ли Николаев О.Б. в учреждении опеки над ним, тогда как это правовой вопрос. Согласно пункту 2 статьи 285 ГПК РФ решение суда, которым гражданин признан недееспособным, является основанием для назначения ему опекуна органом опеки и попечительства (Северный суд, судья Казимиров Ю.А.).
Аналогичный правовой вопрос о нуждаемости гражданина в опеке был поставлен судьями Советского районного суда г.Орла, Мценского районного суда.
Другой пример.
По делу по иску Жидких М.Н. к администрации г.Орла о признании права собственности на нежилое помещение судом назначалась строительно-техническая экспертиза, на разрешение которой был поставлен, в том числе и вопрос нарушает ли сохранение возведенного истцом строения права и охраняемые законом интересы других лиц либо создает угрозу жизни и здоровью граждан. Между тем, вопрос о том, нарушает ли сохранение строения права и охраняемые законом интересы других лиц также является правовым, вследствие чего экспертом ООО «Орелоблкоммунпроект» на него в заключении не был дан ответ (Советский районный суд г.Орла, судья Самойлова Ю.С.).
Определение экспертного учреждения, эксперта или экспертов,
представление необходимых материалов и документов
В силу части 1 статьи 79 ГПК РФ проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам.
Правовой статус государственного судебно-экспертного учреждения и государственного судебного эксперта установлен статьями 11, 12 Федерального закона от 31.05.2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (далее – Федеральный закон от 31.05.2001 г. № 73-ФЗ).
Согласно части 1 статьи 41 Федерального закона от 31.05.2001 г. №73‑ФЗ в соответствии с нормами процессуального законодательства Российской Федерации судебная экспертиза может производиться вне государственных судебно-экспертных учреждений лицами, обладающими специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла, но не являющимися государственными судебными экспертами.
Негосударственными экспертными организациями являются коммерческие и некоммерческие организации, обладающие специальными знаниями в различных областях науки, техники, искусства, ремесла.
На судебно-экспертную деятельность лиц, не являющихся государственными судебными экспертами, но обладающих специальными знаниями в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, распространяется действие статей 2, 3, 4, 6 — 8, 16 и 17, части второй статьи 18, статей 24 и 25 Федерального закона от 31.05.2001 г. № 73-ФЗ, которыми закреплены задачи и принципы судебно-экспертной деятельности, обязанности и права эксперта при проведении судебной экспертизы, ограничения в проведении судебной экспертизы конкретным экспертом, особенности проведения судебной экспертизы в присутствии участников процесса, а также установлены требования к заключению эксперта.
Определение судебно-экспертного учреждения, конкретного эксперта или нескольких экспертов суду надлежит осуществлять с учетом мнения лиц, участвующих в деле, а также с учетом наличия компетенции и возможности у экспертного учреждения или конкретного эксперта (экспертов) для проведения соответствующего вида судебной экспертизы. При этом обстоятельство наличия у того или иного экспертного учреждения или конкретного эксперта (экспертов) компетенции и возможности для проведения определенного вида судебной экспертизы суду следует выяснять до вынесения определения о назначении судебной экспертизы посредством как устного, так и письменного запроса в адрес учреждения или эксперта соответствующих сведений.
Вместе с тем, обобщение показало, что судами г.Орла и Орловской области при определении экспертного учреждения или конкретного эксперта (экспертов) в судебном заседании не всегда выяснялась компетенция экспертов на производство экспертизы. что приводило к невозможности проведения экспертизы, и как следствие, к затягиванию сроков проведения судебной экспертизы и, соответственно, сроков рассмотрения дел.
Так, по делу по иску Сухановой Е.А. к автономному учреждению Орловской области «Редакция газеты «Сельские зори» о защите чести и достоинства, взыскании компенсации морального вреда, стороной истца была заявлено ходатайство о проведение судебной лингвистической экспертизы для определения о наличии или отсутствии порочащего характера сведений, указанных в статье. Проведение экспертизы просили поручить эксперту Костромичевой М.В., что и было сделано судом в определении о назначении судебной лингвистической экспертизы от 02.07.2015 г.
23.07.2015 г. гражданское дело было возвращено в суд в связи с самоотводом эксперта Костромичевой М.В.
После возобновления производства по делу истец вновь заявил ходатайство о назначении судебной лингвистической экспертизы. 07.08.2015г. судьей было вынесено определение о назначении судебной лингвистической экспертизы, производство которой было возложено на ФБУ Орловская лаборатория судебных экспертиз. 16.09.2015г., которое и дало заключение по существу поставленных в определении вопросов. (Кромской районный суд Орловской области. Судья Устинова Н.И.)
Заводским районным судом г.Орла рассматривалось дело по иску Путимцевой Л.Ю. к Фиалкаускасу С. о защите прав на результаты интеллектуальной деятельности. В обоснование требований она указала о том, что имеет патент на модель «Сумка хозяйственная». Ответчик в свою очередь является автором полезной модели «Сумка хозяйственная» с другим патентом, который является зависимым от патента истца и использует его без согласия истца. Поэтому просила запретить ответчику использование полезной модели без разрешения истца.
В судебном заседании по ходатайству ответчика судом 13.05.2015 г. была назначена судебная экспертиза патентов и ее производство поручено экспертам ФГБУ «Федеральный институт промышленной собственности» (г.Москва).
Однако определение суда о назначении данной экспертизы 29.05.2015г. было возвращено без исполнения по тем основаниям, что ФИПС не является государственным судебно-экспертным учреждением, проведение судебной экспертизы не предусмотрено уставной деятельностью ФИПС и не входит в круг служебных обязанностей его работников.
После этого определением суда от 13.07.2015 г., то есть через полтора месяца была назначена такая же экспертиза, производство которой поручено эксперту Ионову С.И., имеющему сертификат соответствия и обладающему специальными познаниями в области легкой промышленности, который представил суду заключение по существу поставленного вопроса, необходимого для правильного разрешения спора. Заключение эксперта было положено судом в основу решения об удовлетворении иска (Заводской районный суд г.Орла, судья Щербаков А.В.)
По делу по иску Лупина С.И. к Юдакову В.И. о защите чести, достоинства и деловой репутации, взыскании компенсации морального вреда в процессе рассмотрения по ходатайству истца Заводским районным судом г.Орла 08.06.2015г. была назначена лингвистическая экспертиза, производство которой поручено ФБУ «Орловская лаборатория судебной экспертизы». Согласно протоколу судебного заседания от 08.06.2015г. истцом было предложено экспертное учреждение ФБУ«Курская лаборатория судебной экспертизы», ответчик не возражал против проведения экспертизы, представив суду на обсуждение свои вопросы для эксперта. Его мнение в отношении экспертного учреждения протокол судебного заседания сведений не содержит. Между тем, в определении суда о назначении данной экспертизы указано, что ответчик просил поручить проведение экспертизы ФБУ «Орловская лаборатория судебной экспертизы», которому и было поручено судом проведение экспертизы. Таким образом, протокол судебного заседания не соответствует определению суда о назначении экспертизы в части экспертного учреждения.
Однако начальником экспертного учреждения ФБУ «Орловская лаборатория судебной экспертизы» письмом от 07.07.2015 г. материалы гражданского дела вместе с определением были возвращены без исполнения в связи с наличием конфликта интересов. После возобновления производства по делу и выяснения мнения сторон в судебном заседании определением суда от 14.07.2015 г. была назначена лингвистическая экспертиза и ее производство было поручено ФБУ Воронежский региональный центр судебной экспертизы Минюста России, которым и было подготовлено необходимое заключение (Заводской районный суд г.Орла, судья Кальная Е.Г.)
Представляется, что в приведенных случаях затягивания сроков проведения судебной экспертизы и рассмотрения дел можно было избежать при должной подготовке суда к ее назначению и выбору надлежащего эксперта или экспертного учреждения.
В соответствии с действующим процессуальным законодательством в целях своевременного и правильного проведения экспертизы необходимо представление помимо материалов гражданского дела документов, объектов исследования.
Частью 1 статьи 81 ГПК РФ установлено, что в случае оспаривания подлинности подписи на документе или ином письменном доказательстве лицом, подпись которого имеется на нем, суд вправе получить образцы почерка для последующего сравнительного исследования. О необходимости получения образцов почерка выносится определение суда.
Получение образцов почерка судьей или судом может быть проведено с участием специалиста (часть 2 указанной статьи).
О получении образцов почерка составляется протокол, в котором отражаются время, место и условия получения образцов почерка. Протокол подписывается судьей, лицом, у которого были получены образцы почерка, специалистом, если он участвовал в совершении данного процессуального действия (часть 3 статьи 81 ГПК РФ).
Обобщение показало, что не всегда это требование закона выполняется судами.
Так, по делу по иску Анисимовой Т.А. к Анисимовой Н.А. об устранении нарушений прав собственника и встречному исковому заявлению Анисимовой Н.А. к Анисимовой Т.А., Государственному унитарному предприятию Орловской области «Межрегиональное бюро технической инвентаризации о признании межевого плана земельного участка недействительным судом была назначена почерковедческая экспертиза. Однако в нарушение статьи 81 ГПК РФ судом не было вынесено определение о необходимости получения образцов почерка, а также не был составлен протокол отбора образцов почерка, хотя необходимые образцы почерка были представлены эксперту и экспертиза была проведена. (Кромской районный суд, судья Устинова Н.И.)
Аналогичные нарушения были допущены по делу по иску ОАО«Сбербанк России» к Ландарь В.П. о взыскании кредитной задолженности (Мценский районный суд, судья Тульская С.Г.)
Определение суда о назначении по делу судебной экспертизы
Назначение по делу судебной экспертизы оформляется определением суда.
Вынесение определения о ее назначении возможно только в совещательной комнате, как это предусмотрено частью 1 статьи 224 ГПК РФ.
Обобщение показало, что судьи всегда при разрешении вопроса о назначении судебной экспертизы удаляются в совещательную комнату.
Частью 1 статьи 80 ГПК РФ установлено, что в определении о назначении экспертизы суд указывает наименование суда; дату назначения экспертизы и дату, не позднее которой заключение должно быть составлено и направлено экспертом в суд, назначивший экспертизу; наименования сторон по рассматриваемому делу; наименование экспертизы; факты, для подтверждения или опровержения которых назначается экспертиза; вопросы, поставленные перед экспертом; фамилию, имя и отчество эксперта либо наименование экспертного учреждения, которому поручается проведение экспертизы; представленные эксперту материалы и документы для сравнительного исследования; особые условия обращения с ними при исследовании, если они необходимы; наименование стороны, которая производит оплату экспертизы.
В определении суда также указывается, что за дачу заведомо ложного заключения эксперт предупреждается судом или руководителем судебно-экспертного учреждения, если экспертиза проводится специалистом этого учреждения, об ответственности, предусмотренной Уголовным кодексом Российской Федерации (часть 2 статьи 80 ГПК РФ).
Обобщение выявило факты неправильного составления определений о назначении экспертиз.
Например, Орловским районным судом по делу Малышевых М.А. иС.И. о разделе земельного участка определением от 21.09.2015 г. была назначена судебная экспертиза, производство поручено эксперту ООО«Ансор» без указания его фамилии и без указания наименования экспертизы. Однако согласно заключению экспертизы проведена была первичная строительно-техническая экспертиза и оно подписано двумя экспертами Сорокиным Р.С. и Анискиным Р.В. (Орловский районный суд Орловской области, судья Соколова Н.М.).
Другой пример. По делу по иску Пугачевой Н.В. к ОСАО «РЕСО-Гарантия» о защите прав потребителей, взыскании ущерба, причиненного ДТП, в определении о назначении экспертизы от 01.12.2014 г. экспертиза не поименована, только указано, что она проводится для определения стоимости восстановительного ремонта поврежденного автомобиля. В данном случае суд должен был указать, что назначена судебная автотовароведческая экспертиза, которую эксперт указал в своем заключении. (судья Заводского районного суда г.Орла Сандуляк С.В.)
В силу ст. 80 ГПК РФ суд в определении о назначении экспертизы указывает, в том числе, дату, не позднее которой заключение должно быть составлено и направлено экспертом в суд.
Не всегда это требование закона соблюдается судами при назначении экспертиз.
Как показало обобщение, суды в определениях о назначении экспертизы чаще указывают не конкретную дату представления заключения в суд, а его срок, например, в течение 15 или 30 дней со дня поступления определения о назначении экспертизы в экспертное учреждение или эксперту, что противоречит процессуальному закону.
Вместе с тем, неединичны случаи, когда суды в определениях указывают конкретную дату представления заключения экспертизы в суд. Как правило, дата представления заключения экспертизы ими указывается в пределах до 30 дней, что не противоречит ст. 1.1 Методических рекомендаций по производству судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях системы Министерства юстиции РФ, утвержденных Приказом Министерства юстиции РФ от 20 декабря 2002г. № 346. Подобная практика судов области не противоречит также положениям абз.4 ч.1 ст.85 ГПК РФ, устанавливающим ответственность эксперта или судебно-экспертного учреждения в случае невыполнения требования суда, назначившего экспертизу, о направлении заключения эксперта в суд в срок, установленный в определении о назначении экспертизы, при отсутствии мотивированного сообщения эксперта или судебно-экспертного учреждения о невозможности своевременного проведения экспертизы либо невозможности проведения экспертизы по причинам, указанным в абз.2 ч.1 ст. 85 ГПК РФ.
В отдельных случаях суды предоставляют экспертам более длительные сроки проведения экспертиз, например, судебно-медицинской по делу о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда, связанных с некачественным оказанием медицинских услуг; лингвистической по делу о защите чести и достоинства, при этом судами обоснованно учитывается объем исследований.
Действия суда, связанные с назначением по делу
судебной экспертизы
В силу части 4 статьи 86 ГПК РФ на время проведения экспертизы производство по делу может быть приостановлено.
Настоящее обобщение показало, что суды г.Орла и Орловской области во всех случаях назначения по делу судебной экспертизы приостанавливали производство по делу.
Однако не все суды приводили в определениях мотивы необходимости приостановления производства по делу.
Например, по делу по иску Лукачева В.Н. к Карасеву А.Ю. о возмещении ущерба от ДТП, судом назначалась автотовароведческая экспертиза на предмет выяснения стоимости восстановительного ремонта автомобиля с учетом износа и без учета износа и в определении от 10.06.2015г. не указано почему суд считает необходимым приостановить производство по делу. (Заводской районный суд г.Орла, судья Второва Н.Н.).
Не мотивировано в части приостановления производства определение о назначении автотехнической экспертизы судьей Заводского районного суда г.Орла Амелькиной М.В. по делу по иску ООО«Росгосстрах» к Туйнову А.В. о возмещении ущерба от ДТП.
Аналогично не мотивировано определение Болховского районного суда от 24.02.2015 г. о назначении автотовароведческой экспертизы в части приостановления производства по делу Рыльковой А.М. о взыскании страхового возмещения (судья Фролова Е.В.).
Судьей Советского районного суда г.Орла Гапоновой Е.М. не мотивировано приостановление по делу в связи с назначением автотехнической экспертизы по иску Варламьева О.В. к Голубятникову В.А. о возмещении ущерба от ДТП.
Нормами ГПК РФ не предусмотрена возможность обжалования определения о назначении экспертизы отдельно от решения суда.
При этом статьей 104 ГПК РФ установлено, что на определение суда по вопросам, связанным с судебными расходами, может быть подана частная жалоба.
Статьей 218 ГПК РФ предусмотрено, что на определение суда о приостановлении производства по делу может быть подана частная жалоба.
Из системного анализа вышеприведенных правовых норм следует, что определение суда о назначении экспертизы может быть обжаловано только в части вопросов, связанных с судебными расходами на ее проведение, а также в части приостановления производства по делу до окончания проведения экспертизы (в случае реализации судом права на приостановление производства по делу на время проведения экспертизы в соответствии с частью 4 статьи 86 ГПК РФ). Определение суда в части разрешения иных вопросов не препятствует движению дела, в связи с чем в силу статьи 331ГПК РФ не подлежит обжалованию в апелляционном порядке.
В силу ст. 332 ГПК РФ частная жалоба может быть подана в течение 15 дней со дня вынесения определения судом первой инстанции, если иные сроки не установлены настоящим Кодексом.
Между тем, проведенное обобщение показало, что нередко судами определения о назначении по делу судебной экспертизы вместе с материалами дела направляются ранее истечения вышеуказанного срока.
Так, например, по делу по иску Роговниной В.В. к Иваненко Ю.Д. о взыскании 116925 руб. в счет возмещения ущерба, причиненного в результате ДТП и судебных расходов, судом 04.09.2015 г. была назначена судебная автотехническая экспертиза, при этом материалы гражданского дела были направлены эксперту 14.09.2015 г., то есть до истечения пятнадцатидневного срока обжалования определения о назначении экспертизы и до вступления определения в законную силу. (Урицкий районный суд Орловской области (с.Сосково) судья Василькова С.С.)
По делу по делу по исковому заявлению Макеевой И.Н. к Шталинскому А.Л. о возмещении имущественного вреда, причиненного дорожно-транспортным происшествием, в судебном заседании по ходатайству ответчика была назначена автотехническая экспертиза и в тот же день определение о назначении экспертизы направлено для исполнения. (судья Ерохин Р.В., Кромской суд).
По делу по иску Медведевой О.В. к Медведеву Н.Н. о разделе совместно нажитого имущества. 14.09.2015г. в предварительном судебном заседании с участием сторон был разрешен вопрос о назначении судебной автотовароведческой экспертизы по определению рыночной стоимости автомобиля марки ВАЗ-21150, подлежащего разделу между супругами, и в тот же день определение было направлено в ООО «ЭКСО-Орел» для исполнения (Новодеревеньковский районный суд Орловской области (п.Красная Заря) судья Артемов А.А.).
Такие же факты отмечены в Железнодорожном, Заводском, Северном и Мценском районных судах.
Следует отметить, что несоблюдение 15-дневного срока вступления определения суда о назначении экспертизы в законную силу и направление его на исполнение до истечения указанного срока не является нарушением процессуального закона, влекущим отмену определения суда. Данные действия судей оправданы необходимостью соблюдения сроков рассмотрения дел и своевременного проведения экспертиз.
Вместе с тем, на случай обжалования определения суда о назначении экспертизы в части приостановления или распределения расходов на ее проведение в апелляционном порядке, судам необходимо формировать копии документов из материалов гражданского дела, подлежащих направлению в апелляционную инстанцию областного суда вместе с апелляционной жалобой. Подобная практика имеет место быть в судах области и не вызывает замечаний.
В ряде районов области в целях предупреждения длительного срока проведения экспертиз и задержки направления заключений в суд судьями осуществляется контроль за деятельностью экспертов путем направления в учреждения писем.
На необходимость осуществления судами контроля за прекращением обстоятельств, послуживших основанием для приостановления производства по делу (ст.ст. 215,216 ГПК РФ) обращено внимание судов в п.9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007г. № 52 (в редакции от 09.02.2012г.) «О сроках рассмотрения судами Российской Федерации уголовных, гражданских дел и дел об административных правонарушениях».
Как положительный пример, следует привести действия судьи Орловского районного суда Найденова А.В., определением которого от 02.04.2015 г. была назначена амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза в отношении БологовойА.Н. по делу по заявлению Бологова Н.А. о признании ее недееспособной. Производство экспертизы было поручено БУЗ ОО «Орловский психоневрологический диспансер» и установлен срок для проведения до 29.05.2015г. Однако к указанному сроку экспертиза проведена не была. Главный врач диспансера с мотивированным ходатайством о продлении срока проведения экспертизы в нарушение требований части 1 статьи 85 ГПК РФ к суду не обращался. В связи с этим судья Найденов А.В. правомерно 10.07.2015 г. года направил в диспансер письмо о необходимости представления заключения экспертизы. После этого в адрес суда 20.07.2015г. поступило заключение экспертизы по существу поставленных вопросов, что позволило суду вынести решение об удовлетворении заявления.
В ходе обобщения установлено, что экспертами заключения представлялись к сроку, указанному судом в определении. В отдельных случаях эксперты обращались с мотивированным ходатайством о продлении установленного срока (болезнь эксперта, большой объем экспертного исследования, загруженность в работе) и такие ходатайства судами удовлетворялись, при этом срок проведения экспертизы увеличивался незначительно.
Заключение эксперта и его оценка судом, как
письменного доказательства по делу
В соответствии со статьей 25 Федерального закона от 31.05.2001 г. №73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» в заключении эксперта или комиссии экспертов должны быть отражены: время и место производства судебной экспертизы; основания производства судебной экспертизы; сведения об органе или о лице, назначивших судебную экспертизу; сведения о государственном судебно-экспертном учреждении, об эксперте (фамилия, имя, отчество, образование, специальность, стаж работы, ученая степень и ученое звание, занимаемая должность), которым поручено производство судебной экспертизы; предупреждение эксперта в соответствии с законодательством Российской Федерации об ответственности за дачу заведомо ложного заключения; вопросы, поставленные перед экспертом или комиссией экспертов; объекты исследований и материалы дела, представленные эксперту для производства судебной экспертизы; сведения об участниках процесса, присутствовавших при производстве судебной экспертизы; содержание и результаты исследований с указанием примененных методов; оценка результатов исследований, обоснование и формулировка выводов по поставленным вопросам. Материалы, иллюстрирующие заключение эксперта или комиссии экспертов, прилагаются к заключению и служат его составной частью. Документы, фиксирующие ход, условия и результаты исследований, хранятся в государственном судебно-экспертном учреждении. По требованию органа или лица, назначивших судебную экспертизу, указанные документы предоставляются для приобщения к делу.
Как показало обобщение, заключения экспертов отвечают требованиям закона и способствовали судам вынесению правильных решений.
В силу части 3 статьи 86 ГПК РФ заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в статьей 67 настоящего Кодекса в совокупности с другими доказательствами. Несогласие суда с заключением должно быть мотивировано в решении или определении суда.
Изучение дел, поступивших на обобщение показало, что заключение эксперта, как правило, являлось одним из важнейших доказательств по делу, принималось судом во внимание при вынесении решения.
Однако не всегда суды при рассмотрении дел свои выводы основывали на заключении эксперта, что приводило к вынесению неправильного решения.
По делу по иску Филонова В.С. к Студенникову М.О. о взыскании ущерба от ДТП в сумме 63771 руб. истцом в обоснование размера был представлен досудебный отчет о величине ущерба, составленный экспертом ООО «Премиум-оценка» Турковым А.А. По ходатайству представителя ответчика судом была назначена автотехническая экспертиза и поручена ФБУ «Орловская лаборатория судебной экспертизы». Перед экспертом было поставлено три вопроса (стоимость восстановительного ремонта с учетом и без учета износа; УТС и подлежит ли замене поврежденная задняя дверь автомобиля). По заключению эксперта размер ущерба составил 39383 руб. Однако судом в основу решения об удовлетворении требований от 17.04.2015 г. было положен отчет Туркова А.А. и взыскано в пользу истца в счет возмещения причиненного материального ущерба 63771 руб.
Определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 14.07.2015 г. решение районного суда изменено и взыскан с ответчика в пользу истца ущерб, определенный экспертом в заключении, т.е. 39383 руб. При этом коллегия указала, что отчет эксперта Туркова А.А. содержит недостаточную аргументацию необходимости замены задней правой двери автомобиля, хотя по обстоятельствам дела указанная дверь подлежит ремонту, соответственно и размер причиненного ущерба будет меньше. Экспертное заключение основано на нормах права и действующих методиках оценки стоимости восстановительного ремонта, данных нескольких сертифицированных автосервисов, в нем подробно описаны технические повреждения, указаны виды и стоимость работ, необходимых для восстановления автомобиля и в нем эксперт предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. (Северный районный суд, судья Казимиров Ю.А.).
Нередки случаи, когда после проведения экспертизы стороны пришли к выводу о заключении мирового соглашения, что также свидетельствует о том, что заключение эксперта является важным доказательством по делу и необходимым для правильного рассмотрения дела.
По делу по иску Акинина А.А. к Головиной Н.Л. об оспаривании отцовства в отношении сына Акинина Даниила, 2001 года рождения, (стороны проживали в гражданском браке) по ходатайству истца была проведена молекулярно-генетическая экспертиза ООО «Центр Молекулярной Генетики» г.Москва, по заключению которой вероятность отцовства АкининаА.А. составляет 99,994%. С ней истец был ознакомлен и в судебном заседании отказался от иска. Определением Северного районного суда г.Орла от 13.04.2015 г. производство по делу прекращено в связи с отказом истца от исковых требований. Определение в апелляционном порядке не обжаловалось.
По делу по иску Прилепской Н.В. к ООО «ЖЭУ № 12» о взыскании ущерба, причиненного залитием квартиры была проведена строительно-техническая экспертиза по ходатайству ответчика. По заключению эксперта стоимость восстановительного ремонта составила 168000 руб. После проведения экспертизы и ознакомления с ней по ходатайству ответчика стороны пришли к заключению мирового соглашения, по условиям которого ответчик выплачивает истцу 150000 руб. в течение трех месяцев по 50000 руб. Определением суда от 22.10.2015г. производство прекращено. (Северный районный суд, судья Золотухин А.П.)
По делу по иску Палицыной Т.А. к Сухиненко Е.С. об установлении факта родственных отношений и определении порядка общения с ребенком была проведена судебно-генетической экспертиза, согласно которой отцовство умершего сына Палицыной Т.А. в отношении ребенка исключается. Узнав о результатах экспертизы, Палицына Т.А. отказалась от иска, который был принят судом и производство по делу прекращено. (Мценский районный суд)
Назначение и проведение комиссионной, комплексной, дополнительной, повторной судебной экспертизы
Комиссионной судебной экспертизой, исходя из содержания части 1 статьи 83 ГПК РФ, является экспертиза, которая проводится двумя или более экспертами в одной области знания.
Комиссионный характер судебной экспертизы в силу части 2 статьи 21 Федерального закона от 31 мая 2001 года N 73-ФЗ определяется органом или лицом, ее назначившими, либо руководителем государственного судебно-экспертного учреждения.
Требования к порядку проведения комиссионной судебной экспертизы установлены частью 2 статьи 83 ГПК РФ, статьями 21, 22 Федерального закона от 31 мая 2001 года N 73-ФЗ.
Как показывает обобщение судебно-психиатрические экспертизы в большинстве случаев являлись комиссионными.
Судебно-психиатрические экспертизы, при проведении которых привлекались врачи разных специальностей, в свою очередь относятся к комплексным в силу части 1 статьи 82 ГПК РФ, поскольку в подобных случаях требуется одновременное проведение исследований с использованием различных научных направлений в пределах одной области знания.
Если установление обстоятельств по делу требует одновременного проведения исследований с использованием различных областей знания или с использованием различных научных направлений в пределах одной области знания судом в соответствии с частью 1 статьи 82 ГПК РФ назначается комплексная судебная экспертиза.
Как показал анализ предоставленных на обобщение гражданских дел, судами в основном назначались комплексные судебные психолого-психиатрические амбулаторные экспертизы.
Требования к порядку проведения комплексной судебной экспертизы установлены частью 2 статьи 82 ГПК РФ, статьей 23 Федерального закона от 31.05.2001 г. № 73-ФЗ. По изученным в ходе обобщения делам указанные выше требования закона при назначении и проведении комплексных судебных экспертиз судами соблюдались, каких-либо нарушений не выявлено.
В случаях недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта суд в силу части 1 статьи 87 ГПК РФ может назначить дополнительную экспертизу, поручив ее проведение тому же или другому эксперту.
Как показало проведенное обобщение, дополнительная экспертиза назначалась при неполноте заключения (когда не все объекты были представлены для исследования, не все поставленные вопросы получили разрешение); при неточностях в заключении и невозможности устранить их путем допроса эксперта в судебном заседании; при необходимости поставить перед экспертом новые вопросы.
В определениях о назначении дополнительной судебной экспертизы суды вопреки требованиям части 3 статьи 87 ГПК РФ не во всех случаях указывали мотивы несогласия с ранее данным заключением эксперта или экспертов.
Орловское областное общество защиты прав потребителей обратилось 09.02.15г. в Северный райсуд г.Орла в интересах Эминова Х.А. с иском к ООО «М.Видео Менеджмент» о защите прав потребителей, указав в обоснование, что у ответчика был приобретен 23.10.14г. сотовый телефон стоимостью 31990 руб., который имел дефект. Предъявленную претензию ответчик оставил без удовлетворения. Просил суд обязать ответчика заменить телефон на аналогичный товар, а также взыскать неустойку, моральный вред и штраф.
В процессе рассмотрения дела в предварительном судебном заседании по ходатайству представителя ответчика была 02.03.15г. назначена техническая экспертиза, производство поручено ИП Колосову А.М. в г.Орле и на разрешение постановлено два вопроса: имеет ли представленный на экспертизу смартфон какие-либо дефекты; если таковые имеются, то являются ли они производственными или связаны с нарушением правил эксплуатации.
По заключению эксперта от 24.03.2015 г. смартфон имеет дефект, так как не включается и дефект является производственным вследствие применения некачественных комплектующих в процессе производства.
Несмотря на то, что экспертом были даны мотивированные ответы на поставленные вопросы, суд по ходатайству представителя ответчика 28.05.2015 г., то есть через 3 месяца и 19 дней необоснованно назначил дополнительную техническую экспертизу, производство которой поручил Автономной некоммерческой организации «Бюро судебных экспертиз» г.Москвы и на разрешение экспертов поставил вопросы: установить причину дефекта смартфона; определить стоимость восстановительного ремонта и установить период времени восстановительного ремонта.
При этом, определение суда о назначении дополнительной экспертизы вопреки требованиям статьи 87 ГПК РФ не мотивировано.
По заключению дополнительной экспертизы от 21.07.2015 г. эксперты вновь подтвердили наличие производственного брака в мобильном телефоне, а определить стоимость восстановительного ремонта и период времени восстановительного ремонта эксперты не смогли, так как аппарат с данными дефектами производителем признается неремонтопригодным.
Таким образом, предусмотренных статьей 87 ГПК РФ оснований для назначения дополнительной технической экспертизы по данному делу не было, ответчиком были понесены дополнительные судебные расходы, связанные с оплатой данной экспертизы в сумме 15000 руб. и ее проведение привело к увеличению срока рассмотрения дела, который с момента подачи иска 09.02.2015 г. и до вынесения решения 26.08.2015 г. составил 6 месяцев 17 дней.
Судье следовало также расценить позицию представителя ответчика, не соглашавшегося с исковыми требованиями, заявлявшего ходатайства о проведении экспертиз, как направленную на затягивание сроков рассмотрения дела. (Северный районный суд, судья Ракова Н.Н.).
В производстве судьи Болховского районного суда Фроловой Е.В. находилось гражданское дело по иску Корнейчук А.В. к Губаненкову Ю.Л. (виновному в ДТП) о возмещении ущерба. Судом по ходатайству ответчика определением от 06.04.2015 г. была назначена автотехническая экспертиза, производство которой поручено ФБУ «Орловская ЛСЭ» и на разрешение эксперта были поставлены вопросы о рыночной стоимости поврежденного автомобиля, стоимости восстановительного ремонта с учетом износа и без учета износа, стоимости годных остатков по состоянию на момент совершения ДТП, то есть на 22.10.2014 г.
Однако для правильного разрешения спора суду следовало установить стоимость восстановительного ремонта с учетом износа и без учета износа на момент рассмотрения дела, а не на момент совершения ДТП, в связи с чем судом 24.06.2015 г. была назначена дополнительная экспертиза и получены ответы на поставленные вопросы.
Таким образом, если бы судьей были правильно определены юридически значимые обстоятельства дела на стадии подготовки к судебному разбирательству, то можно было провести всего одну экспертизу и рассмотреть дело в срок, предусмотренный частью 1 статьи 154 ГПК РФ.
Исходя из содержания части 2 статьи 87 ГПК РФ в связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов суд может назначить по тем же вопросам повторную экспертизу.
В основном повторные судебные экспертизы назначались в связи с сомнениями суда в объективности и обоснованности экспертного заключения, например, когда значительно различались цены, указанные в заключении об оценке и документах о стоимости товара, когда экспертом проводилось исследование без личного осмотра объекта, подлежащего исследованию, не учитывались отдельные обстоятельства дела.
Частью 2 статьи 87 ГПК РФ, частью 2 статьи 20 Федерального закона от 31.05.2001 г. № 73-ФЗ установлено, что проведение повторной экспертизы поручается другому эксперту или другим экспертам.
Обобщение показало, что в определениях о назначении повторной экспертизы не всегда указывалось, какие именно выводы первичной экспертизы вызывают у суда сомнения. Некоторые суды при недостаточной ясности заключения, а также при отсутствии в экспертном заключении ответов на ряд вопросов, указаний на примененные методики назначали повторную экспертизу вместо дополнительной.
Распределение расходов по оплате экспертизы
Как показало обобщение первоначальные судебные расходы суды при назначении экспертизы, как правило, возлагают на сторону, заявившую такое ходатайство (истец, либо ответчик), либо на стороны в равных долях (например, по спорам о разделе дома и земельного участка между совладельцами). Данные сведения суды указывают в определении о назначении судебной экспертизы согласно статье 80 ГПК РФ.
При рассмотрении гражданских дел суды иногда сталкиваются с проблемой процессуальной пассивности сторон, которые в целях избежания возложения на них обязанности по оплате экспертизы соответствующее ходатайство не заявляют, хотя, исходя из юридически значимых обстоятельств и представленных доказательств, бремени распределения обязанности по доказыванию, требуется проведение судебной экспертизы, в связи с чем вопрос о назначении судебной экспертизы выносится судом на обсуждение в соответствии с частью 2 статьи 56 ГПК РФ.
Одновременно суды не всегда учитывают лимиты бюджетных средств, выделенных Управлению Судебного департамента в Орловской области на возмещение судебных издержек и предусмотренных в федеральном законе о федеральном бюджете на соответствующий год, что не позволяет возлагать расходы на проведение экспертизы на федеральный бюджет в каждом случае обсуждения вопроса о назначении экспертизы по инициативе суда, тем более, что безусловное освобождение сторон от оплаты расходов по экспертизе в таких случаях исключает возможность их последующего взыскания со стороны, не в пользу которой состоялось решение суда, и в конечном итоге не стимулирует участников гражданского процесса заявлять ходатайство о назначении экспертизы, несмотря на распределение бремени доказывания и невозможность разрешения спора без применения специальных познаний.
Вопрос о том, во всех ли случаях обсуждения судом вопроса о назначении судебной экспертизы по делу влечет расходы бюджета на ее проведение, является спорным. Вместе с тем представляется, что под инициативой суда в назначении экспертизы следует считать случаи, когда стороны не заявляют ходатайство о назначении экспертизы, представляя доказательства в подтверждение своих доводов и возражений, полагая их достаточными для разрешения спора по существу. Если сторонами, исходя из установленных судом юридически значимых обстоятельств и бремени доказывания, не представлены соответствующие доказательства, однако ходатайство о назначении экспертизы ими не заявляется в целях уклонения от обязанности нести расходы по ее оплате, то данное обстоятельство не лишает суд права в соответствии со статьями 56, 57 ГПК РФ вынести вопрос о назначении экспертизы на обсуждение сторон и возложить расходы по оплате экспертизы на соответствующую сторону (стороны) с учетом распределения бремени доказывания.
Однако суды не всегда правильно решают вопрос о распределении судебных расходов при назначении экспертиз, возлагая их на Управление Судебного департамента в Орловской области.
Например, по делу по иску Родичевой О.А. к ИП Белоусову Д.Ю. о защите право потребителя в связи с изготовлением некачественного кухонного гарнитура, уменьшении цены товара, взыскании неустойки и компенсации морального вреда Орловским районным судом 15 апреля 2015г. была назначена строительно-техническая экспертиза по ходатайству истца (ответчик в судебное заседание не явился), ее производство было поручено ФБУ Орловская ЛСЭ, а расходы за проведение необоснованно возложены на Управление Судебного Департамента в Орловской области, при этом ничем не мотивированы в определении. Между тем, бремя доказывания по данной категории дел лежит на ответчике, что не было учтено судом при назначении экспертизы и распределении расходов. Экспертиза была оплачена УСД в Орловской области (Орловский районный суд, судья Постникова П.В.).
По делу по иску Палицыной Т.А. к Сухиненко Е.С. , Сонину С.В. об установлении факта родственных отношений и определении порядка общения с ребенком судом была назначена и проведена генетическая экспертиза, расходы на проведение которой также возложены на Управление Судебного департамента в Орловской области при отсутствии к тому законных оснований. Стоимость экспертизы 24400 руб. (Мценский районный суд, судья Волченкова Н.С.).
По делу по иску Ковалевой Л.В. к Посылаеву Н.Н., ООО«Обслуживание жилья» о возмещении ущерба, причиненного залитием квартиры, ответчик оспаривал размер ущерба, необходимого для ремонта квартиры, и заявил ходатайство о проведении строительно-технической экспертизы, которое было удовлетворено и расходы судом были возложены на него.
Затем в процессе рассмотрения дела в связи с тем, что в заключении эксперта неправильно была указана площадь комнаты, подлежащей ремонту, судом была назначена повторная экспертиза, расходы на ее проведение также возложены на Управление Судебного департамента в Орловской области и они составили 32760 руб.
Поскольку согласно статьи 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, а ответчик оспаривал размер ущерба, то суду при назначении повторной экспертизы следовало возложить расходы по ее проведению на ООО «Обслуживание жилья» — управляющую компанию, а не на УСД в Орловской области. (Северный районный суд, судья Золотухин А.П.).
По делам о признании граждан недееспособными некоторые суды в определениях о назначении судебно-психиатрической экспертизы указывали об оплате экспертизы заявителем, тогда как согласно части 2 статьи 284 ГПК РФ заявитель по делу о признании гражданина недееспособным освобождается от уплаты издержек, связанных с рассмотрением дела. В силу ч.3 ст. 95 ГПК РФ эксперты получают вознаграждение за выполненную ими по поручению суда работу, если эта работа не входит в круг их служебных обязанностей в качестве работников государственного учреждения. (Северный, Мценский, Ливенский, Хотынецкий районы)
Вместе с тем, в ряде случаев суды правильно разрешали вопрос о возложении расходов за проведение экспертизы на Управление судебного Департамента в Орловской области.
В целях предоставления дополнительных гарантий по обеспечению судебной защиты работниками своих трудовых прав, трудовое законодательство предусматривает освобождение работников от судебных расходов, что является исключением из общего правила, установленного частью 1 статьи 98 ГПК РФ.
В силу статьи 393 ТК РФ при обращении в суд с иском по требованиям. Вытекающие из трудовых отношений, работники освобождаются от оплаты пошлин и судебных расходов.
Например, по делам по иску Кузнецовой Е.В. к ОАО«Газпромраспределение» о взыскании задолженности по заработной плате и компенсации морального вреда и по иску Васильева Э.В к ООО«Вторчермет» о взыскании задолженности по заработной плате Орловским районным судом проводилась судебно-бухгалтерская экспертиза для выяснения правильности расчета заработной платы истцов при увольнении, а также за сверхурочную работу, неиспользованный отпуск, производство которых поручалось ООО «Консалтинг и Аудит». Согласно определений суда расходы на ее проведение были первоначально возложены на ответчиков. Стоимость экспертиз составила 25000 руб. и 19500 руб., которую ответчики не оплатили. Поэтому суд при вынесении решений об отказе в иске в резолютивной части исходя из требований статьи 103ГПКРФ и учитывая, что истец в силу закона освобожден от судебных расходов, правильно взыскал с Управления Судебного Департамента в Орловской области в пользу ООО «Консалтинг и Аудит» расходы в указанных размерах за экспертизы (Орловский районный суд, судья Ляднова Э.В.).
Решением Орловского районного суда были частично удовлетворены исковые требования истцов (всего 14 человек) к ОАО«Газпромгазораспределение» о взыскании заработной платы, а в удовлетворении требований других двух истцов было отказано. По данному делу судом была назначена судебная бухгалтерская экспертиза и производство поручено ООО «ФБК Эксперт Аудит». Стоимость экспертизы составила 160000 руб., предварительная оплата которой ответчиком не была произведена.
В связи с этим определением Орловского районного суда от 05.08.2015г. расходы за экспертизу в размере 160000 руб. были взысканы с ответчика.
Не согласившись с данным определением, ответчик обжаловал его в апелляционном порядке.
Апелляционным определением судебной коллегии по административным делам областного суда от 29.10.2015 г. определение районного суда было отменено в части и взысканы расходы на проведение экспертизы в сумме 20000 руб. с УСД в Орловской области, поскольку требования двух истцов были оставлены решением суда без удовлетворения и они освобождены от судебных расходов, то в силу положений части 2 статьи 103 ГПК РФ у суда не было законных оснований для взыскания расходов за экспертизу с ответчика в полном объеме. В остальной части определение районного суда оставлено без изменения (Орловский районный суд, судья Соколова Н.М.).
Также следует отметить на сложившуюся в судах области практику распределения судебных расходов при заключении сторонами мирового соглашения и последующего прекращения производства по делу.
Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 27 Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 января 2016 г. № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела» при заключении мирового соглашения, соглашения о примирении судебные издержки распределяются в соответствии с его условиями. В том случае, если в мировом соглашении, соглашении о примирении стороны не предусмотрели условия о распределении судебных издержек, суд разрешает данный вопрос с учетом следующего.
Заключение мирового соглашения, соглашения о примирении обусловлено взаимными уступками сторон, и прекращение производства по делу ввиду данного обстоятельства само по себе не свидетельствует о принятии судебного акта в пользу одной из сторон спора. Поэтому судебные издержки, понесенные сторонами в ходе рассмотрения дела до заключения ими мирового соглашения, соглашения о примирении, относятся на них и распределению не подлежат.
В то же время судебные издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела за счет средств соответствующего бюджета бюджетной системы Российской Федерации (статья 103 ГПК РФ, статья 114 КАС РФ), денежные суммы, подлежащие выплате свидетелям, экспертам, специалистам, распределяются судом, в том числе по его инициативе, между сторонами поровну посредством вынесения определения (часть 2 статьи 101 ГПК РФ, часть 2 статьи 113 КАС РФ).
В силу ч.2 ст. 101 ГПК РФ при заключении мирового соглашения стороны должны предусмотреть порядок распределения судебных расходов, в том числе расходов на оплату услуг представителей.
В ходе обобщения судебной практики выявлено, что сторонами после проведения экспертиз заключались мировые соглашения по спорам об установлении границ земельных участков, о разделе домовладений и земельных участков, об оспаривании отцовства, о взыскании ущерба, причинного залитием квартиры, об установлении факта родственных отношений и определении порядка общения с ребенком.
При этом помимо условий по существу спора в мировых соглашениях указывалось о том, что стороны не имеют претензий по судебным расходам, который каждый из них понес в ходе рассмотрения дела, в том числе по оплате услуг представителя, расходов по экспертизе.
Позицию судов по утверждению данных условий мировых соглашений следует признать правильной и обоснованной, соответствующей вышеуказанным требованиям закона.
Оплата экспертизы
Статьей 95 ГПК РФ установлено, что эксперты, специалисты и переводчики получают вознаграждение за выполненную ими по поручению суда работу, если эта работа не входит в круг их служебных обязанностей в качестве работников государственного учреждения. Размер вознаграждения экспертам, специалистам определяется судом по согласованию со сторонами и по соглашению с экспертами, специалистами.
Согласно ч.1 ст.98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 96 настоящего Кодекса. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в настоящей статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой1 истцу отказано.
Как показало обобщение, суды при вынесении решений разрешают вопросы о взыскании расходов за экспертизы, которые не были оплачены, но не всегда в соответствии с законом.
По делу по иску Кондыкова Н.В. к ИП Чижикову А.А. о взыскании задолженности по заработной плате и компенсации за неиспользованный отпуск в сумме 75 600 руб., проценты за задержку выплаты в сумме 1870 руб. и моральный вред в размере 50000 руб. по ходатайству истца была назначена почерковедческая экспертиза для выяснения вопроса кем выполнена подпись на приказе о предоставлении отпуска, поскольку свою подпись истец оспаривал. Производство экспертизы было поручено ФБУ «Орловская лаборатория судебной экспертизы» и ее стоимость составила 12672 руб. Однако оплату истец не произвел, хотя был согласен оплатить ее, как было указано судом в протоколе судебного заседания. Суд при вынесении решения 26.03.2015 г. об удовлетворении требований (взыскал в пользу истца компенсацию за неиспользованный отпуск 1830 руб.52 коп., проценты за задержку выплаты 101,69 руб. и компенсацию морального вреда в сумме 2000 руб.) неправомерно взыскал расходы с истца в пользу экспертного учреждения в сумме 12542руб. 97 коп. (пропорционально удовлетворенным требованиям), поскольку в силу ст. 393 Трудового Кодекса РФ истец освобожден от судебных расходов (Северный районный суд, судья Тишаева Ю.В.).
Следует отметить, что имеют место факты, когда длительное время эксперты либо экспертное учреждение не получают оплату за проведенную экспертизу.
Как усматривает из сведений, поступивших в Орловский областной суд из ФБУ «Орловская лаборатория судебной экспертизы» Министерства юстиции Российской Федерации по выполненным, но не оплаченным судебным экспертизам, направляет в суд заключение эксперта вместе с заявлением о возмещении понесенных расходов на производство экспертизы соответствующей стороной с учетом положений статьей 96 и 98 ГПК РФ.
По состоянию на 01.02.2016 г. в указанное учреждение не поступили исполнительные листы, а, следовательно, не оплачено производство экспертиз по 32 гражданским делам, рассмотренным районными судами.
Например, длительный срок не оплачена товароведческая экспертиза стоимостью 12672 руб. по делу по иску ЧикалинаВ.Н. к ИП Астахову Д.С. о защите прав потребителя. Заявление начальника лаборатории судебной экспертизы о взыскании с ответчика указанных расходов и выдаче исполнительного листа поступило в Орловский районный суд 20.05.2015 г. Судом по ходатайству сторон было утверждено мировое соглашение и определением от 18.06.2015 г. производство по делу прекращено. Одним из условий данного мирового соглашения указано, что расходы за экспертизу оплачивает ответчик. Однако на момент проведения обобщения данных о выдаче исполнительного листа в деле не имеется. Таким образом, экспертиза по делу не оплачена более 8 месяцев.
По делу по иску Нурматжановой Т.В. к САО «ВСК», Маслякову А.М. о возмещении ущерба от ДТП Советским районным судом г.Орла назначалась судебная автотехническая экспертиза в ООО «Агентство независимой оценки и экспертизы транспорта». После составления заключения руководителем общества Дроновым Д.В. 07.08.2015 г. в районный суд было представлено заявление о взыскании со страховой компании, на которую были возложены судом расходы на проведение экспертизы, в счет стоимости неоплаченной экспертизы 7000 руб.
Однако при вынесении решения об удовлетворении иска от 25.08.2015г. указанные расходы с ответчика взысканы не были. В связи с этим Дронов Д.В. вторично 12.10.2015 г., то есть после вынесения судом решения, обратился в суд с заявлением о взыскании расходов за экспертизу.
Только 25.11.2015 г. определением суда эти расходы были взысканы с обоих ответчиков пропорционально удовлетворенным требованиям (Советский районный суд, судья МихееваТ.Н.).
По делу по иску Буравлева А.С. к Милехину С.А., Российский союз автостраховщиков о взыскании ущерба от ДТП ходатайство о проведении автотехнической экспертизы было заявлено ответчиком Милехиным С.А. и он не возражал произвести ее оплату. Определением суда о назначении экспертизы расходы на ее проведение были возложены на Милехина С.А. Однако не сделал этого. ИП Иванов Е.М. составил заключение 20.11.2015 г. без оплаты. Стоимость экспертизы 24000 руб.
20.11.2015г. эксперт обратился в суд с заявлением о взыскании судебных расходов и выдаче исполнительного листа. Однако судья РаковаН.Н. при вынесении заочного решения 30.12.2015 г. указанный вопрос не разрешила. Сведений о выдаче исполнительного листа на момент проведения обобщения материалы дела не содержат (Северный райсуд г.Орла).
По делу по иску Богунова А.А. к ООО «ВЧ сервис» о защите прав потребителей Заводским районным судом г.Орла была проведена судебная товароведческая экспертиза ООО «НК ИНТЭКОС». По определению суда расходы на проведение экспертизы были возложены на ответчика, который оплаты не произвел. 22.05.2015 г. экспертное заключение было составлено экспертом и в этот же день в адрес судьи Щербакова А.Е. поступило ходатайство генерального директора ООО «НК ИНТЭКОС» о выдаче исполнительного листа на оплату услуг эксперта в сумме 51600 руб. Решение по существу спора об удовлетворении иска постановлено судом 22.07.2015 г., но в его резолютивной части суждений о взыскании стоимости экспертизы не содержится. Сведений о выдаче исполнительного листа в пользу экспертного учреждения в материалах дела не имеется.
Согласно части 1 статьи 96 ГПК РФ денежные суммы, подлежащие выплате свидетелям, экспертам и специалистам, или другие связанные с рассмотрением дела расходы, признанные судом необходимыми, предварительно вносятся на счет, открытый в порядке, установленном бюджетным законодательством Российской Федерации, соответственно Верховному Суду Российской Федерации, верховному суду республики, краевому, областному суду, суду города федерального значения, суду автономной области, суду автономного округа, окружному (флотскому) военному суду, управлению Судебного департамента в субъекте Российской Федерации, а также органу, осуществляющему организационное обеспечение деятельности мировых судей, стороной, заявившей соответствующую просьбу. В случае, если указанная просьба заявлена обеими сторонами, требуемые суммы вносятся сторонами в равных частях.
В случае, если вызов свидетелей, назначение экспертов, привлечение специалистов и другие действия, подлежащие оплате, осуществляются по инициативе суда, соответствующие расходы возмещаются за счет средств федерального бюджета (часть 2 статьи 96 ГПК РФ).
В ходе обобщения установлено, что для целей, установленных указанной статьей ГПК РФ, у УСД в Орловской области имеется лицевой счет. Однако судами не используется предусмотренный законом правовой механизм, когда подлежащие выплате эксперту суммы вносятся на этот счет для последующей оплаты эксперту, в результате чего экспертизы остаются длительное время неоплаченными вплоть до вынесения судебного решения, а в некоторых случаях и после вынесения решения.
Экспертизы, проведенные судом апелляционной инстанции
Анализ судебной практики по применению законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам, показал, что экспертизы по гражданским делам назначались судами первой инстанции как в предварительном судебном заседании, так и в заседании суда.
Однако практика показывает, что имеются случаи, когда суды не в полной мере определяют обстоятельства, имеющие юридическое значение для разрешения споров, в том числе и с учетом выводов проведенных по делу судебных экспертиз, необоснованно отказывают сторонам в проведении судебных экспертиз, а также повторных или дополнительных судебных экспертиз, что приводит к постановке незаконных решений.
Государственная статистическая отчетность не выделяет сведения о количестве экспертиз по рассмотренным судами первой инстанции гражданским делам, проведенных судом апелляционной инстанции.
Вместе с тем, мониторинг гражданских дел показал, что при проверке судебных постановлений по апелляционным жалобам сторон судебной коллегией по гражданским делам областного суда в 2015 году было назначено и проведено 56 экспертиз, из них:
автотехнические – 13
автотовароведческие – 1
землеустроительные – 12
наркологические – 2
оценочные – 2
почвоведческие – 2
почерковедческие – 1
судебно-медицинская – 1
судебно-психиатрические – 4
строительно-технические – 7
товароведческие – 9
экологические – 2
Проведение экспертиз судом апелляционной инстанции поручалось как государственным судебно-экспертным учреждениям – 15 экспертиз, так и коммерческим и некоммерческим организациям, отдельным экспертам – 41 экспертиза.
По результатам проведенных экспертиз, судом апелляционной инстанции по 19 гражданским делам решения судов первой инстанции были отменены или изменены и постановлены новые решения.
Приведем наиболее характерные ошибки, допущенные судами первой инстанции при разрешении гражданских дел, повлекшие необходимость проведения судебных экспертиз судом апелляционной инстанции.
Так, усматривается, что судами допускались нарушения процессуального законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам.
На практике имел место случай, когда при возникшей необходимости в допросе в суде первой инстанции эксперта, давшего заключение в рамках рассмотрения спора, суд опросил не самого эксперта, а лицо, которое представляло эксперта по доверенности.
Так, Акционерный коммерческий банк «Банк Москвы» обратился в суд с иском к Новикову Е.Н., Новиковой О.А. о взыскании задолженности по кредитному договору и обращении взыскания на заложенное имущество.
Исковые требования мотивированы тем, что 5 октября 2007г. между АКБ «Банк Москвы» и ответчиками был заключен кредитный договор о предоставлении кредита для приобретения квартиры в многоквартирном доме. В соответствии с п. 1.4 кредитного договора обеспечением исполнения обязательств является ипотека вышеуказанной квартиры.
Свои обязательства банк исполнил в полном объеме, тогда как ответчики ненадлежащим образом исполняли кредитные обязательства, нарушали сроки внесения аннуитентных платежей, в связи с чем образовалась кредитная задолженность. По указанным основаниям АКБ«Банк Москвы» просил суд расторгнуть кредитный договор, заключённый между банком и ответчиками; взыскать с ответчиков солидарно в пользу банка задолженность по данному договору; обратить взыскание на недвижимое имущество – квартиру.
Решением Советского районного суда г.Орла от 18 декабря 2015г. иск АКБ «Банк Москвы» к Новикову Е.Н. и Новиковой О.А. о взыскании задолженности по кредитному договору и обращении взыскания на заложенное имущество удовлетворен частично.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Орловского областного решение Советского районного суда г.Орла оставлено без изменения. Оставляя решение суда первой инстанции без изменения, судебная коллегия при рассмотрении апелляционной жалобы в то же время установила процессуальные нарушения, допущенные судом при рассмотрении дела.
Разрешая требования об обращении взыскания на заложенное имущество и определяя начальную продажную цену заложенного имущества, суд назначил экспертизу на предмет определения рыночной стоимости квартиры. Производство экспертизы было поручено обществу с ограниченной ответственностью «Премиум-оценка», которое назначило для производства экспертизы эксперта Гриминова М.Ю., давшего письменное заключение по делу.
При рассмотрения дела стороной ответчиков по первоначальному иску было заявлено ходатайство о вызове в суд эксперта Гриминова М.Ю.
Данное ходатайство было удовлетворено.
В судебное заседание, назначенное на 18 декабря 2015г., эксперт ГриминовМ.Ю. не явился, общество с ограниченной ответственностью «Премиум-оценка» направило в суд Савкову О.С., которой доверило дать показания по оформленному экспертом Гриминовым М.Ю. заключению и представлять интересы эксперта Гриминова М.Ю.
Данное обстоятельство подтверждается доверенностью и объяснениями Савковой О.С., данными в судебном заседании при проверке ее полномочий.
В соответствии с пунктами 1-3 статьи 85 ГПК РФ эксперт обязан принять к производству порученную ему судом экспертизу и провести полное исследование представленных материалов и документов; дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам и направить его в суд, назначивший экспертизу; явиться по вызову суда для личного участия в судебном заседании и ответить на вопросы, связанные с проведенным исследованием и данным им заключением.
В соответствии со статьей 16 Федерального закона от 31 июля 2001 г. №75-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» эксперт исполняет обязанности, предусмотренные соответствующим процессуальным законодательством.
Таким образом, из содержания указанных норм следует, что эксперт, давший заключение по заданию суда, должен лично явиться по вызову суда и ответить на поставленные перед ним вопросы, возникающие у участников процесса в связи с проведенным исследованием и данным заключением экспертизы.
Если эксперт, заключение которого представлено суду, в силу каких-либо причин не смог явиться в судебное заседание, то другой эксперт не может быть допрошен по экспертизе. Процессуальное законодательство не предусматривает такой формы участия эксперта в судебном процессе как представительство.
Таким образом, ООО «Премиум-оценка» не вправе было поручать Савковой О.С. представлять интересы эксперта Гриминова М.Ю. в суде и давать показания по данному им заключению в качестве эксперта.
Судебная коллегия нашла указанные нарушения законодательства недопустимыми и частным определением обратило внимание эксперта Гриминова М.Ю. и руководителя ООО «Премиум-оценка» на указанные обстоятельства с целью избежания подобных нарушений впредь.
Также частное определение вынесено в адрес судьи Советского районного суда г. Орла Михеевой Т.А. и обращено внимание председателя Советского районного суда г.Орла на то, что у суда не имелось оснований для допроса Савковой О.С., как представителя эксперта Гриминова М.Ю., в рамках проведенного им экспертного исследования.
Не всегда суды выполняют требования гражданского-процессуального законодательства, регламентирующего порядок предоставления эксперту необходимых для исследования документов и материалов, установленный пунктами 1-3 статьи 85 ГПК РФ, что было выявлено в процессе рассмотрения дела в апелляционном порядке.
Николаева Е.Е. обратилась в суд с иском к ООО «Авто Сити» о защите прав потребителей, указав, что приобрела у ответчика 25 февраля 2014 г. автомобиль модели Land Rover Range Rover за 4796 068 руб., который был ей передан по акту приема-передачи 03 апреля 2014 г. В ходе эксплуатации автомобиля с первых дней в нем был обнаружен дефект — посторонний шум в районе передней части автомобиля, в связи с чем, она неоднократно обращалась в сервисный центр ответчика, специалисты которого заявленную неисправность подтверждали. После проведенных ответчиком ремонтных работ, неисправность устранена не была.
24 мая 2014 г. истец направила претензию ответчику с просьбой заменить автомобиль ненадлежащего качества на аналогичный автомобиль надлежащего качества. Не получив ответа, 11 июня 2014 г. она направила в ООО «Авто Сити» претензию о возврате уплаченных за автомобиль денежных средств. В ответе на обращение продавец сообщил о необходимости проведения проверки качества автотранспортного средства с участием специалистов. При этом денежные средства, уплаченные за автомобиль, Николаевой Е.Е. возвращены не были. В связи с чем, НиколаеваЕ.Е. просила суд взыскать с ООО «Авто Сити» стоимость автомобиля в размере 4796 068 руб., неустойку за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя в размере 5131 792 руб., компенсацию морального вреда в размере 50 000 руб., штраф в размере 50 % от взысканной судом суммы.
Обращаясь в суд, истец основывал свои требования на том, что в приобретенном у ответчика автомобиле имеется недостаток – «посторонний стук в передней части подвески». Данный недостаток является существенным, поскольку он проявлялся неоднократно и повторялся после того, как специалисты сервисного центра, куда истец обращалась 18 апреля, 02 мая, 09 мая и 24 мая 2014 г., проводили работы по его устранению.
Разрешая спор и частично удовлетворяя требования истца, суд пришел к выводу, что Николаевой Е.Е. был приобретен автомобиль ненадлежащего качества ввиду наличия в нем недостатка, проявлением которого являются стуки (шумы) в передней части автомобиля, а именно в стабилизаторе АСЕ, которые были покупателем обнаружены в 15-дневный срок, в течение которого ему законом предоставлено право отказаться от исполнения договора купли-продажи технически сложного товара. Ввиду удовлетворения основного требования, судом также были частично удовлетворены и требования о взыскании неустойки, морального вреда и штрафа.
Судебная коллегия не согласилась с выводом суда первой инстанции по следующим основаниям.
В спорных правоотношениях юридически значимыми являются обстоятельства, свидетельствующие о наличии (отсутствии) существенного недостатка в приобретенном Николаевой Е.Е. автомобиле.
Удовлетворяя требования истца в полном объеме, суд положил в основу своего вывода о наличии в автомобиле недостатка, проявлением которого является шум в передней части автомобиля, а именно стабилизаторе АСЕ, заключение проведенной по делу экспертом Севостьяновым А.Л. автотехнической экспертизы. Эксперт также пришел к выводу, что данный недостаток является повторным, неустранимым и неоднократным.
Поскольку стороной ответчика оспаривались выводы судебной экспертизы, и имелись сомнения в обоснованности заключения последней ввиду того, что экспертиза была проведена без истребовании документации завода-изготовителя, по ходатайству ООО «Авто Сити» судебной коллегией была назначена повторная автотехническая экспертиза, производство которой было поручено ФГУП «Центрального ордена Трудового Красного Знамени научно-исследовательский автомобильный и автомоторный институт «НАМИ».
Согласно выводам экспертов, изложенных в заключении № 084Э/2015 от 12 мая 2015 г. в автомобиле истца проявление шума не является недостатком работы системы стабилизации. Шумы, возникающие в результате работы активного исполнительного механизма системы Dynamic Response не превышают требований технического регламента № 720 и ГОСТ Р 51616-2000, являются следствием работы указанного механизма и возникают в результате взаимодействия его внутренних деталей. Поскольку указанные шумы недостатком не являются, то они не влияют на эксплуатационные свойства автомобиля, а также на безопасность во время движения.
Судебная коллегия, принимая заключение экспертов НИ Центр технической экспертизы ФГУП «НАМИ» в качестве доказательства по делу, учитывала, что выводы экспертов логически обоснованны, являются полными и однозначными, мотивированными и полностью соответствуют другим, имеющимся в материалах дела доказательствам, в том числе, информации, предоставленной заводом-изготовителем и официальным дилером, свидетельствующей том, что работа установленной на автомобиле истца системы стабилизации Dynamic Response приводит к шуму, возникающими в результате работы указанного механизма, не является дефектом и не влияет на безопасную эксплуатацию автомобиля.
Таким образом, поскольку при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции было установлено, что «шумы в передней части автомобиля», заявленные истцом, как недостаток, таковым не является, а представляет собой конструктивную особенность автомобиля (установленной на автомобиле системы стабилизации), решение суда первой инстанции отменено с вынесением судебной коллегией нового решения об отказе истцу в удовлетворении требований в полном объеме, поскольку оснований для взыскания с ответчика неустойки, морального вреда и штрафа, ввиду отказа в удовлетворении требований о возврате уплаченной за товар суммы, не имелось. (Советский районный суд г.Орла, судья Самойлова Ю.С.).
В адрес судьи Самойловой Ю.С. судебной коллегией вынесено частное определение, которым обращено внимание судьи на допущенные при рассмотрении указанного гражданского дела нарушения норм процессуального права, повлекшие отмену решения суда первой инстанции. При этом судебная коллегия исходила из следующего.
Проверяя доводы истца о том, что ею был приобретен у ответчика товар – автомобиль Land Rover Range Rover стоимостью 4796 068 руб. с недостатками (посторонние шумы в передней части автомобиля), судом первой инстанции определением от 14 августа 2014 г. была назначена автотехническая экспертиза, производство которой поручено эксперту Севостьянову А.Л. В распоряжение эксперта были предоставлены материалы гражданского дела.
08 сентября 2014 г. эксперт обратился к суду с просьбой о предоставлении ему дополнительных материалов и документов, необходимых для исследования, а именно: руководства по эксплуатации исследуемого автомобиля, нормативно-техническую документацию завода-изготовителя на систему стабилизации крена кузова автомобиля, на стабилизатор АСЕ, (руководство по эксплуатации, чертежи, технические условия к элементам конструкции). Указанных документов на момент предоставления эксперту материалов дела не имелось.
В соответствии с положениями частей 2, 3 ст. 85 ГПК РФ эксперт не вправе самостоятельно собирать материалы для проведения экспертизы. Эксперт, поскольку это необходимо для дачи заключения, имеет право просить суд о предоставлении ему дополнительных материалов и документов для исследования.
Однако судом в истребовании необходимых эксперту для дачи заключения материалов было отказано со ссылкой на длительную процедуру истребования указанных документов и указанием на то, что выводы экспертизы должны быть основаны на анализе представленных в распоряжение эксперта материалов, объектов и документов.
Данное экспертом Севостьяновым А.Л. заключение о наличии в приобретенном истцом автомобиле недостатка – шумов в стабилизаторе АСЕ было положено в основу незаконного судебного решения об удовлетворении требований Николаевой Е.Е. и взыскании в ее пользу более 10000000 руб., которое впоследствии было отменно.
Вместе с тем, в связи с необходимостью назначения судом апелляционной инстанции в целях правильного разрешения настоящего гражданского дела дополнительной экспертизы, поскольку юридически значимые обстоятельства не были в полной меры установлены судом первой инстанции, решение суда по данному спору вступило в законную силу спустя более 11 месяцев с момента поступления искового заявления в суд.
Неверное установление фактических обстоятельств дела явилось основанием для отмены решения Железнодорожного районного суда г. Орла от 2 сентября 2015 г. (судья Мельников С.П.) по иску Пашкова В.Н. к обществу с ограниченной ответственностью «Автогарант» о возмещении ущерба, причиненного некачественным ремонтом двигателя автомобиля.
Разрешая спор и отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что истцом не представлено бесспорных доказательств, свидетельствующих о проведении ответчиком некачественного капитального ремонта двигателя, принадлежащего истцу автомобиля.
При этом суд исходил из невозможности назначения по делу автотехнической экспертизы ввиду проведения истцом ремонта двигателя автомобиля до обращения в суд с настоящим иском.
Судебная коллегия не согласилась с выводами суда первой инстанции, изложенными в решении, по ходатайству стороны истца определением судебной коллегии по гражданским делам Орловского областного суда от 18 ноября 2015 г. по делу была назначена техническая экспертиза с целью разрешения вопроса о наличии либо отсутствии дефекта работы двигателя автомобиля Hyundai HD78, а также определения качества проведенного капитального ремонта.
Согласно заключению эксперта Севостьянова А.Л. от 15 декабря 2015г. ремонт двигателя автомобиля Hyundai HD78, произведенный ООО «Автогарант» не соответствует нормативно-техническим документам; дефект работы двигателя в виде работы с выхлопом газов синего цвета и повышенным расходом моторного масла на угар является следствием некачественного произведенных ООО «Автогарант» ремонтных работ.
Каких-либо доказательств, опровергающих выводы эксперта, стороной истца суду представлено не было.
При таких обстоятельствах, судебная коллегия сочла установленным факт выполнения ООО «Автогарант» некачественных работ по ремонту капитального двигателя на автомобиле истца, отменила решение суда первой инстанции, постановив по делу новое решение об удовлетворении исковых требований.
Как показала практика апелляционного рассмотрения дел, районными судами проводились судебные экспертизы, не имеющие правового значения для дела, и наоборот, необходимые экспертизы для правильного рассмотрения дела не назначались.
Мценским районным судом (судья Горинов Д.А.) рассматривалось гражданское дело по иску Смирновой В.И., Токаревой А.А., Токаревой Г.П. к Евсикову С.В., Леонидовой В.В. о признании недействительной доверенности от 27 февраля 2009г. о наделении Леонидовой В.В. полномочиями действовать в интересах 143 лиц по распоряжению земельными долями. В обоснование требований ссылались на то, что Леонидову В.В. не уполномачивали на совершение каких-либо действий от их имени, текста доверенности не видели и подписи в приложении к доверенности не ставили. Указанная доверенность удостоверена главой сельского поселения Евсиковым С.В.
По инициативе суда проводилась почерковедческая экспертиза для выяснения вопроса только о том, кем выполнена подпись от имени Евсикова С.В. в этой доверенности — самим Евсиковым С.В. или другим лицом? По заключению эксперта подпись выполнена самим Евсиковым С.В. Решением суда от 11 марта 2015 года в иске было отказано.
Между тем, главный вопрос, кем выполнены подписи от имени истцов в приложении к доверенности, необходимый для правильного разрешения спора и требующий специальных познаний, судом путем проведения почерковедческой экспертизы не выяснялся и на обсуждение сторон не ставился.
При обжаловании в апелляционном порядке решения районного суда по ходатайству истцов судом второй инстанции была назначена почерковедческая экспертиза, расходы по которой возложены на истцов в равных долях. По заключению эксперта подписи выполнены не истцами, а другими лицами.
Определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 21августа 2015г. решение районного суда было отменено и вынесено новое решение об удовлетворении иска.
Таким образом, неправильное определение юридически значимых обстоятельств дела и постановка перед экспертами вопросов, не влияющих на существо спора, привело к постановке судом первой инстанции неверного решения.
Аналогичным образом было рассмотрено тем же судьей и гражданское дело по иску Полянской В.Н., Федотовой Т.В., Федина Б.А. к Евсикову С.В. Леонидовой В.В. о признании доверенности от 18 июля 2008г. недействительной, так как истцы ее не подписывали. Судом по делу также подписи Евсикова С.В., которая подтвердила его подпись была проведена почерковедческая экспертиза только по принадлежности, что не имело значения для правильного рассмотрения дела. Решением суда от 2 апреля 2015 г. в иске было отказано.
Проверяя законность решения суда, судебной коллегией по ходатайству истцов была назначена почерковедческая экспертиза для определения принадлежности подписи в оспариваемой доверенности истцам. По заключению эксперта подписи от имени истцов Федотова Т.В. и Федина Б.А. выполнены не ими, а другим лицом. В связи с этим апелляционным определением областного суд от 15 сентября 2015г. решение суда в части отказа в удовлетворении требований этих истцов было отменено и вынесено новое решение об удовлетворении иска.
Приведем еще пример. Решением Заводского районного суда г.Орла от 30 июля 2014г. (судья Зацепилина Е.В.) были удовлетворены требования Жигулиной А.А. к Управлению муниципальным имуществом и землепользования администрации г.Орла об исправлении кадастровой ошибки и постановлено «исключить из Государственного кадастра недвижимости сведения о границах земельного участка, являющимся лесопарком Заводского района г.Орла.
Удовлетворяя требования, суд пришел к выводу о том, что имеет место кадастровая ошибка, в результате которой земельный участок истца площадью 750 кв.м., расположенный в садоводческом товариществе «Песчаный берег», имеет наложение с земельным участком лесопарка, в результате чего истец не может поставить свой земельный участок на кадастровый учет.
Не согласившись с решением суда, ответчиком была подана апелляционная жалоба, в которой указывалось на то, что судом не было принято во внимание, что земельный участок истца был сформирован в 2009г., тогда как план лесопарка был утвержден еще в 1985 году, не исследовались документы лесопарка на земельный участок и о его границах, не исследованы правоустанавливающие документы СНТ «Песчаный берег» на земельный участок, его границах, площади и полагали, что земельный участок истца находится за границами земельного участка СНТ, расширение которого произошло за счет земель лесопарка.
В силу части 1 статьи 327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.
Согласно разъяснениям пункта 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 июня 2012г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции» если судом первой инстанции неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела (пункт 1 части 1 статьи 330 ГПК РФ), то суду апелляционной инстанции следует поставить на обсуждение вопрос о представлении лицами, участвующими в деле, дополнительных (новых) доказательств и при необходимости по их ходатайству оказать им содействие в собирании и истребовании таких доказательств.
Поскольку при рассмотрении дела судом первой инстанции не в полной мере исследовался вопрос о наличии либо отсутствии наложения границ земель лесопарка на земельный участок истца, имеющий существенное значение для правильного рассмотрения дела и требующий специальных познаний, судом второй инстанции по ходатайству ответчика определением от 8 декабря 2014г. была назначена землеустроительная экспертиза и ее производство поручено эксперту ЗАО «Артес» СамойленкоД.В.
По заключению эксперта земельный участок истца находится за границами земельного участка садоводческого товарищества, но в границах лесопарка «Лужки».
Учитывая мнение эксперта, судебная коллегия пришла к выводу об отсутствии кадастровой ошибки при постановке на кадастровый учет земельного участка лесопарка, в связи с чем апелляционным определением областного суда от 13 февраля 2015г. решение районного суда было отменено и вынесено новое решение об отказе в иске.
По ряду дел, рассмотренных в рамках правоотношений, о защите прав потребителей, суды первой инстанции изначально неправильно применяли закон, регулирующий данные правоотношения, неполно устанавливали фактические обстоятельства спора и, как следствие, неверно давали им правовую оценку, в том числе с учетом проведенных по делу судебных экспертиз, расходы на проведение которых, возлагались на стороны.
Приведем следующие примеры. Алексеев Н.А. обратился в суд с иском к обществу с ограниченной ответственность «Автомир-Брянск» (далее ООО «Автомир-Брянск») о защите прав потребителей. Исковые требования мотивированы тем, что приобрел у ответчика легковой автомобиль FORD KUGA, 2013 года выпуска, стоимостью 1312900 руб. В течение первого года гарантии в процессе эксплуатации в автомобиле были обнаружены недостатки, которые неоднократно устранялись официальным дилером ООО «Северный ветер».
Поскольку недостатки устранены не были, он направил ответчику претензию, в которой просил расторгнуть договор купли-продажи и вернуть денежные средства, уплаченные за автомобиль. В связи с тем, что ответчик в добровольном порядке отказался удовлетворить требования, просил суд расторгнуть договор купли-продажи автомобиля FORD KUGA, взыскать в его пользу стоимость автомобиля в размере 1312900 руб., разницу между ценой товара, установленной договором, и ценой соответствующего товара на момент вынесения судом решения, неустойку за просрочку выполнения требования о расторжении договора купли-продажи и возмещения убытков в размере 1% о стоимости товара, стоимость сопутствующих товаров и услуги (коврики, сигнализация, защита картера и т.д.), компенсацию морального вреда, расходы по страхованию автомобиля по КАСКО, штраф за несоблюдение добровольного порядка удовлетворения требований потребителя в размере 50% от присужденной суммы, а также судебные расходы.
Разрешая спор по существу и отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции установил, что в течение первого года эксплуатации в автомобиле выявились недостатки по поводу которых истец обращался в общество с ограниченной ответственностью ( далее ООО «Северный ветер») (привлечено по делу в качестве соответчика), и которые устранялись последним. Однако недостатки проявлялись вновь, кроме того стала плохо закрываться задняя дверь.
Истец обратился с претензией в ООО «Северный ветер» с требованием качественного ремонта автомобиля, в том числе и задней двери багажника, а также просил указать причины возникновения неисправностей и невозможности их ремонта.
В ответе на повторную претензию ООО «Северный ветер» сообщило, что в ходе осмотра и тестирования автомобиля было выявлено отклонение толщины ЛКП на заднем правом крыле, что свидетельствует о проведении кузовного ремонта автомобиля истца.
В ходе рассмотрения дела судом первой инстанции была назначена автотехническая экспертиза.
Согласно экспертному заключению, проведенному обществом с ограниченной ответственность «ИНТЭКОС», в автомобиле имеются следы ремонтных воздействий, выраженные в значительной разнице толщины лакокрасочного покрытия (ЛКП) задней правой панели боковины верхней задней части панели над проемом заднего бокового окна и нижней частью, а также царапины и риски задней правой стойки панели боковины, характерные от применения шлифовальных инструментов. Определить время нанесения ЛКП не представляется возможным, в связи с отсутствием нормативных методик. Определить место производства работ в автомастерской или на заводе — изготовителе не представляется возможным.
Поскольку эксперты не установили время и место проведения ремонтных работ автомобиля, суд пришел к выводу об отказе истцу в удовлетворении иска, при этом суд отказал истцу в проведении дополнительной экспертизы.
Суд апелляционной инстанции не согласился с выводом суда первой инстанции.
Из проведенной ИНАЭ-МАДИ по ходатайству сторон в суде апелляционной инстанции дополнительной экспертизы следует, что дверь багажника имеет помимо прочего производственный недостаток (недостаточное усилие системы открывания двери багажника без рук). Кроме того, лакокрасочное покрытие автомобиля подвергалось ремонтному воздействию, время и место выполнения которого определить не представляется возможным. Нарушения геометрии кузова не выявлено.
В связи с изложенным, судебная коллегия пришла к выводу о том, что приобретенный истцом автомобиль имеет недостаток, поскольку имеет ремонтное перекрашивание кузова автомобиля.
Доказательств тому, что автомобиль неправильно эксплуатировался истцом, либо принимал участие в дорожно-транспортном происшествии, при котором был поврежден автомобиль, а впоследствии подвергался ремонту, ни суду первой инстанции, ни суду апелляционной инстанции представлено не было.
Кроме того, при обращении в суд с иском Алексеев Н.А. обосновывал свои требования тем, что продавцом, не предоставившем информацию о ремонте автомобиля, было нарушено его право на получение достоверной информации о покупаемом товаре, гарантируемое статьи 10 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей».
Между тем, в материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие, что работы по перекрашиванию кузова автомобиля были произведены заводом-изготовителем в процессе изготовления автомобиля, в связи с чем их нельзя было бы отнести к ремонтным работам, представлять информацию о которых продавца обязывают положения части 2 статьи 10 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей».
При таких обстоятельствах, судебная коллегия пришла к выводу о том, что отсутствие надлежащей информации о качестве товара, а также продажа истцу автомобиля, подвергавшегося ремонту, нарушило его права как потребителя. В связи с чем он вправе был требовать расторжения договора купли-продажи с возмещением причиненных убытков.
Решение суда первой инстанции было отменно апелляционной инстанцией по делу постановлено новое решение об удовлетворении заявленных исковых требований (Советский районный суд, судья Щербина И.С.)
Кириллов В.Л. обратился в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью (ООО) «НГК Спарк-Плагс (Евразия)», закрытому акционерному обществу (ЗАО ) «Возрождение» о защите прав потребителей.
Исковые требования мотивированы тем, что являясь собственником автомобиля Фольксваген Гольф, в магазине, принадлежащем ИП СотниковаТ.Д., приобрел комплект свечей зажигания для автомобиля, которые были установлены на его автомобиль в ЗАО «Возрождение». В процессе эксплуатации двигатель автомобиля стал работать с перебоями, неровно. В сервисном центре ЗАО «Возрождение» была произведена диагностика и выявлены следующие недостатки: пропуски воспламенения в цилиндре двигателя, в цилиндрах двигателя наличие задиров рабочих поверхностей, в связи с чем необходим ремонт двигателя. ЗАО «Возрождение» произвело калькуляцию стоимости восстановительного ремонта автомобиля, что составило 436730 руб. Кириллов В.Л. обращался к ответчикам с претензией, которая не была удовлетворена.
Определением суда к участию в деле в качестве соответчика была привлечена ИП Сотникова Т.Д.
Кириллов В.Л. указал, что причиной неисправности двигателя являются недостатки изготовления и установки свечей зажигания, нарушение правил хранения и транспортировки, ответственными за данные недостатки являются ЗАО «Возрождение» (исполнитель услуги по установке свечей), ООО «НГК Спарк Плагс» (изготовитель свечей), ИП Сотникова Т.Д. (продавец свечей), которые отвечают солидарно.
По изложенным основаниям, с учетом уточнения иска, Кириллов В.Л. просил взыскать с ООО «НГК Спарк Плагс (Евразия)», ИПСотниковойТ.Д., ЗАО «Возрождение» в солидарном порядке убытки в размере стоимости восстановительного ремонта, неустойку; взыскать с ООО«НГК Спарк Плагс (Евразия)» стоимость свечей зажигания, а также взыскать с ответчиков в солидарном порядке штраф и компенсацию морального вреда.
Судом первой инстанции при разрешении спора по ходатайству истца была назначена судебная автотехническая экспертиза, производство которой поручено экспертам общества с ограниченной ответственностью «НК «ИНТЭКОС» Однако, данная экспертиза, не дала однозначного ответа на вопрос о причинах возникновения неисправности двигателя (стоимость экспертизы составила 97020 руб.)
Вместе с тем, суд положив в основу указанную экспертизу, принял решение об удовлетворении иска, придя к выводу о том, что причиной поломки двигателя является некачественно оказанная услуга по замене и установке свечей зажигания, взыскав с ЗАО «Возрождение» в том числе и стоимость указанной экспертизы. При этом суд необоснованно отказал ответчику в назначении повторной экспертизы.
Суд апелляционной инстанции не согласился с выводом суда первой инстанции, поскольку выводы суда противоречили фактическим обстоятельствам дела.
Как усматривается из материалов дела, свечи зажигания истцом были приобретены 19 апреля 2014 г., установлены на автомобиль 21 апреля 2014 г., претензий к качеству выполненных работ истец не имел, автомобиль находился в исправном состоянии.
Как следует из заказа-наряда от 21 апреля 2014 г. гарантия на выполненные слесарные работы составляет 30 дней, на остальные работы -7 дней.
О неисправности в работе двигателя Кириллов В.Л. заявил 02 сентября 2014г., то есть за пределами гарантийного срока, в связи с чем обязан доказать, что недостатки в работе двигателя возникли до принятия им результата услуги или по причинам, возникшим до этого момента.
Судом апелляционной инстанции по ходатайству ЗАО «Возрождение» была назначена дополнительная автотехническая экспертиза, производство которой было поручено экспертам ИНАЭ-МАДИ (Московский автомобильный государственный технический университет).
Согласно заключению экспертов на исследование были представлены свечи зажигания, двигатель на экспертизу не поступал, на момент получения экспертами материалов дела был утилизирован. Осмотр свечей показал, что 3 свечи зажигания имеют рабочее состояние, у одной свечи разрушен изолятор центрального электрода и боковой электрод (механическое разрушение свечи).
В качестве наиболее возможных причин механического разрушения свечи зажигания эксперт указал работу двигателя на бедной смеси либо механическое воздействие на свечу зажигания в процессе изготовления, транспортировки, установки или эксплуатации двигателя.
Поскольку двигатель представлен на экспертизу не был, более точно установить причину разрушения свечи не представилось возможным, как и невозможно выяснить причину неисправности двигателя.
Отвечая на вопрос о том, имело ли место некачественная установка комплекта свечей зажигания, эксперты пришли к выводу, что процесс установки выполнен с соблюдением требований по установке.
Судебная коллегия пришла к выводу, что данное заключение согласуется с иными имеющимися в деле доказательствами, в том числе с заключением экспертизы, выполненным ООО«НК«ИНТЭКОС», по результатам которой не было установлено дефекта изготовления, хранения и транспортировки свечей зажигания, приобретенных истцом. Экспертиза ООО «НК «ИНТЭКОС» также установила возможную причину разрушения изолятора свечи зажигания — механическое воздействие, возникшее в результате попадания посторонних предметов. Эксперт Дорофеев О.В. в суде первой инстанции пояснил, что причина разрушения свечи не связана с недостатками ее изготовления, хранения, транспортировки.
При таких обстоятельствах, поскольку доказательств, свидетельствующих о наличии в двигателе неисправностей, вызванных некачественным изготовлением свечей, их хранением, транспортировкой или их установкой в двигатель, представлено не было, судебная коллегия не нашла оснований для удовлетворения иска Кириллова В.Л. При этом судебная коллегия отметила, что Кириллов В.Л., на котором лежала обязанность по доказыванию оснований заявленных требований и который должен был представить двигатель на экспертизу, утилизировал его в ходе судебного разбирательства, что сделало невозможным для экспертов разрешение в полном объеме вопросов, поставленных судом. Данное обстоятельство судебная коллегия расценила в соответствии с пунктом 3 статьи 79 ГПК РФ как уклонение истца от участия в экспертизе (Советский районный суд, судья Щербина И.С.).
На практике имели место случаи, когда суды при назначении и проведении судебных экспертиз, не ставили перед экспертами вопросы имеющие существенное значение для разрешения спора.
Так, Железнодорожным районным судом г.Орла (судья СергунинаИ.И.) рассмотрен и удовлетворен иск Петровой С.И. к ВолковуА.С. о разделе в натуре нежилого помещения, прекращении права общей долевой собственности.
Для разрешения вопроса о возможности раздела вышеуказанного помещения и определения возможных вариантов раздела, с целью правильного, объективного разрешения спора, по ходатайству стороны ответчика судом по делу была назначена судебная строительно-техническая экспертиза, производство которой поручено открытому акционерному обществу (ОАО) «Орелоблкоммунпроект».
Заключением эксперта названного экспертного учреждения определена возможность раздела помещения, расположенного по адресу: г.Орёл, ул.Степана Разина, д.1 пом. №№ 25,26 по трем вариантам.
Правильно оценив доводы сторон и предложенные экспертами варианты раздела вышеуказанного помещения, суд обоснованно счел приемлемым вариант №3 раздела указанного помещения, выделив в собственность сторонам помещения согласно этому варианту и возложив на Петрову С.И. выполнение работ на 1 этаже по заделке существующих проемов в кирпичной перегородке между помещениями №15 и №22, которая также имеет существенный интерес в использовании правой стороны первого этажа здания. При этом суд учел сложившийся порядок пользования помещениями, что позволяет соблюсти максимальные интересы сторон по делу.
Вместе с тем, разрешая спор по существу и выделяя в собственность сторонам помещения по предложенному экспертом вариантом №3, суд первой инстанции не установил все юридически значимые обстоятельства, необходимые для правильного разрешения дела, а именно стоимость выделенного сторонам недвижимого имущества.
При этом в суде апелляционной инстанции, сторона ответчика, поддерживая доводы апелляционной жалобы, указывала на то, что стоимость выделенного истцу имущества превышает причитающуюся Петровой С.И. долю, заявив ходатайство о назначении по делу оценочной экспертизы для определения рыночной стоимости имущества.
Определением судебной коллегии по настоящему делу была назначена судебная товароведческая экспертиза, производство которой поручалось эксперту Государственного унитарного предприятия Орловский областной центр «Недвижимость».
Заключением эксперта названного экспертного учреждения определена рыночная стоимость недвижимого имущества при варианте №3 раздела недвижимого имущества, расположенного по адресу: г.Орёл, ул.Степана Разина, д.1 пом.№№25,26. Допрошенная в суд апелляционной инстанции эксперт Давыдова Е.Н. указанное выше заключение поддержала.
Апелляционная инстанция решение суда первой инстанции изменила, взыскав с Петровой С.И. в пользу Волкова А.С. компенсацию за разницу в стоимости выделенного имущества.
Приведем еще один пример. Косарева Е.А., действующая в интересах несовершеннолетнего Болдинова В.Е. и Студенникова Т.Е. обратились с иском к Никитиной О.Е. о выделе доли жилого дома с последующим обращением взыскания на нее.
Из материалов дела следует, что решением Северного районного суда г.Орла от 25.02.2011 г. удовлетворены исковые требования Косаревой (Борзенковой) Е.А., действующей в интересах несовершеннолетнего Болдинова В.Е. и Студенниковой (Бобкиной) Т.Е. к Никитиной (Лобовой) О.Е. о взыскании компенсации расходов на строительство жилого дома в размере по 2019628,50 руб. в пользу каждого истца.
В ходе исполнительного производства с ответчика в пользу КосаревойЕ.А., действующей в интересах Болдинова В.Е., взыскана сумма в размере 114224,07 руб., в пользу Студенниковой Т.Е. – сумма в размере 132516,76 руб.
18.09.2014г. и 13.10.2014г. судебным приставом-исполнителем вынесены постановления об окончании исполнительных производств и возращении исполнительных документов взыскателям, ввиду отсутствия у должника Никитиной О.Е. постоянного места работы, дохода и иного имущества.
Также установлено, что Никитиной О.Е. на праве собственности принадлежит жилой дом общей площадью 381,8 кв.м., являющийся для последней единственным пригодным для проживания жилым помещением,
и земельный участок для эксплуатации и обслуживания данного дома площадью 585 кв.м.
Удовлетворяя требования истцов в части обращения взыскания на долю жилого дома, принадлежащего должнику, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что данная мера является единственным способом защиты прав взыскателей, поскольку добровольные действия по погашению долга ответчиком Никитиной О.Е. не предпринимаются. Иного имущества, на которое возможно обратить взыскание в размере, достаточном для исполнения требований исполнительных документов, у должника не имеется.
Определяя долю жилого дома, на которую возможно обратить взыскание, суд первой инстанции руководствовался заключением судебной экспертизы ООО «Центр независимой экспертизы и оценки «АНСОР».
Однако, усматривается, что экспертным путем определялась только действительная стоимость жилого дома. При этом рыночная стоимость жилого дома, с учетом земельного участка, предназначенного для эксплуатации и обслуживания дома не определялась, такой вопрос перед экспертом судом не ставился. Данное обстоятельство было подтверждено в заседании суда апелляционной инстанции экспертом Сорокиным Р.С.
Между тем, обращение взыскания только на долю жилого дома противоречит требованиям пункта 4 статьи 35 Земельного кодекса Российской Федерации, согласно которому отчуждение здания, строения, сооружения, находящихся на земельном участке и принадлежащих одному лицу, за исключением указанных в нем случаев, проводится вместе с земельным участком. Отчуждение земельного участка без находящихся на нем здания, строения, сооружения в случае, если они принадлежат одному лицу, не допускается.
При изложенных обстоятельствах, вывод суда в части обращения взыскания на долю жилого дома без учета приходящейся на нее доли земельного участка, принадлежащих на праве собственности ответчику, противоречит требованиям действующего законодательства.
С учетом соблюдения гарантий должника, предусмотренных статьей 446 ГПК РФ, судебная коллегия назначила и провела по делу судебную строительно — техническую экспертизу на предмет определения рыночной стоимости жилого дома с учетом земельного участка, предназначенного для эксплуатации и обслуживания дома; доли имущества должника, на которую может быть обращено взыскание; доли, которая должна остаться в собственности должника с учетом интересов ее семьи; а также с целью установления возможности реального выдела указанных долей.
При рассмотрении исков кредитных организаций о взыскании с граждан задолженностей по кредитным обязательствам и обращении взыскания на заложенное имущество, суды допускают ошибки при определении начальной продажной стоимости заложенного имущества.
Указанные нарушения также явились причиной назначения по делам данной категории в рассматриваемом периоде судебных экспертиз судом апелляционной инстанции.
Кромским районным судом (судья Сорокин С.В.) удовлетворен иск открытого акционерного общества «БАНК УРАЛСИБ» к Матюниной Н.И. о взыскании кредитной задолженности и об обращении взыскания на заложенное имущество
Истец просил обратить взыскание на заложенное имущество — автомобиль марки VOLKSWAGEN TIGUAN, 2011 года выпуска, определив способ его продажи — с публичных торгов, установив начальную продажную цену заложенного имущества в размере 595 000 руб., определенную исходя из представленного Банком отчета об оценке рыночной стоимости ООО «Брянская городская служба недвижимости».
В силу статьи 340 ГК РФ стоимость предмета залога определяется по соглашению сторон, если иное не предусмотрено законом.
Если иное не предусмотрено законом, соглашением сторон или решением суда об обращении взыскания на заложенное имущество, согласованная сторонами стоимость предмета залога признается ценой реализации (начальной продажной ценой) предмета залога при обращении на него взыскания.
Из материалов дела следует, что при заключении договора залога стороны определили стоимость предмета залога в сумме 1200000 руб.
Суд при вынесении решения определил начальную продажную стоимость предмета залога, исходя из заключения отчета об оценке ООО«Брянская городская служба недвижимости» в размере 595 000 руб.
Поскольку Матюниной Н.И. оспаривалась определенная судом первой инстанции начальная продажная цена залогового имущества и последняя существенно отличалась от цены, определенной договором о залоге, судебной коллегией была назначена автотовароведческая экспертиза, согласно заключению которой, рыночная стоимость автомобиля VOLKSWAGEN TIGUAN, 2011 года выпуска, VIN XW8ZZZ5NZCG101203, номер кузова XW8ZZZ5NZCG101203, номер двигателя CAW 119529 составляет 1195255 руб.
При изложенных обстоятельствах решение суда первой инстанции в указанной части судом апелляционной инстанции было изменено.
Приведенные выше примеры свидетельствуют о том, что в большинстве случаев основанием для проведения судебных экспертиз судом апелляционной инстанции явилось не установление судом первой инстанции юридически значимых обстоятельств, имеющих существенное значение для рассмотрения спора.
Настоящим обобщением также установлено, что апелляционной инстанцией областного суда в 2015 году были проведены различные экспертизы (землеустроительные, наркологические, судебно-психиатрические) по 37 гражданским делам, решения по которым после получения заключений экспертов были оставлены без изменений.
Следует отметить, что эти экспертизы были назначены судом второй инстанции только по ходатайству сторон, которые брали на себя расходы за их проведение и оплачивали экспертизы. Назначение и проведение экспертиз было необходимо, поскольку без специальных познаний невозможно было проверить законность и обоснованность принятых судами первой инстанции решений.
Выводы и предложения
Изучение практики применения судами г.Орла и Орловской области законодательства о судебной экспертизе по гражданским делам показало, что суды не в полной мере соблюдают требования действующего законодательства, регулирующего назначение и производство экспертизы.
Указанные в данной справке проблемы, возникающие у судов при назначении и проведении судебных экспертиз, могут быть устранены при условии строгого выполнения судьями требований процессуального законодательства в части, касающейся определения обстоятельств, имеющих значение для дела (часть 2 статьи 56 ГПК РФ), назначения и проведения экспертиз (статьи 79 — 87 ГПК РФ), соблюдения положений Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».
В связи с этим необходимо справку о результатах настоящего обобщения опубликовать на сайте Орловского областного суда в целях устранения судами допущенных нарушений закона, а также обсудить на занятиях с мировыми и федеральными судьями Орловской области.
Судебная коллегия по гражданским делам
Орловского областного суда