О Б О Б Щ Е Н И Е практики рассмотрения судами Челябинской области уголовных дел о преступлениях против половой неприкосновенности

О Б О Б Щ Е Н И Е

практики рассмотрения судами Челябинской области уголовных дел о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности (глава 18 УК РФ)

 

Настоящее обобщение проведено судебной коллегией по уголовным делам в соответствии с планом работы Челябинского областного суда на первое полугодие 2014 года. Были изучены уголовные дела, рассмотренные с 01 января по 31 декабря 2013 года.

 

 

  1. I.Общие сведения

 

Статистические данные о рассмотрении уголовных дел по преступлениям против половой неприкосновенности и половой свободы личности выглядят следующим образом.

 

Сведения о количестве уголовных дел по преступлениям против половой неприкосновенности и половой свободы личности, рассмотренных судами Челябинской области в 2013 году
Уголовные дела, рассмотренные районными (городскими) судами Уголовные дела, рассмотренные Челябинским областным судом
Статьи УК РФ

(итоговые)

131 132-135 131 132 133,

134

135
Части 3 4 5 1 2 3 4 5 1 2 3
Кол-во оконченных УД / кол-во лиц 60/80 47/51 3/3 8/9 1/1 1/1 1/1 8/8 43/43 1/1 1/1 1/1 4/4
Кол-во УД с вынесением приговора / осуждено лиц / оправдано лиц 58/76/0 40/44/0 2/2

/0

8/8

/1

1/1

/0

1/1

/0

1/1

/0

8/8

/0

40/40

/0

1/0

/1

1/1

/0

4/3

/1

Кол-во прекращенных УД / кол-во лиц 2/2
Кол-во УД с применением ПММХ / кол-во лиц 2/2 1/1 3/3 1/1
Кол-во УД, возвращенных прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ / кол-во лиц 1/2 2/2
Кол-во УД, переданных по подсудности или подведомственности / кол-во лиц 1/2 1/1

Из сведений, приведенных в таблице, следует, что 96,6% уголовных дел, оконченных районными (городскими) судами Челябинской области в 2013 году, в отношении лиц, обвиняемых в изнасиловании, рассмотрено по существу с вынесением приговора. При этом все лица, обвиняемые в изнасиловании, были осуждены по соответствующим частям ст. 131 УК РФ. По двум уголовным делам были вынесены постановления (следовательно, их процент от общего числа оконченных дел составил 3,4%). Одно — о возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, другое — о передаче уголовного дела по подсудности.

Что касается процентного соотношения уголовных дел, рассмотренных районными (городскими) судами Челябинской области в 2013 году, по иным преступлениям против половой неприкосновенности и половой свободы личности, то оно выглядит следующим образом. По существу рассмотрено 89,3% дел (из них с вынесением приговора – 95,2% дел, с постановлением о применении принудительных мер медицинского характера – 4,8% дел), 4,3% дел возвращено прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, 2,1% дел передано по подсудности, 4,3% дел прекращено (из них 2,15% дел — по реабилитирующим, 2,15% дел — по не реабилитирующим основаниям).

Районными (городскими) судами Челябинской области в 2013 году оправдательные приговоры по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности не выносились (имеется случай переквалификации судом действий виновного лица с покушения на изнасилование на нанесение побоев и совершение иных насильственных действий, причинивших потерпевшей физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст.115 УК РФ).

 

Судьями судебной коллегии по уголовным делам Челябинского областного суда, рассматривающими уголовные дела по первой инстанции, все оконченные в 2013 году дела о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности были рассмотрены по существу (окончено 72 дела в отношении 73 лиц, из них по 67 делам в отношении 68 лиц постановлены приговоры). При этом имеют место следующие  показатели:

— 91,6% уголовных дел в отношении лиц, обвиняемых в изнасиловании (ст. 131 УК РФ), рассмотрено с вынесением приговора (одно лицо оправдано по обвинению в изнасиловании, остальные – осуждены), 8,4% — с постановлением о применении принудительных мер медицинского характера;

— 92,6% уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 132 УК РФ, рассмотрено с вынесением приговора, 7,4% — с постановлением о применении принудительных мер медицинского характера.

Кроме того, по всем уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. 135 УК РФ, постановлены приговоры. При этом два лица оправданы по обвинению в совершении развратных действий.

Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст.ст. 133, 134 УК РФ Челябинским областным судом по первой инстанции и в апелляционном порядке не рассматривались.

В процентном соотношении число лиц, оправданных судами Челябинской области в 2013 году по обвинению в совершении какого-либо из преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности, составило 1,5% от общего числа лиц, в отношении которых дела рассмотрены по существу. При этом больше всего лиц оправдано по обвинению в совершении развратных действий (33,3% от всех лиц, обвиняемых по ст. 135 УК РФ). Вместе с тем, при изучении судебной практики Челябинской области за исследуемый период не выявлено случаев, когда лицо было полностью оправдано по всем инкриминируемым ему преступлениям против половой неприкосновенности и половой свободы личности (во всех случаях лица были оправданы судом за отсутствием события преступления либо в связи с отсутствием в их деянии состава преступления, при этом они были осуждены за совершение других преступлений, предусмотренных главой 18 УК РФ).

 

  1. II. Преступления, предусмотренные главой 18 Уголовного кодекса Российской Федерации. Вопросы, возникающие при квалификации действий лиц, совершивших указанные преступления. Судебная практика

 

  1. К преступлениям против половой неприкосновенности и половой свободы личности относятся: изнасилование (статья 131 УК РФ), насильственные действия сексуального характера (статья 132 УК РФ), понуждение к действиям сексуального характера (статья 133 УК РФ), половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста (статья 134 УК РФ), развратные действия (статья 135 УК РФ).

 

При этом при разрешении вопросов о квалификации действий лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, имеет значение правильное определение понятий, содержащихся в диспозициях указанных норм УК РФ.

 

  1. При рассмотрении дел об изнасилованиях (ст. 131 УК РФ) и насильственных действиях сексуального характера (ст. 132 УК РФ) под половым сношением понимается совершение полового акта между мужчиной и женщиной, под мужеложством – сексуальные контакты между мужчинами, под лесбиянством – сексуальные контакты между женщинами. Под иными действиями сексуального характера понимаются любые другие действия, которые затрагивают интимную сторону жизни потерпевшего (потерпевшей), включая развратные действия с применением насилия или угрозой его применения, а также понуждение женщиной мужчины к совершению полового акта путем применения насилия или угрозы его применения.

 

По каждому делу об изнасиловании и насильственных действиях сексуального характера подлежит выяснению, имелись ли насилие или угроза его применения в отношении потерпевшего лица или других лиц, а также в чем конкретно выражались насилие либо угроза его применения.

 

Под насилием в статьях 131 и 132 УК РФ (которое полностью охватывается этими составами преступлений) понимается как опасное (кроме умышленного причинения тяжкого вреда здоровью), так и не опасное для жизни или здоровья насилие, включая побои или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы.

 

Пример применения насилия, опасного для жизни или здоровья.

Приговором Пластского городского суда Челябинской области от 02 октября 2013 года Ф. осужден, в том числе, за изнасилование. Ф., реализуя умысел, направленный на совершение изнасилования, с целью подавления воли потерпевшей к сопротивлению, нанес ей не менее одного удара рукой по голове, повалил ее на диван. Затем в ходе совершения полового акта, с целью подавления воли потерпевшей к сопротивлению, Ф. нанес ей не менее двух ударов руками по лицу. Причиненные потерпевшей повреждения вызвали кратковременное расстройство здоровья и были квалифицированы как легкий вред здоровью.

 

Пример применения насилия, не опасного для жизни или здоровья.

Приговором Трехгорного городского суда Челябинской области от 08 февраля 2013 года К. осужден, в том числе, за изнасилование. Непосредственно перед совершением указанного преступления К. с целью подавления возможного сопротивления потерпевшей и недопущения привлечения внимания посторонних лиц, применил к ней физическое насилие – зажал ей рот, схватил за руки, оттащил в глубь лесного массива, толкнул на поверхность земли. Затем, подавляя сопротивление потерпевшей, К. нанес ей один удар ладонью в область левой щеки и руками сдавил ей шею. Телесные повреждения, образовавшиеся у потерпевшей в результате действий осужденного, не причинили вреда здоровью.

 

Вместе с тем имеются случаи, когда сначала органами предварительного расследования, а затем судом действия лица, причинившего потерпевшей непосредственно перед изнасилованием вред здоровью средней тяжести, квалифицированы как совокупность преступлений.

 

Приговором Коркинского городского суда Челябинской области от 04 декабря 2013 года (уголовное дело рассмотрено в особом порядке, приговор в вышестоящие инстанции не обжаловался) Н. осужден по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 112 и п. «б» ч. 2 ст. 131 УК РФ, за следующие действия.

Из приговора следует, что Н. на почве личных неприязненных отношений к потерпевшей, взяв в руки некий предмет, умышленно нанес им, а также руками множество ударов потерпевшей (при этом не указано, на что был направлен умысел Н. при совершении указанных действий). Одно из повреждений, полученных потерпевшей, причинило средней тяжести вред ее здоровью.

В этот же промежуток времени Н., непосредственно после применения насилия, изнасиловал ту же потерпевшую, применив к ней насилие и высказав угрозу убийством.

 

Вопрос, с какой целью Н. применил к потерпевшей насилие, не был разрешен судом, несмотря на то, что это могло повлиять на квалификацию действий осужденного.

 

Ответственность за изнасилование или совершение насильственных действий сексуального характера с применением угрозы наступает лишь в случаях, если такая угроза явилась средством преодоления сопротивления потерпевшей и имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

Вопрос о наличии или отсутствии угрозы применения насилия как признака указанных преступлений должен разрешаться с учетом всех обстоятельств дела: места и времени совершения преступления, числа виновных лиц, субъективного восприятия угрозы, момента ее предполагаемого осуществления потерпевшим, тяжести возможных последствий для него или других лиц и т.п.

 

Пример применения угрозы.

Приговором Ленинского районного суда г. Челябинска от 18 марта 2013 года Ш. осужден за половое сношение с применением насилия и угрозой его применения к потерпевшей.

Так, реализуя свой преступный умысел, Ш., с целью подавления воли потерпевшей к сопротивлению, применяя физическое насилие, схватил ее за шею и стал душить. После чего высказал потерпевшей словесную угрозу применения к ней физического насилия, которую последняя, учитывая физическое превосходство Ш. и окружающую обстановку (потерпевшая в ночное время находилась наедине со Ш. в припаркованном автомобиле), воспринимала реально.

 

  1. Настоящее обобщение показало, что суды Челябинской области признают изнасилование и насильственные действия сексуального характера совершенными с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица в тех случаях, когда оно в силу своего физического или психического состояния (слабоумия или другого психического расстройства, физических недостатков, иного болезненного либо бессознательного состояния, малолетнего или престарелого возраста и т.п.) не могло понимать характер и значение совершаемых с ним действий либо оказать сопротивление виновному лицу. При этом лицо, совершая изнасилование либо насильственные действия сексуального характера, осознавало либо допускало, что потерпевший (потерпевшая) находится в беспомощном состоянии.

 

Например.

Приговором Челябинского областного суда от 18 апреля 2013 года И. осужден за совершение 17 марта 2012 года в отношении малолетней потерпевшей, заведомо не достигшей четырнадцатилетнего возраста, иных действий сексуального характера с использованием ее беспомощного состояния.

Суд пришел к выводу о беспомощном состоянии потерпевшей, так как было установлено, что ей на момент совершения преступления было 8 лет, согласно заключению судебной психолого-психиатрической экспертизы она обнаруживает признаки органического расстройства личности. В силу малолетнего возраста и психического состояния здоровья потерпевшая не могла понимать характер и значение совершаемых с ней действий, не могла оказывать сопротивление обвиняемому.

И. сознавал, что потерпевшая находится в беспомощном состоянии, поскольку ранее он неоднократно видел ее, проживая в соседнем доме и общаясь с ее матерью, ему было известно о ее возрасте. Внешний облик потерпевшей соответствует ее малолетнему возрасту.

 

Решая вопрос о том, является ли состояние потерпевшего лица беспомощным, следует исходить из имеющихся доказательств по делу, включая соответствующее заключение эксперта, когда для установления психического или физического состояния потерпевшего (потерпевшей) проведение судебной экспертизы является необходимым.

В приведенном примере беспомощное состояние потерпевшей помимо ее малолетнего возраста было обусловлено уровнем ее психического развития. Вместе с тем, для признания нахождения потерпевшей в беспомощном состоянии, достаточно ее малолетнего возраста, поскольку в соответствии с примечанием к ст. 131 УК РФ лицо, не достигшее двенадцатилетнего возраста, признается находящимся в беспомощном состоянии в силу возраста.

 

По рассмотренным в 2013 году судами Челябинской области уголовным делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 УК РФ, совершенных с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица, в подавляющем большинстве случаев потерпевшее лицо признавалось находящимся в беспомощном состоянии в силу возраста.

 

Вместе с тем имеются примеры, когда иные обстоятельства, установленные в судебном заседании, позволяли оценить состояние потерпевшего лица как беспомощное.

 

Так, в практике судов Челябинской области за указанный период времени имеется случай осуждения лица за совершение насильственных действий сексуального характера с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица ввиду нахождения этого лица в состоянии опьянения.

 

Так, приговором Верхнеуфалейского городского суда Челябинской области от 08 августа 2013 года Г. осужден за совершение иных действий сексуального характера с использованием беспомощного состояния потерпевшей (ч. 1 ст. 132 УК РФ). Преступление совершено при следующих обстоятельствах.

Г., осознавая, что потерпевшая находится в состоянии сильной степени алкогольного опьянения и не может оказывать сопротивление, в связи с чем находится в беспомощном состоянии, подошел к последней (она в это время спала на полу) и совершил в отношении нее насильственные действия сексуального характера.

 

По смыслу закона беспомощным состоянием в этих случаях может быть признана лишь такая степень опьянения, вызванного употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, которая лишала это лицо возможности оказать сопротивление.

 

  1. Из смысла закона следует, что под другими лицами, указанными в статьях 131 и 132 УК РФ, необходимо понимать родственников потерпевшего лица, а также лиц, к которым виновное лицо в целях преодоления сопротивления потерпевшей (потерпевшего) применяет насилие либо высказывает угрозу его применения.

 

В судебной практике Челябинской области за 2013 год такие случаи имеются.

 

Так, приговором Миасского городского суда Челябинской области от 05 марта 2013 года З. осужден, в том числе за совершение иных действий сексуального характера с применением насилия и с угрозой его применения к потерпевшей и другим лицам, соединенных с угрозой убийством по отношению к потерпевшей и другим лицам (п. «б» ч. 2 ст. 132 УК РФ), а также за половое сношение с применением насилия и с угрозой его применения к потерпевшей и другим лицам, соединенное с угрозой убийством по отношению к потерпевшей и к другим лицам (п. «б» ч. 2 ст. 131 УК РФ).

В частности, судом установлено, что З. после совершения разбоя с незаконным проникновением в жилище совершил в отношении потерпевшей иные действия сексуального характера, затем изнасиловал ее, при этом З. высказывал угрозы применения насилия, а также угрозы убийством как в отношении потерпевшей, так и в отношении ее ребенка.

В настоящее время не решен однозначно вопрос, требуют ли дополнительной квалификации по иным статьям Особенной части УК РФ, устанавливающим ответственность за преступления против здоровья, чести и достоинства личности, действия лица, заключающиеся в применении насилия или высказывании угрозы его применения в отношении других лиц. Поскольку существует мнение, согласно которому, применение насилия при изнасиловании и совершении насильственных действий сексуального характера в отношении других лиц, в результате которого такими деяниями им причиняется легкий или средней тяжести вред здоровью, охватывается диспозициями статей 131 и 132 УК РФ. Если же при совершении указанных преступлений или при покушении на них указанному лицу умышленно причиняется тяжкий вред здоровью, действия виновного лица квалифицируются по соответствующей части ст. 131 или ст. 132 УК РФ и по совокупности с преступлением, предусмотренным ст. 111 УК РФ.

Отсутствие разъяснений в постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации» № 11 от 15.06.2004 года (в редакции постановления Пленума Верховного Суда РФ № 18 от 14.06.2013 года) не позволяет в настоящее время решить однозначно этот вопрос.

 

  1. Обобщение показало, что судамиизнасилование и совершение насильственных действий сексуального характера признаются оконченными соответственно с момента начала полового акта, акта мужеложства, лесбиянства и иных действий сексуального характера, предусмотренных объективной стороной данных составов преступлений, независимо от их завершения и наступивших последствий.

 

Например.

Приговором Челябинского областного суда от 16 июля 2013 года К., осужден, в том числе,  по ч. 1 ст. 132 УК РФ за совершение насильственных действий сексуального характера, то есть мужеложство, с применением насилия к потерпевшему, поскольку было установлено, что К. в целях удовлетворения своих сексуальных потребностей, применяя физическую силу, приспустил с лежащего на земле потерпевшего брюки и нижнее белье и против воли последнего начал совершать в отношении него акт мужеложства.

 

Суды Челябинской области при решении вопроса о том, содержится ли в действиях лица оконченный состав преступлений, предусмотренных статьями 131 и 132 УК РФ, либо лишь признаки покушения на совершение таких преступных действий, выясняют, действовало ли лицо с целью совершить изнасилование или насильственные действия сексуального характера, совершение каких именно действий сексуального характера охватывалось умыслом лица, явилось ли примененное насилие средством к достижению указанной цели, которая не была осуществлена по не зависящим от него причинам.

 

Например.

Органами предварительного следствия С. обвинялся в совершении преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 4 ст. 132, п. «б» ч. 4 ст. 131 УК РФ.

Приговором Челябинского областного суда от 28 июня 2013 года С. осужден за совершение преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 4 ст. 132, ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 4 ст. 131 УК РФ.

Как было установлено судом, после совершения насильственных действий сексуального характера в отношении двух потерпевших, С. совершил покушение на половое сношение в отношении одной из них, с применением насилия к потерпевшей, не достигшей четырнадцатилетнего возраста, с использованием ее беспомощного состояния, соединенное с угрозой убийством при следующих обстоятельствах.

С. с целью изнасилования потерпевшей, находившейся в силу возраста в беспомощном состоянии, потребовал от нее раздеться и попытался совершить с ней половой акт, но не смог сделать это, тогда он потребовал от потерпевшей лечь на диван на живот, лег на нее и снова попытался совершить половой акт. Однако преступление не было закончено С. по не зависящим от него обстоятельствам, так как в этот момент находившейся рядом второй потерпевшей удалось убежать с места преступления и, опасаясь своего задержания, С. незамедлительно скрылся.

 

Вместе с тем необходимо отличать покушение на изнасилование от насильственных действий сексуального характера.

 

Например.

Приговором Челябинского областного суда от 03 октября 2013 года В. осужден, в том числе, за совершение преступления, предусмотренного п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ.

Этим же приговором В. оправдан по п. «б» ч. 4 ст. 131 УК РФ, в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

В приговоре указано, что В. органами предварительного следствия, среди прочего, обвинялся в том, что совершил  насильственный половой акт в отношении потерпевшей.

При наличии противоречивых показаний подсудимого (в судебном заседании пояснил, что вышеуказанных действий не совершал, в ходе предварительного следствия признавал, что совершил изнасилование девочки), потерпевшей (в ходе предварительного следствия поясняла, что В. ее изнасиловал, в судебном заседании – отрицала это, утверждая лишь о том, что В. прикасался своим половым органом к ней) относительно совершения полового акта и отсутствии иных объективных доказательств (согласно заключению судебно-медицинских экспертиз, показаниям эксперта возможность совершения полового акта с потерпевшей без причинения соответствующих повреждений исключена), суд, соблюдая принцип презумпции невиновности, пришел к выводу о необходимости оправдания В. в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 4 ст. 131 УК РФ.

 

От предыдущего примера данный пример отличается тем, что у В. в отличие от С. имелась реальная возможность изнасиловать потерпевшую, вместе с тем, поскольку половой акт не имел места, умысел В. на изнасилование не был установлен судом, а в его действиях содержатся признаки лишь совершения иных действий сексуального характера. Поэтому В. был оправдан по обвинению в совершении изнасилования. По тем же причинам его действия не были квалифицированы как покушение на изнасилование.

 

Таким образом, обобщение показало, что в зависимости от конкретных обстоятельств дела действия покушавшегося на совершение изнасилования и совершившего в процессе реализации своего умысла иные насильственные действия сексуального характера судами квалифицируются как покушение на изнасилование и оконченное преступление, предусмотренное ст. 132 УК РФ. Такое толкование закона согласуется с положениями ч. 3 ст. 31 УПК РФ о том, что действия лица, которое не довело до конца совершение преступления, могут образовывать самостоятельный состав преступления, в том числе оконченный.

 

Кроме того, необходимо отличать покушение на преступления, предусмотренные статьями 131 и 132 УК РФ, от оконченных преступлений, подпадающих под иные статьи УК РФ, предусматривающие ответственность за преступления против здоровья, чести и достоинства личности.

 

Например.

Органами предварительного следствия П. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 131 УК РФ.

Приговором Металлургического районного суда г. Челябинска от 18 ноября 2013 года П. осужден по ч. 1 ст. 116 УК РФ за следующие действия.

Судом установлено, что у П. на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений возник умысел, направленный на причинение потерпевшей побоев, а также на совершение в отношении нее иных насильственных действий, причинивших ей физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ.

Реализуя свой умысел, П. нанес потерпевшей несколько ударов руками по голове и телу, затем преодолевая сопротивление потерпевшей, повалил ее на землю и сдавил ее шею рукой.

Потерпевшая закричала, призывая на помощь, П., услышав крики, скрылся с места совершения преступления.

Своими преступными действиями П. причинил потерпевшей физическую боль и повреждения, не повлекшие вреда ее здоровью.

Как показала суду потерпевшая, П., провожая ее, внезапно стал обнимать, она сопротивлялась, отталкивала его руками. П. повалил ее на землю, нанес несколько ударов руками по голове и телу, схватил рукой за шею, сдавив ее, потерпевшая начала задыхаться. Она пыталась сопротивляться, вырывалась, но П. был физически сильнее ее. Другой рукой П. расстегнул замок на ее мастерке и сказал: «Что ты ломаешься, как маленькая?». Она поняла, что П. хочет изнасиловать ее, закричала, он вскочил на ноги и убежал.

П. в ходе судебного заседания утверждал, что потерпевшая его оговаривает, никаких противоправных действий в отношении нее он не совершал.

В приговоре суд указал, что не доверять показаниям потерпевшей нет оснований, в ходе предварительного следствия и в суде она давала последовательные показания, оснований для оговора П. со стороны потерпевшей не имеется.

Вместе с тем суд, проанализировав исследованные доказательства, пришел к убеждению, что восприятие потерпевшей действий П. как однозначно направленных на изнасилование – субъективно и не нашло своего объективного подтверждения. Суду органами предварительного расследования не представлено достаточных объективных доказательств (помимо показаний потерпевшей) для однозначного суждения о том, что умысел П. был направлен на изнасилование потерпевшей.

На основании изложенного, суд, соблюдая принцип презумпции невиновности, истолковал неустранимые  сомнения в пользу П. и квалифицировал его действия по ч. 1 ст. 116 УК РФ, как нанесение побоев и совершение иных насильственных действий, причинивших потерпевшей физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ.

 

  1. В случаях, когда несколько половых актов либо насильственных действий сексуального характера не прерывались либо прерывались на непродолжительное время и обстоятельства их совершения свидетельствовали о едином умысле виновного лица на совершение указанных тождественных действий, суды Челябинской области рассматривали содеянное как единое продолжаемое преступление и квалифицировали по соответствующим частям ст. 131 или ст. 132 УК РФ.

 

Например.

Приговором Советского районного суда г. Челябинска от 14 августа 2013 года В. осужден, в том числе, за изнасилование, соединенное с угрозой убийством. При этом В. за непродолжительный период времени совершил три насильственных половых акта с потерпевшей.

 

  1. Если умыслом лица охватывается совершение им изнасилования и насильственных действий сексуального характера в отношении одной и той же потерпевшей, суды Челябинской области квалифицируют содеянное как совокупность преступлений, предусмотренных статьями 131 и 132 УК РФ. При этом для квалификации содеянного не имеет значения, был ли разрыв во времени между совершением указанных действий.

 

Например.

Приговором Пластского городского суда Челябинской области от 11 декабря 2013 года Д. осужден по п. «а» ч. 3 ст. 132, п. «а» ч. 3 ст. 131 УК РФ за то, что совершил в отношении потерпевшей иные насильственные действия сексуального характера, а сразу после этого изнасиловал эту же потерпевшую.

 

  1. Групповым (совершенным группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой) изнасилованием или совершением насильственных действий сексуального характера судами Челябинской области признаются не только действия лиц, непосредственно совершивших насильственный половой акт или насильственные действия сексуального характера, но и действия лиц, содействовавших им путем применения физического или психического насилия к потерпевшему. При этом действия лиц, лично не совершавших насильственного полового акта или насильственных действий сексуального характера, но путем применения насилия содействовавших другим лицам в совершении преступления, квалифицируются как соисполнительство в групповом изнасиловании или совершении насильственных действий сексуального характера.

 

Например.

Приговором Увельского районного суда Челябинской области от 29 ноября 2013 года М. и П. осуждены по п. «а» ч. 2 ст. 132 УК РФ.

Судом установлено, что у П. возник умысел, направленный на совершение насильственных действий сексуального характера в отношении потерпевшей.

Реализуя свои  намерения, с целью подавления сопротивления потерпевшей и совершения в отношении нее иных действий сексуального характера, П. умышлено нанес несколько ударов по телу потерпевшей. М. в это же время присоединился к П. и также, реализуя свой возникший умысел на совершение иных насильственных действий сексуального характера, нанес потерпевшей несколько ударов.

Затем они раздели потерпевшую. Далее М., желая облегчить П. совершение иных действий сексуального характера и применяя к потерпевшей физическую силу, удерживал ее руками, поставил на колени, продолжил удерживать в таком положении. В это время П. совершил в отношении потерпевшей иные действия сексуального характера, с применением насилия к потерпевшей.

 

В судебной практике Челябинской области за 2013 год имели место случаи, когда органами предварительного следствия лица обвинялись в совершении групповых изнасилований, вместе с тем данный квалифицирующий признак не находил своего подтверждения в суде.

 

Например.

Органами предварительного следствия М.Р., Х. и М.Э. обвинялись в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 131 УК РФ (изнасилование, совершенное группой лиц по предварительному сговору).

В ходе судебных прений государственный обвинитель просил исключить из предъявленного подсудимым обвинения квалифицирующий признак изнасилования «группой лиц по предварительному сговору», поскольку этот признак не нашел своего подтверждения в ходе судебного следствия.

Судом было установлено, что у каждого осужденного поочередно возникал умысел на изнасилование потерпевшей, который они впоследствии самостоятельно реализовывали.

Приговором Советского районного суда г. Челябинска от 29 января 2013 года за вышеуказанные действия М.Р., Х. и М.Э. осуждены каждый по ч. 1 ст. 131 УК РФ.

 

  1. Дискуссионным в настоящее время является вопрос, подлежат ли квалификации по п. «а» ч. 2 ст. 131 или п. «а» ч. 2 ст. 132 УК РФ изнасилование и насильственные действия сексуального характера независимо от того, что остальные участники преступления не были привлечены к уголовной ответственности ввиду их невменяемости, недостижения возраста уголовной ответственности или по другим предусмотренным законом основаниям, либо такая квалификация должна иметь место только в случае, если в совершении этого преступления совместно участвовали два или более исполнителя, которые в силу ст. 19 УК РФ подлежат уголовной ответственности за содеянное.

Исследование решений, постановленных судьями Верховного Суда РФ, показало, что при изнасиловании или совершении насильственных действий сексуального характера группу образуют только соучастники, подлежащие уголовной ответственности.

Судами Челябинской области в 2013 году рассмотрено подобное уголовное дело.

 

Так, приговором Челябинского областного суда от 05 июля 2013 год С. осужден за совершение иных действий сексуального характера с применением насилия к потерпевшему, с использованием беспомощного состояния потерпевшего, не достигшего четырнадцатилетнего возраста (п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ).

Судом было установлено, что непосредственно после совершения указанного преступления С., в его присутствии, аналогичное деяние в отношении того же потерпевшего совершило иное лицо. В материалах уголовного дела имеется постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении данного лица, мотивированное тем, что оно не является субъектом данного преступления, так как не достигло возраста привлечения к уголовной ответственности.

Органами предварительного следствия С. не вменялся квалифицирующий признак вышеуказанного преступления — «группой лиц».

 

  1. Под угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью понимаются не только прямые высказывания, в которых выражалось намерение немедленного применения физического насилия к потерпевшему или к другим лицам, но и такие угрожающие действия виновного, как, например, демонстрация оружия или предметов, которые могут быть использованы в качестве оружия.

В практике судов Челябинской области за 2013 год имеются случаи осуждения виновных лиц за совершение изнасилований и иных насильственных действий сексуального характера, соединенных с угрозой убийством, где такая угроза выражалась в демонстрации оружия или предметов, которые могли быть использованы в качестве оружия. Вместе с тем, во всех вышеуказанных случаях такая демонстрация сопровождалась прямыми высказываниями, в которых выражалось намерение немедленного применения физического насилия к потерпевшему.

 

Например.

Приговором Калининского районного суда г. Челябинска от 27 декабря 2013 года М. осужден за покушение на изнасилование по ч. 3 ст. 30 и п. «б» ч. 2 ст. 131УК РФ.

Так, М., реализуя умысел, направленный на изнасилование потерпевшей, применил к ней насилие, высказал угрозу убийством, затем вооружился ножом, после чего, используя этот предмет в качестве оружия, продемонстрировал нож потерпевшей, приставив его к ее шее и телу, высказал ей угрозу убийством.

 

Если угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью была выражена после изнасилования или совершения насильственных действий сексуального характера с той целью, например, чтобы потерпевшее лицо никому не сообщило о случившемся, действия виновного лица при отсутствии квалифицирующих обстоятельств суды Челябинской области квалифицируют по ст. 119 УК РФ и по совокупности с ч. 1 ст. 131 УК РФ либо соответственно с ч. 1 ст. 132 УК РФ.

 

Например.

Приговором Аргаяшского районного суда Челябинской области от 11 июля 2013 года Т. осужден, в том числе, по ч. 1 ст. 132, ч. 1 ст. 131, ч. 1 ст. 119 УК РФ за совершение следующих действий.

Т. совершил в отношении потерпевшей насильственные действия сексуального характера, затем изнасиловал ее. После этого Т., осознавая, что потерпевшая может сообщить о совершенных преступлениях, с целью пресечения огласки совершенных им деяний, высказал в ее адрес угрозу убийством, в подкрепление реальности, осуществления которой угрожал ей ножом и палками. Суд пришел к выводу, что исходя из окружающей обстановки, а также в результате ранее примененного Т. в отношении нее насилия при совершении преступлений, потерпевшая угрозу убийством восприняла реально и опасалась ее осуществления.

 

Вместе с тем имеются случаи иной оценки таких действий виновного лица органами предварительного следствия. Такие случаи можно разделить на две группы:

1) угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью была выражена после изнасилования или совершения насильственных действий сексуального характера, однако обвинение в совершении преступления, предусмотренного ст. 119 УК РФ, виновному лицу не предъявлялось;

 

Например.

Органами предварительного следствия А. обвинялся, в том числе, в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 131 УК РФ (изнасилование, соединенное с угрозой убийством).

29 января 2013 года Ленинским районным судом г. Челябинска А., среди прочего, осужден за изнасилование (ч. 1 ст. 131 УК РФ).

При этом судом установлено, что А. после изнасилования потерпевшей, с целью, чтобы последняя никому не сообщила о совершенном в отношении нее преступлении, нанес ей несколько ударов кулаками по телу, повалил на диван, взял подушку и с силой прижал ее к лицу потерпевшей, высказывая при этом угрозы убийством, которые потерпевшая, с учетом сложившейся обстановки воспринимала реально. Суд посчитал, что, поскольку угроза убийством была выражена после изнасилования, с целью помешать изобличить виновного, предотвратить обращение потерпевшей в правоохранительные органы, ее нельзя расценивать как форму преодоления сопротивления потерпевшей для совершения изнасилования. Кроме того, суд пришел к выводу о недопустимости квалификации данных действий (угроза убийством) дополнительным составом уголовно наказуемого деяния, поскольку это бы ухудшило положение А.

 

2) угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью была излишне вменена.

 

Например.

Органами предварительного следствия К. обвинялся, в том числе, в совершении преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 4 ст. 132, ч. 1 ст. 119 УК РФ.

Приговором Челябинского областного суда от 16 июля 2013 года он, среди прочего, осужден за совершение мужеложства и иных действий сексуального характера, с применением насилия к потерпевшему, с использованием беспомощного состояния потерпевшего, соединенных с угрозой убийством, совершенных в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста (п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ).

В суде государственный обвинитель предложил исключить из обвинения ч. 1 ст. 119 УК РФ, поскольку все высказанные К. угрозы убийством в адрес потерпевшего были связаны с совершаемым им сексуальным насилием, полностью охватываются соответствующим квалифицирующим признаком преступления, предусмотренного п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ, и дополнительной квалификации по ч. 1 ст. 119 УК РФ не требуют.

Суд исключил из обвинения К. указание на квалификацию его действий по ч. 1 ст. 119 УК РФ, как излишне вмененное преступление.

 

  1. Изнасилование или насильственные действия сексуального характера следует признавать совершенными с особой жестокостью (п. «б» ч. 2 ст. 131 и п. «б» ч. 2 ст. 132 УК РФ), если в процессе этих действий потерпевшему лицу или другим лицам умышленно причинены физические или нравственные страдания. Особая жестокость может выражаться в издевательстве и глумлении над потерпевшим лицом, истязании в процессе изнасилования, в причинении телесных повреждений, в совершении изнасилования или насильственных действий сексуального характера в присутствии родных или близких потерпевшего лица, а также в способе подавления сопротивления, вызывающем тяжелые физические либо нравственные мучения и страдания самого потерпевшего лица или других лиц. При этом при квалификации таких действий по признаку особой жестокости должен устанавливаться умысел виновного лица на причинение потерпевшим лицам особых мучений и страданий.

 

В судебной практике Челябинской области за 2013 год не было случаев осуждения лиц за совершение изнасилования или насильственных действий сексуального характера с особой жестокостью.

Вместе с тем было рассмотрено уголовное дело по обвинению лица в совершении действий, связанных с применением к потерпевшей открытого источника огня для преодоления ее сопротивления при изнасиловании, и уголовное дело по обвинению лиц в совершении мужеложства, совершенного с особой жестокостью.

 

Приговором Ленинского районного суда г. Челябинска от 01 февраля 2013 года Д. осужден за совершение иных действий сексуального характера с применением насилия и с угрозой его применения к потерпевшей, соединенных с угрозой убийством (п. «б» ч. 2 ст. 132 УК РФ), а также за половое сношение, совершенное с применением насилия и с угрозой его применения к потерпевшей, соединенное с угрозой убийством (п. «б» ч. 2 ст. 131 УК РФ).

При этом судом установлено, что после совершения Д. в отношении потерпевшей насильственных действий сексуального характера он потребовал от последней раздвинуть ноги, поднес зажигалку с открытым пламенем к ней, после чего изнасиловал ее.

В результате действий Д. потерпевшей были причинен ожог второй степени. Органами предварительного следствия Д. не обвинялся в совершении преступления с особой жестокостью.

 

Органами предварительного следствия Г. и Х. обвинялись, в том числе, в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а», «б» ч. 2 ст. 132 УК РФ (мужеложство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с особой жестокостью).

Приговором Сосновского районного суда Челябинской области от 06 марта 2013 года Г. и Х. осуждены по п. «а» ч. 2 ст. 132 УК РФ за совершение мужеложства группой лиц.

Судом было установлено, что после совершения Х. мужеложства в отношении потерпевшего, Г. и Х. поочередно прислонили к задней поверхности грудной клетки потерпевшего тлеющий табак сигареты, далее мужеложство в отношении потерпевшего совершил Г.

Исключая из обвинения подсудимых признак особой жестокости, суд указал, что Г. и Х. прижигали спину потерпевшему тлеющей сигаретой, избирая такой способ применения к нему насилия, с целью подавления его воли к сопротивлению, но их умысел не был направлен на то, чтобы доставить ему особые страдания.

 

  1. В 2013 году не было случаев осуждения судами Челябинской области лиц за изнасилование или насильственные действия сексуального характера, повлекшие заражение потерпевшего лица венерическим заболеванием (п. «в» ч. 2 ст. 131 и п. «в» ч. 2 ст. 132 УК РФ). Вместе с тем следует отметить, что ответственность за совершение указанных преступлений наступает в случаях, когда лицо, заразившее потерпевшего (потерпевшую) венерическим заболеванием, знало о наличии у него этого заболевания, предвидело возможность или неизбежность заражения потерпевшего лица и желало или допускало такое заражение. При этом дополнительной квалификации по ст. 121 УК РФ не требуется.

 

  1. В настоящее время не решен однозначновопрос о том, как следует квалифицировать действия виновного лица, которое при изнасиловании или совершении насильственных действий сексуального характера заразило потерпевшего (потерпевшую) ВИЧ-инфекцией. По этому поводу существует два мнения:

1) действия виновного как при неосторожном, так и при умышленном заражении потерпевшего лица ВИЧ-инфекцией следует квалифицировать по п. «б» ч. 3 ст. 131 или п. «б» ч. 3 ст. 132 УК РФ;

2) действия виновного подлежат квалификации по п. «б» ч. 3 ст. 131 или п. «б» ч. 3 ст. 132 УК РФ только при неосторожном заражении потерпевшего лица ВИЧ-инфекцией. Изнасилование или насильственные действия сексуального характера, сопряженные с заведомым поставлением потерпевшего (потерпевшей) в опасность заражения ВИЧ-инфекцией или умышленным заражением ВИЧ-инфекцией, квалифицируются по совокупности преступлений, предусмотренных соответственно статьями 131 или 132 УК РФ и ст. 122 УК РФ.

 

Так, Красноармейским районным судом Челябинской области (приговор от 14 июня 2013 года) К. осужден за совершение преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 2 ст. 131 УК РФ (изнасилование, соединенное с угрозой убийством), ч. 1 ст. 122 УК РФ (заведомое поставление другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией). Судом было установлено, что К., достоверно зная о том, что он является носителем ВИЧ- инфекции, совершил насильственный половой акт с потерпевшей.

 

  1. Если при изнасиловании или совершении насильственных действий сексуального характера либо покушении на них потерпевшему лицу умышленно причиняется тяжкий вред здоровью, суды Челябинской области действия виновного лица квалифицируют по соответствующей части ст. 131 или ст. 132 УК РФ и по совокупности с преступлением, предусмотренным ст. 111 УК РФ.

 

Так, приговором Челябинского областного суда от 24 января 2013 года Ж. осужден, в том числе, за изнасилование и совершение насильственных действий сексуального характера, соединенные с угрозой убийством, с использованием беспомощного состояния потерпевшей, повлекшие по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью, в отношении потерпевшей, не достигшей четырнадцатилетнего возраста (п. «б» ч. 4 ст. 131 УК РФ, п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ), а также за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, в отношении малолетнего, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии (п. «б» ч. 2 ст. 111 УК РФ).

Судом установлено, что Ж., преодолевая сопротивление потерпевшей, с целью облегчить совершение изнасилования и насильственных действий сексуального характера, умышленно нанес несколько ударов молотком по голове и телу потерпевшей, тем самым причинив тяжкий вред ее здоровью.

 

Неосторожное причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего лица при совершении изнасилования или насильственных действий сексуального характера охватывается соответственно п. «б» ч. 3 ст. 131 или п. «б» ч. 3 ст. 132 УК РФ и дополнительной квалификации по другим статьям УК РФ не требует.

 

Так, приговором Челябинского областного суда от 27 августа 2013 года А. осужден, в том числе, за совершение иных действий сексуального характера с использованием беспомощного состояния потерпевшей, которые повлекли по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей, в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста (п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ).

Суд установил, что тяжкий вред здоровью потерпевшей наступил в результате совершенных в отношении нее иных действий сексуального характера (преступления повлекли возникновение у потерпевшей тревожно-фобического расстройства психики). Таким образом, у А. отсутствовал умысел на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей.

 

  1. В настоящее время также по-разному решается вопрос о том, как следует квалифицировать изнасилование или совершение насильственных действий сексуального характера, сопряженные с похищением или незаконным лишением свободы потерпевшего лица:

1) похищение или незаконное лишение свободы, совершенные в целях изнасилования или совершения насильственных действий сексуального характера, полностью охватываются диспозициями статей 131 и 132 УК РФ.

Если лицо, похищенное или незаконно лишенное свободы с указанной целью, после его изнасилования или совершения в отношении него насильственных действий сексуального характера продолжает помимо его воли незаконно удерживаться в иных целях, содеянное в зависимости от обстоятельств дела подлежит дополнительной квалификации по соответствующим частям статей 126 или 127 УК РФ;

 

2) изнасилование или совершение насильственных действий сексуального характера, сопряженные с похищением или незаконным лишением свободы потерпевшего лица, учитывая, что при этом совершаются два самостоятельных преступления, подлежат квалификации, в зависимости от конкретных обстоятельств дела, по совокупности с соответствующими частями ст. 126 или ст. 127 УК РФ.

 

В соответствии с доминирующей позицией судей Верховного Суда РФ действия, связанные с похищением или незаконным лишением свободы потерпевшего (потерпевшей) и направленные только лишь на изнасилование или совершение насильственных действий сексуального характера, входят в объективную сторону преступлений, предусмотренных статьями 131 и 132 УК РФ, как насилие и дополнительной квалификации не требуют.

 

Изучение дел показало, что в практике рассмотрения уголовных дел данной категории в 2013 году эти вопросы разрешались следующим образом.

Ашинским городским судом Челябинской области (приговор от 03 июля 2013 года) Б. осужден, в том числе, по ч. 1 ст. 127 УК РФ за то, что после изнасилования потерпевшей и совершения в отношении нее насильственных действий сексуального характера, незаконно лишил последнюю свободы, не похищая ее (потребовал от потерпевшей спуститься в подпол дома, после выполнения ею данного требования, заблокировал крышку, закрывающую вход в данный подпол).

 

Органами предварительного следствия Г., М. и Т., среди прочего, обвинялись в изнасиловании потерпевшей и совершении в отношении нее насильственных действий сексуального характера группой лиц, при следующих обстоятельствах.

Реализуя свой умысел на совершение вышеуказанных преступлений, Г., М. и Т. против воли потерпевшей вывели ее из дома, усадили в автомобиль и вывезли в лес, где изнасиловали и совершили в отношении нее насильственные действия сексуального характера (приговор Аргаяшского районного суда Челябинской области от 10 декабря 2012 года).

Г., М. и Т. органами предварительного следствия не было предъявлено обвинения в совершении похищения потерпевшей.

 

  1. В пункте 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 года № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» содержится разъяснение о том, чтопод убийством, сопряженным с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, следует понимать убийство в процессе совершения указанных преступлений или с целью их сокрытия, а также совершенное, например, по мотивам мести за оказанное сопротивление при совершении этих преступлений.

 

Поэтому если убийство совершено при указанных обстоятельствах, то содеянное виновным лицом следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ и соответствующими частями ст. 131 или ст. 132 УК РФ либо ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ и соответствующими частями статей 131 и 132 УК РФ.

 

Уголовные дела о таких преступлениях в 2013 году рассматривались Челябинским областным судом.

 

Так, приговором Челябинского областного суда от 24 января 2013 года Ж., среди прочего, осужден за убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, сопряженное с изнасилованием и насильственными действиями сексуального характера (п.п. «в», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ), а также за совершение преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 4 ст. 131, п. п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ. Преступление Ж. совершены при следующих обстоятельствах.

В ходе совершения Ж. преступлений сексуальной направленности в отношении потерпевшей М. находившаяся в этой же комнате потерпевшая Г. попыталась воспрепятствовать этому, стала кричать на Ж., в связи с чем тот, желая устранить возникшее препятствие  к совершению вышеуказанных преступлений, убил Г., после чего продолжил преступные действия в отношении М.

 

Приговором Челябинского областного суда от 26 июля 2013 года Б. осужден по ч. 5 ст. 131 (изнасилование, то есть половое сношение с применением насилия, с использованием беспомощного состояния потерпевшей, не достигшей четырнадцатилетнего возраста, совершенное лицом, имеющим судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего), по п.п. «в», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство малолетнего, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, сопряженное с изнасилованием).

Судом установлено, что Б. изнасиловал потерпевшую, после чего, желая скрыть совершенное преступление, убил ее.

 

  1. К «иным тяжким последствиям» изнасилования или насильственных действий сексуального характера, предусмотренным п. «б» ч. 3 ст. 131 и п. «б» ч. 3 ст. 132 УК РФ, по смыслу закона следует относить последствия, которые не связаны с причинением по неосторожности тяжкого вреда здоровью потерпевшего лица либо заражением его ВИЧ-инфекцией. Таковыми могут быть признаны, например, самоубийство или покушение на самоубийство потерпевшего лица.

Судами Челябинской области в 2013 году не осуждались лица, в действиях которых при изнасиловании или совершении насильственных действий сексуального характера имелся данный квалифицирующий признак.

 

  1. Примеры разрешения вопроса о наличии в действиях подсудимого состава преступления, предусмотренного ч.5 ст. 131 УК РФ:

Так, в приговоре Челябинского областного суда от 26 июля 2013 года указано, что Б., имея неснятую и непогашенную судимость за преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего (судим 02 декабря 1998 года по п. «в» ч. 3 ст. 132 УК РФ), совершил изнасилование, то есть половое сношение с применением насилия, с использованием беспомощного состояния потерпевшей, не достигшей четырнадцатилетнего возраста.

 

Другим приговором Челябинского областного суда (от 29 июля 2013 года) Б. был осужден за изнасилование и совершение насильственных действий сексуального характера в отношении потерпевшей, не достигшей четырнадцатилетнего возраста (п. «б» ч. 4 ст. 131, п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ).

Суд исключил из обвинения подсудимому как не нашедший своего подтверждения в судебном заседании квалифицирующий признак преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 131, ч. 5 ст. 132 УК РФ, — совершение их лицом, имеющим судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетних. При этом указал, что из предыдущего приговора, в соответствии с которым Б. осужден по п. «в» ч. 2 ст. 131, п. «в» ч. 2 ст. 132 УК РФ), видно, что он признан виновным в совершении преступлений, не связанных с нарушением половой неприкосновенности несовершеннолетних.

 

  1. В отличие от изнасилования и насильственных действий сексуального характера, уголовная ответственность за половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста (ст. 134 УК РФ), а равно за совершение развратных действий (ст. 135 УК РФ) наступает в случаях, когда половое сношение, мужеложство, лесбиянство или развратные действия совершены без применения насилия или угрозы его применения, а потерпевшее лицо не достигло возраста, указанного в диспозициях соответствующих частей статей 134 и 135 УК РФ.

Уголовной ответственности за преступления, предусмотренные статьями 134 и 135 УК РФ, подлежат лица, достигшие ко времени совершения преступления восемнадцатилетнего возраста.

 

Например.

Х. осужден Усть-Катавским городским судом Челябинской области (приговор от 14 августа 2013 года) за то, что в мае 2013 года он, являясь лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, совершил половое сношение с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста и половой зрелости (ч. 1 ст. 134 УК РФ в редакции Федерального закона от 29 февраля 2012 года № 14 ФЗ).

 

Вместе с тем в случае, если половое сношение, мужеложство, лесбиянство или развратные действия совершены хотя и без применения насилия или угрозы его применения, но в отношении лиц, не достигших двенадцатилетнего возраста, такие деяния судами Челябинской области в соответствии с примечанием к ст. 131 УК РФ признаются изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера и квалифицируются по п. «б» ч. 4 ст. 131 или п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ, поскольку указанные лица считаются находящимися в беспомощном состоянии в силу возраста.

 

Например.

Приговором Челябинского областного суда от 31 октября 2013 года Г. (которому на момент совершения преступления было четырнадцать лет) осужден за то, что в июле-августе 2012 года совершил в отношении не достигшего четырнадцатилетнего возраста потерпевшего иные действия сексуального характера с использованием беспомощного состояния последнего.

Фактически Г. совершил в отношении потерпевшего действия,  предусмотренные диспозицией ст. 135 УК РФ, без применения насилия или угрозы его применения. Вместе с тем, учитывая, что потерпевшему на момент совершения преступления было семь лет, действия Г. квалифицированы по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ.

 

  1. Преступления, предусмотренные статьями 134 и 135 УК РФ, следует считать оконченными соответственно с момента начала полового сношения, акта мужеложства, лесбиянства или развратных действий, предусмотренных объективной стороной данных составов преступлений, независимо от их завершения и наступивших последствий. Если в дальнейшем с целью понуждения потерпевшего (потерпевшей) к продолжению совершения таких действий к ним применяется насилие или высказываются угрозы применения насилия, содеянное следует квалифицировать как изнасилование или насильственные действия сексуального характера. В судебной практике Челябинской области за 2013 год подобных примеров не было.

 

В тех случаях, если лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, на протяжении продолжительного времени без применения насилия совершались половые сношения, мужеложство, лесбиянство или развратные действия с одним и тем же лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста, и обстоятельства совершения таких действий свидетельствовали о едином умысле виновного лица на их совершение, содеянное суды Челябинской области рассматривают как единое продолжаемое преступление, подлежащее квалификации по соответствующим частям статей 134 или 135 УК РФ.

 

Например.

Приговором Карабашского городского суда Челябинской области от 29 января 2013 года К. осужден за преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 134 УК РФ.

Судом установлено, что К., достигший восемнадцатилетнего возраста, в период 2012 года совершил несколько половых сношений с лицом, не достигшим четырнадцатилетнего возраста. Обстоятельства совершения указанных действий свидетельствовали о едином умысле К. на их совершение.

 

  1. Обобщение показало, что при рассмотрении уголовных дел анализируемой категории возникает вопрос о том, как следует квалифицировать одновременное совершение лицом, группой лиц изнасилования илииных насильственных действий сексуального характера в отношении нескольких потерпевших: как совокупность преступлений по количеству потерпевших или же как одно преступление, предусмотренное  статьями 131, 132 УК РФ.

 

Пример разрешения такого вопроса.

Органами предварительного расследования Т. обвинялся в совершении двух преступлений, предусмотренных п. «б» ч.4 ст. 132 УК РФ, а именно в том, что он, встретив двух  потерпевших, не достигших двенадцати лет, увел их в уединенное место, где фотографировал их частично обнаженными, а затем продолжил действия сексуального характера в отношении одной потерпевшей в присутствии другой.

Приговором Челябинского областного суда от 22 ноября 2013 года Т.  признан виновным в совершении одного преступления, предусмотренного п. «б» ч.4 ст. 132 УК РФ, так как судом было установлено, что умысел Т. был направлен изначально на совершение действий сексуального характера в отношении двух потерпевших, а его действия по реализации этого умысла были совершены в одно время, в одном месте, при этом они были непрерывными, а объект преступного посягательства был один – половая неприкосновенность малолетних.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, согласившись с данным выводом суда первой инстанции, оставила приговор без изменения (апелляционное определение от 20 марта 2014 года).

 

  1. При решении вопроса о применении закона об уголовной ответственности за совершение изнасилования или насильственных действий сексуального характера в отношении несовершеннолетних либо лиц, не достигших четырнадцатилетнего возраста, понуждение к действиям сексуального характера в отношении несовершеннолетнего лица, половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста, развратные действия, суды Челябинской области исходят из того, что квалификация преступлений по этим признакам возможна лишь в случаях, когда виновное лицо знало или допускало, что потерпевшим является лицо, не достигшее возраста, указанного в диспозиции статьи. Вместе с тем имеются случаи, когда эти обстоятельства не выясняются в полном объеме.

 

Так, апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Челябинского областного суда от 16 апреля 2013 года приговор Верхнеуфалейского городского суда Челябинской области от 28 февраля 2013 года, постановленный в особом порядке, в отношении Ч. отменен с направлением уголовного дела на новое рассмотрение.

Основанием для отмены приговора явилось нарушение уголовно-процессуального закона.

В частности, судебная коллегия указала, что Ч. обвинялся и осужден за совершение дважды мужеложства с лицом, заведомо не достигшим четырнадцатилетнего возраста. Ответственность за совершение данного преступления наступает лишь в случаях, когда виновное лицо достоверно знало о возрасте потерпевшего лица или когда внешний облик последнего явно свидетельствовал о его возрасте. Из материалов уголовного дела не усматривается осведомленность Ч. о возрасте потерпевшего лица.

Предложенная органами предварительного расследования квалификация действий Ч. требовала исследования доказательств в обычном порядке и их оценки в соответствии с требованиями УПК РФ, чего сделано не было.

 

  1. Судами Челябинской области в большинстве случаев запрет назначения осужденным за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших четырнадцатилетнего возраста, условного осуждения (п. «а» ч. 1 ст. 73 УК РФ) не нарушается, вместе с тем имеются исключения.

 

Так, приговором Варненского районного суда Челябинской области от 18 сентября 2013 года Н. осужден за совершение двух преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 134 УК РФ, которые входят в перечень, изложенный в примечании к ст. 73 УК РФ.

Судом установлено, что Н. (который на момент совершения преступлений достиг восемнадцатилетнего возраста) дважды совершил (в январе и марте 2013 года) с потерпевшей, достигшей двенадцатилетнего возраста, но не достигшей четырнадцатилетнего возраста, половые сношения.

Учитывая смягчающие наказание обстоятельства, данные о личности Н., взаимоотношения между ним и потерпевшей, суд пришел к выводу о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания и с применением ст. 73 УК РФ назначил ему условное наказание.

 

Приговор вступил в законную силу (не обжаловался в вышестоящие судебные инстанции).

 

  1. В практике судов Челябинской области за исследуемый период времени имеются факты прекращения уголовных дел по преступлениям против половой неприкосновенности и половой свободы личности. Уголовные дела прекращались как по реабилитирующим, так и по нереабилитирующим основаниям.

 

Прекращение уголовного дела по реабилитирующему основанию.

Постановлением  Миасского городского суда Челябинской области от 22 апреля 2013 года уголовное дело и уголовное преследование в отношении М. прекращено за отсутствием в его действиях составов преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 134, ч. 1 ст. 135 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года).

Органами предварительного следствия М., достигший на момент совершения указанных действий восемнадцатилетнего возраста, обвинялся в том, что в 2010 году совершил половое сношение и развратные действия с потерпевшей, заведомо для него не достигшей шестнадцатилетнего возраста.

Суд мотивировал свое решение о необходимости прекращения уголовного дела следующим образом.

Федеральным законом № 14-ФЗ от 29 февраля 2012 года в ч. 1 ст. 134 и ч. 1 ст. 135 УК РФ были внесены изменения, согласно которым ответственность по обоим преступлениям наступает в случае полового сношения, а также совершения мужеложства, лесбиянства и развратных действий (субъектом этих преступлений) не только, когда потерпевшее лицо не достигло шестнадцатилетнего возраста, но и когда оно не достигло половой зрелости.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы от 2013 года судить о достижении потерпевшей половой зрелости на период 2010 года не представляется возможным.

Неустранимые сомнения суд трактовал в пользу М., посчитав при этом, что доказательств недостижения потерпевшей половой зрелости не имеется.

Кроме того, судом были применены положения ст. 10 УК РФ (обратная сила уголовного закона).

 

Следует отметить, что судом при принятии такого решения не учтено, что в соответствии со ст. 254 УПК РФ уголовное дело в судебном заседании может быть прекращено в связи с отсутствием состава преступления в действиях подсудимого только в случае отказа обвинителя от обвинения или неявки без уважительной причины в суд частного обвинителя, а вывод суда об отсутствии состава преступления в действиях лица, привлекаемого к уголовной ответственности, является основанием для вынесения оправдательного приговора п. 3 ч.2 ст. 302 УПК РФ.

 

Прекращение уголовного дела по нереабилитирующему основанию.

Постановлением Каслинского городского суда Челябинской области от 29 мая 2013 года уголовное дело в отношении Д., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 135 УК РФ, прекращено на основании ст. 25 УПК РФ, ст. 76 УК РФ в связи с примирением с потерпевшей.

 

III. Результаты кассационного (апелляционного) рассмотрения представлений и жалоб на итоговые судебные решения по уголовным делам по преступлениям против половой неприкосновенности и половой свободы личности за период с 01 января по 31 декабря 2013 года

 

  1. Сведения о результатах кассационного (апелляционного) рассмотрения представлений и жалоб на итоговые судебные решения, вынесенные Челябинским областным судом по уголовным делам указанной категории

 

В 2013 году Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ в апелляционном (кассационном) порядке рассмотрено 29 уголовных дел указанной категории в отношении 31 лица.

Из них судом апелляционной (кассационной) инстанции не отменено ни одного итогового решения.

Из этого же числа дел изменено 5 итоговых решений в отношении 7 лиц.

Таким образом, процент дел указанной категории, по которым изменены итоговые решения, в соотношении с общим количеством дел, рассмотренных судом апелляционной (кассационной) инстанции, составляет 17,2%. При исчислении этого же показателя исходя из количества лиц, в отношении которых законность и обоснованность судебных решений проверены вышестоящим судом, процент измененных судебных актов составляет 22,5%.

С учетом изложенного, итоговое «качество» работы судебной коллегии по уголовным делам Челябинского областного суда по рассмотрению уголовных дел указанной категории по первой инстанции за 2013 год составило 77,5%.

 

В большинстве случаев (по 3 уголовным делам в отношении 5 лиц) итоговые судебные решения подлежали изменению ввиду неправильного применения уголовного закона при назначении осужденным наказаний. Наиболее характерными являются два примера.

1) Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, изменяя приговор Челябинского областного суда от 27 декабря 2012 года и снижая осужденным О., К. и В. наказание, в кассационном определении от 07 мая 2013 года указала, что при назначении наказания осужденным суд сослался на то, что он учитывает совершение преступлений против половой неприкосновенности: О. малолетней потерпевшей, К. и В. – несовершеннолетней. Вместе с тем эти обстоятельства являются квалифицирующими признаками совершенных ими преступлений (О. – п. «б» ч. 4 ст. 131, п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ, К. и В. – п. «а» ч. 3 ст. 131 УК РФ) и не могут повторно учитываться при назначении наказания.

 

2) Кроме того, апелляционным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 октября 2013 года изменен приговор Челябинского областного суда от 26 июля 2013 года в отношении Б., срок назначенного тому наказания снижен.

Судебная коллегия исключила из приговора указание о признании отягчающим обстоятельством при назначении наказания по ч. 5 ст. 131 УК РФ рецидива преступлений, как необоснованно учтенное. При этом  указала, что наличие неснятой и непогашенной судимости за преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего не является отягчающим обстоятельством, поскольку оно предусмотрено ч. 5 ст. 131 УК РФ в качестве квалифицирующего признака данного преступления.

 

Один из приговоров (в отношении одного лица) изменен ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела и неправильного применения уголовного закона.

 

Так, приговором Челябинского областного суда от 20 ноября 2012 года Х., среди прочего,  осужден по п.п. «з», «к» ч. 2 ст. 105, п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, ч. 1 ст. 131 УК РФ УК РФ. Действия Х. по убийству потерпевшей судом были квалифицированы как сопряженные с разбоем и изнасилованием.

Кассационным определением Верховного Суда Российской Федерации от 18 апреля 2013 года данный приговор изменен, назначенное Х. наказание снижено.

Судебная коллегия, исключая, как излишне вмененный, квалифицирующий признак, предусмотренный п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство, сопряженное с изнасилованием), указала, что вывод суда о наличии в действиях осужденного одновременно двух квалифицирующих признаков, характеризующих мотив и цель убийства, противоречит фактическим обстоятельствам дела и требованиям закона. При этом коллегия отметила, что, как установлено по делу, изначально умысел Х. был направлен на завладение имуществом потерпевшей и ее убийство, что и определило его преступное поведение, желание же изнасиловать потерпевшую возникло у Х. в процессе совершения указанных действий.

 

В завершение следует остановиться на приговоре, вынесенном без учета изменений уголовного закона, которые в соответствии со ст. 10 УК РФ имеют обратную силу.

 

Так, кассационным определением Верховного Суда Российской Федерации от 09 апреля 2013 года приговор Челябинского областного суда от 12 ноября 2012 года в части осуждения Х. по ст. 135 УК РФ за пять преступлений отменен, уголовное дело прекращено в связи с отсутствием состава преступления.

Этот же приговор в отношении Х. изменен, исключено указание о совершении им развратных действий в отношении потерпевшей Г. в период с 01 апреля по 22 мая 2008 года, снижено наказание, назначенное ему по ст. 135 УК РФ за данное преступление.

Основанием для изменения приговора в отношении Х. явилось неправильное применение уголовного закона.

В частности, судебная коллегия указала, что суд, установив факт совершения Х. развратных действий в отношении потерпевшей Г. по одному разу в периоды с 01 апреля по 22 мая 2008 года и с 09 июня по 15 июля 2008 года), в отношении потерпевшей К. (дважды в период с 01 по 31 марта 2009 года и дважды в период с 01 по 24 мая 2009 года), не принял во внимание изменения, внесенные в диспозицию ч. 1 ст. 135 УК РФ Федеральным законом от 29 февраля 2012 года № 14-ФЗ, которые в соответствии со ст. 10 УК РФ имеют обратную силу. Так, из материалов дела следует, что органы предварительного следствия и суд не установили наличие обязательного условия для наступления уголовной ответственности по ч. 1 ст. 135 УК РФ — недостижение несовершеннолетними потерпевшими Г. и К. (которые достигли четырнадцатилетнего и не достигли шестнадцатилетнего возраста) на момент совершения преступления половой зрелости.

В связи с изложенным судебная коллегия отменила приговор в части осуждения Х. по ст. 135 УК РФ за пять преступлений (одно в отношении Г. в период с 09 июня по 15 июля 2008 года и четыре в отношении К. в периоды с 01 по 31 марта 2009 года и с 01 по 24 мая 2009 года) и прекратила уголовное дело в связи с отсутствием состава преступления.

По тем же основаниям судебная коллегия исключила указание о совершении Х. развратных действий в отношении потерпевшей Г. в период с 01 апреля по 22 мая 2008 года.

 

  1. Сведения о результатах кассационного (апелляционного) рассмотрения представлений и жалоб на итоговые судебные решения, вынесенные районными (городскими) судами Челябинской области по уголовным делам указанной категории

 

В 2013 году судебной коллегией по уголовным делам Челябинского областного суда в апелляционном (кассационном) порядке рассмотрено 47 уголовных дел (в отношении 60 лиц) по преступлениям против половой неприкосновенности и половой свободы личности.

Из них судом апелляционной (кассационной) инстанции отменено 1 итоговое решение в отношении 1 лица.

 

Соотношение отмененных решений с общим количеством рассмотренных дел Соотношение лиц, в отношении которых отменены решения, с общим количеством осужденных
2,1 % 1,6 %

 

Кроме того, из вышеуказанного числа дел изменено 9 итоговых решений в отношении 14 лиц.

Таким образом, процент дел указанной категории, по которым изменены итоговые решения, в соотношении с общим количеством дел, рассмотренных судом апелляционной (кассационной) инстанции, составляет 19,1%. При исчислении этого же показателя исходя из количества лиц, в отношении которых законность и обоснованность судебных решений проверена вышестоящим судом, процент измененных судебных актов составляет 23,3%.

С учетом изложенного, итоговое «качество» работы судей районных (городских) судов Челябинской области по рассмотрению уголовных дел указанной категории за 2013 год составило 76,7%.

 

В большинстве случаев (по 3 уголовным делам в отношении 5 лиц) изменения в итоговые судебные решения были внесены ввиду неправильного применения уголовного закона при назначении осужденным наказаний.

Характерным примером является следующее дело.

 

Апелляционным определением Челябинского областного суда 08 августа 2013 года приговор Еткульского районного суда Челябинской области от 14 июня 2013 года в отношении М. изменен.

Указанным приговором М. за совершение развратных действий в отношении потерпевшей, достигшей двенадцатилетнего возраста, но не достигшей четырнадцатилетнего возраста, осужден к лишению свободы с применением ст. 73 УК РФ условно.

Судебная коллегия указала, что судом не было учтено, что в соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 73 УК РФ и примечанием к указанной статье условное осуждение не назначается осужденным за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших четырнадцатилетнего возраста. В связи с изложенным, из приговора исключено указание о назначении наказания условно.

 

Один из приговоров изменен в связи с несправедливостью назначенного наказания.

 

Так, кассационным определением Челябинского областного суда от 07 февраля 2013 года приговор Еманжелинского городского суда Челябинской области от 13 декабря 2012 года в отношении Д. изменен, срок назначенного ему по ч. 1 ст. 131 УК РФ наказания снижен.

В обоснование своих выводов судебная коллегия указала, что судом был установлен ряд смягчающих наказание Д. обстоятельств, вместе с тем суд, применив требования ч. 7 ст. 316 УПК РФ, назначил максимально возможное в данном случае наказание, что, по мнению судебной коллегии, является несправедливым.

 

Имеются случаи внесения изменений, выразившихся в исключении квалифицирующих признаков преступлений.

 

Например.

Кассационным определением Челябинского областного суда от 01 февраля 2013 года приговор Южноуральского городского суда Челябинской области от 10 сентября 2012 года в отношении С. (осужден по п. «б» ч. 2 ст. 131 УК РФ) изменен, срок назначенного ему наказания снижен.

Судебная коллегия исключила из обвинения С. квалифицирующий признак «с угрозой причинения тяжкого вреда здоровью». Свой вывод она мотивировала тем, что в нарушение ст. 307 УПК РФ в описательно-мотивировочной части приговора не содержится описания указанного признака, а также не приведено мотивов, по которым суд пришел к такому выводу, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона. Кроме того, из показаний осужденного и потерпевшей следует, что угроз причинения потерпевшей тяжкого вреда здоровью со стороны С. не высказывалось, каких-либо других данных, свидетельствующих о наличии указанного квалифицирующего признака, в материалах уголовного дела не имеется.

 

Кроме того, весьма распространенной ошибкой при назначении районными (городскими) судами Челябинской области наказания лицам, осужденным за преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности за исследуемый период времени, являлся учет мнения потерпевших, настаивающих на строгом наказании, что противоречит положениям статей 60, 61 и 63 УК РФ, определяющих перечень обстоятельств, принимаемых во внимание при назначении наказания.

 

Так, апелляционным определением Челябинского областного суда от 23 августа 2013 года приговор Центрального районного суда г. Челябинска от 17 июня 2013 года в отношении Ю. изменен, из его описательно-мотивировочной части исключено указание на учет мнения потерпевшей («которая настаивала на строгом наказании») при назначении наказания.

 

  1. IV. Изменения, внесенные в 2013 году в главу 18 УК РФ, а также изменения в УПК РФ, повлиявшие на рассмотрение уголовных дел указанной категории

 

Федеральным законом от 28 декабря 2013 года № 380-ФЗ внесены изменения, из частей 1 и 2 ст. 134 (половое сношение, мужеложство, лесбиянство с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста и половой зрелости, совершенные лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста) ч. 1 ст. 135 УК РФ (совершение развратных действий без применения насилия лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, в отношении лица, не достигшего шестнадцатилетнего возраста и половой зрелости) исключен признак, являющийся до этого момента обязательным для квалификации действий виновного лица по указанным составам преступлений – «недостижение потерпевшим лицом половой зрелости».

Таким образом, законодатель вернулся к более ранней редакции вышеуказанных норм (редакция Федерального закона от 07 декабря 2011 года № 420-ФЗ), поскольку признак «недостижение потерпевшим лицом половой зрелости» как обязательный для данных преступлений был введен лишь в начале 2012 года Федеральным законом от 29 февраля 2012 года № 14-ФЗ.

Кроме того, Федеральным законом от 23 июля 2013 года № 217-ФЗ изменена подсудность уголовных дел (статья 31 УПК РФ) по ряду преступлений, предусмотренных главой 18 УК РФ.

В соответствии с указанными изменениями к подсудности Верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа, окружного (флотского) военного суда отнесены уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 5 ст. 131, ч. 5 ст. 132, ч. 6 ст. 134 УК РФ, если за их совершение в качестве наиболее строгого наказания может быть назначено пожизненное лишение свободы, а также уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 4 ст. 131, ч. 4 ст. 132 УК РФ. До принятия вышеуказанного Федерального закона данным судам были подсудны уголовные дела о преступлениях, предусмотренных частями 3 и 4 ст. 131, частями 3 и 4 ст. 132 УК РФ.

Следовательно, районным (городским) судам в связи с указанными изменениями стали подсудны уголовные дела о всех преступлениях данной категории, за исключением уголовных дел, подсудных Верховному суду республики, краевому или областному суду, суду города федерального значения, суду автономной области, суду автономного округа.

В связи с внесением в УПК РФ указанных изменений подсудность районных (городских) судов заметно расширилась.

 

  1. V. Выводы и предложения

 

Изучение судебной практики показало, что при рассмотрении уголовных дел указанной категории возникают вопросы, которые при отсутствии официальных разъяснений в постановлении Пленума Верховного Суда РФ, могут быть разрешены по-разному. Несмотря на это, суды области в основном правильно применяют действующее законодательство при рассмотрении уголовных дел по преступлениям против половой неприкосновенности и половой свободы личности.

 

 

 

Вместе с тем, при рассмотрении уголовных дел по преступлениям, предусмотренным главой 18 УК РФ, суды порой допускают ошибки, которые влекут отмену или изменение постановленных ими решений.

 

 

Судебная коллегия по уголовным делам

Челябинского областного суда