Обобщение судебной практики соблюдения требований закона при применении главы 13 УПК РФ судами Камчатского края за 2016 год

О Б О Б Щ Е Н И Е
судебной практики соблюдения требований закона при применении главы 13 УПК РФ судами Камчатского края за 2016 год

Обобщение судебной практики соблюдения требований закона при применении главы 13 УПК РФ судами Камчатского края за 2016 год проведено в соответствии с планом работы Камчатского краевого суда на первое полугодие 2017 года.
Как показал анализ, в течение последних пяти лет не наблюдалось снижения либо роста показателей по результатам рассмотрения ходатайств об избрании меры пресечения и продлении её срока.
Так, в 2016 году судами края было рассмотрено 464 ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, в 2015 – 388.

Ходатайств о продлении срока содержания под стражей в 2016 году рассмотрено 562, а в 2015 – 439.
Домашний арест в качестве меры пресечения избирался районными (городскими) судами в 2016 году по результатам рассмотрения и отказа в удовлетворении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в 11 случаях (2 – в отношении подозреваемых (обвиняемых) в совершении особо тяжких преступлений, 3 – в отношении подозреваемых (обвиняемых) в совершении тяжких преступлений, 6 — в отношении подозреваемых (обвиняемых) в совершении преступлений средней тяжести), в 4 случаях судами продлён срок домашнего ареста (3 – по тяжким преступлениям и 1 по преступлению небольшой тяжести). Кроме того, апелляционной инстанцией Камчатского краевого суда данная мера пресечения применена по результатам изменения постановлений суда первой инстанции и разрешения ходатайств:
— об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемого в совершении тяжкого преступления — 1,
— о продлении срока содержания под стражей в отношении обвиняемого в совершении тяжкого преступления – 1, в совершении преступления средней тяжести — 1.
В 2015 году домашний арест в качестве меры пресечения применялся в 6 случаях; продлевался срок домашнего ареста – в 1 случае.
В 2016 году, равно как в 2015, мера пресечения в виде залога судами не применялась.

Графическое изображение № 1: Анализ применения главы 13 УПК РФ за 5 лет.

Количество удовлетворённых ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в 2016 году составило 358 или 77,1% (в 2015 году – 84%).
Почти не изменилось количество удовлетворённых ходатайств о продлении срока содержания под стражей — 539 или 95,9% (в 2015 – 97,5%).
По-прежнему невысоким остаётся количество заключений под стражу несовершеннолетних и женщин. В 2016 году из поступивших 22 ходатайств в отношении женщин удовлетворено – 14 или 63,6%, в отношении несовершеннолетних – 6 из 7 или 85,7%.
По всем из 21 поступивших ходатайств о продлении срока содержания под стражей в отношении женщин приняты положительные решения (100%). В отношении несовершеннолетних таких ходатайств удовлетворено 5 из 6 или 83,3%.
От общего числа рассмотренных с принятием положительного решения в 2016 году удельный вес удовлетворённых судом ходатайств в отношении женщин и несовершеннолетних составил соответственно:
— об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу – 3,9% (14) и 1,6% (6);
— о продлении срока содержания под стражей – 3,8% (21) и 0,9% (5).
В 2015 году под стражу заключены в порядке статьи 108 УПК РФ 21 женщина и 10 несовершеннолетних; продлевался срок содержания под стражей в отношении женщин в 21 случае, в отношении несовершеннолетних – в 11 случаях.
Около одной трети ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в 2016 году рассмотрено судами в выходные дни: 127 или 27,3%.
В апелляционном порядке рассмотрено 73 судебных постановления об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и 5 об отказе в избрании данной меры пресечения, что в совокупности составляет 16,8 % от общего числа рассмотренных судами.
Судебных постановлений о продлении срока содержания под стражей апелляционной инстанцией рассмотрено 17 %, из которых 95 – об удовлетворении ходатайств, 1 – об отказе в удовлетворении.

Вопросы избрания мер пресечения в виде заключения под стражу
или домашнего ареста

Суд обязан рассмотреть вопрос о наличии или отсутствии достаточных оснований полагать, что подозреваемый, обвиняемый может угрожать свидетелям, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по делу

Постановлением судьи Петропавловск-Камчатского городского суда от 20 июня 2016 года в отношении Ф., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного частью 4 статьи 160 УК РФ, избрана мера пресечения в виде домашнего ареста.
Не согласившись с изложенным в постановлении выводом судьи городского суда о том, что следователем не представлено сведений, подтверждающих обоснованность избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, судья апелляционной инстанции указал, что при этом не учтены установленные по делу обстоятельства и не дана надлежащая оценка доводам следователя.
Так, судом первой инстанции установлено, но не учтено в должной степени, что у Ф. имеется возможность подготовить фиктивные документы финансово-хозяйственной деятельности учреждения, принято во внимание, что многие свидетели, являющиеся его подчинёнными, не допрошены по делу, не изъяты документы, имеющие существенное значение для уголовного дела, обвиняемый по-прежнему работает на ранее занимаемой им должности, проживает в одной квартире со своим сыном, осуществлявшим свою деятельность в сфере строительства вместе со свидетелем В.
Таким образом, Ф., находясь под домашним арестом, может оказать давление на свидетелей с целью воспрепятствования установлению истины по делу.
Отменив судебное решение апелляционным постановлением от 1 июля 2016 года и приняв в силу статьи 389.23 УПК РФ новое решение, судья Камчатского краевого суда избрал в отношении Ф. меру пресечения в виде заключения под стражу на срок 2 месяца. При этом в апелляционном постановлении им указано, что Ф. обвиняется в хищении принадлежащих казённому предприятию и вверенных ему как генеральному директору указанного предприятия 10 739 162 рублей, предназначенных на реконструкцию КГОУ. Предварительное расследование находится на начальном этапе. Ф. обвиняется в совершении тяжкого преступления, несмотря на тяжесть инкриминируемого деяния продолжает занимать прежнее служебное положение. Из представленных результатов оперативно-розыскной деятельности установлено, что Ф. оказывал давление на свидетеля В., склоняя к сообщению правоохранительным органам сведений, не соответствующих действительности.
С учётом установленных обстоятельств, должностного положения обвиняемого, обстоятельств дела, характера и степени тяжести инкриминируемого умышленного деяния Ф. может угрожать свидетелям, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по делу.
Изложенные обстоятельства, по мнению суда апелляционной инстанции, являются исключительными, являющимися основанием для избрания наиболее строгой меры пресечения, поскольку беспрепятственное осуществление уголовного судопроизводства посредством применения в отношении обвиняемого иной, более мягкой, меры пресечения невозможно.
№ 22К-493/2016.

Отказывая в удовлетворении ходатайства следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении несовершеннолетней Д., подозреваемой в совершении преступления, предусмотренного пунктом «в» части 2 статьи 158 УК РФ, судья Петропавловск-Камчатского городского суда в постановлении от 11 сентября 2016 года указал, что следователем в обоснование ходатайства не представлено достаточных данных, свидетельствующих о том, что Д. может скрыться от органов следствия, продолжить заниматься преступной деятельностью либо иным путём воспрепятствовать осуществлению предварительного следствия.
Как следует из материалов, Д. воспитывается в неполной семье, характеризуется посредственно, склонна к бродяжничеству, вместе с тем имеет постоянное место жительство, явилась с повинной и дала признательные показания.
Перечисленные обстоятельства, по мнению судьи, не являются исключительными, позволяющими избрать подозреваемой меру пресечения в виде заключения под стражу.
Обсуждая вопрос о возможности передаче несовершеннолетней подозреваемой под присмотр законного представителя судья принял во внимание, что в целом Д. не вышла из-под контроля законного представителя, и счёл возможным принять такое решение.
№ 3/1-179/2016.

При рассмотрении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемого, обвиняемого суду в соответствии с требованиями части 1 статьи 108 УПК РФ следует обсуждать возможность применения иной, более мягкой меры пресечения.

Отменяя постановление судьи Петропавловск-Камчатского городского суда от 28 августа 2016 года об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу сроком на 2 месяца в отношении Ю., подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного пунктом «в» части 5 статьи 290 УК РФ, суд апелляционной инстанции указал, что в судебном решении не приведено убедительных мотивов о невозможности применения иных мер пресечения, кроме того, вопрос о возможности избрания в отношении подозреваемого более мягкой меры пресечения судом на обсуждение сторон не ставился.
Обстоятельства, приведённые судом в постановлении в обоснование решения о необходимости заключения Ю. под стражу, не свидетельствуют о возможности совершения подозреваемым действий, указанных в статье 97 УПК РФ, учитывая, сведения о личности подозреваемого, который ранее к уголовной ответственности не привлекался, имеет постоянное место жительства, где характеризуется положительно, а также принимая во внимание отсутствие фактических данных об оказании подозреваемым либо иными лицами в его интересах какого-либо воздействия на участников уголовного судопроизводства.
Апелляционным постановлением от 7 сентября 2016 года постановление суда отменено, в отношении Ю. избрана мера пресечения в виде домашнего ареста.
№ 22К-644/2016.

Постановлением судьи Петропавловск-Камчатского городского суда от 18 июля 2016 года избрана мера пресечения в виде заключения под стражу в отношении Д., подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного пунктом «з» части 2 статьи 111 УК РФ.
Принимая решение об избрании меры пресечения, судья принял во внимание сведения, содержащиеся в протоколе допроса свидетеля С., согласно которым в момент инкриминируемого преступления Д. находился в состоянии алкогольного опьянения и после того, как она вызвала скорую помощь, несколько раз предлагал ей покинуть квартиру. Указанные свидетелем обстоятельства явились основанием для вывода суда о возможном оказании подозреваемым давления на свидетелей и воспрепятствовании производству по делу.
Суд апелляционной инстанции такой вывод суда признал необоснованным и несостоятельным, поскольку из представленных материалов усматривается, что, несмотря на пояснения свидетеля С., Д. каких-либо попыток скрыться с места происшествия и уничтожить следы преступления не предпринимал. Кроме того, судом первой инстанции не дана оценка данным о противоправном поведении потерпевшего, содержащимся в рапорте оперативного сотрудника начальнику УМВД.
При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции пришёл к выводу о том, что применение второй по степени строгости меры пресечения — домашнего ареста — будет являться достаточной гарантией как явки подозреваемого в органы следствия и в суд, так и иных аспектов его надлежащего поведения.
Апелляционным постановлением от 27 июля 2016 года постановление судьи изменено, в отношении подозреваемого Д. избрана мера пресечения в виде домашнего ареста на срок 2 месяца.
№ 22К-549/2016.

В случае отказа в удовлетворении ходатайства о применении в отношении обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу суд по собственной инициативе вправе при наличии оснований, предусмотренных статьёй 97 УПК РФ, и с учётом обстоятельств, указанных в статье 99 УПК РФ, избрать в отношении обвиняемого меру пресечения в виде залога или домашнего ареста.

Апелляционным постановлением судьи Камчатского краевого суда от 7 октября 2016 года отменено постановление судьи Мильковского районного суда от 30 сентября 2016 года, которым А., обвиняемому в совершении преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 145.1, частью 2 статьи 201 УК РФ, продлён срок содержания под стражей на 2 месяца 14 суток, а всего до 4 месяцев 14 суток.
Так, вывод суда первой инстанции о том, что находясь на свободе, А. может оказать давление на свидетелей, опасающихся потерять место работы, опровергается представленными материалами дела. Решением суда от 17 августа 2016 года А. отстранён от должности а, следовательно, не может повлиять на трудовые отношения работников данной организации. Иных причин для оказания обвиняемым давления на свидетелей в представленных материалах дела не содержится. Наличие заграничного паспорта и недвижимости за пределами Камчатского края о намерении обвиняемого скрыться не свидетельствует, а соответствующие выводы оперативного сотрудника, изложенные в рапортах, ничем не обоснованы. При этом сама по себе тяжесть одного из преступлений, в совершении которых обвиняется А., не может служить достаточным основанием для применения столь исключительной меры пресечения.
Кроме того, суд первой инстанции не привёл убедительных мотивов о невозможности применения в отношении А. иных мер пресечения. Вместе с тем, обвиняемый ранее к уголовной ответственности не привлекался, имеет постоянное место жительства, характеризуется положительно, занимался благотворительной деятельностью.
При таких обстоятельствах, учитывая положения пункта 6 части 1 статьи 389.20 УПК РФ, тяжесть совершенных преступлений, сведения о личности обвиняемого, суд апелляционной инстанции постановление суда отменил, в удовлетворении ходатайства о продлении срока содержания под стражей отказал, избрал в отношении А. меру пресечения в виде домашнего ареста.
№ 22К-760/2016.

В силу части 1 статьи 110 УПК РФ мера пресечения отменяется, когда в ней отпадает необходимость, или изменяется на более строгую или мягкую, когда изменяются основания для её избрания, предусмотренные статьями 97 и 99 УПК РФ.

Постановлением судьи Петропавловск-Камчатского городского суда от 4 августа 2016 года Н., обвиняемому в совершении преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 161, частью 1 статьи 159, частью 1 статьи 161 УК РФ, подозреваемому в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 161 УК РФ, изменена мера пресечения в виде домашнего ареста на заключение под стражу.
Судья, принимая данное решение, учёл, что Н. дал признательные показания, судимости не имеет, зарегистрирован и проживает в городе Петропавловске-Камчатском, является несовершеннолетним, вместе с тем нарушил избранную в отношении него меру пресечения, покинул место её исполнения.
Обсуждая возможность отдачи несовершеннолетнего под присмотр законного представителя, суд, принимая во внимание характеризующие материалы в отношении несовершеннолетнего, свидетельствующие о том, что последний вышел из-под контроля законного представителя, не нашёл оснований для принятия такого решения.
Все указанные обстоятельства суд признал исключительными, позволяющими прийти к выводу о том, что Н., находясь на свободе, может скрыться, продолжить заниматься преступной деятельностью и тем самым воспрепятствовать производству по делу.
Постановление не обжаловано, вступило в законную силу.
№ 3/1-152/2016.

Вопросы продления срока содержания под стражей,
домашнего ареста.

При продлении срока содержания под стражей на срок, превышающий 6 месяцев, следует исходить из положений части 2 статьи 109 УПК РФ и наряду с обстоятельствами, подлежащими проверке при рассмотрении данного ходатайства, следует проверять доводы следователя, приведённые в обоснование особой сложности уголовного дела.

Постановлением судьи Петропавловск-Камчатского городского суда от 23 декабря 2016 года в отношении Ф., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного частью 4 статьи 160 УК РФ, продлён срок содержания под стражей на 2 месяца, а всего до 8 месяцев.
Апелляционным постановлением судьи Камчатского краевого суда от 23 декабря 2016 года постановление судьи оставлено без изменения.
Как указано в апелляционном постановлении, фактические обстоятельства, на основании которых судом первой инстанции принято решение о заключении под стражу Ф. сохранили своё значение для продления срока содержания обвиняемого под стражей. Ф. обвиняется в совершении тяжкого преступления, и из представленных документов следует, что он оказывал давление на свидетеля В. с целью сообщения ею правоохранительным органам сведений, не соответствующих действительности. С учётом изложенного, а также сведений об обвиняемом, обстоятельств дела, характера и степени тяжести инкриминируемого умышленного деяния, суд первой инстанции пришёл к правильному выводу о том, что Ф. может оказать давление на свидетелей, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по делу. При этом суд принял во внимание правовую и фактическую сложность уголовного дела, в том числе необходимость проведения по делу строительно-технической судебной экспертизы и ознакомления с её выводами заинтересованных лиц, завершения расследования и выполнения требований статей 215-220 УПК РФ.
№ 22К-978/2016.

Отменяя постановление Петропавловск-Камчатского городского суда от 12 сентября 2016 года о продлении С., обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 162 УК РФ, срока содержания под стражей на 1 месяц, а всего до 7 месяцев и отказывая следователю в удовлетворении ходатайства, судья Камчатского краевого суда в апелляционном постановлении от 22 сентября 2016 года указал на необходимость при рассмотрении таких ходатайств проверять обоснованность доводов органов предварительного расследования о невозможности своевременного окончания расследования. В случае, когда ходатайство о продлении срока содержания под стражей возбуждается перед судом неоднократно и по мотивам необходимости выполнения следственных действий, указанных в предыдущих ходатайствах, суду надлежит выяснять причины, по которым указанные действия не были произведены.
В нарушение указанных требований, суд первой инстанции не установил конкретные фактические обстоятельства, послужившие основанием для продления меры пресечения, не мотивировал в судебном решении должным образом, в чём состоит особая сложность уголовного дела, не дал оценки тому, что стационарная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза (на необходимость проведения которой и в связи с этим особую сложность уголовного дела указано в ходатайстве), в отношении С. уже проведена. При этом в период около 2 месяцев каких-либо следственных и процессуальных действий органом предварительного расследования проведено не было. Установив указанные обстоятельствами, принимая во внимание сведения о личности обвиняемого, который ранее не судим, зарегистрирован и проживает в городе Петропавловске-Камчатском, положительно характеризуется, имеет на иждивении находится двое малолетних детей, суд апелляционной инстанции пришёл к выводу об отсутствии достаточных оснований для дальнейшего содержания обвиняемого под стражей.
№ 22К-700/2016.

В соответствии с требованиями части 2 статьи 109 УПК РФ вынесение судом решения о продлении срока содержания обвиняемого под стражей свыше шести месяцев возможно лишь при наличии согласия на это руководителя соответствующего следственного органа по субъекту Российской Федерации или иного приравненного к нему руководителя следственного органа, либо прокурора субъекта Российской Федерации или приравненного к нему военного прокурора.

Апелляционным постановлением судьи Камчатского краевого суда от 12 октября 2016 года изменено постановление судьи Петропавловск-Камчатского городского суда от 4 октября 2016 года, которым срок содержания под стражей А., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных пунктом 2 части 2 статьи 247, пунктом 2 части 2 статьи 247, пунктом 2 части 2 статьи 247 Уголовного кодекса Кыргызской Республики, продлен до 7 месяцев.
Согласно положениям главы 54 УПК РФ вопросы, связанные с применением в отношении иностранного гражданина ранее избранной меры пресечения в виде заключения под стражу, при получении соответствующего запроса со стороны Кыргызской Республики решаются прокурором в порядке, предусмотренном УПК РФ.
Как следует из представленных материалов, А. является гражданином Кыргызской Республики, регистрации и места жительства в Российской Федерации не имеет, не состоит на миграционном учёте, не работает, привлечён к уголовной ответственности в Кыргызской Республике по обвинению в совершении особо тяжких преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, и объявлен в розыск, в связи с чем Генеральная Прокуратура Кыргызской Республики обратилась с соответствующим запросом о выдаче А.
Исходя из вышеизложенного, суд первой инстанции обоснованно указал в своём постановлении на то, что основания для избрания меры пресечения, предусмотренные статьями 97, 99 УПК РФ, не изменились и необходимость в применении к А. ранее избранной меры пресечения не отпала.
Вместе с тем, решение суда первой инстанции о продлении срока содержания под стражей А. до 7 месяцев вынесено при отсутствии согласия прокурора субъекта Российской Федерации, в связи с чем не отвечает в полной мере требованиям уголовно-процессуального закона.
Изменив постановление судьи Петропавловск-Камчатского городского суда путём уточнения срока содержания обвиняемого под стражей в пределах, установленных частью 2 статьи 109 УПК РФ, суд апелляционной инстанции продлил срок содержания под стражей А. на 1 месяц, а всего до 6 месяцев, в остальной части постановление оставил без изменения.
№ 22К-762/2016.

Если длительность срока содержания под стражей обусловлена неэффективной организацией расследования, то это может явиться одним из обстоятельств, влекущих отказ в удовлетворении ходатайства (пункт 22 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2013 года № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога»).

Следователь обратился в Вилючинский городской суд с ходатайством о продлении срока содержания под стражей в отношении Щ., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных пунктом «а» части 2 статьи 158 УК РФ, пунктом «а» части 2 статьи 158, пунктом «а» части 2 статьи 158 УК РФ на 2 месяца, а всего до 8 месяцев. В обоснование ходатайства следователь указал, что продление срока необходимо для проведения следственных и иных процессуальных действий, в том числе необходимо истребовать и приобщить к материалам уголовного дела заключение судебной стационарной психиатрической экспертизы, проведенной в отношении Щ. в городе Хабаровске.
Постановлением судьи от 6 декабря 2016 года в удовлетворении ходатайства следователя отказано.
Как установлено при рассмотрении ходатайства, ранее при продлении срока содержания под стражей до 6 месяцев в отношении обвиняемого Вилючинским городским судом, в том числе, были учтены такие обстоятельства, как необходимость проведения в отношении Щ. стационарной судебной психиатрической экспертизы в городе Хабаровске, предъявления ему обвинения в окончательной редакции, допроса в качестве обвиняемого, выполнения требований статей 215-217 УПК РФ, составления обвинительного заключения и направления уголовного дела прокурору.
Кроме того, из текста ходатайства следователя о продлении срока содержания под стражей Щ. до 6 месяцев усматривается, что на дату обращения следователю было известно о необходимости проведения в отношении обвиняемого стационарного исследования. В связи с установленной в экспертном учреждении очередностью, ориентировочной датой проведения экспертизы являлась первая декада октября 2016 года. Вместе с тем, органом предварительного расследования стационарная комплексная психолого-психиатрическая судебная экспертиза была назначена 2 сентября 2016 года, постановление о её назначении направлено в экспертное учреждение только 6 сентября 2016 года. По мнению суда, указанное привело к необоснованному затягиванию срока предварительного следствия и как следствие неэффективной организации расследования уголовного дела.
Учитывая, что продление срока содержания под стражей на срок свыше 6 месяцев возможно при наличии одновременно двух условий: обвинение лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления и особой сложности уголовного дела (часть 2 статьи 109 УПК РФ), — а Щ. обвиняется в совершении трёх преступлений средней тяжести, суд, принимая во внимание вышеизложенное, пришёл к выводу о том, что объективных оснований для дальнейшего продления срока содержания под стражей не имеется, и дальнейшее производство по делу может быть обеспечено избранием в отношении обвиняемого иной меры пресечения, не связанной с изоляцией от общества.
Постановление суда не обжаловано, вступило в законную силу.
№ 3/2-23/2016.

Течение установленного частью 2 статьи 255 УПК РФ шестимесячного срока содержания лица под стражей до вынесения приговора начинается именно в день поступления уголовного дела в суд, а не с момента задержания подозреваемого.

Изменяя постановление судьи Вилючинского городского суда от 1 сентября 2016 года о продлении срока содержания под стражей в отношении подсудимого М., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных пунктами «в» и «г» части 4 статьи 228.1, пунктами «в» и «г» части 4 статьи 228.1 УК РФ, судья Камчатского краевого суда в апелляционном постановлении от 14 сентября 2016 года указал, что суд первой инстанции срок содержания М. под стражей продлил на 3 месяца обоснованно, вместе с тем ошибочно определил срок содержания подсудимого под стражей, указав о продлении срока всего до 10 месяцев.
Исходя из того, что установленный частью 2 статьи 255 УПК РФ шестимесячный срок содержания лица под стражей до вынесения приговора начинается именно в день поступления уголовного дела в суд, а не с момента его задержания, суд апелляционной инстанции внёс изменение в постановление судьи первой инстанции, указав о продлении срока содержания М. под стражей на 3 месяца, а всего до 6 месяцев.
№ 22К-672/2016.
Тяжесть инкриминируемого обвиняемому преступления сама по себе не может служить достаточным основанием для продления срока содержания под стражей.

Судья Петропавловск-Камчатского городского суда, удовлетворяя ходатайство следователя и продлевая Ш., обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 30, пунктом «б» части 4 статьи 291 УК РФ, срок содержания под домашним арестом на 2 месяца 15 суток, а всего до 4 месяцев 15 суток в постановлении от 30 ноября 2016 года указал, что Ш.Р.Х. может скрыться от органов предварительного следствия либо иным путём воспрепятствовать производству по уголовному делу учитывая тяжесть инкриминируемого ему преступления, характер и степень общественной опасности, необходимость выполнения ряда следственных действий, данные о личности обвиняемого в совокупности с имеющимися сведениями о том, что последний собирается переехать на постоянное место жительство за пределы Камчатского края.
С таким выводом суда не согласился суд вышестоящей инстанции.
Обстоятельства, на основании которых Ш. была избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, в настоящее время изменили свое значение и не являются достаточными для продления указанной меры пресечения. Кроме того, судом не установлено исключительных обстоятельств для применения данной меры пресечения.
Вывод суда первой инстанции о том, что Ш. может скрыться от органов следствия, является надуманным. В течение продолжительного периода с момента совершения деяния Ш. не предпринимал попыток скрыться. Иных сведений в подтверждение данного обстоятельства в материалах дела не представлено, как не представлено и документов, подтверждающих намерение Ш. каким-либо образом препятствовать следствию, а тяжесть преступления, в совершении которого обвиняется Ш., сама по себе не может служить достаточным основанием для применения столь строгой меры пресечения.
Кроме того, судом первой инстанции в постановлении не приведено убедительных мотивов о невозможности применения иных мер пресечения в отношении обвиняемого.
Апелляционным постановлением от 9 декабря 2016 года постановление суда отменено, в удовлетворении ходатайства следователя отказано.
№ 22К-936/2016.

Судебная коллегия по уголовным делам
Камчатского краевого суда

Отдел кодификации и обобщения судебной практики