Обобщение кассационной практики по уголовным делам суда ЕАО за 2015 год

ОБОБЩЕНИЕ КАССАЦИОННОЙ ПРАКТИКИ
ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ СУДА ЕАО ЗА 2015 ГОД

Судом Еврейской автономной области на основе анализа 186 кассационных производств обобщена кассационная судебная практика по уголовным делам (в порядке главы 47.1 УПК РФ) за 2015 год.
Из указанных 186 кассационных производств: 12 — остаток 2014 года; 176 кассационных жалоб и представлений подано в президиум суда в указанный период (из них — 2 кассационных производства на конец анализируемого периода не рассмотрены и перешли остатком на 2016 год).
Из 176 кассационных жалоб и представлений 15 возвращены без рассмотрения. Рассмотрены в анализируемом периоде судьями суда ЕАО в кассационном порядке 171 кассационная жалоба/представление. Из них по 146 кассационным жалобам/представлениям принято решение об отказе в их передаче для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции и 25 кассационных жалоб/представлений переданы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Движение кассационных жалоб и представлений за 2015 год

Остаток нерассмотрен-ных жалоб и представлений на начало
2015 года
Поступило жалоб и представлений за 2015 год
Возвращено кассационных жалоб
Рассмотренные жалобы и представления за 2015 год
Остаток нерассмотренных жалоб и представлений на конец
2015 года
с отказом в передаче для рассмотрения
в судебном заседании суда кассационной инстанции

с передачей для рассмотрения
в судебном заседании суда кассационной инстанции

Всего
12
176
15
146
25
171
2

Из указанных 171 кассационных жалоб/представлений 128 поданы на приговоры и постановления по существу дела (о прекращении уголовного дела, о применении принудительных мер медицинского характера и др.), 3 — на промежуточные постановления, вынесенные на стадии судебного производства (возврат дела прокурору и т.д.), 12 — на постановления, принятые на стадии досудебного производства по уголовному делу, 28 — на постановления по вопросам, связанным с исполнением приговора.
При этом в основном своё право кассационного обжалования судебного решения реализуют осуждённые, поскольку из 171 рассмотренных кассационных жалоб/представлений 136 жалоб подано осуждёнными и 20 их защитниками, 2 — поданы потерпевшими, 4 жалобы — иными лицами, а также подано прокурором 9 кассационных представлений.

Поступление кассационных жалоб и представлений за 2015 год

Кем обжаловано
Вид обжалованного решения
Возвра-щённые кассаци-
онные жалобы
Всего кассацион-ных жалоб (в том числе возвращён-
ные без рассмотре-ния)
приговор и постанов-
ления по существу дела
промежуточ-ные постановле-
ния, вынесенные на стадии судебного производства
постановле-ния, принятые на стадии досудебного производства по уголовному делу

постановле-ния по вопросам, связанным с исполне-
нием приговора
всего кассаци-
онных жалоб
осуждённый (обвиняемый)
109
1
4
22
136
12
148
защитник

14

5
1
20
1
21
потерпевший (предст. потер.)
2



2
2
4
прокурор

3
2
1
3
9

9
иные лица



2
2
4

4
всего

128
3
12
28
171
15
186

Необоснованно принятых судьями решений о возвращении кассационных жалоб без рассмотрения выявлено не было. При этом 1 кассационная жалоба <...> И. и <...> Б. возвращена на основании ст. 401.17 УПК РФ как повторная, поскольку аналогичная кассационная жалоба осуждённого Л. уже была рассмотрена ранее (дело № <...> в отношении Л.). Остальные 14 кассационных жалоб возвращены на основании п. 1 ч. 1 ст. 401.5 УПК РФ, как не отвечающие требованиям, предусмотренным ст. 401.4 УПК РФ. Например, отсутствие ордера при подаче кассационной жалобы защитником, приложение к жалобе непрошитых и незаверенных судом светокопий обжалуемых судебных решений, указание, в том числе, доводов, не подлежащих проверке в кассационном порядке (дело № <...> в отношении А.); указание в кассационной жалобе на обжалование судебного решения, но с приложением к ней копии иного судебного решения (дело № <...> в отношении А.А.); к кассационной жалобе приложены разные судебные решения, а из её содержания не следует, какое из них обжалуется осуждённым (дело № <...> в отношении У.Н., № <...> в отношении М.Г.), кассационная жалоба осуждённого им не подписана (дело № <...> в отношении Р.С.). Жалоба <...> К. правомерно возвращена, как несоответствующая ст. 401.4 УПК РФ, но без указания имеющихся недостатков, препятствующих принятию жалобы к рассмотрению (дело № <...> в отношении И.С.).
В то же время в ходе обобщения были выявлены нарушения, допущенные судьями суда ЕАО при рассмотрении кассационных жалоб (представлений). В частности, в нарушение требования ч. 4 ст. 401.4 УПК РФ судьёй рассмотрена кассационная жалоба, неподписанная осуждённым (дело № <...> в отношении Н.); в нарушение требований ч. 5 ст. 401.4 УПК РФ судьёй рассмотрена кассационная жалоба при наличии только копии решения суда апелляционной инстанции, копия же обжалованного решения суда первой инстанции не была ни приложена к жалобе обвиняемого, ни запрошена судом с материалами дела (дело № <...> в отношении Г.).
По ряду дел в постановлениях об отказе в передаче кассационных жалоб для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции доводы кассационных жалоб судьями рассматривались не в полном объёме и не получили соответствующую оценку по вопросу законности принятого решения.
Так, по делу № <...> в отношении М. довод кассационной жалобы осуждённого о том, что в судебном заседании он и его защитник возражали против особого порядка судебного разбирательства, в чём им судом было отказано, оценку судьи суда ЕАО не получил, уголовное дело для его проверки судьёй не запрашивалось. Аналогично по делу № <...> в отношении П. не было истребовано уголовное дело, и не получил оценку судьи суда ЕАО довод кассационной жалобы осуждённой о нарушенном праве на защиту, выразившемся в том, что при задержании ей не была предоставлена возможность встречи с защитником. Однако, по материалам указанных уголовных дел, запрошенных в рамках этого обобщения, установлено, что данные доводы не подтвердились и не могли являться основанием для принятия судом иного решения при рассмотрении кассационной жалобы.
По делу № <...> в отношении З. довод кассационной жалобы осуждённого об оспаривании законности полученных в ходе следствия доказательств, в связи с тем, что он (З.) участвовал в этих следственных действиях, будучи в состоянии алкогольного опьянения, судьёй суда ЕАО в постановлении указан неверно. В постановлении указано, что «<...> Д. во время производства следственных действий находился в состоянии алкогольного опьянения», и, фактически, приведённый в кассационной жалобе довод осуждённого судьёй оценён не был.
В своей кассационной жалобе осуждённый У.Ш. указывает на неприменение к нему судом первой инстанции Постановления ГД ФС РФ от 24.04.2015 № 6576-6 «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов». Однако по результатам проверки этот довод кассационной жалобы остался без надлежащей правовой мотивировки суда (дело № <...>).
Отсутствие мотивированных выводов суда по доводам кассационных жалоб имело место и по некоторым другим уголовным делам.
По делу № <...> в отношении Т. не проверен довод кассационной жалобы осуждённого о не зачёте в срок отбытия наказания периода нахождения осуждённого под стражей, и отсутствует разъяснение суда об ином, не кассационном, порядке рассмотрения данного вопроса. Аналогично по делу № <...> в отношении Е. не разъяснён порядок рассмотрения вопроса о замене неотбытой части наказания в порядке ст. 80 УК РФ, что было заявлено одним из доводов кассационной жалобы осуждённого.
Основания для передачи жалоб и представлений для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции различны. В частности, из общего числа переданных на президиум суда ЕАО:
5 (20 %) – в связи с неправильным применением уголовного закона,
7 (28 %) – в связи с несправедливым наказанием,
8 (32 %) – в связи с нарушением уголовно-процессуального закона,
3 (12 %) – в связи с нарушением прав осуждённого, в т.ч. права на защиту,
2 (8 %) – в связи с нарушениями, допущенными при рассмотрении гражданского иска.
По результатам рассмотрения президиумом суда ЕАО за отчётный период 24 кассационных жалоб и представлений (переданная на президиум кассационная жалоба по делу № <...> перешла остатком на 2016 год) приняты следующие решения:
— производство по 1 жалобе (4,17%) постановлением суда кассационной инстанции прекращено на основании ст. 401.17 УПК РФ (дело № <...> в отношении Ж.),
— 6 кассационных жалоб (25%) – оставлены без удовлетворения,
— по 4 уголовным делам (16,67%) – обвинительные приговоры отменены с направлением дела на новое рассмотрение, в том числе 1 апелляционный приговор Биробиджанского районного суда и 1 апелляционный приговор суда ЕАО;
— по 4 уголовным делам (16,67%) – обвинительные приговоры изменены, из них 2 дела рассматривались апелляционной инстанцией суда ЕАО, решение которой также было изменено,
— 9 кассационных жалоб и представлений (37,5%) удовлетворены либо полностью, либо частично (по иным основаниям), из них по 4 делам судебные решения изменены и по 5 – отменены с направлением дела на новое рассмотрение. При этом из них по 1 делу изменено как решение суда первой инстанции, так и апелляционной (суда ЕАО), а по 3 делам отменены решения апелляционной инстанции суда ЕАО с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение.
Обобщение показало, что суды Еврейской автономной области в основном правильно применяют уголовный и уголовно-процессуальный законы при рассмотрении уголовных дел и материалов. Вместе с тем, с учётом проведённого анализа сложившейся судебной практики разрешения в кассационном порядке жалоб и представлений, выявлены следующие ошибки судов.

I. Отмена и изменение приговоров

Вопросы квалификации

1. Квалификация действий осуждённого уголовным законом в прежней редакции без учёта требований ст. 10 УК РФ повлекла изменение приговора.
Приговором Биробиджанского районного суда от 23.03.2015 Ю. осуждён, в том числе, по ч. 3 ст. 30 — ч. 1 ст. 166 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы. На момент совершения данного преступления в апреле 2010 года действовала редакция Уголовного закона Российской Федерации от 08.12.2003 №162-ФЗ.
Федеральным законом № 26-ФЗ от 07.03.2011 в ч. 1 ст. 166 УК РФ внесены изменения (исключен нижний предел наказания в виде штрафа), улучшающие положение осуждённого.
Таким образом, с учётом требований ст. 10 УК РФ, действия осуждённого Ю. подлежали квалификации в редакции Федерального закона №26-ФЗ от 07.03.2011.
Кроме того, постановляя в отношении Ю. приговор, суд не учёл, что на момент совершения осуждённым в апреле 2010 года преступления он значился несудимым, в связи с чем в его действиях отсутствовал рецидив преступлений.
С учётом изложенного, президиум суда ЕАО изменил приговор, переквалифицировал действия осуждённого в указанной редакции уголовного закона и исключил при назначении наказания отягчающее обстоятельство, а также снизил размер наказания.
Постановление президиума суда ЕАО
от 23.07.2015 № 44-У-10

2. Диспозиция ст. 228 УК РФ предусматривает перечень альтернативных предметов преступления, за незаконный оборот которых предусмотрена уголовная ответственность: наркотические средства, психотропные вещества и их аналоги, а также растения, содержащие наркотические средства или психотропные вещества, и их части, содержащие наркотические средства или психотропные вещества.
Из описания преступного деяния, признанного судом доказанным, следовало, что О. совершил незаконные действия – приобретение и хранение без цели сбыта в отношении частей наркотикосодержащего растения конопли (растения рода Cannabis), что соответствовало описанию инкриминируемого преступления, изложенному в обвинительном заключении.
Однако суд квалифицировал действия О. по ч. 2 ст. 228 УК РФ, указав, что он совершил незаконные приобретение и хранение наркотических средств.
Таким образом, при описании деяния, совершённого О., и при его квалификации суд указал разные предметы преступления, предусмотренного ст. 228 УК РФ. Данное нарушение устранено судом кассационной инстанции путём внесения изменения в приговор в части предмета преступления, указанного в описании преступного деяния.
Постановление президиума суда ЕАО
от 21.05.2015 № 44-У-6

Вопросы назначения наказания

3. Отмена условного осуждения при отсутствии на это оснований и назначение окончательного наказания с применением положений ст. 70 УК РФ повлекли изменение приговора.
Ранее Я. был осуждён приговором от 31.03.2015 по ч. 1 ст. 166, п. «в» ч. 2 ст. 158, ч. 2 ст. 69, ст. 73 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы без ограничения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев. Приговор вступил в законную силу 11.04.2015.
Приговором Смидовичского районного суда ЕАО от 30.06.2015 Я. осуждён по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы.
В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ, условное наказание по приговору от 31.03.2015 отменено и, в соответствии со ст. 70 УК РФ, по совокупности приговоров к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 31.03.2015. Окончательно к отбытию определено 2 года 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.
Однако, в соответствии с п. 4 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24.04.2015 № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 годов», все условно осуждённые подлежали освобождению от наказания, за исключением случаев, указанных в п. 13 Постановления (осуждённых за совершение определённой категории преступлений; при особо опасном рецидиве; ранее освобождавшихся по другим амнистиям; вновь совершивших умышленные преступления в местах лишения свободы; осуждённых, являющихся злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания).
На день вступления данного Постановления в силу – 24.04.2015 обстоятельств, препятствующих применению Постановления об амнистии, указанных в п. 13 данного Постановления, в отношении условно осуждённого Я. не имелось. Совершение Я. нового преступления – 04.05.2015, хоть и в течение испытательного срока, однако уже после принятия акта амнистии не являлось основанием для его признания злостным нарушителем порядка отбывания наказания, предусматривающего отказ в её применении, поскольку на момент принятия акта об амнистии Я. злостным нарушителем не являлся. Ни само Постановление об амнистии, ни Постановление ГД ФС РФ от 24.04.2015 № 6578-6 ГД «О порядке применения Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 годов» не связывают применение указанного акта об амнистии с совершением условно осуждённым нового преступления уже после вступления Постановления об амнистии в силу.
При таких обстоятельствах, оснований для отмены Я. условного осуждения по приговору от 31.03.2015 в соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ и назначении окончательного наказания с применением положений ст. 70 УК РФ, у суда 1-й инстанции не имелось.
Президиум суда ЕАО изменил приговор суда 1-й инстанции и апелляционное определение, исключив из описательно-мотивировочной и резолютивной частей приговора ссылки об отмене условного наказания по приговору от 31.03.2015 и назначении Я. наказания по ст. 70 УК РФ.
Постановление президиума суда ЕАО
от 19.11.2015 № 44-У-22

Процессуальные вопросы

4. В случае, когда по делу отсутствуют какие-либо условия, необходимые для постановления приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке, суд, в соответствии с ч. 3 ст. 314 и ч. 6 ст. 316 УПК РФ, обязан принять решение о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначить рассмотрение уголовного дела в общем порядке.
Согласно п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 05.12.2006 № 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел» суд, решая вопрос о возможности применения особого порядка судебного разбирательства по уголовному делу должен иметь в виду, что в нормах главы 40 УПК РФ указаны условия постановления приговора без проведения судебного разбирательства, а не условия назначения уголовного дела к рассмотрению. Поэтому при наличии ходатайства обвиняемого о применении особого порядка судебного разбирательства и отсутствии обстоятельств, препятствующих разбирательству уголовного дела в особом порядке, судья принимает решение о рассмотрении данного дела в особом порядке.
Данное требование уголовно-процессуального закона по уголовному делу в отношении Ф. судом первой инстанции не выполнено.
В нарушении требований ст. 228 УПК РФ, суд по поступившему уголовному делу не выяснил всех обстоятельств, не рассмотрел имеющиеся ходатайства, а рассмотрел только вопрос по особому порядку судебного разбирательства и назначил судебное заседание в особом порядке судебного разбирательства.
Между тем, при выполнении требований ст. 217 УПК РФ Ф., наряду с заявленным ходатайством о рассмотрении дела в суде в особом порядке, также были заявлены ходатайства о проведении ряда очных ставок, «так как факт кражи не соответствует действительности, произошедшей по <...>», о вызове в судебное заседание свидетелей стороны защиты. Кроме того, согласно расписке о получении копии обвинительного заключения Ф. отказался его получать. Из всего этого следовало, что обвиняемый оспаривал фактические обстоятельства дела.
Таким образом, не разрешив ходатайства Ф., заявленные при выполнении требований ст. 217 УПК РФ и фактически выражающие его несогласие с предъявленным обвинением, что являлось обстоятельством, препятствующим рассмотрению дела в особом порядке, суд назначил и рассмотрел дело без проведения судебного разбирательства. При этом, установив в судебном заседании, что Ф. отказался получить обвинительное заключение, суд не выяснил причину этого и не предложил вручить обвинительное заключение при назначении судебного заседания.
Несмотря на указанные существенные нарушения, суд апелляционной инстанции оставил приговор в отношении Ф. без изменения.
Более того, обжалуя приговор, осуждённый, содержащийся под стражей, ходатайствовал о своём участии при рассмотрении апелляционной жалобы, и судебное заседание суда апелляционной инстанции было назначено с его участием.
Однако судебное заседание суда апелляционной инстанции состоялось в отсутствие осуждённого Ф. ввиду того, что осуждённый, как следовало из рапорта начальника ИВС МОМВД, отказался покидать пределы камеры из-за плохого самочувствия. Суд расценил изложенные в рапорте сведения, как отказ осуждённого от участия в судебном заседании, несмотря на отсутствие медицинских документов о состоянии здоровья и возможности участия осуждённого в судебном заседании.
Президиум установил, что рассмотрение дела в апелляционной инстанции в отсутствие осуждённого повлекло нарушение гарантированного уголовно-процессуальным законом права на защиту, то есть право лично осуществлять свою защиту посредством участия в судебном разбирательстве второй инстанции, предусмотренное п. 16 ч. 4 ст. 47, ч. 2 ст. 389.12 УПК РФ.
Кроме того, вопреки требованиям ч. 2 ст. 256 УПК РФ, суд рассмотрел заявленный защитником самоотвод и отвод, заявленный защитнику осуждённым, без удаления в совещательную комнату и вынесения отдельного процессуального документа.
С учётом выявленных существенных нарушений, допущенных обеими инстанциями, президиум суда ЕАО отменил приговор и апелляционное постановление с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции со стадии назначения судебного заседания.
Постановление президиума суда ЕАО
от 15.10.2015 № 44-У-17

5. Нарушение права подсудимого на защиту повлекло отмену приговора.
Согласно требованиям ст. 47 УПК РФ обвиняемый (подсудимый) вправе знать, в чём он обвиняется, возражать против обвинения, давать показания по предъявленному ему обвинению либо отказаться от дачи показаний, а также пользоваться другими правами, гарантированными уголовно-процессуальным законом РФ.
Из протокола судебного заседания следовало, что Ё. не воспользовался этим правом. Суд не выяснял, согласен ли подсудимый давать показания либо отказывается от дачи показаний, допрос Ё. не производил, защитником показания подсудимого не предлагались как доказательство стороны защиты.
Протокол судебного заседания не содержал показаний подсудимого по существу предъявленного обвинения, равно как и заявления подсудимого об отказе от дачи показаний. Вместе с тем, в приговоре суд указал, что Ё. от дачи показаний отказался.
Также, в соответствии с ч. 1 ст. 240 УПК РФ, в судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию. Приговор может быть основан только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.
В описательно-мотивировочной части приговора, наряду с другими доказательствами, суд сослался и на ряд доказательств, которые не исследовались в судебном заседании, в том числе протоколы допросов Ё. и протокол его явки с повинной.
Кроме этого при замене в ходе судебного разбирательства государственного обвинителя суд в нарушение требований ст. 47, 266 УПК РФ не объявил подсудимому об этом и не разъяснил ему право отвода.
С учётом допущенных судом нарушений, президиум суда ЕАО принял решение об отмене приговора и постановления о назначении судебного заседания без проведения предварительного слушания с возвращением дела на новое рассмотрение со стадии подготовки к судебному разбирательству.
Постановление президиума суда ЕАО
от 16.04.2015 № 44-У-3

6. Допущенные судом апелляционной инстанции нарушения уголовно-процессуального закона при постановлении апелляционного приговора явились основанием для его отмены.
В соответствии с положениями ч. 2 ст. 389.28 УПК РФ, апелляционный приговор выносится в порядке, установленном ст. 297-313 УПК РФ, с учётом особенностей главы 45.1 УПК РФ.
В том числе, описательно-мотивировочная часть оправдательного и обвинительного приговоров, на основании положений п.п. 2 и 3 ч. 2 ст. 389.29 и 389.31 УПК РФ, должна содержать обстоятельства уголовного дела, установленные судом апелляционной инстанции, и мотивы, по которым суд апелляционной инстанции отверг доказательства, которые приведены в обвинительном приговоре.
А на основании положений п. 1 ч. 2 ст. 389.30 и ч. 2 ст. 389.32 УПК РФ, резолютивная часть оправдательного и обвинительного приговоров должна содержать решение об отмене обвинительного приговора суда первой инстанции и о вынесении оправдательного приговора, а также решение об отмене обвинительного приговора суда первой инстанции и о вынесении обвинительного приговора соответственно.
Приговором мирового судьи Левобережного судебного участка Биробиджанского судебного района ЕАО от 25.05.2015 признаны виновными и осуждены: Х. по ч. 1 ст. 115 УК РФ и В. по ч. 1 ст. 116 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере 10000 рублей каждый. На основании п.п. 9, 12 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации №6576-6 ГД от 24.04.2015 «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 годов» осуждённые освобождены от наказания и судимость с них снята.
Апелляционным приговором Биробиджанского районного суда ЕАО от25.06.2015 указанный приговор мирового судьи в отношении Х. отменён с оправданием Х. по ч. 1 ст. 115 УК РФ, а в отношении В. приговор оставлен без изменения.
Таким образом, в резолютивной части апелляционного приговора в отношении Х. и В. суд апелляционной инстанции вынес решение о частичной отмене обвинительного приговора суда первой инстанции – только в отношении осуждённого Х. и об его оправдании. В остальной же части, в нарушение указанных положений уголовно-процессуального закона, суд апелляционной инстанции принял решение об оставлении приговора суда первой инстанции без изменений, что допустимо только при вынесении апелляционного постановления (определения). И, соответственно, суд не отразил в приговоре: решение о признании подсудимого виновным; пункт, часть и статью УК РФ, предусматривающего ответственность за преступление, в совершении которого он признан виновным; вид и размер наказания, назначенного за преступление, а также не разрешил вопрос об освобождении осуждённого от наказания, с учётом необходимости применения в его отношении акта амнистии.
С учётом указанных обстоятельств президиум суда ЕАО отменил апелляционный приговор Биробиджанского районного суда ЕАО с передачей уголовного дела на новое апелляционное рассмотрение.
Постановление президиума суда ЕАО
от 24.09.2015 № 44-У-16

Гражданский иск в уголовном деле

7. Исходя из положений п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.06.2010 № 17 (в ред. от 09.02.2012) «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве», решая вопрос о размере компенсации причинённого потерпевшему морального вреда, суду следует исходить из положений ст. 151 и п.2 ст. 1101 ГК РФ и учитывать характер причинённых потерпевшему физических и нравственных страданий, степень вины причинителя вреда, руководствуясь при этом требованиями разумности и справедливости. В случае причинения морального вреда преступными действиями нескольких лиц, он подлежит возмещению в долевом порядке.
Применение солидарного порядка возмещения морального вреда повлекло изменение судом кассационной инстанции приговора в отношении Ц. и С., а также апелляционного определения, с установлением долевого порядка возмещения морального вреда и определением доли каждого осуждённого.
Постановление президиума суда ЕАО
от 19.02.2015 № 44-У-1

II. Вопросы, связанные с исполнением приговоров

8. Срок более мягкого вида наказания, назначенный в соответствии со ст. 80 УК РФ, не должен превышать неотбытую часть срока лишения свободы.
Согласно ч. 1 ст. 80 УК РФ лицу, отбывающему наказание в виде лишения свободы, возместившему вред, причинённый преступлением, суд с учётом его поведения в период отбывания наказания может заменить оставшуюся не отбытой часть наказания более мягким видом наказания.
То есть, по смыслу закона предусмотрена лишь замена вида наказания, без изменения его размера.
При этом в соответствии с ч. 3 ст. 80 УК РФ, при замене неотбытой части наказания суд может избрать любой более мягкий вид наказания в соответствии с видами наказаний, указанными в ст. 44 УК РФ, в пределах, предусмотренных для каждого вида наказания.
Однако суд первой инстанции, приняв решение о замене осуждённому Щ. неотбытой части наказания в виде 2 лет 7 месяцев 20 дней лишения свободы более мягким видом наказания – ограничением свободы, определил срок смягчённого наказания 4 года. При этом суд применил правила, предусмотренные ст. 71 УК РФ, согласно которым одному дню лишения свободы соответствует два дня ограничения свободы, хотя данное правило не может быть применено при разрешении вопроса о смягчении наказания по ст. 80 УК РФ. В результате суд фактически увеличил срок наказания, назначенного Щ. по приговору, чем ухудшил его положение, поскольку назначенное наказание превышает неотбытую часть наказания — в виде 2 лет 7 месяцев 20 дней лишения свободы.
Президиум суда ЕАО снизил срок ограничения свободы до 2 лет 7 месяцев 20 дней.
Постановление президиума суда ЕАО
от 23.04.2015 № 44-У-5

III. Возмещение процессуальных издержек

9. В соответствии с п. 11. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 № 42 «О практике применения законодательства о процессуальных издержках по уголовным делам», принятие решения о взыскании процессуальных издержек с осуждённого возможно только в судебном заседании. При этом осуждённому предоставляется возможность довести до сведения суда свою позицию относительно суммы взыскиваемых издержек и своего имущественного положения.
Из протокола судебного заседания по делу в отношении Ю.Т. следовало, что вопрос о возмещении процессуальных издержек, связанных с вознаграждением адвоката, назначенного судом, в ходе судебного заседания не рассматривался, установленные законом обстоятельства, подлежащие выяснению в судебном заседании, не исследовались. Осуждённый Ю.Т. был лишён права высказаться относительно возможности взыскания с него процессуальных издержек.
Помимо того, суд также допустил нарушения, выразившиеся в том, что дважды возложил на осуждённого взыскание одних и тех же процессуальных издержек, указывая при этом разные суммы, и не мотивируя должным образом взыскание с осуждённого дополнительных сумм; необоснованно оплатил адвокату участие в судебном заседании за 1 день, хотя адвокат в этот день в суд не явилась, в связи с плохим самочувствием; при оплате труда адвоката за день её ознакомления с протоколом судебного заседания суд не установил, согласовано ли это действие адвоката с осуждённым и связано ли оно с дальнейшей его защитой.
В связи с допущенными нарушениями прав осуждённого и требований УПК РФ президиум суда ЕАО обжалуемые постановления отменил с направлением дела в суд первой инстанции на новое рассмотрение.
Постановление президиума суда ЕАО
от 23.07.2015 № 44-У-9

10. Согласно ч. 1 и ч. 6 ст. 132 УПК РФ процессуальные издержки взыскиваются с осуждённых или возмещаются за счёт средств федерального бюджета. Процессуальные издержки возмещаются за счёт средств федерального бюджета в случае имущественной несостоятельности лица, с которого они должны быть взысканы. Суд вправе освободить осуждённого полностью или частично от уплаты процессуальных издержек.
Как следовало из протокола судебного заседания, вопрос о взыскании с осуждённого процессуальных издержек на обсуждение сторон не ставился, возможность высказать свою позицию по поводу суммы издержек и своего имущественного положения Ё. судом не предоставлялась, как не устанавливался судом и факт наличия или отсутствия оснований для полного или частичного освобождения подсудимого от уплаты процессуальных издержек.
Вынесенное одновременно с приговором решение о вознаграждении адвоката в судебном заседании не оглашалось.
С учётом изложенного президиум суда ЕАО принятое судом решение о взыскании с осуждённого Ё. процессуальных издержек, связанных с выплатой вознаграждения за участие в судебном заседании адвоката, изменил, исключив ссылку о взыскании судебных расходов по вознаграждению адвоката в сумме 3300 рублей с осуждённого Ё.
Постановление президиума суда ЕАО
от 16.04.2015 № 44-У-3

IV. Вопросы апелляционного производства

11. <...>

12. Необоснованный отказ суда в ходатайстве осуждённой о допуске защитника наряду с адвокатом повлёк отмену судебного решения.
В соответствии с ч. 2 ст. 49 УПК РФ, в качестве защитников могут быть допущены наряду с адвокатами по определению или постановлению суда один из близких родственников или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый.
Суд апелляционной инстанции при рассмотрении уголовного дела в отношении Н.Б. отказал последней в допуске защитника М.О. наряду с адвокатом, обосновав свой отказ тем, что ходатайство немотивированно, а в материалах дела отсутствует решение суда первой инстанции о допуске указанного защитника к участию в судебном заседании.
Суд кассационной инстанции, проверяя доводы жалобы Н.Б., установил, что суд апелляционной инстанции допустил существенные нарушения уголовно-процессуального закона, а именно, право осуждённой на защиту, поскольку, не принял во внимание тот факт, что защитник М.О. был фактически допущен для участия в судебном заседании в качестве защитника наряду с адвокатом. Указанное решение было отражено в протоколе предварительного слушания и в резолютивной части постановления по итогам предварительного слушания. Кроме того, М.О. активно участвовал в качестве защитника осуждённой при первоначальном рассмотрении дела в судах первой и апелляционной инстанций, а также при повторном рассмотрении дела в суде первой инстанции. Расхождения позиций защитника М.О. и осуждённой судами не устанавливалось.
Кроме того, суд апелляционной инстанции в нарушение ч. 2 ст. 59 УПК РФ, привлекая переводчиков для осуществления перевода, не вынес постановление об их назначении.
Принимая во внимание изложенные нарушения, президиум суда ЕАО апелляционное постановление суда ЕАО от 24.04.2015 отменил, а дело направил на новое апелляционное рассмотрение со стадии подготовки заседания суда апелляционной инстанции, поскольку осуждённая подала апелляционную жалобу и ходатайство о восстановлении пропущенного срока.
Постановление президиума суда ЕАО
от 16.07.2015 № 44-У-8

13. В суд апелляционной инстанции защитником Ч. обжаловано постановление от 29.06.2015 об отказе в восстановлении пропущенного срока апелляционного обжалования постановления Биробиджанского районного суда ЕАО от 19.05.2015. Участники процесса были уведомлены судом апелляционной инстанции о назначении судебного заседания суда апелляционной инстанции по рассмотрению данной апелляционной жалобы. Вопреки этому, суд апелляционной инстанции в судебном заседании рассмотрел другую жалобу адвоката Ч. на постановление от 19.05.2015, вынесенное по существу дела, а не об отказе в восстановлении срока обжалования. Хотя рассмотрение данной апелляционной жалобы судом апелляционной инстанции было возможно лишь после рассмотрения жалобы адвоката Ч. на указанное постановление от 29.06.2015 и только в случае её удовлетворения и отмены данного постановления, чего судом сделано не было.
Кроме того, в соответствии с постановлением, судебное заседание суда апелляционной инстанции было назначено на 28.08.2015, но фактически состоялось ранее этого срока, а именно 26 августа 2015 года.
В нарушение требований ч. 9 ст. 389.13, ст. 389.14 УПК РФ суд апелляционной инстанции не предоставил участникам возможность выступить в судебных прениях.
В связи с указанными существенными нарушениями уголовно-процессуального закона президиум суда ЕАО отменил, как апелляционное постановление, так и постановление суда ЕАО о назначении судебного заседания, а дело направил на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.
Постановление президиума суда ЕАО
от 29.10.2015 № 44-У-20

V. Отсутствие оснований для изменения и отмены судебных решений

14. Президиум суда ЕАО не согласился с доводами кассационной жалобы осуждённого об отсутствии в его действиях рецидива и оставил приговор без изменения.
У.Н. ранее судимый: 1) 22.07.2013 по п.п. «а», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года, постановлением от 20.10.2014 условное осуждение отменено и обращено к исполнению наказание по приговору от 22.07.2013 с отбыванием в исправительной колонии строгого режима; 2) 29.01.2015 по п.п. «б», «в» ч. 2 ст.158, ст. 70 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, приговором Биробиджанского районного суда ЕАО от 30.06.2015 осуждён по ч. 1 ст. 158 УК РФ, п.п. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (два эпизода преступлений: от 29.10.2014 и от 30.10.2014), ч. 2 ст. 69, ч. 5 ст. 69 УК РФ (приговор от 29.01.2015) к 5 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
Апелляционным определением суда ЕАО от 10.09.2015 указанный приговор изменён, наказание, назначенное У.Н. по ч. 1 ст. 158 УК РФ и соответственно по совокупности преступлений на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ, снижено — до 4 лет 11 месяцев лишения свободы.
Как следовало из материалов дела, условное осуждение по приговору от 22.07.2013 У.Н. было отменено и обращено к исполнению наказание в виде лишения свободы сроком на 2 года постановлением от 20.10.2014. После принятия судебного решения об отмене условного осуждения У.Н. 29 и 30 октября 2014 года совершил два преступления, предусмотренные п.п. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, за которые был осуждён приговором от 30.06.2015.
Судимость за преступление, осуждение по которому признавалось условным, учитывается при признании рецидива преступления, если условное осуждение отменялось до совершения лицом нового преступления и лицо направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы. Данные требования закона соблюдены в постановлении об отмене условного осуждения от 20.10.2014.
Для признания в действиях осуждённого рецидива преступлений фактическое отбывание наказания в местах лишения свободы не является обязательным условием. Это условие необходимо только при решении вопроса о виде исправительного учреждения.
В соответствии с законом, невступление в силу постановления об отмене условного осуждения не влияет на рецидив преступлений при совершении других преступлений после принятия указанного постановления.
Постановление президиума суда ЕАО
от 03.12.2015 № 44-У-23

15. Не согласился президиум суда ЕАО с выводами судьи суда ЕАО, в постановлении от 24.09.2015 о передаче кассационной жалобы с уголовным делом на рассмотрение в судебном заседании суда кассационной инстанции, о постановлении приговора в отношении Э. с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона.
При описании в приговоре места продажи У. наркотических средств по эпизоду покушения на сбыт наркотических средств и места изъятия наркотических средств по эпизоду приобретения и хранения наркотического средства отсутствовало указание адреса.
Суд кассационной инстанции указал, что описание преступлений содержит данные о том, что продажа наркотических средств производилась Э. по месту своего проживания, и там же было изъято наркотическое средство, приобретённое и хранимое им без цели сбыта. Сомнений в том, что местом проживания осуждённого при описании преступных деяний является именно адрес места жительства Э., указанный во вводной части приговора, который совпадает с местом его фактической регистрации, у суда кассационной инстанции не имелось.
Кроме того, описание преступного деяния в обвинительном заключении содержало ссылку на место совершения преступления с указанием конкретного адреса места жительства Э., в связи с чем подсудимый в судебном заседании суда первой инстанции имел возможность защищаться от предъявленного обвинения в полном объёме.
Постановление президиума суда ЕАО
от 22.10.2015 № 44-У-18

Судьи суда Еврейской автономной области
А.И. Жукалина
Л.А. Зуева
И.П. Журова