Обзор судебной практики по уголовным делам кассационной инстанции Московского городского суда за 1 полугодие 2015 года

1
УТВЕРЖДЕН
на заседании президиума
Московского городского суда
О Б З О Р
судебной практики по уголовным делам
кассационной инстанции Московского городского суда
за первое полугодие 2015 года
(извлечение)
2.1. Пересмотр судебных решений в связи с неправильным
применением уголовного закона.
Приговором Дорогомиловского районного суда города Москвы от
5 марта 2014 года Горбачев А.В. осужден по п.п. «а», «б» ч. 2 ст. 172 УК РФ
к наказанию в виде лишения свободы сроком на 3 года 6 месяцев, со
штрафом в размере 1 000 000 рублей, с отбыванием наказания в
исправительной колонии общего режима.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам
Московского городского суда от 28 апреля 2014 года приговор изменен:
переквалифицированы действия Горбачева А.В. с п.п. «а», «б» ч. 2 ст. 172 УК
РФ на п.п. «а», «б» ч. 2 ст. 171 УК РФ, по которой ему назначено наказание в
виде 3 лет лишения свободы со штрафом в размере 50 тысяч рублей в доход
государства, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего
режима. На основании п.п. 1, 4 Постановления Государственной Думы
Федерального Собрания РФ от 2 июля 2013 года N 2559-6 ГД «Об
объявлении амнистии» осужденный Горбачев А.В. освобожден от
назначенного наказания со снятием судимости.
Изменяя приговор Дорогомиловского районного суда города Москвы
от 5 марта 2014 года, судебная коллегия пришла к выводу о том, что
Горбачев А.В. не является субъектом преступления, предусмотренного ст.
172 УК РФ, поскольку он не являлся учредителем кредитной организации и
руководителем ее исполнительного органа, в том числе главным
бухгалтером, а структурное подразделение, через которое выполнялись
действия, связанные с дистанционным управлением счетами фиктивных
фирм, не относится к кредитным организациям, в связи с чем
переквалифицировала действия Горбачева А.В. с п.п. «а», «б» ч. 2 ст. 172 УК
РФ на п.п. «а», «б» ч. 2 ст. 171 УК РФ.
Однако, как отметил президиум, принимая указанное решение, суд
второй инстанции не учел, что сфера применения ст. 172 УК РФ –
2
деятельность предпринимательских структур, незаконно осуществляющих
законодательно регламентированные виды банковской деятельности
(банковских операций). Такими структурами, в частности, могут быть как
юридические лица, учрежденные на законных основаниях, так и незаконно
действующие организации, вышедшие за пределы полученного разрешения.
При этом незаконная банковская деятельность состоит в том, что субъект,
действуя через какую-либо организацию либо прикрываясь ею, проводит
банковские операции, игнорируя существующий порядок разрешения такого
рода деятельности и (или) контроля за ее осуществлением.
Согласно установленным судом фактическим обстоятельствам,
Горбачев А.В. и другие участники организованной группы осуществляли без
получения лицензии банковские операции, выполняли действия, связанные с
открытием счетов подставных организаций в Сбербанке России и других
кредитных учреждениях, с которыми заключены договоры о дистанционном
банковском обслуживании.
Выводы суда апелляционной инстанции о том, что норма уголовного
закона, предусматривающая ответственность за незаконную банковскую
деятельность, распространяется только на действия лиц, обладающих
признаками специального субъекта, в качестве которого могут выступать
лишь учредители кредитных организаций и руководители их
исполнительных органов, не вытекают из содержания диспозиции ст. 172 УК
РФ.
Как отметил Конституционный Суд Российской Федерации в
Определении от 17 июля 2014 года № 1743-О, основанием уголовной
ответственности по ст. 172 УК РФ, является совершение деяния,
содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного
Уголовным кодексом РФ, при этом в качестве общих условий уголовной
ответственности закреплено, что таковой подлежит только вменяемое
физическое лицо, достигшее возраста, установленного УК РФ. Такое лицо
подлежит ответственности по ст. 172 УК РФ только в случае умышленного
осуществления деятельности, нарушающей требования нормативных
правовых актов, определяющих обязательные требования к осуществлению
банковской деятельности или банковских операций.
Принимая во внимание изложенное, президиум согласился с мнением
автора кассационного представления об ошибочности вывода суда
апелляционной инстанции о том, что уголовной ответственности за
незаконную банковскую деятельность подлежат лишь лица, обладающие
признаками специального субъекта, и, соответственно, о неправильном
применении уголовного закона.
В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 21
постановления Пленума Верховного Суда РФ N 2 от 28 января 2014 года «О
применении норм главы 47.1 УПК РФ, регулирующих производство в суде
кассационной инстанции» неправильное применение уголовного закона,
3
являющееся основанием для пересмотра судебного решения в кассационном
порядке с поворотом к худшему, может выражаться, например, в
квалификации содеянного по уголовному закону о менее тяжком
преступлении.
В силу положений ст. 401.16 УПК РФ, ст. 401.16 УПК РФ во
взаимосвязи со ст. 401.6 УПК РФ суд кассационной инстанции вправе
отменить судебное решение и передать уголовное дело, в частности, на новое
апелляционное рассмотрение, по основаниям, ухудшающим положение
осужденного, о чем, фактически ставился вопрос автором представления, и с
данной постановкой вопроса президиум Московского городского суда
согласился.
Президиум Московского городского суда апелляционное определение
судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 28
апреля 2014 года отменил, уголовное дело в отношении Горбачева А.В.
направил на новое апелляционное рассмотрение, в ином составе суда.
Постановлением Замоскворецкого районного суда города Москвы от 9
апреля 2014 года (Ф.И.О.) освобожден от уголовной ответственности на
основании ст. 21 УК РФ за совершение им запрещенного уголовным законом
деяния, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ.
На основании п. «б» ч. 1 ст. 97, п. «а» ч. 1 ст. 99, ст. 100, ч. 1 ст. 81 УК
РФ (Ф.И.О.) назначены принудительные меры медицинского характера в
виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра по
его месту жительства.
В апелляционном порядке постановление не обжаловалось.
Согласно заключению стационарной судебно-психиатрической
экспертизы от 11 декабря 2013 года, у (Ф.И.О.) в период, относящийся к
инкриминированному деянию, обнаруживались признаки органического
эмоционально-лабильного расстройства в связи со смешанными
заболеваниями (раннего, травматического, сосудистого генеза). При этом
степень выраженности указанных расстройств психики была не столь
значительна и не лишала (Ф.И.О.) в период инкриминируемого ему деяния
возможности в полной мере осознавать фактический характер и
общественную опасность своих действий и руководить ими. После
возбуждения уголовного дела, у (Ф.И.О.) возникла и стала нарастать
психотическая симптоматика, присущая хроническому психическому
расстройству – параноидной шизофрении с непрерывным типом течения с
быстро нарастающим дефектом личности. Указанное психическое
расстройство носит стойкий хронический характер и выражено столь
значительно, что лишает (Ф.И.О.) возможности осознавать фактический
характер и общественную опасность своих действий и руководить ими,
лишает его возможности нести ответственность за содеянное и отбывать
наказание в случае осуждения.
4
В соответствии с ч. 1 ст. 443 УПК РФ, если деяние запрещенное
уголовным законом, совершено лицом в состоянии невменяемости, суд
выносит постановление в соответствии со ст. 21 УК РФ об освобождении
лица от уголовной ответственности. Если психическое расстройство
наступило у лица после совершения преступления, то оно подлежит
освобождению от наказания на основании ст. 81 УК РФ.
Согласно ч. 1 ст. 21 УК РФ, на которую сослался суд, не подлежит
уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно
опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло
осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий
(бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического
расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного
болезненного состояния психики.
В соответствии с ч. 1 ст. 81 УК РФ, лицо, у которого после совершения
преступления наступило психическое расстройство, лишающее его
возможности осознавать фактический характер и общественную опасность
своих действий (бездействия) либо руководить ими, освобождается от
наказания, а лицо, отбывающее наказание, освобождается от дальнейшего
его отбывания.
Таким образом, (Ф.И.О.), как лицо, совершившее запрещенное
уголовным законом деяние, ответственность за которое предусмотрена ч. 4
ст. 159 УК РФ, но лишенное возможности осознавать фактический характер
и общественную опасность своих действий и руководить ими вследствие
наступившего после совершения преступления психического расстройства,
не подлежал освобождению от уголовной ответственности за содеянное им в
состоянии вменяемости.
В данном случае президиум согласился с мнением автора
кассационного представления о том, что неправильное применение
уголовного закона привело к необоснованному освобождению от наказания
(Ф.И.О.), поскольку согласно ч. 4 ст. 81 УК РФ лицо, ранее освобожденное от
наказания, в случае выздоровления может подлежать уголовной
ответственности и наказанию, если не истекли сроки давности,
предусмотренные ст. 78 УК РФ.
Президиум Московского городского суда отменил постановление
Замоскворецкого районного суда города Москвы от 9 апреля 2014 года,
материалы дела направил на новое рассмотрение в тот же суд, в ином составе
суда.
Приговором Пресненского районного суда города Москвы от 6 февраля
2014 года Сардархан Т.Х. осужден: по ч. 2 ст. 213 УК РФ к 1 году 6 месяцам
лишения свободы, по ч. 2 ст. 167 УК РФ к 1 году лишения свободы, по п. «а»
5
ч. 2 ст. 115 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием в доход
государства 5 % из заработка.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем
частичного сложения наказаний, окончательно Сардархану Т.Х. назначено
наказание в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в
исправительной колонии общего режима.
Тем же приговором Сулиманов А.Ж. осужден: по ч. 2 ст. 213 УК РФ к
1 году 6 месяцам лишения свободы; по ч. 2 ст. 167 УК РФ к 1 году лишения
свободы.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем
частичного сложения наказаний, окончательно Сулиманову А.Ж. назначено 2
года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии
общего режима.
Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам
Московского городского суда от 28 мая 2014 года приговор оставлен без
изменения.
Как видно из материалов дела, в суде 1-й инстанции защитой было
заявлено ходатайство о применении ко всем обвиняемым, в том числе
Сардархану Т.Х. и Сулиманову А.Ж. акта об амнистии от 18 декабря 2013
года. Аналогичные доводы приводились адвокатами осужденных в
апелляционных жалобах при апелляционном рассмотрении дела. Признавая
несостоятельными доводы стороны защиты, суды как 1-й, так и
апелляционной инстанций исходили из того, что Сардархан Т.Х. и
Сулиманов А.Ж. обвинялись в совершении совокупности преступлений, в
связи с чем амнистия к ним применена быть не может.
Между тем, согласно п. 7 Постановления о порядке применения
постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской
Федерации «Об объявлении амнистии в связи с 20-летием принятия
Конституции РФ» указанное постановление не применяется в отношении
осужденных по совокупности преступлений, если одно из преступлений
предусмотрено статьями Уголовного кодекса Российской Федерации,
указанными в подпункте 1 пункта 10 Постановления об амнистии.
В этой связи Президиум обратил внимание, что подпункт 1 пункта 10
Постановления об амнистии не содержит ссылку на преступления,
предусмотренные ч. 2 ст. 167 и п. «а» ч. 2 ст. 115 УК РФ, которые также
инкриминированы осужденным Сардархану Т.Х. и Сулиманову А.Ж.
Таким образом, препятствий для применения вышеуказанного акта об
амнистии к осужденным Сардархану Т.Х. и Сулиманову А.Ж. не имелось.
Президиум Московского городского суда приговор Пресненского
районного суда города Москвы от 6 февраля 2014 года и апелляционное
определение судебной коллегии по уголовным делам Московского
городского суда от 28 мая 2014 года в отношении Сардархана Т.Х. и
Сулиманова А.Ж. изменил.
6
На основании подпункта 5 пункта 6 постановления Государственной
Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 18 декабря 2013
года «Об объявлении амнистии в связи с 20-летием принятия Конституции
РФ» прекратил уголовное дело в отношении Сардархана Т.Х. и
Сулиманова А.Ж. в части осуждения по ч. 2 ст. 213 УК РФ.
На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений,
предусмотренных ч. 2 ст. 167 УК РФ и п. «а» ч. 2 ст. 115 УК РФ, путем
частичного сложения назначенных наказаний окончательно Сардархану Т.Х.
назначил 1 год 3 месяца лишения свободы с отбыванием наказания в
исправительной колонии общего режима.
В связи с отбытием наказания осужденного Сардархана Т.Х. из-под
стражи освободил.
Исключил из приговора указание о назначении Сулиманову А.Ж.
окончательного наказания по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ.
Приговором Бутырского районного суда города Москвы от 6 февраля
2014 года Ягудин М.Р., ранее судимый, осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 4
годам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы, с отбыванием
наказания в исправительной колонии строгого режима.
В апелляционном порядке приговор не обжалован.
При назначении Ягудину М.Р. наказания суд в соответствии с
требованиями ст.ст. 6, 60, 61 УК РФ учел характер и степень общественной
опасности совершенного преступления, данные о его личности, полное
признание им своей вины, раскаяние в содеянном, наличие у него на
иждивении малолетнего ребенка, что признано судом обстоятельством,
смягчающим наказание.
В то же время, суд необоснованно усмотрел в действиях Ягудина М.Р.
рецидив преступлений, признав данное обстоятельство отягчающим
наказание.
Из приобщенного к материалам уголовного дела приговора
Московского областного суда от 8 апреля 2003 года следует, что Ягудин М.Р.
осужден за преступления, предусмотренные п.п. «ж, з» ч. 2 ст. 105, ч. 4 ст.
111, п.п. «б, в» ч. 2 ст. 131, п. «а» ч. 2 ст. 132, п. «в» ч. 3 ст. 162, п. «а» ч. 2 ст.
213, ч. 2 ст. 167 УК РФ, которые были совершены им в несовершеннолетнем
возрасте.
В соответствии же с п. «б» ч. 4 ст. 18 УК РФ при признании рецидива
преступлений не учитываются судимости за преступления, совершенные
лицом в возрасте до восемнадцати лет.
Несмотря на указанное требование закона, суд при назначении
Ягудину М.Р. наказания необоснованно признал в его действиях наличие
опасного рецидива преступлений, назначив ему для отбытия наказания
исправительную колонию строгого режима.
7
Президиум Московского городского суда приговор Бутырского
районного суда города Москвы от 6 февраля 2014 года в отношении
Ягудина М.Р. изменил, исключил из описательно — мотивировочной части
приговора указание на наличие в действиях Ягудина М.Р. опасного рецидива
преступлений, назначенное ему наказание по ч. 2 ст. 228 УК РФ смягчил до 3
лет 11 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной
колонии общего режима.
Приговором Перовского районного суда города Москвы от 13 февраля
2014 года Крец П.В. осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам лишения
свободы в исправительной колонии общего режима.
В апелляционном порядке приговор в отношении Креца П.В. не
обжаловался.
В соответствии с ч. 1.1 ст. 63 УК РФ судья (суд), назначающий
наказание, в зависимости от характера и степени общественной опасности
преступления, обстоятельств его совершения, и личности виновного может
признать отягчающим обстоятельством совершение преступления в
состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических
средств или других одурманивающих веществ.
Признав в качестве отягчающего обстоятельства совершение
осужденным преступления в состоянии опьянения, суд в описательно-
мотивировочной части приговора не привел убедительных мотивов, по
которым он пришел к такому выводу. Кроме того, из описания преступного
деяния, с обвинением в совершении которого согласился подсудимый, не
указано, что он действовал в состоянии опьянения.
Президиум Московского городского суда приговор Перовского
районного суда города Москвы от 13 февраля 2014 года в отношении Креца
П.В. изменил: исключил указание суда о назначении Крецу П.В. наказания с
учетом отягчающего обстоятельства – совершение преступления в состоянии
опьянения; смягчил Крецу П.В. наказание по ч. 2 ст. 228 УК РФ с
применением ст. 64 УК РФ до 2 лет лишения свободы с отбыванием
наказания в исправительной колонии общего режима.
Приговором Троицкого районного суда города Москвы от 28 января
2014 года Исупов А.Х. осужден по ч. 3 ст. 291 УК РФ к 2 годам лишения
свободы, со штрафом в размере тридцатикратной суммы взятки, т.е. в
размере 240 000 рублей, с отбыванием основного наказания в
исправительной колонии общего режима.
В апелляционном порядке приговор не обжаловался.
При юридической оценке действий Исупова А.Х. суд не учел
разъяснения, данные в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от
09.07.2013 года № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об
8
иных коррупционных преступлениях», о том, что в случае, если должностное
лицо отказалось принять взятку, то действия лица, непосредственно
направленные на ее передачу, подлежат квалификации как покушение на
преступление, предусмотренное ст. 291 УК РФ.
В данном случае, как это видно из описательно-мотивировочной части
приговора, сотрудник полиции (Ф.И.О.), являющийся должностным лицом,
отказался принять денежные средства, переданные ему Исуповым А.Х. в
качестве взятки, в связи с чем действия Исупова А.Х. подлежат
квалификации по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 291 УК РФ, как покушение на дачу
взятки должностному лицу за заведомо незаконное бездействие.
По смыслу закона, в случае неправильного применения уголовного
закона, судебные решения, принятые в особом порядке, могут быть
изменены, если при этом не изменяются фактические обстоятельства дела.
Президиум Московского городского суда приговор Троицкого
районного суда города Москвы от 28 января 2014 года в отношении Исупова
А.Х. изменил: переквалифицировал его действия с ч. 3 ст. 291 УК РФ на ч. 3
ст. 30, ч. 3 ст. 291 УК РФ, по которой назначил наказание в виде 1 (одного)
года 9 (девяти) месяцев лишения свободы со штрафом в размере
тридцатикратной суммы взятки, т.е. в размере 240 000 рублей, с отбыванием
наказания в исправительной колонии общего режима.
Приговором Нагатинского районного суда города Москвы от 29 мая
2014 года Ершов-Кексель А.Н. осужден по ч. 1 ст. 30, ч. 5 ст. 228-1 УК РФ к
10 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной
колонии строгого режима, Довудов Б.М. осужден по ч. 1 ст. 30, ч. 5 ст. 228-1
УК РФ к 10 годам лишения свободы с отбыванием наказания в
исправительной колонии строгого режима.
В апелляционном порядке приговор не обжалован.
Согласно ст. 6 УК РФ наказание, применяемое к лицу, совершившему
преступление, должно быть справедливым, то есть соответствовать
характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам
его совершения и личности виновного.
В силу ч. 2 ст. 66 УК РФ срок или размер наказания за приготовление к
преступлению не может превышать половины максимального срока или
размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного
соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса за
оконченное преступление.
В соответствии с ч. 3 ст. 60 УК РФ при назначении наказания судом
учитываются характер и степень общественной опасности преступления,
личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие
наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление
осужденного и на условия жизни его семьи.
9
По настоящему делу эти требования закона должным образом не
выполнены.
Как следует из приговора, осужденные признаны виновными в
совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30, ч. 5 ст. 228-1 УК
РФ. С учетом положений ч. 2 ст. 66 УК РФ максимальный срок наказания в
виде лишения свободы за совершение указанного преступления не может
превышать 10 лет. Данные требования судом выполнены.
Однако суд, установив наличие у осужденных смягчающих наказание
обстоятельств и отсутствие отягчающих, назначил им максимальное
наказание в виде лишения свободы, предусмотренное санкцией статьи,
приняв во внимание положения ч. 2 ст. 66 УК РФ.
Президиум Московского городского суда приговор Нагатинского
районного суда города Москвы от 29 мая 2014 года в отношении Ершова-
Кекселя А.Н. и Довудова Б.М. изменил: смягчил назначенное каждому из них
наказание до 9 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в
исправительной колонии строгого режима.
Приговором Хорошевского районного суда города Москвы от
26 декабря 2014 года Сейтарова Э.И. осуждена по ч. 3 ст. 290 УК РФ к
3 годам лишения свободы, со штрафом в размере сорокакратной суммы
взятки, то есть в размере 800 000 рублей.
На основании ст. 73 УК РФ назначенное Сейтаровой Э.И. наказание в
виде лишения свободы постановлено считать условным, с испытательным
сроком в течение 3 лет.
На основании ч. 3 ст. 47 УК РФ Сейтарова Э.И. лишена права занимать
должности в государственных органах, органах местного самоуправления,
государственных и муниципальных учреждениях, связанные с
осуществлением функций представителя власти, организационно-
распорядительными функциями сроком на 2 года.
На Сейтарову Э.И. возложено выполнение обязанностей в период
испытательного срока: не менять постоянного фактического места
жительства без уведомления специализированного государственного органа,
осуществляющего исправление осужденной; не нарушать общественный
порядок, являться по вызовам в уголовно-исполнительную инспекцию.
В апелляционном порядке приговор обжалован не был.
Как следует из материалов уголовного дела, 23 июня 2014 года
Сейтарова Э.И. написала явку с повинной, сообщив о совершении
преступления, о чем следователем был составлен протокол.
Указанный протокол явки с повинной Сейтаровой Э.И. приведен в
обвинительном заключении в качестве смягчающего наказание
обстоятельства, предусмотренного п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ.
10
Вместе с тем, при назначении Сейтаровой Э.И. наказания указанное
обстоятельство судом во внимание принято не было и не учитывалось при
назначении наказания.
Президиум Московского городского суда приговор Хорошевского
районного суда города Москвы от 26 декабря 2014 года в отношении
Сейтаровой Э.И. изменил: признал обстоятельством, смягчающим
Сейтаровой Э.И. наказание — явку с повинной; смягчил назначенное
Сейтаровой Э.И. наказание до 2 (двух) лет 6 (шести) месяцев лишения
свободы, со штрафом в размере 800 000 рублей в доход государства.
На основании ст. 73 УК РФ назначенное Сейтаровой Э.И. наказание в
виде лишения свободы постановил считать условным, с испытательным
сроком в течение 3 (трех) лет.
Приговором Тушинского районного суда города Москвы от 2 сентября
2014 года Муродалиев А.М., ранее судимый приговором Дорогомиловского
районного суда города Москвы от 30 апреля 2013 года по п. «в» ч. 2 ст. 158,
п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности
преступлений путем полного сложения наказаний окончательно назначено
наказание в виде штрафа в размере 80 000 рублей в доход государства
(штраф не оплачен, судимость не снята и не погашена), осужден по п.п. «а»,
«г» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 2 годам 4 месяцам лишения свободы, без штрафа и
без ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной
колонии строгого режима. Приговор Дорогомиловского районного суда
города Москвы от 30 апреля 2013 года постановлено исполнять
самостоятельно.
Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам
Московского городского суда от 10 ноября 2014 года приговор оставлен без
изменения.
Согласно приговору от 2 сентября 2014 года отбывание Муродалиеву
А.М. наказания в виде лишения свободы назначено в исправительной
колонии строгого режима.
В соответствии с п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ исправительная колония
строгого режима назначается мужчинам, осужденным к лишению свободы за
совершение особо тяжких преступлений, ранее не отбывавшим лишение
свободы, а также при рецидиве или опасном рецидиве преступлений, если
осужденный ранее отбывал лишение свободы.
Согласно п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от
29.05.2014 года N 9 «О практике назначения и изменения судами видов
исправительных учреждений» при назначении вида исправительного
учреждения ранее отбывавшим лишение свободы следует считать лицо,
которое за совершенное им в прошлом преступление отбывало наказание в
виде лишения свободы в исправительной колонии, воспитательной колонии,
тюрьме, лечебном исправительном учреждении, если судимость за это
11
преступление не была снята или погашена на момент совершения нового
преступления.
Муродалиев А.М. к указанной категории лиц не относится, так как
осужден за совершение тяжкого преступления, лишение свободы в
исправительной колонии не отбывал, поскольку согласно материалам дела,
приговором Дорогомиловского районного суда города Москвы от 30 апреля
2013 года Муродалиев А.М. осужден к штрафу в размере 80 000 рублей.
При вышеуказанных обстоятельствах суду при назначении вида
исправительного учреждения следовало руководствоваться требованиями
п. «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ, согласно которым отбывание лишения свободы
мужчинам, совершившим тяжкое преступление, ранее не отбывавшим
лишение свободы, назначается в исправительных колониях общего режима.
Апелляционная инстанция указанные нарушения уголовного закона
также не устранила.
Президиум Московского городского суда приговор Тушинского
районного суда города Москвы от 2 сентября 2014 года и апелляционное
определение судебной коллегии по уголовным делам Московского
городского суда от 10 ноября 2014 года в отношении Муродалиева А.М.
изменил: направил Муродалиева А.М. для отбывания наказания в
исправительную колонию общего режима.
Приговором Солнцевского районного суда города Москвы от 6 августа
2013 года Третьяков Д.А. ранее судимый:
13 января 2009 года Калининским районным судом города Уфы по ч. 3
ст. 30, ч. 1 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с
испытательным сроком на 2 года;
24 февраля 2009 года Белебеевским городским судом РБ по п. «б» ч. 2
ст. 158, п.п. «б, в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с
испытательным сроком на 1 год 6 месяцев;
5 марта 2009 года Орджоникидзевским районным судом города Уфы
по п.п. «б, в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с
испытательным сроком на 3 года;
19 ноября 2009 года Калининским районным судом города Уфы по п.п.
«б, в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 3 месяцам лишения свободы, на основании
ч. 5 ст. 74 УК РФ условные осуждения по приговорам Калининского
районного суда города Уфы от 13 января 2009 года и Орджоникидзевского
районного суда города Уфы от 5 марта 2009 года отменены и на основании
ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено 3 года 6
месяцев лишения свободы;
26 января 2010 года Калининским районным судом города Уфы по п.
«б» ч. 2 ст. 158, п.п. «б, в» ч. 2 ст. 158, п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (2
преступления) к 3 годам лишения свободы, на основании ч. 5 ст. 74 УК РФ
условное осуждение по приговору Белебеевского городского суда РБ от 24
12
февраля 2009 года отменено и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности
приговоров окончательно назначено 3 года 6 месяцев лишения свободы; на
основании ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения с наказанием,
назначенным по приговору Калининского районного суда города Уфы от 19
ноября 2009 года, окончательно назначено 4 года 6 месяцев лишения
свободы, освобожден 29 июня 2011 года условно-досрочно на неотбытый
срок 2 года 9 месяцев 5 дней,
осужден по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы; на
основании п. «б» ч. 7 ст. 79 УК РФ условно-досрочное освобождение от
отбывания наказания по приговору Калининского районного суда города
Уфы от 26 января 2010 года отменено и на основании ст. 70 УК РФ по
совокупности приговоров окончательно назначено Третьякову Д.А.
наказание в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в
исправительной колонии строгого режима.
В апелляционном порядке приговор Солнцевского районного суда
города Москвы от 6 августа 2013 года в отношении Третьякова Д.А. не
обжаловался.
Согласно п. «б» ч. 7 ст. 79 УК РФ, если в течение оставшейся не
отбытой части наказания осужденный совершил преступление по
неосторожности либо умышленное преступление небольшой или средней
тяжести, вопрос об отмене либо о сохранении условно-досрочного
освобождения решается судом.
В соответствии со ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть
обвинительного приговора должна содержать мотивы решения всех
вопросов, относящихся к назначению уголовного наказания, освобождению
от него или его отбывания, применения иных мер воздействия.
Как видно из материалов уголовного дела Третьяков Д.А. в период
условно-досрочного освобождения от наказания по приговору Калининского
районного суда города Уфы от 26 января 2010 года совершил умышленное
преступление, предусмотренное п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, относящееся к
категории средней тяжести.
Однако в нарушение приведенных выше требований закона в
описательно-мотивировочной части приговора суд не обсудил вопроса об
отмене либо сохранении условно-досрочного освобождения, не привел
соответствующих мотивов, на основании которых пришел к выводу о
невозможности сохранения осужденному условно-досрочного освобождения
и необходимости назначения наказания по совокупности приговоров.
Президиум Московского городского суда приговор Солнцевского
районного суда города Москвы от 6 августа 2013 года в отношении
Третьякова Д.А. изменил: исключил указание суда об отмене осужденному
условно-досрочного освобождения от наказания по приговору Калининского
районного суда города Уфы от 26 января 2010 года и о назначении ему
наказания по совокупности приговоров в соответствии со ст. 70 УК РФ.
13
Приговором Дорогомиловского районного суда города Москвы от
4 августа 2014 года Кудаков А.Н., Никитин А.Е. осуждены по п.п. «а, в» ч.
5 ст. 290 УК РФ, каждый, к лишению свободы на 7 лет, с лишением права
занимать должности на государственной гражданской службе в органах
государственной власти сроком на 3 года, со штрафом в размере 30 000 000
рублей, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам
Московского городского суда от 17 декабря 2014 года приговор оставлен без
изменения.
В соответствии с ч. 1 ст. 47 УК РФ лишение права занимать
определенные должности состоит в запрете занимать должности на
государственной службе, в органах местного самоуправления.
По смыслу закона конкретный вид таких должностей должен быть
указан в приговоре. Однако суд этих требований не выполнил.
Согласно п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О
некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного
наказания» от 29 октября 2009 года №20 (ред. от 23 декабря 2010 г. №31),
если при назначении в качестве дополнительного вида наказания лишения
права занимать определенные должности или заниматься определенной
деятельностью судом первой или апелляционной инстанции неточно указаны
должности или виды деятельности, то суд вышестоящей инстанции вправе
внести в приговор соответствующие уточнения.
Согласно п. 1 положения о Комитете государственного строительного
надзора города Москвы, утвержденного постановлением Правительства
города Москвы от 16 июня 2011 года №272-ПП, Комитет является
отраслевым органом исполнительной власти города Москвы,
осуществляющим государственный строительный надзор, выдачу
разрешений на строительство и на ввод объектов в эксплуатацию при
строительстве, реконструкции объектов капитального строительства.
Как установлено судом, Кудаков являлся должностным лицом —
заместителем начальника Управления надзора № 3 (СВАО) Комитета
государственного строительного надзора города Москвы, в период
инкриминируемого ему деяния исполнял обязанности начальника
Управления, обладая широкими полномочиями организационно-
распорядительного и административно-хозяйственного характера,
установленными должностным регламентом.
Никитин занимал должность главного специалиста того же
Управления.
В его обязанности входило выполнение заданий и поручений
начальника Управления в соответствии с задачами и функциями,
предусмотренными положением о Комитете и положением об Управлении;
14
проведение проверок соответствия выполненных работ в процессе
строительства, реконструкции, капитального ремонта объектов капитального
строительства требованиям технических регламентов; осуществление
надзора за надлежащим проведением строительного контроля лицами,
осуществляющими строительство и подготовка проектов ответов на
обращения физических и юридических лиц.
Согласно п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О
судебной практике по делам о злоупотреблении должностными
полномочиями и о превышении должностных полномочий» от 16 октября
2009 года № 19 к исполняющим функции представителей власти следует
относить лиц, наделенных правами и обязанностями по осуществлению
функций органов законодательной, исполнительной или судебной власти, а
также, исходя из содержания примечания к ст. 318 УК РФ, иных лиц,
правоохранительных или контролирующих органов, наделенных в
установленном законом порядке распорядительными полномочиями в
отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости, либо
правом принимать решения, обязательные для исполнения гражданами,
организациями, учреждениями независимо от их ведомственной
принадлежности и форм собственности.
Таким образом, Кудаков занимал должность, связанную с
осуществлением организационно-распорядительных и административно-
хозяйственных функций в органах исполнительной власти субъекта
Российской Федерации, а Никитин занимал должность, связанную с
осуществлением функций представителя власти в органах исполнительной
власти субъекта Российской Федерации.
Внесение в судебные решения в этой части изменений не ухудшает
положение осужденных, поскольку сужает круг должностей, которые
Кудакову и Никитину запрещено занимать.
Президиум Московского городского суда приговор Дорогомиловского
районного суда города Москвы от 4 августа 2014 года и апелляционное
определение судебной коллегии по уголовным делам Московского
городского суда от 17 декабря 2014 года в отношении Кудакова А.Н. и
Никитина А.Е. изменил: уточнил, что по п.п. «а, в» ч. 5 ст. 290 УК РФ
назначено дополнительное наказание Кудакову А.Н. — в виде лишения права
занимать должности в органах исполнительной власти Российской
Федерации, связанные с осуществлением организационно-распорядительных
и административно-хозяйственных функций, сроком на 3 года, Никитину
А.Е. — в виде лишения права занимать должности в органах исполнительной
власти Российской Федерации, связанные с осуществлением функций
представителя власти, сроком на 3 года.
Приговором Никулинского районного суда города Москвы от 2 апреля
2013 года Зудов С.А. осужден:
15
— по п. «б» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 7 годам
лишения свободы, без штрафа, без ограничения свободы;
— по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ
к 7 годам лишения свободы, без штрафа, без ограничения свободы;
— по ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228-1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ
к 9 годам лишения свободы, без лишения права занимать определенные
должности или заниматься определенной деятельностью, без штрафа.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности совершенных
преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний,
окончательно назначено 10 лет лишения свободы, без лишения права
занимать определенные должности или заниматься определенной
деятельностью, без штрафа, без ограничения свободы, с отбыванием
наказания в исправительной колонии строгого режима.
Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам
Московского городского суда от 10 июля 2013 года приговор оставлен без
изменения.
В соответствии с ч. 2 ст. 66 УК РФ срок или размер наказания за
приготовление к преступлению не может превышать половины
максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания,
предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного
кодекса РФ за оконченное преступление.
Согласно ч. 1 ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих наказание
обстоятельств, предусмотренных п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии
отягчающих наказание обстоятельств, срок или размер наказания не могут
превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого
вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной
части УК РФ.
В соответствии с п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ суд признал в качестве
смягчающего наказание обстоятельства Зудову С.А. активное
способствование раскрытию преступлений, при этом отягчающих наказание
обстоятельств не установил.
С учетом названных норм уголовного закона назначенное Зудову С.А.
наказание по ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ не могло превышать 6 лет
8 месяцев. В тот же время судом Зудову С.А. по данной статье УК РФ
назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 9 лет.
Кроме этого, признав смягчающие наказание Зудову С.А.
обстоятельства исключительными, суд постановил назначить осужденному
наказание с применением ст. 64 УК РФ.
Данное нарушение уголовного закона, допущенное судом первой
инстанции, оставлено без внимания и судом апелляционной инстанции.
Президиум Московского городского суда приговор Никулинского
районного суда города Москвы от 2 апреля 2013 года и апелляционное
16
определение судебной коллегии по уголовным делам Московского
городского суда от 10 июля 2013 года в отношении Зудова С.А. изменил:
снизил назначенное осужденному по ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ
наказание до 6 (шести) лет 6 (шести) месяцев лишения свободы.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности совершенных
преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний,
окончательно назначил Зудову С.А. наказание в виде лишения свободы
сроком на 9 (девять) лет 6 (шесть) месяцев, без лишения права занимать
определенные должности или заниматься определенной деятельностью, без
штрафа, без ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной
колонии строгого режима.
Приговором Преображенского районного суда города Москвы от 18
сентября 2014 года, Бычкова Ю.С. осуждена по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам
лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего
режима.
Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам
Московского городского суда от 12 ноября 2014 года приговор суда оставлен
без изменения.
Как следует из положений ст. 73 УПК РФ, доказыванию по уголовному
делу подлежат, в том числе, время, место, способ и другие обстоятельства
совершения преступления.
При этом согласно ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть
обвинительного приговора наряду с иными данными должна содержать
описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием
перечисленных выше обстоятельств.
Между тем, по делу в отношении Бычковой Ю.С. указанные
требования закона в полной мере не выполнены.
Из материалов дела следует, что органами предварительного следствия
не были установлены время и обстоятельства, при которых Бычкова Ю.С.
приобрела наркотическое средство – смесь, в состав которой входит героин,
массой 4,42 грамма.
В фабуле предъявленного осужденной в этой части обвинения и в
описательно–мотивировочной части приговора суда указано, что
приобретение ей наркотического средства было совершено в
неустановленное время, но не позднее 12 часов 00 минут 16 марта 2014 года,
то есть не позднее момента ее задержания.
При таких обстоятельствах осуждение Бычковой Ю.С. за незаконное
приобретение наркотического средства противоречит требованиям закона, и
данный признак подлежит исключению из объема осуждения Бычковой Ю.С.
17
Кроме того, приговор суда подлежит изменению в части назначенного
осужденной наказания.
При назначении наказания Бычковой Ю.С. суд учитывал характер и
степень общественной опасности совершенного преступления,
обстоятельства его совершения, данные о личности Бычковой Ю.С., а также
смягчающие её наказание обстоятельства, в качестве которых судом
признаны раскаяние в содеянном и признание своей вины, нахождение на
иждивении бабушки, опекуном которой она является, а также состояние
здоровья осужденной, которая имеет тяжелые заболевания. Обстоятельств,
отягчающих наказание, судом не установлено.
Вместе с тем, учитывая уменьшение объема обвинения, а также
оценивая данные о личности и смягчающие наказание обстоятельства,
президиум полагает возможным признать их исключительными, наличие
которых в соответствии со ст. 64 УК РФ позволяет назначить наказание ниже
низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей УК РФ.
Президиум Московского городского суда приговор Преображенского
районного суда города Москвы от 18 сентября 2014 года и апелляционное
определение судебной коллегии по уголовным делам Московского
городского суда от 12 ноября 2014 года в отношении Бычковой Ю.С.
изменил: исключил из осуждения Бычковой Ю.С. указание на незаконное
приобретение наркотического средства; снизил назначенное наказание с
применением ст. 64 УК РФ до 2 (двух) лет 6 (шести) месяцев лишения
свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
2.2. Пересмотр судебных решений в связи с нарушением норм
уголовно-процессуального закона.
Постановлением Мещанского районного суда города Москвы от 30 мая
2013 года жалоба адвоката Русаковой М.Б., поданная в порядке ст. 125
УПК РФ в интересах Архиповой Д.С., о признании незаконными действий и
решений должностных лиц транспортной прокуратуры, связанных с отказом
в удовлетворении ее обращений о возбуждении производства ввиду новых и
вновь открывшихся обстоятельств, оставлена без удовлетворения.
Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам
Московского городского суда от 17 июля 2013 года постановление суда
первой инстанции оставлено без изменения.
Принимая указанные решения, суды первой и апелляционной
инстанций не учли, что по смыслу ст. 125 УПК РФ суды проверяют
законность решений и действий (бездействия) должностных лиц, указанных
в ч. 1 ст. 125 УПК РФ, касающихся заявленных требований граждан об
устранении допущенных нарушений, ущемляющих их права и свободы.
18
При этом, в силу ч. 4 ст. 7 УПК РФ постановление судьи должно быть
законным, обоснованным и мотивированным, основанным на исследованных
материалах с проверкой доводов, приведенных заявителем.
Как утверждает адвокат, на досудебной стадии производства по
уголовному делу было существенно нарушено неотъемлемое право
обвиняемого Архипова Д.С. на защиту. После вступления приговора в
отношении него в законную силу была выявлена некомпетентность адвоката
Орешникова В.И., который осуществлял защиту Архипова Д.С. при
ознакомлении с материалами уголовного дела, не имея надлежащей
юридической подготовки, поскольку статус адвоката Орешниковым В.И. был
получен незаконно и впоследствии прекращен.
Однако должностные лица органов прокуратуры, куда адвокат
Русакова М.Б., действуя в интересах Архипова Д.С., обращалась с жалобой о
пересмотре приговора в порядке ст. 413 УПК РФ, сочли ее доводы
неубедительными и отказали в удовлетворении жалобы.
Суд при рассмотрении жалобы заявителя по существу уклонился от
разрешения поставленных в ней вопросов, а именно, имело ли место при
производстве по уголовному делу существенное нарушение неотъемлемого
права обвиняемого Архипова Д.С. на защиту, предусмотренного п. 3 ст. 6
Европейской Конвенции «О защите прав человека и основных свобод», ст. 48
Конституции РФ; и соответствовали ли обжалуемые действия (решения)
должностных лиц транспортной прокуратуры требованиям международных
правовых актов, Конституции РФ и законодательству РФ в части
обеспечения права обвиняемого на защиту.
Таким образом, утверждение автора жалобы о том, что в данном случае
в результате неправомерных действий правоохранительных органов были
допущены решения и действия, которые сами по себе не только способны, но
и причинили ущерб конституционным правам и свободам участников
уголовного судопроизводства, в частности, осужденного Архипова Д.С.,
доступ которого к правосудию в результате оказался затруднен, никакой
оценки в постановлении суда не получило.
Президиум Московского городского суда постановление Мещанского
районного суда города Москвы от 30 мая 2013 года и апелляционное
определение судебной коллегии по уголовным делам Московского
городского суда от 17 июля 2013 года отменил, материалы направил на новое
судебное рассмотрение в Мещанский районный суд города Москвы, в ином
составе суда.
Постановлением Бабушкинского районного суда города Москвы от
24 июня 2013 года Румянцеву И.А., осужденному по приговору
Мытищинского городского суда Московской области от 9 октября 2002 года,
с учетом внесенных изменений, по ч. 4 ст. 228, ч. 1 ст. 285, ч. 1 ст. 286 УК РФ
к 7 годам 3 месяцам лишения свободы, освобожденный условно-досрочно
19
9 ноября 2005 года на 2 года 9 дней, отказано в удовлетворении ходатайства
о приведении приговора в соответствие с действующим законодательством.
Апелляционным постановлением Московского городского суда от
9 июля 2014 года постановление оставлено без изменения.
Согласно ч. 1 ст. 48 Конституции Российской Федерации каждому
гарантируется право на получение квалифицированной юридической
помощи. В соответствии с ч. 2 ст. 50 УПК РФ по просьбе обвиняемого
защитник назначается судом.
Исходя из правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной
в Определении от 22 апреля 2014 года №826-О, Уголовно-процессуальный
кодекс Российской Федерации прямо закрепляет обязанность суда
обеспечить участие защитника в уголовном судопроизводстве, если
защитник не приглашен самим обвиняемым.
Как следует из протокола судебного заседания, осужденный
Румянцев И.А. дважды заявлял ходатайство о предоставлении ему защитника
по назначению суда, в удовлетворении которого ему было отказано.
Президиум Московского городского суда постановление
Бабушкинского районного суда города Москвы от 24 июня 2013 года и
апелляционное постановление Московского городского суда от 9 июля 2014
года отменил, ходатайство осужденного Румянцева И.А. направил на новое
судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе.
Постановлением Лефортовского районного суда города Москвы от 6
мая 2014 года Калитовой Е.Е., осужденной приговором Домодедовского
городского суда Московской области от 3 июня 2011 года по ч. 1 ст. 30, п.
«г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ, с учетом последующих изменений, на 6 лет 6
месяцев лишения свободы, отказано в удовлетворении ходатайства об
условно-досрочном освобождении.
В апелляционном порядке постановление не обжаловано.
На основании ч. 4 ст. 399 УПК РФ осужденный, участвующий в
судебном разбирательстве по вопросам, связанным с исполнением
приговора, может осуществлять свои права с помощью адвоката.
Согласно п. 1 ч. 1 ст. 51 УПК РФ участие защитника в уголовном
судопроизводстве обязательно, если подозреваемый, обвиняемый не
отказался от защитника в порядке, установленном ст. 52 УПК РФ.
Данные требования закона судом не соблюдены.
Из протокола судебного заседания от 6 мая 2014 года усматривается,
что право пользоваться помощью адвоката, в том числе по назначению суда,
Калитовой Е.Е. не разъяснялось, мнение осужденной о возможности
рассмотрения ходатайства в отсутствие защитника не выяснялось. Каких-
20
либо сведений о письменном отказе Калитовой Е.Е. от услуг защитника, в
материале не имеется.
Президиум Московского городского суда постановление
Лефортовского районного суда города Москвы от 6 мая 2014 года в
отношении Калитовой Е.Е. отменил, материал направил на новое судебное
рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.
Постановлением Бутырского районного суда города Москвы от 29
сентября 2014 года производство по заявлению Михаилиди С.Г. о
взыскании в порядке реабилитации с Министерства финансов РФ
имущественного вреда в размере 58 975 рублей 24 копейки, связанного с
незаконным уголовным преследованием, а именно расходов на оказание
юридической помощи, средств, затраченных на проезд в судебные заседания
и почтовых отправлений, связанных с подачей жалоб, прекращено.
Апелляционным постановлением Московского городского суда от
17 ноября 2014 года постановление суда оставлено без изменения.
Из представленных материалов следует, что приговором мирового
судьи судебного участка № 158 района Бибирево г. Москвы от 14 декабря
2012 года Михаилиди С.Г. признана виновной в совершении преступления,
предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ (преступление от 2 ноября 2010 года), и
ей назначено наказание в виде штрафа в размере 7 000 рублей. На основании
п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ, ч. 8 ст. 302 УПК РФ Михаилиди С.Г. освобождена от
назначенного наказания в связи с истечением сроков давности привлечения к
уголовной ответственности. Этим же приговором Михаилиди С.Г. признана
виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ
(преступление от 8 июня 2011 года), и ей назначено наказание в виде штрафа
в размере 7 000 рублей.
Приговором Бутырского районного суда города Москвы от 8 ноября
2013 года приговор мирового судьи судебного участка № 158 района
Бибирево г. Москвы от 14 декабря 2012 года отменен, и Михаилиди С.Г.
оправдана по предъявленному обвинению в совершении преступлений,
предусмотренных ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 116 УК РФ на основании п. 2 ч. 1 ст. 24
УПК РФ, в связи с отсутствием в ее действиях состава преступлений; за
Михаилиди С.Г. признано право на реабилитацию.
В соответствии с ч. 1 ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию включает
в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий
морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и
иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного
преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от
вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.
Прекращая производство по заявлению Михаилиди С.Г. о возмещении
имущественного вреда, связанного с уголовным преследованием, суды
21
первой и апелляционной инстанций сослались на ч. 5 ст. 133 УПК РФ,
указывая, что вопросы, связанные с возмещением вреда по делам частного
обвинения, где уголовное преследование инициирует гражданин,
разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.
Вместе с тем, судом не принято во внимание положение ч. 2.1 ст. 133
УПК РФ, в соответствии с которой право на реабилитацию, в том числе
право на возмещение вреда, в порядке, установленном главой 18 УПК РФ,
имеют осужденные по уголовным делам частного обвинения в случаях
полной или частичной отмены обвинительного приговора суда и оправдания
осужденного либо прекращения уголовного дела или уголовного
преследования по основаниям, предусмотренным п.п. 1, 2 и 5 ч. 1 ст. 24, п.п.
1, 4 и 5 ч. 1 ст. 27 УПК РФ.
Учитывая, что приговор мирового судьи судебного участка № 158
района Бибирево г. Москвы от 14 декабря 2012 года, которым Михаилиди
С.Г. признана виновной в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1
ст. 116, ч. 1 ст. 116 УК РФ, отменен в апелляционном порядке приговором
Бутырского районного суда города Москвы от 8 ноября 2013 года, и
Михаилиди С.Г. оправдана по предъявленному обвинению в связи с
отсутствием в ее действиях состава преступлений, заявление о возмещении
вреда, связанного с уголовным преследованием, в соответствии с п. 5 ст. 135
УПК РФ подлежало рассмотрению судом, постановившим приговор, в
порядке уголовного судопроизводства, установленном ст. 399 УПК РФ, для
решения вопросов, связанных с исполнением приговора.
Однако это обстоятельство оставлено судами первой и апелляционной
инстанций без внимания.
Президиум Московского городского суда постановление Бутырского
районного суда города Москвы от 29 сентября 2014 года и апелляционное
постановление Московского городского суда от 17 ноября 2014 года
отменил, заявление Михаилиди С.Г. вместе с материалом направил на новое
судебное рассмотрение в Бутырский районный суд города Москвы в ином
составе суда.
Приговором Хорошевского районного суда города Москвы от
26 сентября 2014 года Дорофеев А.И. осужден по п.п. «а, г» ч. 2 ст. 242.1 УК
РФ к 3 годам лишения свободы; п.п. «а, г» ч. 2 ст. 242.1 УК РФ к 3 годам
лишения свободы; п. «г» ч. 2 ст. 242.1 УК РФ к 3 годам лишения свободы.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем
частичного сложения назначенных наказаний окончательно Дорофееву А.И.
назначено наказание в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием
наказания в исправительной колонии общего режима.
Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам
Московского городского суда от 10 декабря 2014 года приговор суда
оставлен без изменения.
22
Из смысла ст.ст. 296, 297, 307 УПК РФ следует, что приговор должен
быть составлен в ясных и понятных выражениях, в приговоре недопустимо
употребление неточных формулировок, использование неприемлемых в
официальных документах слов, а также загромождение приговора описанием
не имеющих отношения к рассматриваемому делу обстоятельств. Суд при
составлении приговора должен избегать изложения в нем не вызываемых
необходимостью формулировок, в подробностях описывающих способы
совершения преступления, а также посягающих на нравственность
несовершеннолетних.
Однако из содержания приговора суда усматривается, что его
описательно-мотивировочная часть содержит недопустимые выражения и
высказывания для акта, провозглашаемого от имени Российской Федерации,
наличие которых свидетельствует о несоблюдении судом при вынесении
приговора общепринятых нравственно-этических принципов и порядка
уголовного судопроизводства, установленного нормами УПК РФ.
Президиум Московского городского суда приговор Хорошевского
районного суда города Москвы от 26 сентября 2014 года и апелляционное
определение судебной коллегии по уголовным делам Московского
городского суда от 10 декабря 2014 года в отношении Дорофеева А.И.
отменил, уголовное дело передал на новое судебное рассмотрение в тот же
суд в ином составе суда. Меру пресечения в виде заключения под стражу в
отношении Дорофеева А.И. отменил, из-под стражи его освободил.
Постановлением Бабушкинского районного суда города Москвы от
24 октября 2014 года в удовлетворении ходатайства осужденного
Вальдбауэра Д.А., осужденного приговором Савеловского районного суда
города Москвы от 10 июня 2013 года за совершение трех преступлений,
предусмотренных п. «в» ч. 3 ст. 158 и одного преступления,
предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ, к 3 годам лишения
свободы в исправительной колонии общего режима, о замене неотбытой
части наказания в виде лишения свободы более мягким видом наказания –
исправительными работами, отказано.
Апелляционным постановлением Московского городского суда от
1 декабря 2014 года постановление суда оставлено без изменения.
Рассмотрев ходатайство осужденного Вальдбауэра Д.А. суд учел, что
осужденный отбыл более половины срока назначенного наказания, имеет
поощрения от администрации ФКУ СИЗО-4 УФСИН России по городу
Москве, положительно характеризуется, трудоустроен, переведен на
облегченные условия содержания, у него имеется мама, которая нуждается в
его поддержке. Однако, применив положения ст. 72 УК РФ, пришел к
выводу, что срок неотбытого Вальдбауэром Д.А. наказания в виде лишения
свободы, с учетом требований ст. 71 УК РФ в пересчете превышает
23
максимально возможный срок назначения наказания в виде исправительных
работ (ст. 50 УК РФ), в связи с чем в удовлетворении ходатайства отказал.
Статья 80 УК РФ предусматривает замену более мягким видом
наказания той части наказания, которая осталась неотбытой. По смыслу
закона срок исправительных работ, назначаемых в порядке замены,
исчисляется исходя из фактически отбытого срока лишения свободы,
ограничивается пределами, предусмотренными для этого вида наказания, на
которое заменяется лишение свободы и не должен превышать неотбытую
часть срока лишения свободы.
При этом положения ст.ст. 71, 72 УК РФ не применяются.
Суд апелляционной инстанции допущенные судом нарушения
уголовного закона не устранил, доводам осужденного Вальдбауэра Д.А. в
этой части, содержащимся в апелляционной жалобе, оценки не дал.
Президиум Московского городского суда постановление
Бабушкинского районного суда города Москвы от 24 октября 2014 года и
апелляционное постановление Московского городского суда от 1 декабря
2014 года в отношении Вальдбауэра Д.А. отменил, материалы уголовного
дела направил в тот же суд на новое судебное рассмотрение в ином составе
суда.
Постановлением Гагаринского районного суда города Москвы от
19 февраля 2014 года в удовлетворении жалобы представителя ОАО «***»
Дорина А.М., поданной в порядке ст. 125 УПК РФ, в которой он просил
признать незаконным и необоснованным постановление старшего
оперуполномоченного 3 ОРЧ ОЭБиПК УВД по ЮЗАО ГУ МВД России по
городу Москве (Ф.И.О.) от 17 декабря 2013 года об отказе в возбуждении
уголовного дела по ч. 4 ст. 160 УК РФ, отказано.
Апелляционным постановлением Московского городского суда от
2 апреля 2014 года постановление Гагаринского районного суда города
Москвы от 19 февраля 2014 года оставлено без изменения.
Согласно ч. 1 ст. 145 УПК РФ, по результатам рассмотрения сообщения
о преступлении орган дознания, дознаватель, следователь, руководитель
следственного органа принимают одно из решений – о возбуждении
уголовного дела, об отказе в возбуждении уголовного дела или о передаче
сообщения о преступлении по подследственности.
В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 40 УПК РФ, ОЭБиПК УВД по ЮЗАО ГУ
МВД России является органом дознания.
Исходя из положений ст.ст. 144, 145, 151 УПК РФ, вынесение
процессуального решения по результатам проверки сообщения о любом
совершенном или готовящемся преступлении законодатель возлагает на
орган, к подследственности которого относится данное преступление. При
24
этом в уголовно-процессуальном законодательстве не содержится каких-либо
изъятий из данного правила.
В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 151 УПК РФ по уголовным делам о
преступлениях, предусмотренных ч. 4 ст. 160 УК РФ, проводится
предварительное следствие следователем органов внутренних дел РФ.
Изложенные обстоятельства надлежащей оценки при рассмотрении
жалобы заявителя в порядке ст. 125 УПК РФ не получили.
Президиум Московского городского суда постановление Гагаринского
районного суда города Москвы от 19 февраля 2014 года и апелляционное
постановление Московского городского суда от 2 апреля 2014 года отменил,
материал по жалобе в порядке ст. 125 УПК РФ направил на новое судебное
рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.
Постановлением Головинского районного суда города Москвы от
21 ноября 2014 года жалоба, поданная Саложенкиным Ю.В. в порядке
ст. 125 УПК РФ, о признании незаконным постановления старшего
оперуполномоченного ОЭБ и ПК УВД по САО МВД России по г. Москве от
3 октября 2014 года об отказе в возбуждении уголовного дела по факту
неправомерных действий сотрудников ОАО АКБ «***», возвращена
заявителю для устранения недостатков, связанных с определением
надлежащей подсудности.
В апелляционном порядке постановление не обжаловано.
В соответствии с положениями ст. 125 УПК РФ жалобы на решения и
действия (бездействие) должностных лиц следственных органов могут быть
рассмотрены и разрешены районным судом по месту совершения деяния,
содержащего признаки преступления, а при определении места
предварительного расследования в соответствии с ч.ч. 2 — 6 ст. 152 УПК РФ —
районным судом по месту нахождения органа, в производстве которого
находится уголовное дело.
С учетом разъяснений, данных в п. 6 постановления Пленума
Верховного Суда РФ № 1 от 10.02.2009 года «О практике рассмотрения
судами жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ», в тех случаях, когда место
производства предварительного расследования не совпадает с местом
совершения деяния, жалоба на решения и действия (бездействие)
дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, а также
прокурора в порядке ст. 125 УПК РФ рассматривается тем районным судом,
который территориально находится в месте производства предварительного
расследования, определяемого в соответствии со ст. 152 УПК РФ.
Из жалобы Саложенкина Ю.В. усматривается, что постановлением
Таганского районного суда города Москвы от 19 сентября 2014 года решен
вопрос о месте проведения доследственной проверки и производства
предварительного расследования совершенного в отношении Саложенкина
25
Ю.В. преступления, которым определен – ОЭБ и ПК УВД по САО ГУ МВД
по г. Москве, являющийся по отношению к районным органам внутренних
дел вышестоящим следственным органом. Он расположен по адресу: г.
Москва ул. Выборгская, д. 14, на территории, которая подпадает под
юрисдикцию Головинского районного суда города Москвы.
Таким образом, суду было известно местонахождение следственного
органа, при котором состоит должностное лицо, чьи действия (бездействие)
обжалует заявитель Саложенкин Ю.В., а потому суд имел возможность
разрешить вопрос о подсудности жалобы без возвращения ее заявителю,
препятствий к рассмотрению жалобы Головинским районным судом города
Москвы не имелось.
Президиум Московского городского суда постановление Головинского
районного суда города Москвы от 21 ноября 2014 года в отношении
Саложенкина Ю.В. отменил, материал направил на новое судебное
рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.
Постановлением Чертановского районного суда города Москвы от
30 сентября 2013 года постановлено выплатить за счет федерального
бюджета РФ судебные издержки в сумме 3 850 рублей, связанные с оплатой
вознаграждения адвокату Зариповой Э.С. по оказанию юридической помощи
Федяю Ю.Ю. Выплаченную сумму постановлено взыскать с Федяя Ю.Ю. в
доход государства.
В апелляционном порядке постановление не обжаловалось.
Согласно ч. 5 ст. 50 УПК РФ в случаях, если адвокат участвует в
производстве предварительного расследования или в судебном
разбирательстве по назначению дознавателя, следователя или суда, расходы
на оплату его труда компенсируются за счет федерального бюджета.
В соответствии с п. 5 ч. 2 ст. 131 УПК РФ суммы, выплачиваемые
адвокату за оказание им юридической помощи в случае участия адвоката в
уголовном производстве по назначению, относятся к процессуальным
издержкам.
По смыслу ст.ст. 131, 132 УПК РФ, издержки, связанные с
производством по уголовному делу, могут быть взысканы с осужденного
только по решению суда, порядок принятия которого должен гарантировать
защиту его прав и соответствовать критериям справедливого судебного
разбирательства. Осужденный не может быть лишен возможности заявлять
отводы и ходатайства, знакомиться с позициями участников судебного
заседания и дополнительными материалами, если таковые представлены,
давать объяснения. Вопрос о наличии оснований для освобождения лица от
возмещения процессуальных издержек должен быть самостоятельным
предметом судебного разбирательства, и осужденному должна быть
26
предоставлена возможность довести до суда свою позицию по поводу суммы
взыскиваемых издержек и своего имущественного положения.
Такая правовая позиция изложена также в Определении
Конституционного Суда Российской Федерации от 12 ноября 2008 года
№ 1074-О-П.
Таким образом, ч. 1, п. 5 ч. 2, ч. 3 ст. 131, ч.ч. 5, 6 ст. 132 УПК РФ не
предполагают взыскание процессуальных издержек с обвиняемого без
проведения соответствующего судебного заседания.
Как усматривается из материалов уголовного дела, защиту
подсудимого Федяя Ю.Ю. при рассмотрении уголовного дела в отношении
него Чертановским районным судом города Москвы осуществляла адвокат
Зарипова Э.С. по назначению суда в порядке ст. 51 УПК РФ, которая
принимала участие в 7 судебных заседаниях.
30 сентября 2013 года адвокат Зарипова Э.С. обратилась в суд с
заявлением об оплате ее услуг по оказанию юридической помощи при
рассмотрении уголовного дела в отношении Федяя Ю.Ю. в размере 550
рублей за 1 день участия в судебном заседании, а всего за 7 дней в размере
3 850 рублей (л.д. 303).
Согласно протоколам судебного заседания по уголовному делу в
отношении Федяя Ю.Ю. вопрос о взыскании с него процессуальных
издержек не рассматривался, заявление адвоката об оплате его труда не
обсуждалось, мнение Федяя Ю.Ю. по данному вопросу судом не выяснялось
и его имущественное положение не исследовалось.
Сведений о том, что вопрос о взыскании с Федяя Ю.Ю. судебных
издержек был предметом рассмотрения в судебном заседании, в материалах
дела не содержится.
Президиум Московского городского суда постановление
Чертановского районного суда города Москвы от 30 сентября 2013 года об
оплате вознаграждения адвокату Зариповой Э.С. отменил, материалы
направил на новое судебное рассмотрение в Чертановский районный суд
города Москвы в ином составе суда.
Приговором мирового судьи судебного участка № 115 района
Метрогородок города Москвы — и.о. мирового судьи судебного участка №
116 района Метрогородок города Москвы от 8 августа 2014 года
Кравченко Н.П., осуждена по ст. 322.3 УК РФ к наказанию в виде штрафа в
размере 150 000 рублей.
Апелляционным постановлением Преображенского районного суда
города Москвы от 7 ноября 2014 года приговор оставлен без изменения.
27
Согласно ст. 14 УПК РФ все сомнения в виновности обвиняемого,
которые не могут быть устранены в порядке, установленном Уголовно-
процессуальным кодексом Российской Федерации, толкуются в его пользу.
Вместе с тем, уголовная ответственность по ст. 322.3 УК РФ наступает
только в случае фиктивной постановки на учет иностранного гражданина или
лица без гражданства по месту пребывания в жилом помещении в
Российской Федерации.
При этом под фиктивной постановкой указанных лиц по месту
пребывания следует понимать постановку их на учет по месту пребывания
(проживания) в жилых помещениях на основании представления заведомо
недостоверных (ложных) сведений или документов либо постановку их на
учет по месту пребывания в жилых помещениях без намерения пребывать
(проживать) в этих помещениях или без намерения принимающей стороны
предоставить им эти помещения для пребывания (проживания).
Вместе с тем, объектом преступления является установленный порядок
осуществления миграционного учета иностранных граждан и лиц без
гражданства в Российской Федерации. Такой учет является одной из форм
государственного регулирования миграционных процессов и направлен на
обеспечение и исполнение установленных Конституцией Российской
Федерации гарантий соблюдения права каждого, кто законно находится на
территории Российской Федерации, на свободное передвижение, выбор
места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации и других
прав и свобод личности, а также на реализацию национальных интересов
Российской Федерации в сфере миграции.
Суд, признавая Кравченко Н.П. виновной, указал в приговоре, что она
не имела намерений предоставить помещение для пребывания (проживания)
по месту регистрации гражданам Республики Армения К* Р.М. и К* А.А. и
ее вина в фиктивной постановке на учет иностранного гражданина
установлена совокупностью исследованных доказательств.
Однако данный вывод судом сделан без всесторонней и объективной
оценки всех доказательств по делу.
В судебном заседании Кравченко Н.П. утверждала, что она фактически
зарегистрировала в своей квартире двух граждан Республики Армения К*
Р.М. и его племянника, с которыми ее супруг договорился о проведении
ремонтных работ на садовом участке. При этом они с супругом ранее
эпизодически на протяжении нескольких лет привлекали К* Р.М. к
ремонтным работам в их квартире. После приезда К* Р.М. и К* А.А.
проживали в их доме на дачном участке, а также приезжали к ним в
квартиру, оставались ночевать, при этом они также помогли им сделать
ремонтные работы и в квартире. Согласно достигнутой с указанными лицами
договоренности, для их легального нахождения на территории РФ она в
установленном законом порядке поставила их на учет по месту пребывания в
своей квартире, в которой наряду с ней зарегистрированы ее муж К* В.Е. и
28
мать О* Н.С., на период до 28 апреля 2014 года. По истечении указанного
срока К* Р.М. и К* А.А. уехали.
Свидетель К* В.Е. дал аналогичные показания, пояснив, что его
супруга — Кравченко Н.П. поставила на учет по месту пребывания в их
квартире граждан Республики Армения К* Р.М. и К* А.А., которые помогали
им производить ремонт как в квартире, так и на даче.
Допрошенный в судебном заседании свидетель К* Р.М. подтвердил
показания Кравченко Н.П. о том, что по договоренности с семьей Кравченко,
с которой он знаком длительный период времени, он приехал в город Москву
24 января 2014 года для проведения ремонтных работ, а через некоторое
время приехал его племянник – К* А.А. Сначала они проживали в квартире
Кравченко, а затем — в их доме на садовом участке. По завершению
ремонтных работ они уехали из города Москвы.
Согласно представленных ОУФМС России по городу Москве по
району Метрогородок сведений, в период времени с 25 января 2014 года по
28 апреля 2014 года принимающей стороной – Кравченко Н.П. по адресу:
г. Москва, ***, были зарегистрированы два гражданина Республики Армения
К* Р.М. и К* А.А.
Вместе с тем, из показаний свидетеля – начальника отделения по
району Метрогородок УФМС России по городу Москве А* В.В. следует, что
им 5 июня 2014 года в ходе проверки обстоятельств постановки Кравченко
Н.П. на учет по месту пребывания в жилом помещении граждан Республики
Армения К* Р.М. и К* А.А. было выявлено, что указанные граждане в
квартире Кравченко Н.П. не проживают.
Свидетель – участковый уполномоченный Х* А.А. также показал, что 5
июня 2014 года он совместно с А* проводил проверку информации о
постановке Кравченко Н.П. на учет 2-х граждан Республики Армения, в ходе
которой Кравченко Н.П. подтвердила, что она зарегистрировала в своей
квартире указанных граждан с целью отблагодарить их за помощь на ее
дачном участке, а опрошенные им соседи Кравченко Н.П. показали, что
иностранных граждан они не видели.
Согласно рапорту участкового уполномоченного Х* от 10 июня 2014
года в действиях Кравченко Н.П. обнаружены признаки состава
преступления, которые были выявлены в ходе проведенной 5 июня 2014 года
проверки.
Из материалов уголовного дела следует, что осмотр места
происшествия — квартиры по адресу: г. Москва, ***, в которой Кравченко
Н.П. поставила на учет иностранных граждан, был осуществлен 24 июня
2014 года.
Судом первой инстанции при постановлении приговора и судом
апелляционной инстанции при вынесении постановления не получили
надлежащей оценки изложенные Кравченко Н.П. обстоятельства о том, что
29
она осуществила постановку на учет по месту своего жительства
иностранных граждан на период с 25 января 2014 года по 28 апреля 2014 года
и фактически предоставила им жилое помещение для пребывания, а также
данные о том, что проверка по факту постановки на учет иностранных
граждан была проведена 5 июня 2014 года, осмотр места происшествия –
24 июня 2014 года, то есть после истечения срока, до которого указанные
граждане были зарегистрированы в квартире Кравченко Н.П., что повлияло
на правильность выводов суда об отсутствии у Кравченко Н.П. намерений
предоставить помещение для пребывания (проживания) иностранным
гражданам, и как следствие, о ее виновности в совершении преступления и
на исход дела.
Таким образом, судом не опровергнуты доводы осужденной о ее
невиновности, а исследованные доказательства по делу свидетельствуют о
том, что действия осужденной, выразившиеся в постановке на учет
иностранных граждан по месту пребывания, не носили фиктивный характер,
в связи с чем в ее действиях отсутствует состав преступления,
предусмотренный ст. 322.3 УК РФ.
Президиум Московского городского суда приговор мирового судьи
судебного участка № 115 района Метрогородок города Москвы — и.о.
мирового судьи судебного участка № 116 района Метрогородок города
Москвы от 8 августа 2014 года и апелляционное постановление
Преображенского районного суда города Москвы от 7 ноября 2014 года в
отношении Кравченко Н.П. отменил, дело производством прекратил на
основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава
преступления.
Постановлением Мещанского районного суда города Москвы от 14
марта 2014 года жалоба заявителя Шехова О.В., поданная в порядке ст. 125
УПК РФ о признании незаконным бездействия должностных лиц
прокуратуры Московской области, выразившегося в отказе возбудить
производство по уголовному делу ввиду вновь открывшихся обстоятельств,
оставлена без удовлетворения.
Апелляционным постановлением Московского городского суда от 15
сентября 2014 года постановление суда первой инстанции отменено,
производство по жалобе прекращено.
По смыслу ч. 3 ст. 125 УПК РФ на суд возложена обязанность
своевременного извещения лиц, чьи интересы затрагиваются поданной
жалобой.
Указанное требование закона судом первой инстанции не было
соблюдено.
30
В своей жалобе, поданной в порядке ст. 125 УПК РФ, заявитель Шехов
О.В. указал о своем желание участвовать в судебном заседании суда первой
инстанции.
В протоколе судебного заседания от 14 марта 2014 года и в
постановлении от 14 марта 2014 года об отказе в удовлетворении жалобы
указано, что заявитель надлежащим образом извещен о месте и времени
судебного заседания.
Между тем, из представленных материалов усматривается, что
заявитель Шехов О.В., отбывающий наказание в ФКУ ИК-6 УФСИН России
по Оренбургской области по приговору Московского областного суда от 19
октября 2010 года, был извещен о том, что судебное заседание по
рассмотрению его жалобы состоится 14 марта 2014 года в 12 часов 00 минут
в Мещанском районном суде города Москвы и ему было разъяснено право
донести свою позицию до суда через своего представителя, защитника, либо
посредством направления в суд письменных дополнений. Указанное
извещение заявителем было получено 13 марта 2014 года, о чем
свидетельствует расписка, имеющаяся в материале.
Таким образом, нельзя признать своевременным извещение заявителя,
отбывающего наказание в местах лишения свободы, накануне судебного
заседания по рассмотрению его жалобы в суде первой инстанции.
Кроме того, вывод суда апелляционной инстанции о необходимости
прекратить производство по жалобе заявителя Шехова О.В. не основан на
законе.
Отменяя постановление и прекращая производство по жалобе, суд
апелляционной инстанции указал, что суд первой инстанции необоснованно
принял жалобу к производству и рассмотрел ее по существу, поскольку
заявитель обжалует действия лица, которые не связаны с осуществлением
уголовного преследования в досудебном производстве по уголовному делу.
Между тем, по смыслу закона, жалоба на отказ прокурора возбудить
производство по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся
обстоятельств, подлежит рассмотрению в порядке ст. 125 УПК РФ.
Президиум Московского городского суда постановление Мещанского
районного суда города Москвы от 14 марта 2014 года и апелляционное
постановление Московского городского суда от 15 сентября 2014 года
отменил, материал направил на новое судебное разбирательство в тот же суд
в ином составе суда.
Приговором Бутырского районного суда города Москвы от 5 декабря
2013 года Воложанин К.В. осужден за каждое из восьми преступлений,
предусмотренных ч. 2 ст. 159 УК РФ, к 2 годам лишения свободы.
31
На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем
частичного сложения наказаний Воложанину К.В. окончательно назначено 3
года 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной
колонии общего режима.
Приговором разрешены судьба вещественных доказательств и
гражданские иски потерпевших: с Воложанина К.В. взыскано в счет
возмещения материального ущерба в пользу потерпевших: (Ф.И.О.) — 50 000
рублей, (Ф.И.О.) — 52 000 рублей, (Ф.И.О.) – 60 000 рублей, (Ф.И.О.) — 28 000
рублей, (Ф.И.О.) — 42 000 рублей, (Ф.И.О.) – 40 000 рублей, (Ф.И.О.) — 37 500
рублей, (Ф.И.О.) — 52 000 рублей.
Апелляционным постановлением Московского городского суда от 29
января 2014 года приговор суда оставлен без изменения.
При разрешении гражданских исков потерпевших по данному
уголовному делу судом было допущено нарушение требований уголовно-
процессуального закона.
В соответствии с п. 5 ст. 301 УПК РФ и п. 10 ч. 1 ст. 299 УПК РФ
описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна
содержать мотивы, по которым гражданский иск подлежит удовлетворению,
в чью пользу и в каком размере, а также мотивы отказа в удовлетворении
иска.
Согласно ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу
гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим
этот вред.
Из материалов уголовного дела следует, что в ходе предварительного
следствия потерпевшей (Ф.И.О.) заявлен гражданский иск о взыскании с
Воложанина К.В. денежных средств в счет возмещения ущерба,
причиненного преступлением, в размере 25 000 рублей, и компенсации
морального вреда в сумме 15 000 рублей. Исковые требования потерпевшей
(Ф.И.О.) судом удовлетворены в полном объеме.
Согласно ст. 1099 ГК РФ основания и размер компенсации морального
вреда определяются правилами, предусмотренными гл. 59 и ст. 151 ГК РФ.
Моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими
имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях,
предусмотренных законом.
Между тем, законом не предусмотрено взыскание компенсации
морального вреда в случае причинения гражданину ущерба вследствие
хищения у него имущества.
Судом установлено, что преступными действиями Воложанина К.В.,
связанными с хищением денежных средств, потерпевшей (Ф.И.О.) причинен
ущерб в размере 25 000 рублей, следовательно, взыскание с осужденного в
пользу (Ф.И.О.) компенсации морального вреда нельзя признать
обоснованным.
32
После поступления уголовного дела в суд потерпевшими (Ф.И.О.),
(Ф.И.О.), (Ф.И.О.), (Ф.И.О.), (Ф.И.О.), (Ф.И.О.), и (Ф.И.О.) были заявлены
гражданские иски о взыскании с Воложанина К.В. денежных средств в счет
возмещения ущерба, причиненного преступлением.
Суд, удовлетворяя исковые требования потерпевших, признал их
обоснованными без какой-либо мотивировки, сославшись в приговоре на
признание исковых требований подсудимым Воложаниным К.В.
Однако из протокола судебного заседания следует, что в нарушение ст.
ст. 44, 54 УПК РФ потерпевшие – гражданскими истцами, а подсудимый
Воложанин К.В. – гражданским ответчиком, не признавались,
процессуальные права им не разъяснялись, соответствующего постановления
судом не выносилось, исковые заявления в судебном заседании не
оглашались, потерпевшие, за исключением (Ф.И.О.), в судебном заседании
не присутствовали, отношение подсудимого Воложанина К.В. к исковым
требованиям не выяснялось, указание в приговоре о признании им исковых
требований не соответствует протоколу судебного заседания.
Несмотря на признание судом Воложанина К.В. виновным в
причинении ущерба потерпевшему (Ф.И.О.) на сумму 52 000 рублей,
исковые требования потерпевшего удовлетворены на сумму 60 000 рублей,
вывод суда в этой части ничем не мотивирован.
Более того, исковые требования потерпевших (Ф.И.О.) и (Ф.И.О.)
были удовлетворены судом на основании их телефонограмм, полученных вне
судебного заседания, без надлежаще оформленных исковых заявлений.
Президиум Московского городского суда приговор Бутырского
районного суда города Москвы от 5 декабря 2013 года и апелляционное
постановление Московского городского суда от 29 января 2014 года в части
разрешения гражданских исков потерпевших (Ф.И.О.), (Ф.И.О.), (Ф.И.О.),
(Ф.И.О.), (Ф.И.О.), (Ф.И.О.), и (Ф.И.О.) отменил, и дело в этой части передал
на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе суда в порядке
гражданского судопроизводства.
Постановлением мирового судьи судебного участка № 101 района
Замоскворечье города Москвы от 1 апреля 2014 года заявление Елистратова
А.С., поданное в порядке частного обвинения о привлечении к уголовной
ответственности Пятайкина М.И. за совершение преступления,
предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ, возвращено заявителю.
Апелляционным постановлением Замоскворецкого районного суда
города Москвы от 16 сентября 2014 года вышеуказанное постановление
отменено, а материал направлен на новое судебное рассмотрение мировому
судье.
Как следует из материалов дела, Елистратов А.С. обратился к
мировому судье судебного участка № 101 района Замоскворечье города
33
Москвы с заявлением, в котором просил привлечь к уголовной
ответственности гражданина Пятайкина М.И. за совершение преступления,
предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ.
Принимая решение о возвращении заявления Елистратову А.С.,
мировой судья в своем постановлении указал, что поданное заявление не
отвечает требованиям ч.ч. 5,6 ст. 318 УПК РФ, суд лишен возможности
установить личность заявителя, предупредить его об уголовной
ответственности по ст.306 УК РФ, разъяснить право на примирение с лицом,
в отношении которого подано заявление, поскольку заявление подано
почтой, а заявитель находится в местах лишения свободы.
В соответствии с требованиями ч.ч. 5,6 ст. 318 УПК РФ заявление о
возбуждении уголовного дела частного обвинения подается в суд с копиями
по числу лиц, в отношении которых возбуждается уголовное дело частного
обвинения. Заявитель предупреждается об уголовной ответственности за
заведомо ложный донос в соответствии со ст. 306 УК РФ, о чем в заявлении
делается отметка, которая удостоверяется подписью заявителя.
Одновременно мировой судья разъясняет заявителю его право на
примирение с лицом, в отношении которого подано заявление.
Указанные требования уголовно-процессуального закона не были
учеты судом апелляционной инстанции.
Из представленных материалов видно, что Елистратов А.С., находясь в
СИЗО-1 города Барнаула, направил заявление о возбуждении уголовного
дела почтой, в связи с чем мировой судья был лишен возможности
установить личность заявителя, а также выполнить требования ч. 6 ст. 318
УПК РФ.
Президиум Московского городского суда апелляционное
постановление Замоскворецкого районного суда города Москвы от
16 сентября 2014 года по заявлению Елистратова А.С. отменил, материал
направил на новое апелляционное рассмотрение в ином составе суда.
Судебная коллегия по уголовным делам
Московского городского суда