Обзор судебной практики по административным делам и делам об административных правонарушениях за 2 квартал 2017 года

Обзор
судебной практики за 2 квартал 2017 года.

Судебная практика по административным делам

Дела об оспаривании ненормативных правовых актов, затрагивающие права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской деятельности, рассматриваются в порядке арбитражного судопроизводства.

ООО «КорякТеплоСнаб» обратилось в суд с административным иском к администрации Корякского сельского поселения, Главе администрации Корякского сельского поселения о признании недействующими пунктов 1.1, 1.2, 1.4 части 1, пункта 2.2 части 2, части 3 постановления главы администрации Корякского сельского поселения от 21 апреля 2016 года № 65 «О передаче в эксплуатацию гарантирующим организациям, бесхозяйных тепловых сетей, выявленных на территории Корякского сельского поселения».
Рассмотрев административное дело, суд первой инстанции сделал вывод о пропуске административным истцом срока обращения в суд, что согласно части 8 статьи 219 КАС РФ является основанием для отказа в удовлетворении административного иска. Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд исходил из того, что оспариваемое постановление по своей правовой природе нормативным правовым актом не является и не может быть оспорено в течение всего срока его действия.

Судебная коллегия по административным делам Камчатского краевого суда решение районного суда сочла подлежащим отмене по следующим основаниям.
Суд первой инстанции, придя к правильному выводу о том, что оспариваемое постановление не является нормативным правовым актом, поскольку не устанавливает правовых норм (правил поведения), обязательных для неопределенного круга лиц, а имеет обязательный характер для круга лиц, определенного в пунктах 2.1 и 2.2 оспариваемого постановления, вместе с тем не учел тот факт, что поскольку данное постановление является ненормативным правовым актом, затрагивающим права и законные интересы истца в сфере предпринимательской деятельности, то в силу части 1 статьи 197 АПК РФ должно быть рассмотрено и разрешено в порядке арбитражного судопроизводства.
При таких обстоятельствах, решение суда отменено с прекращением на основании части 1 статьи 194 КАС РФ производства по делу.
33а-793/2017

В случае, если к административному исковому заявлению не приложена надлежащим образом заверенная доверенность, удостоверяющая полномочия представителя, заявление подлежит оставлению без движения для устранения данного недостатка.

А. обратился с административным исковым заявлением об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя.
Изучив административное исковое заявление, суд первой инстанции заявление возвратил заявителю на основании пункта 4 части 1 статьи 129 КАС РФ, так как приложенная к административному исковому заявлению копия доверенности на имя представителя З., подписавшего исковое заявление, не заверена надлежащим образом.
Судебная коллегия по административным делам с данным выводом не согласилась ввиду следующего.
В соответствии с частью 1 статьи 130 КАС РФ, если иное не установлено настоящим Кодексом, судья, установив, что административное исковое заявление подано с нарушением требований статей 125 и 126 КАС РФ, предъявляемых к форме и содержанию административного искового заявления и (или) приложенных к нему документов, выносит определение об оставлении административного искового заявления без движения, в котором указывает основания для этого и устанавливает разумный срок для устранения лицом, подавшим административное исковое заявление, обстоятельств, послуживших основанием для оставления административного искового заявления без движения.
Как следует из представленных материалов, к административному исковому заявлению, поданному представителем А. – З. в нарушение пункта 5 части 1 статьи 126 КАС РФ, была приложена не заверенная надлежащим образом копия доверенности на имя указанного представителя.
При таких обстоятельствах у судьи имелись правовые основания для оставления административного искового заявления без движения на основании части 1 статьи 130 КАС РФ, поскольку к иску не приложены документы, подтверждающие полномочия представителя истца.
При таких обстоятельствах, определение городского суда отменено, а административное исковое заявление А. направлено в тот же суд для рассмотрения со стадии принятия.
33а-1111/2017

В силу пункта 1 части 2 статьи 227 КАС РФ суд вправе удовлетворить требования о признании оспариваемых решения, действия (бездействия) незаконными при наличии двух условий — если признает их не соответствующими нормативным правовым актам и нарушающими права, свободы и законные интересы административного истца.

Л. обратился в суд с административным исковым заявлением к заместителю прокурора Камчатского края и прокуратуре Камчатского края, указав, что на его обращение заместитель прокурора Камчатского края направил ответ с нарушением установленного статьёй 12 Федерального закона № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» тридцатидневного срока.
Принимая решение об удовлетворении административного искового заявления Л. о признании незаконным бездействия заместителя прокурора Камчатского края, суд первой инстанции исходил из того, что должностное лицо прокуратуры Камчатского края ответ на обращение в установленный законом срок не направил, чем нарушил право истца на получение своевременного письменного ответа.
Между тем, судебная коллегия с таким выводом суда первой инстанции не согласилась, указав следующее.
Требуя признать незаконным бездействие заместителя прокурора Камчатского края в части несвоевременного направления ответа на обращение, Л. не представил доказательств того, что несоблюдение сроков рассмотрения обращения привело к нарушению его прав, свобод и законных интересов, и у него возникли негативные последствия в результате несвоевременного получения ответа.
Само по себе нарушение установленного законом срока направления ответа на обращение, в отсутствие доказательств наступления негативных последствий для административного истца не свидетельствует о наличии оснований для удовлетворения заявленных требований.
Из содержания статьи 46 Конституции Российской Федерации, статей 218, 227 КАС РФ следует, что предъявление любого заявления об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти и должностных лиц должно иметь своей целью восстановление реально нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов обратившегося в суд лица, а способ защиты права должен соответствовать по содержанию нарушенному праву и характеру нарушения.
Таким образом, административное исковое заявление об оспаривании незаконных действий (бездействия) может быть удовлетворено лишь с целью восстановления нарушенных прав и свобод административного истца и с непременным указанием на способ восстановления такого права.
Как видно из материалов дела, письменный ответ за подписью заместителя прокурора Камчатского края от 13 сентября 2016 года Л. получил в октябре 2016 года, а с административным исковым заявлением в суд обратился 17 ноября 2016 года.
То есть права, на нарушение которых указывает административный истец, были восстановлены еще до обращения в суд.
На основании изложенного решение суда отменено, в удовлетворении исковых требований Л. отказано.
33а-749/2017

Изменение кода бюджетной классификации не является основанием для вынесения пенсионным органом уточнённого требования об уплате недоимок по страховым взносам и пени.

Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Петропавловске-Камчатском Камчатского края (далее — Управление) обратилось в суд с административным иском к П. о взыскании недоимки по страховым взносам и пени.
Суд первой инстанции установив, что Управлением была соблюдена процедура взыскания страховых взносов, взыскал с П. суммы недоимок по обязательным платежам и пени в полном объеме.
Судебная коллегия по административным делам с таким решением городского суда не согласилась, указав на следующее.
В силу положений частей 2, 5 статьи 22 Федерального закона от 24 июля 2009 года № 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования» требование об уплате недоимки по страховым взносам, пеней и штрафов направляется плательщику страховых взносов органом контроля за уплатой страховых взносов в течение трех месяцев со дня выявления недоимки, если иное не предусмотрено частью 3 настоящей статьи. При выявлении недоимки орган контроля за уплатой страховых взносов составляет документ о выявлении недоимки у плательщика страховых взносов по форме, утверждаемой органом контроля за уплатой страховых взносов по согласованию с федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере социального страхования.
Требование об уплате недоимки по страховым взносам, пеней и штрафов должно быть исполнено в течение 10 календарных дней со дня получения указанного требования, если более продолжительный период времени для уплаты недоимки по страховым взносам, пеней и штрафов не указан в этом требовании.
В соответствии с пунктом 8 данной статьи в случае, если обязанность плательщика страховых взносов по уплате страховых взносов, пеней и штрафов изменилась после направления требования об уплате недоимки по страховым взносам, пеней и штрафов, орган контроля за уплатой страховых взносов обязан направить плательщику страховых взносов уточнённое требование.
Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, в период с 18 февраля 2004 года по 16 марта 2015 года П. осуществляла предпринимательскую деятельность, была зарегистрирована как страхователь (плательщик страховых взносов).
В связи с неуплатой в установленный срок страховых взносов на обязательное пенсионное и медицинское страхование за 2014 год, Управлением 9 февраля 2015 года в адрес П. выставлено требование об уплате в срок до 28 февраля 2015 года недоимки по страховым взносам и пени.
20 января 2016 года в связи с изменением кода бюджетной классификации и увеличением размера пени в адрес ответчика вынесено уточнённое требование об уплате недоимки по страховым взносам за 2014 год и пени в срок до 9 февраля 2016 года, в котором указаны новые реквизиты для их уплаты.
В связи с вынесением уточнённого требования от 20 января 2016 года требование от 9 февраля 2015 года аннулировано и отозвано.
В установленный срок уточнённое требование ответчиком исполнено не было, что явилось основанием для обращения Управления в суд.
Из пункта 8 статьи 22 Федерального закона № 212-ФЗ следует, что единственным основанием для выставления уточнённого требования является изменение обязанности по уплате страховых взносов, пени и штрафов.
После выставления требования от 9 февраля 2015 года обязанность П. по уплате страховых взносов не изменилась, поэтому у Управления отсутствовало право выставлять уточнённое требование на суммы, ранее уже включённые в требование об уплате задолженности, так как это приводит к искусственному увеличению пресекательного срока на принудительное взыскание задолженности и пеней и, соответственно, к нарушению прав и законных интересов административного ответчика.
Поскольку административным истцом при взыскании страховых взносов, пени были допущены нарушения порядка и процедуры взыскания страховых взносов, решение суда отменено, в удовлетворении административных исковых требований Управления к П. о взыскании недоимок по страховым взносам и пени отказано.
33а-945/2017

Требования об уплате недоимок по страховым взносам, пеней и штрафов должно соответствовать требованиям, указанным в части 4 статьи 22 Федерального закона от 22 июля 2009 года № 212 –ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования». Отсутствие в извещении даты, с которой происходило начисление пени, является основанием для признания исковых требований пенсионного органа об уплате страховых взносов незаконными.

Л. обратилась в суд с административным иском к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Петропавловске-Камчатском о признании незаконным требования об уплате недоимки по страховым взносам, пеней и штрафов.
В обоснование своих исковых требований указала, что требование об уплате недоимки по страховым взносам, пеней и штрафов не указаны размер недоимки и даты, с которой начисляются пени, а также срок уплаты причитающейся суммы.
Изучив материалы административного дела, суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения административного иска, поскольку оспариваемое Л. требование соответствует форме, утверждённой Постановлением Правления Пенсионного фонда Российской Федерации от 11 января 2016 года № 1п, а также положениям части 4 статьи 22 Федерального закона «О страховых взносах». Представленные в судебное заседание представителем административного ответчика расчёты подтверждают обоснованность размера пени, начисленной плательщику страховых взносов. Кроме того, отсутствие в оспариваемом требовании даты, с которой начисляются пени, о его незаконности не свидетельствует и права, свободы и законные интересы истца не нарушает.
Судебная коллегия с данным выводом суда не согласилась по следующим основаниям.
В соответствии с частями 1, 2, 4 статьи 22 Федерального закона «О страховых взносах» требованием об уплате недоимки по страховым взносам, пеней и штрафов признается письменное извещение плательщика страховых взносов о неуплаченной сумме страховых взносов, пеней и штрафов, а также об обязанности уплатить в установленный срок неуплаченную сумму страховых взносов, пеней и штрафов. Указанное требование направляется плательщику страховых взносов органом контроля за уплатой страховых взносов в течение трех месяцев со дня выявления недоимки, если иное не предусмотрено частью 3 настоящей статьи, и должно содержать сведения о сумме задолженности, размере пеней и штрафов, начисленных на день направления указанного требования, сроке уплаты причитающейся суммы, сроке исполнения этого требования, мерах по взысканию недоимки по страховым взносам, пеней и штрафов, которые применяются в случае неисполнения требования плательщиком страховых взносов, подробные данные об основаниях взыскания недоимки по страховым взносам, пеней и штрафов, а также ссылки на положения настоящего Федерального закона, которые устанавливают обязанность плательщика страховых взносов уплатить страховой взнос.
Форма требования об уплате недоимки по страховым взносам, пеней и штрафов утверждена Постановлением Правления Пенсионного фонда Российской Федерации от 11 января 2016 года № 1п, зарегистрированном в Минюсте России 18 февраля 2016 года № 41135.
В представленном в материалах дела требовании об уплате недоимки по страховым взносам, пеней и штрафов в качестве основания для взимания пени указана ссылка на пункт 3 статьи 25 Федерального закона «О страховых взносах», в соответствии с которым пени начисляются за каждый календарный день просрочки исполнения обязанности по уплате страховых взносов начиная со дня, следующего за установленным настоящим Федеральным законом сроком уплаты сумм страховых взносов, и по день их уплаты (взыскания) включительно.
Вместе с тем, из указанного требования невозможно установить дату начала просрочки исполнения обязанности по уплате страховых взносов, то есть дату, с которой происходило начисление пени.
Таким образом, оспариваемое требование выставлено с нарушением положений пункта 4 статьи 22 Федерального закона «О страховых взносах», поскольку не содержит подробных данных об основаниях взыскания пеней, в частности не содержит сведений о сроке уплаты обязательных платежей плательщиком, что лишает его возможности проверить обоснованность начисленного размера пени, указанной в оспариваемом требовании.
С учетом вышеизложенного, решение городского суда отменено, административное исковое заявление Л. удовлетворено, требования Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Петропавловске-Камчатском об уплате Л. недоимки по страховым взносам, пеней и штрафов признано незаконным.
33а-1284/2017

Судебная практика по делам
об административных правонарушениях

Конфискация предметов административного правонарушения в качестве дополнительного вида наказания возможна лишь при их фактическом наличии.

Постановлением судьи Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края от 9 марта 2017 года П. привлечён к административной ответственности по статье 16.3 Кодекса РФ об административных правонарушениях с назначением административного наказания в виде административного штрафа в размере 1 500 рублей с конфискацией предмета административного правонарушения (алкогольной и табачной продукции).
Основанием привлечения П. к административной ответственности послужило нарушение им пункта 1 статьи 152 ТК ТС и пунктов 3.4, 3.5 раздела 1 приложения 2 к Соглашению между Правительством Российской Федерации, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 18 июня 2010 года «О порядке перемещения физическими лицами товаров для личного пользования через таможенную границу таможенного союза и совершения таможенных операций, связанных с их выпуском», выразившееся в ввозе товаров (алкогольной и табачной продукции) иностранного производства без соблюдений запретов и ограничений на ввоз товаров на таможенную территорию ЕЭС.
Рассмотрев жалобу старшего уполномоченного по ОВД отдела административных расследований Камчатской таможни Ш. на вышеуказанное постановление, судья краевого суда его изменил, указав в обоснование следующее.
Статьёй 16.3 Кодекса РФ об административных правонарушениях предусмотрена административная ответственность за несоблюдение установленных международными договорами государств — членов Евразийского экономического союза, решениями Евразийской экономической комиссии, нормативными правовыми актами Российской Федерации запретов и ограничений на ввоз товаров на таможенную территорию Евразийского экономического союза или в Российскую Федерацию и (или) вывоз товаров с таможенной территории Евразийского экономического союза или из Российской Федерации, за исключением случаев, предусмотренных частью 3 статьи 16.2 Кодекса РФ об административных правонарушениях.
Рассмотрев дело об административном правонарушении в отношении П., судья на основании совокупности исследованных доказательств, правильно установил наличие события административного правонарушения, лицо, допустившее нарушение запретов и ограничений на ввоз товаров на таможенную территорию Евразийского экономического союза, его виновность в совершении административного правонарушения, иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, обоснованно признав П. виновным в совершении указанного административного правонарушения и назначив ему наказание в соответствии с требованиями статьи 4.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях, с учётом характера и обстоятельств совершённого административного правонарушения, в рамках срока давности привлечения к административной ответственности для данной категории дел.
Вместе с тем, при назначении дополнительного административного наказания в виде конфискации предметов административного правонарушения, перечисленных в резолютивной части обжалуемого постановления, судьёй не было учтено следующее.
Частью 1 статьи 3.7 Кодекса РФ об административных правонарушениях установлено, что конфискацией орудия совершения или предмета административного правонарушения является принудительное безвозмездное обращение в федеральную собственность или в собственность субъекта Российской Федерации не изъятых из оборота вещей.
Согласно части 1.1 статьи 32.4 Кодекса РФ об административных правонарушениях постановление судьи о конфискации вещи, явившейся орудием совершения или предметом административного правонарушения в области таможенного дела, ответственность за которое предусмотрена главой 16 настоящего Кодекса, исполняется таможенным органом, осуществившим изъятие указанной вещи, путем её передачи органу (организации), уполномоченному (уполномоченной) Правительством Российской Федерации на распоряжение товарами, обращёнными в федеральную собственность, в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.
Такой порядок определён Положением об учете, оценке и распоряжении имуществом, обращенным в собственность государства, утвержденным постановлением Правительства РФ от 29 мая 2003 года № 311.
В соответствии с данным Положением, имущество, обращённое в собственность государства, подлежит в установленном порядке передаче Российскому фонду федерального имущества (его филиалам) для учёта, оценки и реализации, переработки (утилизации), уничтожения (пункт 2).
Для передачи имущества, обращённого в собственность государства, государственный орган (организация), владеющий таким имуществом, уведомляет Российский фонд федерального имущества (его отделение) либо соответствующий федеральный орган исполнительной власти (его территориальный орган), указанный в пункте 2 настоящего Положения, о наличии и месте нахождения этого имущества (пункт 3).
Передача имущества, обращённого в собственность государства, осуществляется по акту приема-передачи, подписываемому уполномоченным лицом государственного органа (организации), владеющего таким имуществом, и уполномоченным лицом Федерального агентства по управлению государственным имуществом (его территориального органа) либо соответствующего федерального органа исполнительной власти, или по акту приема-передачи, подписываемому судебным приставом-исполнителем и уполномоченным лицом Федерального агентства по управлению государственным имуществом (его филиала) либо соответствующего федерального органа исполнительной власти (пункт 4).
Между тем, как следует из материалов дела, должностными лицами таможенного органа при проведении досмотра судна было изъято 125 бутылок алкогольной продукции и 200 пачек (4000 сигарет) табачных изделий, принадлежащих П. и явившихся предметом административного правонарушения.
В ходе проведения товароведческой экспертизы часть алкогольной продукции в количестве 27 бутылок была подвергнута разрушающему методу исследования – вскрыта потребительская упаковка и израсходовано все содержимое. Табачные изделия разрушающему методу не подвергались.
Затем изъятые в рамках производства по настоящему делу об административном правонарушении табачные изделия в количестве 200 пачек (4000 сигарет) и часть алкогольной продукции в количестве 98 бутылок, оставшаяся после проведения товароведческой экспертизы, были изъяты и приобщены в качестве вещественных доказательств к материалам уголовного дела, возбуждённого в отношении П. по части 1 статьи 200.2 УК РФ.
Ввиду фактического отсутствия предметов административного правонарушения вопрос о назначении в отношении них конфискации разрешен быть не мог.
При таких обстоятельствах, постановление судьи изменено, из резолютивной части исключено указание на назначение П. административного наказания в виде конфискации предмета административного правонарушения.
7-66/2017

В силу частей 1 и 4 статьи 1.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

Постановлением судьи Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края от 27 марта 2017 года ЗАО «Тревожное Зарево» (далее — Общество) привлечено к административной ответственности по статье 6.3 Кодекса РФ об административных правонарушениях и подвергнуто штрафу в размере 15000 руб.
Основанием привлечения к административной ответственности послужило допущенное Обществом при сбросе сточных вод через выпуск в поверхностный водный объект — ручей Иреда — нарушение требований законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, выразившееся в непроведении в полном объеме мероприятий по осуществлению производственного контроля, а именно: вода поверхностного водоема не исследуется по паразитологическим показателям в месте сброса и выше выпуска сточных вод на 1 км; не проводится контроль за определением наличия (отсутствия) жизнеспособных яиц гельминтов (аскарид, власоглав, токсокар, фасциол), ооцисг криптоспоридий, цист патогенных кишечных простейших в сточных водах в местах до проведения очистки, в местах после проведения очистки, осадка, сточных вод (в местах нахождения жидкого осадка) с периодичностью 2 пробы 2 раза в год.
Рассмотрев жалобу защитника Общества на решение судьи городского суда, судья краевого суда пришёл к следующему выводу.
Административная ответственность по статье 6.3 Кодекса РФ об административных правонарушениях предусмотрена за нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, выразившееся в нарушение действующих санитарных правил и гигиенических нормативов, невыполнении санитарно-гигиенических и противоэпидемических мероприятий.
В силу пункта 3 статьи 39 Федерального закона от 30 марта 1999 № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» соблюдение санитарных правил является обязательным для граждан, индивидуальных предпринимателей и юридических лиц.
Согласно требованиям абзацев 1, 2, 5 статьи 11 указанного Федерального закона индивидуальные предприниматели и юридические лица в соответствии с осуществляемой ими деятельностью обязаны выполнять требования санитарного законодательства, а также постановлений, предписаний осуществляющих федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор должностных лиц, осуществлять производственный контроль, в том числе посредством проведения лабораторных исследований и испытаний, за соблюдением санитарно-эпидемиологических требований и проведением санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий при выполнении работ и оказании услуг, а также при производстве, транспортировке, хранении и реализации продукции.
Пунктом 2.1 СанПиН 3.2.3215-14 «Профилактика паразитарных болезней на территории Российской Федерации», утверждённые постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 22 августа 2014 года № 50, предусмотрено, что в целях предупреждения возникновения и распространения паразитарных болезней должны своевременно и в полном объеме проводиться предусмотренные санитарными правилами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации санитарно-противоэпидемические (профилактические) мероприятия, в том числе мероприятия по осуществлению производственного контроля, по проведению медицинских осмотров, гигиеническому воспитанию и обучению населения.
В приложении к данным СанПиН предусмотрены санитарно-паразитологические исследования объектов внешней среды, проводимые в рамках надзорных мероприятий, социально-гигиенического мониторинга и производственного контроля.
Согласно пункту 1 приложения объектом надзора являются очистные сооружения канализации, на которых при производственном контроле исследуется сточная вода в местах до проведения очистки (при необходимости расчета эффективности дегельминтизации и дезинвазии) и в местах после проведения очистки, и осадок сточных вод в местах нахождения жидкого осадка, по 2 пробы 2 раза в год на: жизнеспособные яйца гельминтов (аскарид, власоглавов, токсокар, фасциол); цисты патогенных кишечных простейших; ооцисты криптоспоридий.
В пункте 5 приложения предусмотрено, что объектом надзора является вода природных биотопов, в том числе поверхностные водоемы, на которых при производственном контроле исследуется вода в месте сброса сточных вод (литры) и вода выше выпуска сточных вод на 1 километр, по 3 пробы 2 раза в год на: жизнеспособные яйца гельминтов (аскарид, власоглавов, токсокар, фасциол); цисты патогенных кишечных простейших; ооцисты криптоспоридий. Пробы берутся раздельно по 1 для исследования на наличие яиц гельминтов, цист, ооцист простейших.
Привлекая Общество к административной ответственности, судья Петропавловск-Камчатского городского суда исходил из того, что в технических характеристиках очистных сооружений «Биодиск-350» и схемах расположения очистных сооружений отсутствуют сведения о его воздействии на гельминты, не представлены протоколы лабораторных исследований воды поверхностного водоема по паразитологическим показателям в месте сброса и выше выпуска сточных вод.
Между тем, данный вывод суда противоречит фактическим обстоятельствам дела.
Как следует из материалов дела, на основании решения Министерства природных ресурсов и экологии Камчатского края от 6 апреля 2016 года Обществу предоставлен в пользование водный объект — ручей Иреда, общей протяженностью 1,1 км, впадающий с правого берега в реку Вичаевская, расстояние от устья до места водопользования 1 км.
Следовательно, вменение нарушение пункта 5 приложения к СанПиН 3.2.3215-14, выразившееся в непроведении в полном объеме мероприятий по осуществлению производственного контроля, а именно, что вода поверхностного водоема не исследуется по паразитологическим показателям выше выпуска сточных вод на 1 км, необоснованно, поскольку очистное сооружение расположено в 100 метрах от истока ручья, что свидетельствует об отсутствии возможности выполнения требований данного пункта СанПиН.
В ручей Иреда осуществляется сброс сточных вод через выпуск после очистки на канализационном очистном сооружении на базе установки «Биодиск-350», которое оборудовано для горнодобывающего предприятия на базе месторождения «Асачинское». Очистные сооружения на базе установки «Биодиск-350» предназначены для механической и биологической очистки бытовых сточных вод.
Согласно техническому описанию и инструкции по эксплуатации установки она предназначена для механической и биологической очистки бытовых сточных вод. Отсутствие в указанном техническом описании сведений о воздействии на жизнеспособные яйца гельминтов (аскарид, власоглав, токсокар, фасциол), ооцисг криптоспоридий, цист патогенных кишечных простейших в сточных водах, не свидетельствует о том, что данное очистное сооружение не обеспечивает необходимую очистку сточных вод, поскольку из указанного описания следует, что очистное сооружение производит обеззараживание сточных вод.
Доказательств того, что жизнеспособные яйца гельминтов (аскарид, власоглав, токсокар, фасциол), ооцисг криптоспоридий, цист патогенных кишечных простейших имеются в сточных водах в местах до проведения очистки и в местах после проведения очистки, осадка, сточных вод в материалах дела отсутствуют.
Напротив, согласно протоколам лабораторных испытаний в исследуемой воде после очистных сооружений (сброс в ручей) жизнеспособные яйца гельминтов (аскарид, власоглавов, токсокар, фасциол), цисты патогенных кишечных простейших, ооцисты криптоспоридий не обнаружены, а из содержания графика мероприятий по санитарно-паразитологическим исследованиям следует, что на очистных сооружениях канализации исследуется вода в местах после проведения очистки по 2 пробы 2 раза в год (июнь, сентябрь) на жизнеспособные яйца гельминтов (аскарид, власоглавов, токсокар, фасциол), цисты патогенных кишечных простейших, ооцисты криптоспоридий.
При таких обстоятельствах вывод суда о нарушении Обществом требований пункта 16.5 СанПиН 3.2.3215-14 и пунктов 1, 5 приложения к СанПиН 3.2.3215-14 не может быть признан законным и обоснованным, в связи с чем, постановление судьи городского суда от 27 марта 2017 года отменено, а производство по делу прекращено в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление.
7-71/2017

Действия водителя, связанные с поворотом налево или разворотом в нарушение требований дорожного знака 5.15.1 «Направления движения по полосам» образуют объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 12.16 Кодекса РФ об административных правонарушениях.

Постановлением инспектора группы по ИАЗ ОБ ДПС ГИБДД УМВД России по Камчатскому краю от 22 декабря 2016 года, оставленным без изменения решением судьи Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края от 1 марта 2017 года, Ф. привлечена к административной ответственности по части 1 статьи 12.15 Кодекса РФ об административных правонарушениях с назначением наказания в виде административного штрафа в размере 1500 рублей.
Она признана виновной в нарушении правил расположения транспортного средства на проезжей части дороги, совершённом 16 декабря 2016 года на улице Ленинградская в городе Петропавловске-Камчатском, а именно: Ф. перед поворотом налево заблаговременно не заняла крайнее левое положение на проезжей части, не подала сигнал левым указателем поворота, в нарушение требований дорожного знака 5.15.1 «Направление движения по полосам» с полосы, предназначенной для движения прямо, выполнила поворот налево, где произошло столкновения с автомобилем под управлением Ж.
Судья краевого суда, рассмотрев дело по жалобе З., постановление инспектора и решение городского суда изменил, указав на следующее.
При рассмотрении дела об административном правонарушении должностное лицо административного органа и судья городского суда исходили из того, что Ф. нарушены требования пунктов 8.1, 8.5 Правил дорожного движения Российской Федерации, утверждённых Постановлением Совета Министров — Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года № 1090.
Однако верно установив указанные обстоятельства, предыдущие инстанции дали им неверную юридическую оценку.
При квалификации деяния по части 1 статьи 12.15 Кодекса РФ об административных правонарушениях, как нарушение правил расположения транспортного средства на проезжей части, не было принято во внимание, что правила расположения транспортных средств на проезжей части установлены разделом 9 Правил дорожного движения, нарушение которых Ф. не вменялось.
Характер совершённого Ф. правонарушения сводится к выполнению маневра поворота налево из полосы, предназначенной для движения прямо, обозначенной дорожным знаком 5.15.1 «Направление движения по полосам». Действия водителя, связанные с поворотом налево или разворотом в нарушение дорожных знаков или разметки образуют объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 12.16 Кодекса РФ об административных правонарушениях, разъяснение о чём приведено в пункте 8.1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2006 года № 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса РФ об административных правонарушениях».
Поскольку составы административных правонарушений, предусмотренные частью 1 статьи 12.15 и частью 2 статьи 12.16 Кодекса РФ об административных правонарушениях, имеют единый родовой объект посягательства. При этом санкция части 2 статьи 12.16 Кодекса РФ об административных правонарушениях предусматривает менее строгое наказание, судья краевого суда, учитывая правовую позицию, изложенную в
пункте 20 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 года № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса РФ об административных правонарушениях» переквалифицировал совершенное Ф. деяние с части 1 статьи 12.15 Кодекса РФ об административных правонарушениях на часть 2 статьи 12.16 Кодекса РФ об административных правонарушениях и снизил размер назначенного ей административного наказания, определив его в пределах указанной выше статьи.
21-79/2017

Невыполнение судьей требований статей 24.1, 26.2, 26.11, части 2 статьи 28.2 Кодекса РФ об административных правонарушениях послужило основанием для отмены судебных решений.

Постановлением судьи Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края от 12 апреля 2017 года прекращено производство по делу об административном правонарушении в отношении индивидуального предпринимателя Б. по части 2 статьи 15.12 Кодекса РФ об административных правонарушениях по основанию отсутствия состава вменённого административного правонарушения.
Согласно протоколу об административном правонарушении индивидуальному предпринимателю Б. вменялось осуществление продажи товаров из натурального меха без соблюдения требований к их маркировке.
Прекращая производство по делу об административном правонарушении по основанию отсутствия состава административного правонарушения, судья Петропавловск-Камчатского городского суда пришёл к выводу о недоказанности изложенных в протоколе об административном правонарушении обстоятельств, указав, что определение о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования вынесено должностным лицом административного органа в отсутствие к тому правовых оснований, а экспертное получено с нарушением процессуальных требований, исключающих возможность его использования в качестве доказательства.
Отменяя данное постановление по жалобе должностного лица, судья краевого суда указал следующее.
Согласно части 1 статьи 26.2 Кодекса РФ об административных правонарушениях доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. К числу таких доказательств закон относит протокол об административном правонарушении.
Представленный в деле протокол об административном правонарушении от 16 января 2017 года составлен ведущим специалистом-экспертом отдела защиты прав потребителей Управления Роспотребнадзора по Камчатскому краю Т., которая непосредственно выявила административное правонарушение в ходе обследования помещения магазина 19 декабря 2016 года.
Содержание протокола об административном правонарушении отвечает требованиям статьи 28.2 Кодекса РФ об административных правонарушениях. Он составлен с участием лица, в отношении которого ведётся производство по делу об административном правонарушении, в нём указаны место, время совершения и событие административного правонарушения, статья Кодекса РФ об административных правонарушениях, предусматривающая административную ответственность.
Наряду с иными представленными в деле доказательствами протоколу об административном правонарушении должна быть дана правовая оценка. Вместе с тем, в постановлении судьи не приведено мотивов, по которым на основании протокола об административном правонарушении не может быть установлено событие административного правонарушения и виновность индивидуального предпринимателя в его совершении.
Вопреки требованиям статей 24.1, 26.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях судья городского суда указанные обстоятельства оставил без внимания, сделал преждевременный вывод об отсутствии состава административного правонарушения, вследствие чего вынесенное им постановление не может быть признано законным и обоснованным.
Поскольку срок давности привлечения к административной ответственности по настоящему делу не истек, судья краевого суда, отменив постановление по делу об административном правонарушении, направил дело в тот же суд на новое рассмотрение.
7-76/2017

Составление нескольких протоколов за нарушения требований законодательства при обращении с отходами производства, выявленные в рамках одной проверки, и назначение нескольких административных штрафов за одно деяние ухудшает положение лица, в отношении которого ведётся производство по делу.

Постановлением государственного инспектора Российской Федерации в области охраны окружающей среды по Камчатскому краю № 03-157/2016 от 5 декабря 2016 года, оставленным без изменения решением Елизовского районного суда от 19 апреля 2017 года ЗАО «Тревожное Зарево» (далее Общество) привлечено к административной ответственности по статье 8.2 Кодекса РФ об административных правонарушениях и подвергнуто административному штрафу в размере 110000 руб.
Основанием привлечения к административной ответственности послужило нарушение требований части 1 статьи 19, пункта 4 статьи 18 Федерального закона № 89-ФЗ от 24 июня 1998 года «Об отходах производства и потребления», части 1 статьи 21, части 1 статьи 22, части 1 статьи 24, части 1 статьи 34, частей 1 и 2 статьи 39 Федерального закона № 7-ФЗ от 10 января 2002 года «Об охране окружающей среды», выразившееся в том, что 28 октября 2016 года Общество не обеспечило соблюдение установленных нормативов допустимого воздействия на окружающую среду при размещении отходов и допустило размещение отходов добычи руд и песков драгоценных металлов (золота, серебра и металлов платиновой группы) с превышением установленных на 2015 год лимитов.
Рассмотрев жалобу защитника Общества на решение судьи городского суда, судья краевого суда пришёл к следующему выводу.
Административная ответственность по статье 8.2 Кодекса РФ об административных правонарушениях предусмотрена за несоблюдение экологических и санитарно-эпидемиологических требований при сборе, накоплении, использовании, обезвреживании, транспортировании, размещении и ином обращении с отходами производства и потребления, веществами, разрушающими озоновый слой, или иными опасными веществами.
Привлекая Общество к административной ответственности, должностное лицо административного органа исходило из того, что Общество 28 октября 2016 года допустило размещение отходов добычи руд и песков драгоценных металлов с превышением лимитов, установленных на 2015 год.
Судья районного суда, признав соблюдённой административным органом процедуру привлечения Общества к административной ответственности, в том числе, что событие вменяемого Обществу правонарушения имело место 28 октября 2016 года, оставил обжалуемое постановление без изменения.
Между тем вывод о том, что событие правонарушения имело место 28 октября 2016 года, не может быть признан верным по следующим основаниям.
Как следует из материалов дела, нормативы образования отходов и лимиты на их размещение на отход утверждены Обществу на период с 6 марта 2014 года по 1 июля 2019 года в количестве 160838,5 тонн/год.
В ходе проведения плановой выездной проверки в отношении Общества в период с 5 сентября по 28 октября 2016 года выявлено, что на Асачинском месторождении в 2015 году образовалось 161242 тонн отходов добычи руд и песков драгоценных металлов (золота, серебра и металлов платиновой группы): за 1 квартал — 39699 тонн; за 2 квартал- 39814 тонны; за 3 квартал — 41380 тонн; за 4 квартал — 40439 тонн, — что превысило установленный на 2015 год лимит на 403,5 тонн.
То есть, согласно материалам дела превышение лимитов на размещение отходов на 2015 год имело место в четвертом квартале 2015 года, поскольку на начало четвертого квартала 2015 года остаток лимита размещения отходов «Отходы добычи руд и песков драгоценных металлов (золота, серебра и металлов платиновой группы)» составлял 39945,5 тонны.
Поскольку превышение лимитов размещения отходов допущено в 2015 году, на который установлены нормативы образования отходов и лимиты на их размещение, срок давности привлечения к административной ответственности за совершение данного административного правонарушения начинает течь с момента фактического превышения установленных лимитов размещения отходов.
Однако указанные обстоятельства не были предметом проверки и оценки при рассмотрении жалобы на постановление должностного лица судьей Елизовского районного суда. Между тем, данное обстоятельство имеет существенное значение, поскольку постановление по делу в отношении Общества вынесено 5 декабря 2016 года, в связи с чем необходимо было проверить, вынесено ли данное постановление в пределах срока давности привлечения к административной ответственности.
Помимо этого, по результатам проводившейся в период с 5 сентября по 28 октября 2016 года плановой выездной проверки в отношении Общества было составлено несколько протоколов по делам об административных правонарушениях, предусмотренных статьями 8.2, 8.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях. Составление нескольких протоколов по делам об административных правонарушениях, предусмотренных статьёй 8.2 Кодекса РФ об административных правонарушениях, за нарушения требований законодательства при обращении с отходами производства, выявленные в рамках одной проверки, и назначение нескольких административных штрафов за одно деяние ухудшает положение лица, в отношении которого ведётся производство по делу.
Между тем при рассмотрении жалобы судьей Елизовского районного суда оценка правильности назначения Обществу административного наказания также не давалась.
Учитывая изложенное, судья краевого суда постановление должностного лица и судьи районного суда отменил, дело направил на новое рассмотрение.
21-103/2017

Несоблюдение должностными лицами ГИБДД ОУМВ России по Камчатскому краю процедуры направления водителя на медицинское освидетельствование при составлении административного протокола в силу положений статьи 26.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях исключает возможность признания вышеназванного протокола допустимым доказательством по делу, ввиду получения его с нарушением требований закона.

Постановлением мирового судьи от 12 ноября 2016 года П. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.26 Кодекса РФ об административных правонарушениях, и ему назначено наказание в виде административного штрафа в размере 30 000 рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок один год десять месяцев.
Основанием для привлечения П. к административной ответственности явилось то обстоятельство, что он, управляя транспортным средством в городе, в 23 часа 15 минут 21 сентября 2016 года, в нарушение пункта 2.3.2 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных постановлением Совета Министров — Правительства Российской Федерации от 23.10.1993 № 1090, не выполнил законное требование уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.
Решением судьи районного суда Камчатского края от 13 января 2017 года, постановление мирового судьи Камчатского края от 12 ноября 2016 года, оставлено без изменения.
Постановлением заместителя председателя Камчатского краевого суда от 4 мая 2017 года решение судьи районного суда Камчатского края от 13 января 2017 года, постановление мирового судьи Камчатского края от 12 ноября 2016 года отменены, производство прекращено на основании пункта 4 части 2 статьи 30.17 Кодекса РФ об административных правонарушениях исходя из следующих обстоятельств.
В силу части 2 статьи 27.12 Кодекса РФ об административных правонарушениях отстранение от управления транспортным средством соответствующего вида, освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения осуществляются должностными лицами, которым предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства соответствующего вида, в присутствии двух понятых.
Согласно позиции Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 9 постановления Пленума от 24 октября 2006 года № 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса РФ об административных правонарушениях», основанием привлечения к административной ответственности по статье 12.26 указанного Кодекса является зафиксированный в протоколе об административном правонарушении отказ лица от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения, заявленный как непосредственно должностному лицу Государственной инспекции безопасности дорожного движения, так и медицинскому работнику.
При рассмотрении этих дел необходимо проверять наличие законных оснований для направления водителя на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, а также соблюдение установленного порядка направления на медицинское освидетельствование. О законности таких оснований свидетельствуют: отказ водителя от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения при наличии одного или нескольких признаков, перечисленных в пункте 3 Правил; несогласие водителя с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения; наличие одного или нескольких признаков, перечисленных в пункте 3 Правил, при отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения. О соблюдении установленного порядка направления на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, в частности, свидетельствует наличие двух понятых при составлении протокола о направлении на такое освидетельствование. Если при составлении протокола отсутствовал один или оба понятых, то при рассмотрении дела этот протокол подлежит оценке по правилам статьи 26.11 Кодекса РФ об административных правонарушениях с учетом требований части 3 статьи 26.2 данного Кодекса.
Обстоятельства, послужившие законным основанием для направления водителя на медицинское освидетельствование, должны быть указаны в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения (часть 4 статьи 27.12 Кодекса РФ об административных правонарушениях) и в протоколе об административном правонарушении, как относящиеся к событию административного правонарушения (часть 2 статьи 28.2 названного Кодекса).
Из вышеприведенных норм Кодекса РФ об административных правонарушениях, правил и разъяснений, содержащихся в названном постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации, следует, что протокол о направлении на медицинское освидетельствование является одним из основных доказательств по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 12.26 указанного Кодекса, содержащим сведения об обстоятельствах, относящихся к событию административного правонарушения.
Из представленных материалов следует, что в ходе производства по делу об административном правонарушении, П. и его защитник последовательно заявляли о том, что применение в отношении П. мер обеспечения производства по делу и составление процессуальных документов проводилось с нарушениями требований Кодекса РФ об административных правонарушениях и Правил, а именно утверждали, что перед направлением на медицинское освидетельствование на состояние опьянения предложений пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения от сотрудников ДПС ГИБДД П. не поступало.
Вместе с тем, на приобщённой к материалам дела видеозаписи служебного видеорегистратора инспекторов ДПС ОР ДПС ГИБДД ОМВД России по Елизовскому району зафиксирована посекундно процедура применения к П. мер обеспечения производству по делу. При этом не один из файлов указанной записи не содержит в себе информации о предложении П. до направления его на медицинское освидетельствование, пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, отказ от которого, впоследствии, явился основанием для составления в отношении него протокола о направлении на медицинское освидетельствование.
Делая вывод о наличии в действиях П. состава инкриминируемого ему административного правонарушения, мировой судья и согласившийся с ним судья районного суда признали протокол о его направлении на медицинское освидетельствование допустимым доказательством по делу.
Однако вышеприведенные обстоятельства свидетельствуют о том, что должностным лицом ГИБДД не соблюден предусмотренный Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях, Правилами и Административным регламентом порядок проведения освидетельствования П. на состояние опьянения, что в силу положений статьи 26.2 Кодекса РФ об административных правонарушениях исключает возможность признания вышеназванного протокола допустимым доказательством по делу ввиду получения его с нарушением требований закона.
Изложенные доказательства и доводы лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, и его защитника оставлены судебными инстанциями без должной оценки.
При таких обстоятельствах производство по делу прекращено в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых были вынесены состоявшиеся по делу судебные постановления.
4А-134/2017

Судебная коллегия по административным делам
Камчатского краевого суда

Отдел кодификации и
обобщения судебной практики