ОБЗОР причин отмен и изменений приговоров и постановлений мировых судей по уголовным делам во II полугодии 2016 года.

Обзор утвержден Президиумом Верховного Суда Республики Марий Эл
«03» марта 2017 года

ОБЗОР
причин отмен и изменений приговоров и постановлений мировых судей по уголовным делам во II полугодии 2016 года.

I. Причины отмен и изменений в апелляционном порядке

1. По приговору мирового судьи от 25 июля 2016 года К. осужден по ст. 319 УК РФ с применением ч. 2 ст. 68, ч. 5 ст. 62 УК РФ к наказанию в виде исправительных работ на срок 6 месяцев с удержанием 5 % заработка осужденного в доход государства.

В соответствии с ч. 5 ст. 69, ст. 71 УК РФ путем частичного сложения назначенного наказания с неотбытой частью наказания по приговору от 17 мая 2016 года К. назначено окончательное наказание в виде лишения свободы на срок 2 года 7 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
В отношении К. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу до вступления приговора в законную силу, К. взят под стражу в зале суда. Срок отбывания К. наказания постановлено исчислять с 25 июля 2016 года.
Апелляционным постановлением от 03 октября 2016 года в приговор внесены изменения в связи с неправильным применением уголовного закона.
Так, в соответствии с ч.ч. 3, 5 ст. 69 УК РФ, если после вынесения судом приговора по делу будет установлено, что осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора суда по первому делу, при этом хотя бы одно из преступлений, совершенных по совокупности, является тяжким, то окончательное наказание назначается путем частичного или полного сложения наказаний. В этом случае в окончательное наказание засчитывается наказание, отбытое по первому приговору суда.
Вместе с тем, при решении вопроса о назначении наказания в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ лицу, совершившему другое преступление до вынесения приговора по первому делу, суд применяет общие правила назначения наказания по совокупности преступлений. При этом окончательное наказание, назначаемое путем частичного или полного сложения, должно быть строже наиболее строгого из наказаний, назначенных за входящие в совокупность преступления.
17 мая 2016 года К. осужден по п.п. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ к лишению свободы на срок 2 года 8 месяцев.
Согласно приговору мирового судьи, на который подано апелляционное представление, К. осужден 25 июля 2016 года за совершение преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ, к исправительным работам на срок 6 месяцев с удержанием 5 % заработка осужденного в доход государства.
Мировым судьей путем частичного сложения наказания по ст. 319 УК РФ с неотбытой частью наказания по приговору от 17 мая 2016 года осужденному К. назначено окончательное наказание вопреки правилам, содержащимся в ч. 5 ст. 69 УК РФ.
Суд апелляционной инстанции посчитал необходимым при назначении К. окончательного наказания применить правила ч. 5 ст. 69 УК РФ с учетом применения правил ст. 71 УК РФ, и зачесть в срок отбывания К. наказания наказание, отбытое по приговору от 17 мая 2016 года.
Таким образом, К. в соответствии с ч. 5 ст. 69, ст. 71 УК РФ путем частичного сложения наказания, назначенного по ст. 319 УК РФ, и наказания, назначенного по приговору от 17 мая 2016 года, назначено окончательное наказание в виде лишения свободы на срок 2 года 9 месяцев с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
В срок отбывания К. наказания постановлено зачесть наказание, отбытое по приговору от 17 мая 2016 года, – с 17 мая 2016 года до 25 июля 2016 года. Срок отбывания К. наказания постановлено исчислять с 25 июля 2016 года.

2. Приговором мирового судьи Б. осужден по ч.1 ст. 116 УК РФ к штрафу в размере 7000 рублей. Этим же приговором Т. оправдан по ч.1 ст. 116 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.
Приговор мирового судьи был отменен, а уголовное дело в отношении Б. было прекращено в связи с принятием Федерального закона Российской Федерации от 03 июля 2016 года № 326-ФЗ. КоАП РФ дополнен ст. 6.1.1 КоАП РФ, которая предусматривает административную ответственность за нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния.
Таким образом, действия Б. по совершению иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ, являются побоями, за которые предусмотрена административная ответственность по ст. 6.1.1 КоАП РФ, и не образуют состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.116 УК РФ.
Также суд апелляционной инстанции указал, что действия Б. не могут быть квалифицированы по ч. 1 ст. 116 УК РФ, которой дополнен УК РФ Федеральным законом от 03 июля 2016 года № 323-ФЗ, так как Б. не является близким лицом Т.
Из материалов уголовного дела следует, что Б. и Т. являются соседями, не имеют родственных отношений.
Учитывая изложенное, суд апелляционной инстанции прекратил уголовное дело в отношении Б. на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ за отсутствием в его деянии состава преступления в связи с тем, что преступность и наказуемость этого деяния устранены новым уголовным законом.
Приговор мирового судьи, которым Т. оправдан по ч. 1 ст. 116 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления, оставлен без изменения.

3. Приговором мирового судьи от 26 октября 2016 года Б. осужден по ч.1 ст.119 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 1 год 4 месяца условно с испытательным сроком 3 года.
Приговор постановлен в особом порядке судебного разбирательства, при назначении наказания суд руководствовался положениями ч.5 ст.62 УК РФ, при применении которых, максимально возможный срок лишения свободы, который мог быть назначен Б. за совершение преступления, составляет 1 год 4 месяца.
При этом мировым судьей был установлен ряд смягчающих наказание Б. обстоятельств и одно отягчающее наказание обстоятельство. При таких обстоятельствах, назначение Б. максимально возможного наказания в виде лишения свободы не соответствует требованиям ст.ст.6, 43, 60 УК РФ.
Суд апелляционной инстанции снизил Б. наказание до 1 года 3 месяцев лишения свободы.

4. Приговором мирового судьи от 07 июля 2016 года Ч. осужден по ч.1 ст. 116 УК РФ.
В приговоре мировым судьей указано в качестве смягчающего вину Ч. обстоятельства — наличие на иждивении двух несовершеннолетних детей.
Суд апелляционной инстанции указал, что наличие двоих несовершеннолетних детей у виновного не может расцениваться судом как смягчающее наказание обстоятельство, поскольку осужденный совершил преступление в отношении одного из своих несовершеннолетних детей.
При указанных обстоятельствах суд апелляционной инстанции изменил приговор мирового судьи в отношении Ч., исключил из мотивировочной части приговора указание на наличие в качестве смягчающего вину обстоятельства — наличие на иждивении двоих несовершеннолетних детей, при этом постановил считать правильным наличие на иждивении одного несовершеннолетнего ребенка. В остальной части приговор оставлен без изменения.

5. Приговором мирового судьи от 03 июня 2016 года З. осужден по ст. 264.1 УК РФ с применением ч. 5 ст. 62, ч. 2 ст. 68 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 6 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, на срок 2 года.
Мировой судья обоснованно принял решение о виновности З. в совершении вышеуказанного преступления, его действия правильно квалифицированы по ст. 264.1 УК РФ.
Наказание З. назначено с применением ч. 5 ст. 62, ч. 2 ст. 68 УК РФ, при этом суд первой инстанции обоснованно не нашел оснований для назначения З. наказания с применением ст.ст. 64, ч. 3 ст. 68, ст. 73 УК РФ.
В то же время, назначив З. наказание с применением ч.2 ст. 68 УК РФ, судом не было учтено, что в соответствии с ч. 2 ст. 68 УК РФ срок наказания при любом виде рецидива преступлений не может быть менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, но в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ.
Поскольку санкция ст. 264.1 УК РФ предусматривает максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до 2 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет, назначенное с применением ч. 2 ст. 68 УК РФ наказание З. не могло быть менее 8 месяцев лишения свободы.
При указанных обстоятельствах суд апелляционной инстанции изменил приговор мирового судьи, назначил З. по ст. 264.1 УК РФ наказание в виде лишения свободы на срок 8 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, на срок 2 года.

6. Приговором мирового судьи от 26 сентября 2016 года П. осужден за нанесение побоев и совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 УК РФ, в отношении близкого лица — супруги. Приговор постановлен в особом порядке судебного разбирательства.
По апелляционному представлению прокурора судом апелляционной инстанции приговор мирового судьи был изменен в связи с нарушением требований Общей части Уголовного кодекса РФ по следующим основаниям.
Согласно описательно-мотивировочной части приговора П. признан виновным в том, что нанес два удара по щеке и шее супруги.
По смыслу уголовного закона побои представляют собой неоднократное нанесение ударов потерпевшему, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст.115 УК РФ.
Нанесение потерпевшей П. двух ударов является нанесением побоев и не может расцениваться как совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст.115 УК РФ.
Поскольку приговором суда не установлено совершение П. иных насильственных действий, причиняющих физическую боль, то суд апелляционной инстанции квалифицировал действия П. по ст. 116 УК РФ как нанесение побоев, исключив из приговора указание на совершение П. иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст.115 УК РФ.
Из описательно-мотивировочной части приговора было исключено указание на совершение П. иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст.115 УК РФ.
Поскольку фактические обстоятельства совершения преступления и квалификация содеянного не изменились, назначенное осужденному П. по ст. 116 УК РФ оставлено без изменения.

7. Приговором мирового судьи от 15 августа 2016 года А. осужден по ст. 264.1 УК РФ к обязательным работам на срок 200 часов с лишением права управления транспортными средствами до 2 лет.
Суд апелляционной инстанции изменил приговор мирового судьи в связи с неправильным применением уголовного закона. Исключил из резолютивной части приговора указание на назначение А. дополнительного наказания в виде лишения права управления транспортными средствами на срок 2 года, назначив А. дополнительное наказание в виде лишения права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, на срок 2 года.

8. Приговором мирового судьи судебного участка № 32 от 24 августа 2016 года Ф. осужден по ст. 264.1 УК РФ к лишению свободы.
Апелляционным постановлением районного суда от 27 сентября 2016 года приговор мирового судьи от 24 августа 2016 года в отношении Ф. изменен: постановлено считать установленным, что Ф. осужден за управление автомобилем лицом, находящимся в состоянии опьянения, подвергнутым административному наказанию за невыполнение законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, а также будучи осужденным за совершение преступления, предусмотренного ст. 264.1 УК РФ
Так, Ф. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ст.264.1 УК РФ. Согласно обвинительному акту Ф. вменено в вину, что он, будучи ранее привлеченным к административной ответственности за невыполнение законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, а также осужденным за совершение преступления, предусмотренного ст. 264.1 УК РФ, 09 июля 2016 года вновь управлял автомобилем в состоянии алкогольного опьянения.
В приговоре мирового судьи объективные действия, совершенные Ф., изложены в соответствии с обвинительным актом.
Однако, в описательно-мотивировочной части приговора и при квалификации действий осужденного указано, что он ранее был привлечен к административной ответственности за управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, а не за уклонение от прохождения медицинского освидетельствования.
Таким образом, части приговора содержат противоречащие друг другу сведения, что является нарушением требований уголовно-процессуального закона к содержанию приговора. Поскольку указанные противоречия ни на квалификацию, ни на доказанность вины, ни на объем обвинения, предъявленного подсудимому, не повлияли, суд апелляционной инстанции посчитал возможным внести изменения в приговор без его отмены.

9. Приговором мирового судьи от 07 сентября 2016 года Г. осужден по ст. 319 УК РФ к исправительным работам на срок 6 месяцев с удержанием 10% из заработной платы в доход государства.
Не согласившись с приговором мирового судьи, государственный обвинитель обратился в суд с апелляционным представлением, из которого следовало, что приговор является незаконным и подлежит изменению в связи с неправильным применением уголовного закона. Вопреки требованиям уголовного закона при наличии отягчающих наказание обстоятельств, суд необоснованно применил требования ч. 1 ст. 62 УК РФ и, тем самым, назначил Г. излишне мягкое наказание.
Проверив материалы дела, выслушав стороны, обсудив доводы апелляционного представления, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что они обоснованы, а приговор мирового судьи от 07 сентября 2016 года подлежит изменению в связи с неправильным применением норм уголовного закона.
Согласно материалам уголовного дела обстоятельствами, смягчающими наказание Г., является явка с повинной, активное способствование расследованию преступления, признание вины и раскаяние в содеянном.
Обстоятельствами, отягчающими наказание Г., является рецидив преступлений и совершение преступления в состоянии опьянения.
В связи с тем, что в материалах дела имеются обстоятельства, отягчающие наказание, при назначении наказания Г. положения ч.1 ст. 62 УК РФ не должны были применяться.
При назначении наказания Г. следует руководствоваться ч.5 ст. 62 УК РФ.
Апелляционным постановлением от 02 ноября 2016 года приговор мирового судьи от 07 сентября 2016 года изменен. Назначено Г. наказание по ст. 319 УК РФ с применением ст. 62 ч. 5 УК РФ в виде исправительных работ на срок 7 месяцев с удержанием в доход государства 10% заработной платы.

10. Постановлением мирового судьи от 14 июля 2016 года уголовное дело по обвинению Я. по п.п. «б», «в» ч. 1 ст. 256 УК РФ прекращено в связи с малозначительностью совершенного им деяния, не представляющего общественной опасности, на основании ч.2 ст. 14 УК РФ.
Судом апелляционной инстанции установлено следующее.
Органами дознания Я. обвинялся по п.п. «б», «в» ч. 1 ст. 256 УК РФ, то есть в совершении незаконной добыче (вылове) водных биологических ресурсов способом массового истребления водных биологических ресурсов в местах нереста и на миграционных путях к ним.
В постановлении мировой судья указала, что на основании исследованных в судебном заседании доказательств, считает доказанной вину Я. в совершении незаконной добычи (вылове) водных биологических ресурсов (рыбы) в местах нереста и на миграционном пути к нему.
Мировым судьей было установлено, что Я. производил незаконный вылов биологических ресурсов с использованием 4 сетей общей длиной 255 метров.
При этом мировой судья указала, что не усматривает в действиях Я. совершение преступления способом массового истребления водных биологических ресурсов в виду того, что длина сетей, использованных Я., явно недостаточна для перегораживания водоема больше чем на 2/3 ширины.
Суд апелляционной инстанции посчитал, что при рассмотрении уголовного дела мировым судьей была дана неверная уголовно-правовая оценка показаниям подсудимого, представителя потерпевшей стороны, свидетелей, а также письменным материалам дела.
Согласно справке отдела государственного контроля, надзора и охраны ВБР по Республике Марий Эл Средневолжского территориального управления Росрыболовства участок реки Волга в районе д.Носелы Горномарийского района является местом нереста и миграционным путем к нему.
При вынесении постановления мировым судьей не дана надлежащая оценка справке отдела государственного контроля, надзора и охраны ВБР по Республике Марий Эл Средневолжского территориального управления Росрыболовства согласно которой использованные Я. орудия лова — 4 сети с ячеей 35 мм высотой 1,5 метра и длинной 25, 50 и 90 метров являются запретными орудиями лова и способом массового истребления рыбы.
В судебном заседании суда первой инстанции были исследованы показания представителя потерпевшего Ш., который показал, что при задержании Я. при нем были обнаружены 304 рыбы различной видовой принадлежности и рак, а также 4 рыболовные сети с ячеей 35 мм длинной 25, 50 и 90 метров, которые являются орудиями массового истребления рыбы, что также не было надлежаще оценено мировым судьей при вынесении постановления. Мировой судья не указал, по каким основаниям были отвергнуты показания представителя потерпевшего Ш., то есть к исследованию показаний представителя потерпевшего и письменных документов дела суд подошел односторонне.
Мировой судья, оценивая исследованные доказательства и исключая из квалификации п. «б» ч. 1 ст. 256 УК РФ — совершение преступления способом массового истребления водных биологических ресурсов, неправильно оценил вышеуказанные обстоятельства. В частности судом не учтено, что 4 рыболовные сети использовались Я. в период, когда в Республике Марий Эл установлен полный запрет на вылов водных биологических ресурсов в связи с нерестом.
Из постановления мирового судьи следует, что совершенное Я. деяние в силу малозначительности не представляет общественной опасности, в связи с тем, что при незаконной добыче (вылове) водных биологических ресурсов им не использовались способы массового истребления водных животных и растений, а также незначительное количество и стоимость выловленной рыбы, отсутствие вредных последствий для окружающей среды.
Однако, для квалификации действий лица по ст. 256 УК РФ не имеет значения, были ли фактически добыты рыба, иные водные животные либо нет. Состав преступления является формальным, и оно считается оконченным с момента начала добычи (вылова) водных биологических ресурсов.
Согласно материалам дела Я. одномоментно было выловлено 304 особи водных животных в месте нереста и на путях к ним. Ущерб составил 15 990 рублей. Преступление, в котором обвиняется Я., совершено им в запретный период с применением рыболовных сетей в количестве 4 штук, что могло повлечь массовую гибель водных, биологических ресурсов и отрицательно повлиять на среду их обитания.
Вылов производился с использованием запрещенных орудий лова в местах нереста и во время нереста рыбы. В связи с этим вывод суда о малозначительности деяния Я. не правомерен.
Суд апелляционной инстанции считает, что мировой судья допустила нарушение норм материального права, что является существенным нарушением, повлиявшим на вынесение законного и обоснованного судебного решения, что в соответствии с УПК РФ является основанием для отмены приговора мирового судьи.

II. Причины отмен и изменений в кассационном порядке

15 февраля 2016 года К. обратилась с заявлением к мировому судье о привлечении С. к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 116 УК РФ. Данное заявление, как соответствующее требованиям ч.ч. 5, 6 ст. 318 УПК РФ, в этот же день мировым судьей было принято к производству и в последующем начато судебное следствие.
В судебном заседании 19 мая 2016 года потерпевшая К. заявила ходатайство о направлении уголовного дела прокурору г. Йошкар-Олы по подследственности для проверки законности и обоснованности постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенного в отношении С. по ч. 1 ст. 119 УК РФ, и возбуждения уголовного дела по данному преступлению.
Постановлением мирового судьи от 19 мая 2016 года уголовное дело по заявлению К. в отношении С. по ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 119 УК РФ направлено прокурору г. Йошкар-Олы для направления по подследственности.
В обоснование принятого решения суд указал, что заявление К. о привлечении С. к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 119 УК РФ не является заявлением, поданным в порядке частного обвинения и неподсудно мировому судье для рассмотрения в порядке частного обвинения в соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК РФ.
При этом, сославшись на наличие постановления старшего участкового уполномоченного полиции от 08 февраля 2016 года об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении С. по ч. 1 ст. 119 УК РФ на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления, суд в обжалуемом постановлении указал, что потерпевшая в ходе судебных заседаний настаивала о поступавших в ее адрес угрозах убийством со стороны С., которые она восприняла реально.
Между тем, принимая решение о направлении уголовного дела прокурору г. Йошкар-Олы, мировой судья не учел, что заявление потерпевшей К., с которым она обратилась к мировому судье в порядке частного обвинения, и которое было последним принято к производству, содержало просьбу о привлечении С. к уголовной ответственности лишь по ч. 1 ст. 116 УК РФ.
Несогласие потерпевшей с постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении С. по ч. 1 ст. 119 УК РФ, вынесенным органом дознания, не является препятствием для принятия итогового решения по существу предъявленного С. частного обвинения по ч. 1 ст. 116 УК РФ. Обжалование постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в случае несогласия с ним осуществляется в соответствии с положениями главы 16 УПК РФ, и для этого направления прокурору уголовного дела, возбужденного в ином порядке и по иной статье не требуется. Кроме того, уголовно-процессуальный закон не предусматривает принятие мировым судьей решения о направлении уголовного дела частного обвинения прокурору для последующего принятия решения о направлении дела по подследственности.
Президиум признал указанное нарушение уголовно-процессуального закона существенным, искажающим саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия, отменил постановление мирового судьи от 19 мая 2016 года, уголовное дело направил мировому судье на новое судебное рассмотрение.
Постановление № 44-У-25/2016

Судебная коллегия по уголовным делам
Верховного Суда Республики Марий Эл