Обзор апелляционной практики судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) за 2016 год

УТВЕРЖДЕН
Президиумом Верховного Суда
Республики Саха (Якутия)
03 февраля 2017

О Б З О Р
АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ПРАКТИКИ
СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ
ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ САХА (ЯКУТИЯ)
за 2016 год

Настоящий обзор проведен в соответствии с планом работы Верховного суда Республики Саха (Якутия) на 1 полугодие 2017 года.
Предметом обзора является апелляционная практика рассмотрения уголовных дел за 2016 год.

Целью обзора является устранение судебных ошибок в толковании и применении норм материального права, а также процессуальных нарушений при рассмотрении районными (городскими) судами уголовных дел в качестве судов первой инстанции, повышение качества работы судов первой инстанции.
В обзоре приведены примеры из апелляционной практики, которые могут быть использованы судьями в целях недопущения ошибок при рассмотрении аналогичных дел.

Для реализации вышеназванной цели разрешены следующие задачи:
• изучена апелляционная практика рассмотрения уголовных дел за 2016 год;
• выявлены и проанализированы основные ошибки в применении норм материального и процессуального права, совершенные судьями районных (городских) судов Республики Саха (Якутия) при рассмотрении уголовных дел в качестве суда первой инстанции в отчетном периоде;
• по результатам обзора выработаны разъяснения в целях недопущения в дальнейшем вышеуказанных ошибок и вынесения справедливых и законных судебных решений.

В настоящем обзоре результаты апелляционного рассмотрения приведены за 12 месяцев 2016 года, причины отмен и изменений судебных решений (примеры из апелляционной практики) приведены за 2 полугодие 2016 года.

В 2016 году в суд апелляционной инстанции по уголовным делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) поступило 2061 дело. Остаток неоконченных дел на начало года составлял 107 дел.
Таким образом, на апелляционном рассмотрении в отчетный период находилось 2168 уголовных дел и материалов.
Из них возвращено в суды без рассмотрения 166 дел, рассмотрено по существу 1900 дел, остаток на конец отчетного периода составил 102 дела.
Из поступивших на рассмотрение уголовных дел и материалов по апелляционным жалобам поступило 1835 дел, по представлениям 202 дела, из суда кассационной инстанции поступило 24 дела.
По числу лиц за отчетный период рассмотрено 2006 апелляционных жалоб и представлений, из них на приговоры судов в отношении 745 лиц, в том числе на обвинительные приговоры в отношении 736 лиц, на оправдательные приговоры в отношении 9 лиц, на определения и постановления судов — 1261, в том числе на постановления о прекращении дел — 5, на постановления о применении принудительных мер медицинского характера к невменяемым — 6, на постановления о возвращении дел прокурору — 78, на постановления по мере пересечения — 275, на постановления по другим жалобам и представлениям — 897.
1. Результаты апелляционного рассмотрения
по удовлетворенным жалобам и представлениям (по числу лиц)

Согласно статистическим данным о работе по рассмотрению уголовных дел в апелляционном порядке из общего количества рассмотренных в 2016 году апелляционных жалоб и представлений на итоговые судебные решения в отношении 756 лиц:

— отменены обвинительные приговоры в отношении 58 лиц, из них:
— с направлением дела на новое судебное разбирательство в отношении 28 лиц,
— с возвращением дела прокурору в отношении 7 лиц,
— с прекращением дела в отношении 5 лиц;
— с вынесением нового обвинительного приговора в отношении 17 лиц;

— отменены оправдательные приговора с передачей дела на новое судебное разбирательство в отношении 4 лиц;

— отменено постановление о прекращении дела в отношении 1 лица;

— отменено постановление о применении принудительных мер медицинского характера в отношении 1 лица;

— изменены приговоры в отношении 115 лиц:
— с изменением квалификации в отношении 6 лиц,
из них: — со смягчением наказания в отношении 6 лиц;
— без изменения квалификации в отношении 109 лиц,
из них: — со смягчением наказания в отношении 97 лиц,
— с усилением наказания в отношении 12 лиц.

Всего отменено и изменено итоговых судебных решений по жалобам и представлениям в отношении 179 лиц.

Отменены постановления судов о возвращении дел прокурору в отношении 53 лиц, по мере пресечения в отношении 14 лиц, удовлетворены другие жалобы и представления в отношении 196 лиц.

Большинство рассмотренных апелляционной инстанцией дел по итоговым судебным решениям составляют дела о преступлениях против собственности.
Вторыми по количеству рассмотренных дел являются дела о преступлениях направленных против жизни и здоровья человека.
Необходимо отметить большое количество дел рассмотренных в отношении лиц, совершивших незаконные действия с наркотическими средствами и психотропными веществами. А также за преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности, за нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспорта, против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления.

С использованием систем видеоконференц-связи рассмотрено 1170 дел (из числа оконченных производством), всего проведено 1267 судебных заседаний с использованием систем видеоконференц-связи.

2. Отмены и изменения приговоров
и иных судебных решений по существу дела,
вынесенных городскими и районными судами

Сравнительная таблица

2014 год
2015 год
2016 год
постановлено приговоров и иных судебных решений
по существу дела (в лицах) 4494 4405 4202
обжаловано приговоров и иных судебных решений по существу дела (оконченных производством)
(в лицах)
773
778
756
отменено (в лицах)

(в процентах) 75

10 % 95

12 % 64

8 %
в том числе (в лицах):
оправдательных приговоров
8
5
4
обвинительных приговоров 62 81 58
постановлений о прекращении дела 3 7 1
постановлений о применение принудительных мер
к невменяемым 2 2 1
изменено приговоров (в лицах)

(в процентах) 118

15 % 93

12 % 115

15 %
отменено и изменено приговоров и иных судебных решений по существу дела
(оконченных производством) (в лицах)
193
188
179
оставлено без изменения приговоров и иных судебных решений по существу дела (оконченных производством) (в лицах)
580
590
577
относительная утверждаемость 75 % 76 % 76 %
абсолютная утверждаемость 98 % 98 % 98 %

Из приведенной таблицы видно, что в 2016 году относительная утверждаемость итоговых судебных решений составляет — 76 %, абсолютная утверждаемость — 98 %.

Динамика отмен и изменений итоговых судебных решений
Общереспубликанский показатель относительной утверждаемости составил – 77,6 %.
Выше общереспубликанских показателей по относительной утверждаемости итоговых судебных решений имеют следующие суды: Алданский (84,4 %), Вилюйский (84,2 %), Ленский (92 %), Мегино-Кангаласский (84,4 %), Мирнинский (86,5 %), Нюрбинский (87 %), Олекминский (83,3 %), Усть-Алданский (84,2 %), Хангаласский (80 %), Чурапчинский (84,6 %) районные (городские) суды.
Ниже общереспубликанских показателей по относительной утверждаемости отмечается в Булунском (0 %), Верхневилюйском, Верхнеколымском, Оймяконском (по 62,5 %), Усть-Майском (66,7 %), Усть-Янском (50 %) районных судах.

Подробный анализ утверждаемости итоговых судебных решений городских и районных судов, а также отдельно по судьям приведен в специальной таблице о качестве рассмотрения уголовных дел судами Республики Саха (Якутия) за 2016 год.

3. ПРИЧИНЫ ОТМЕН ПРИГОВОРОВ

В соответствии со ст. 389.15 УПК РФ основаниями отмены судебного решения в апелляционном порядке являются:
1) несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции;
2) существенное нарушение уголовно-процессуального закона;
3) неправильное применение уголовного закона;
4) выявление обстоятельств, указанных в части первой и пункте 1 части первой.2 статьи 237 УПК РФ;
5) выявление данных, свидетельствующих о несоблюдении лицом условий и невыполнении им обязательств, предусмотренных досудебным соглашением о сотрудничестве.

3.1. Несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре,
фактическим обстоятельствам уголовного дела,
установленным судом первой инстанции

В соответствии со ст. 389.16 УПК РФ приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, если:
1) выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании;
2) суд не учел обстоятельств, которые могли существенно повлиять на выводы суда;
3) в приговоре не указано, по каким основаниям при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, суд принял одни из этих доказательств и отверг другие;
4) выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного или оправданного, на правильность применения уголовного закона или на определение меры наказания.

Приговор Якутского городского суда РС (Я) от 22.04.2016 в отношении Г. отменен и постановлен новый обвинительный приговор.
Сторона обвинения в качестве доказательств, свидетельствующих о причинении Г. тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека потерпевшему Т., представила суду показания А. и У., данные ими в качестве свидетелей в ходе их допросов, а также в ходе проведения очных ставок между данными свидетелями и Г., в ходе которых свидетели А. и У. указывали, что удары Т. наносил Г.
Согласно протоколу судебного заседания, свидетели А. и У. были вызваны в суд в качестве свидетелей, однако, на судебное заседание не явились, предпринятые судом меры по их явке результатов не принесли, установить место нахождения свидетелей для вызова в судебное заседание не представилось возможным, в связи с чем показания, данные ими на предварительном следствии, были оглашены по ходатайству государственного обвинителя. Протоколы очной ставки между Г. и свидетелем А., в ходе которых свидетель изобличал осужденного, также были оглашены судом в порядке ст. 285 УПК РФ в отсутствие свидетеля. Противоречия в показаниях свидетелей А., У. и подсудимого Г. в ходе предварительного расследования и в ходе судебного следствия судом фактически устранены не были. Анализируя в приговоре суда показания свидетелей А., У., а также подсудимого Г., обоснованно указывая на наличие в них противоречий, суд, фактически не мотивируя принятое решение, положил в основу приговора показания свидетелей А. и У., данные ими в ходе предварительного следствия, отвергнув показания подсудимого Г., данные в ходе предварительного расследования и ходе судебного заседания о его невиновности.
Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что ряд доказательств, представленных стороной обвинения, не получил со стороны суда должной оценки, не сопоставлен с другими доказательствами по уголовному делу, а выявленные в ходе судебного следствия противоречия судом в полной мере не устранены и не оценены судом.
(Апелляционный приговор № 22- 22-966/2016)

В соответствии со ст. 389.24 УПК РФ оправдательный приговор суда первой инстанции может быть отменен судом апелляционной инстанции с передачей уголовного дела на новое судебное разбирательство не иначе как по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего, частного обвинителя, их законных представителей и (или) представителей на незаконность и необоснованность оправдания подсудимого.

Оправдательный приговор Якутского городского суда РС (Я) от 19.05.2016 в отношении Н. отменен и уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе суда. Апелляционное представление заместителя прокурора города Якутска К., а также апелляционная жалоба потерпевшей Н. удовлетворены полностью.
При рассмотрении дела суд не дал объективной оценки заключениям судебно-трассологической экспертизы, автотехнических экспертиз, показаниям свидетелей обвинения П., С., специалиста Е., протоколу осмотра места происшествия со схемой ДТП.
Эти доказательства в соответствии с требованиями ст.ст.87 и 88 УПК РФ суд должен был проверить путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимся в уголовном деле и оценить с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности – достаточности для разрешения уголовного дела. Однако эти требования закона судом не были выполнены.
В силу ч.2 ст.17 УПК РФ, никакие доказательства не имеют заранее установленной силы, а, следовательно, равны между собой, вне зависимости от того, кем из правомочных лиц они представлены.
Поэтому оправдательный приговор суда подлежал отмене из-за несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, поскольку в приговоре не указано по каким основаниям суд принял одни из доказательств и отверг другие, а также существенным нарушением уголовно-процессуального закона, которые повлияли на правильность принятия решения.
(Апелляционное постановление № 22-1044/2016)

3.2. Существенные нарушения уголовно-процессуального закона

В соответствии со ст. 389.17 УПК РФ существенными нарушениями уголовно-процессуального закона являются такие нарушения, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

Обвинительный приговор или иные решения суда первой инстанции подлежат отмене с передачей уголовного дела на новое судебное разбирательство, если в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции были допущены нарушения уголовно-процессуального и (или) уголовного законов, неустранимые в суде апелляционной инстанции.

Приговор Якутского городского суда РС (Я) от 09.09.2016 в отношении К. отменен, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе.
Вывод суда о виновности К. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.105 УК РФ, основан исключительно на оглашенных в судебном заседании показаниях свидетелей.
Каких-либо данных об извещении свидетелей о дате, времени и месте судебного заседания, материалы уголовного дела не содержат, причины их неявки судом не выяснялись, что свидетельствует о несоблюдении процедуры судопроизводства и, соответственно, нарушении гарантированных Уголовно-процессуальным кодексом РФ прав обвиняемого.
Решение суда об оглашении показаний свидетелей апелляционный суд признал нарушающим принцип равноправия и состязательности сторон, поскольку показания свидетелей оспариваются и ставятся под сомнение, при этом судом не принято должных мер к обеспечению прав стороны защиты, предусмотренных ст. 278 УПК РФ, задать свидетелям соответствующие вопросы, что повлекло нарушение права К. на защиту.
Кроме того, в основу обвинительного приговора положены показания свидетелей С. и З., которые, как следует из протокола судебного заседания, не были предметом исследования.
По делу вынесено частное определение о нарушениях закона, допущенных при рассмотрении дела судом
(Апелляционное определение № 22-1640/2016)

Приговор Якутского городского суда РС (Я) от 28.07.2016 в отношении Б. отменен, дело направлено на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе суда.
В приговоре суд в качестве доказательства вины Б. привел показания представителей потерпевших П., К., М., К., данные ими в судебном заседании.
Согласно протоколу судебного заседания допрос указанных лиц произведен вопреки требованиям ст. 277 УПК РФ. Так, при допросе представителей потерпевших 16.05.2016 П., К., перед дачей показаний об уголовной ответственности по ст. 307-308 УК РФ не предупреждались, подписки у них не отбирались.
Аналогичное нарушение допущено судом при допросе представителей потерпевших М., К. 26.05.2016.
Согласно ст. 75 УПК РФ не могут использоваться для доказывания доказательства, полученные с нарушением требований процессуального закона.
Кроме того, в соответствии с уголовно-процессуальным законом суд при постановлении приговора должен дать оценку всем рассмотренным в судебном заседании доказательствам, как подтверждающим выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам. При этом суд должен в приговоре указать, почему одни доказательства признаны им достоверными, а другие отвергнуты.
Суд первой инстанции в приговоре просто перечислил доказательства, указав в установочной части приговора сумму материального ущерба по первому эпизоду в размере *** руб. *** коп, по третьему эпизоду покушения на кражу в размере *** руб., показаниям потерпевших не дал надлежащей оценки и не привел мотивов, по которым он согласился с одними и отверг другие.
(Апелляционное определение № 22-1495/2016)

Приговор Оймяконского районного суда РС (Я) от 20.10.2016 в отношении С. отменен, уголовное дело направлено на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе со стадии судебного разбирательства.
Согласно протоколу судебного заседания, разъяснив подсудимому С. предусмотренное ст.292 УПК РФ право на участие в прениях сторон, суд в дальнейшем не выяснял, желает ли подсудимый принять участие в прениях сторон или нет, и фактически ему такой возможности не предоставил.
При таких обстоятельствах, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что право подсудимого на защиту грубо нарушено.
(Апелляционное определение № 22-1909/2016)

3.3. Неправильное применение уголовного закона

В соответствии со ст. 389.23 УПК РФ в случае, если допущенное судом нарушение может быть устранено при рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке, суд апелляционной инстанции устраняет данное нарушение, отменяет приговор и выносит новое судебное решение.

Приговор Якутского городского суда РС (Я) от 13.07.2016 в отношении Г. отменен и вынесен новый обвинительный приговор.
Судом первой инстанции установлено, что Г. осужден по приговору Якутского городского суда РС (Я) от 08.06.2016 по ст. 158 ч. 2 п. «в» УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года.
Преступление по приговору от 13.07.2016 Г. совершил 11.06.2016 после вынесения приговора с условным осуждением. Суд первой инстанции, ссылаясь на ст. 73 ч. 3 УК РФ, посчитал, что поскольку на момент совершения данного преступления приговор от 08.06.2016 в законную силу не вступил, то назначенное по нему наказание подлежит самостоятельному исполнению. Оснований для отмены условного осуждения суд первой инстанции не усмотрел.
Между тем, согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 02.12.2015 № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» в случае совершения лицом нового преступления после провозглашения приговора за предыдущее преступление судам следует исходить из того, что, поскольку вынесение приговора завершается его публичным провозглашением, правила назначения наказания по совокупности приговоров (ст. 70 УК РФ) применяются и тогда, когда на момент совершения осужденным лицом нового преступления первый приговор не вступил в законную силу. При этом следует иметь в виду, что совершение нового преступления до вступления предыдущего приговора в законную силу не образует рецидива преступлений.
На основании ст. 74 ч. 5 УК РФ условное осуждение по приговору Якутского городского суда РС (Я) от 08.06.2016 отменено.
Окончательное наказание Г. назначено по правилам ст. 70 УК РФ, то есть по совокупности приговоров путем частичного присоединения наказания по приговору от 08.06.2016.
(Апелляционное определение № 22-1322/2016)

3.4. Нарушение требований закона
при постановлении приговора в особом порядке,
предусмотренном главами 40 и 40.1 УПК РФ

Основаниями отмены или изменения судебных решений, вынесенных в порядке, предусмотренном главами 40 и 40.1 УПК РФ, являются основания, предусмотренные пунктами 2 — 4 статьи 389.15 УПК РФ.

Приговор Нерюнгринского городского суда РС (Я) от 02.06.2016 в отношении А. и П. отменен с постановлением нового обвинительного приговора.
В описательно-мотивировочной части приговора судом первой инстанции изложены: существо предъявленных А. и П. обвинений, позиция подсудимых по предъявленным им обвинениям, основания применения особого порядка принятия судебного решения, выводы суда о соблюдении условий постановления приговора в особом порядке судебного разбирательства.
Вместе с тем, в соответствии п.1 ст.307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать: описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.
В соответствии с ч.8 ст.316 УПК РФ кроме выводов суда о соблюдении условий постановления приговора без проведения судебного разбирательства, описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора обязательно должна содержать описание преступного деяния, с обвинением, в совершении которого согласился подсудимый.
Указанные требования закона судом не соблюдены, описания преступных деяний в приговоре не отражены.
(Апелляционный приговор № 22-1132/2016)

4. ПРИЧИНЫ ИЗМЕНЕНИЙ ПРИГОВОРОВ

В соответствии со ст. 389.15 УПК РФ основаниями изменения судебного решения в апелляционном порядке являются:
1) существенное нарушение уголовно-процессуального закона;
2) неправильное применение уголовного закона;
3) несправедливость приговора.

4.1. Существенное нарушение уголовно-процессуального закона

Основаниями отмены или изменения судебного решения судом апелляционной инстанции являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных настоящим Кодексом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

Приговором суда П. признан виновным и осуждён за незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств, в крупном размере и незаконный сбыт наркотических средств, в крупном размере.
По смыслу закона, само по себе обнаружение во владении лица наркотического средства не означает, что имелись основания для вменения ему незаконного приобретения наркотического средства, тем более в незаконном сбыте наркотических средств. Необходимы доказательства того, что имел место незаконный сбыт наркотика. Если такие доказательства отсутствуют, то в процессуальных документах недопустимы формулировки «в неустановленное время, в неустановленном месте, у неустановленного лица… приобрел или сбыл наркотическое средство».
Сбыт наркотических средств неустановленному следствием лицу не образует состава преступления предусмотренного п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ.
Из постановления о привлечении П. к уголовной ответственности и обвинительного заключения следует, что «неустановленным следствием лицом» признавался Ф.
Без изучения протокола его личного досмотра и протоколов допроса в период предварительного следствия, без его пояснений в судебном заседании по поводу изъятия у него наркотических средств, суд первой инстанции без достаточных на то оснований признал П. виновным в незаконном сбыте наркотических средств в крупном размере.
Признание П. своей вины по всем эпизодам предъявленного обвинения и показания оперативных работников полиции, проводивших задержание П., недостаточны для его признания виновным в совершении преступления без подтверждения указанными доказательствами.
Судам следует неукоснительно соблюдать принцип презумпции невиновности (ст.49 Конституции Российской Федерации, ст.14 УПК РФ), согласно которому все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в его пользу. По смыслу закона в пользу подсудимого толкуются не только неустранимые сомнения в его виновности в целом, но и неустранимые сомнения, касающиеся отдельных эпизодов предъявленного обвинения, формы вины, степени и характера участия в совершении преступления, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств и т.д.
Апелляционный суд приговор Якутского городского суда РС (Я) от 31.08.2016 в отношении П. изменил, в части незаконного сбыта наркотических средств, в крупном размере, оправдал П. в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ.
(Апелляционное определение № 22-1639/2016)

4.2. Неправильное применение уголовного закона

В соответствии с ч. 1 ст. 389.18 УПК РФ неправильным применением уголовного закона являются:
1) нарушение требований Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации;
2) применение не той статьи или не тех пункта и (или) части статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, которые подлежали применению;
3) назначение наказания более строгого, чем предусмотрено соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.

Постановление Мегино-Кангаласского районного суда РС (Я) от 29.06.2016 об освобождении В. от уголовной ответственности за совершение общественно опасного деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ и о применении к ней в соответствии с п. «а» ст. 99 УК РФ принудительного наблюдения и лечения у врача-психиатра в амбулаторных условиях изменено, применено принудительное лечение в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, общего типа.
Суд необоснованно применил в отношении В. принудительное наблюдение и лечение у врача-психиатра в амбулаторных условиях, поскольку согласно заключению комиссии экспертов В. рекомендовано принудительное лечение в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях общего типа.
При назначении и производстве комплексной психолого-психиатрической экспертизы нарушений требований норм уголовно-процессуального закона, которые давали бы основания сомневаться в выводах экспертов, допущено не было. Экспертное исследование по делу было проведено обладающим специальными познаниями экспертами, имеющими специальное образование и многолетний стаж экспертной работы, с использованием существующих специальных методов исследования.
Свои выводы об отказе в применении принудительных мер медицинского характера в психиатрическом стационаре общего типа в отношении В., суд первой инстанции обосновал тем, что В. совершила преступление против ***, поведение и противоправное действие которого явились основанием для совершения указанного деяния, что она с 20.04.2016 состоит на учете у *** и проходит амбулаторное лечение, также суд учёл показания свидетелей – **** о том, что она по своему поведению, по отношению к ним, к **** и к себе самой, не представляет никакой опасности для них, взаимоотношения с ними хорошие, совершила запрещенное уголовным законом деяние из-за злоупотребления спиртными напитками и частыми побоями со стороны ***. Кроме того, суд учёл характеристику главы *** Х., из которой следует, что В. не представляет опасность для окружающих людей и как человек, является общительным, дружелюбным к людям.
С указанными выводами суда суд апелляционной инстанции не согласился, поскольку *** В., а также глава *** Х., не обладают специальными познаниями, необходимыми для установления психического состояния В.
(Апелляционное определение № 22-1396/2016)

Назначив наказание осужденному по п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ в виде 2 лет 2 месяцев лишения свободы, а затем применив положения п.«б» ч.7 ст.79 УК РФ и окончательно определив наказание в виде 2 лет 2 месяцев лишения свободы, суд первой инстанции нарушил требования ч.4 ст.70 УК РФ о том, что окончательное наказание по совокупности должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору.
Приговор Нерюнгринского городского суда РС (Я) от 11.10.2016 в отношении Х. изменен, постановлено считать его осужденным по п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании п.«б» ч.7 ст.79, ст. 70 УК РФ к 2 годам 2 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
(Апелляционное постановление № 22-1887/2016)

Б. признан виновным и осужден за совершение преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 139 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, по ч. 1 ст. 139 УК РФ к 2 месяцам ареста, по ч. 3 ст. 30 – ч. 1 ст. 131 УК РФ к 3 годам 7 месяцам лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 5 лет 2 месяца лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Вместе с тем, согласно ст. 4 Федерального закона от 13.06.1996 N 64-ФЗ положения УК РФ о наказании в виде ареста вводятся в действие федеральным законом или федеральными законами по мере создания необходимых условий для исполнения этого вида наказания не позднее 2006 года. Однако положения ст. 54 УК РФ, регламентирующие наказание в виде ареста до настоящего времени в действие не введены, поскольку соответствующие исполнительные учреждения не созданы и данный вид наказания в силу невозможности его исполнения применению не подлежит, и осужденному не могло быть назначено.
Также из описательно-мотивировочной части приговора исключено указание о назначении наказания по правилам ч. 5 ст. 62 УК РФ, поскольку уголовное дело в отношении Б. рассмотрено в общем порядке и решение о постановке приговора без проведения судебного разбирательства в порядке главы 40 УПК РФ суд не принимал.
Приговор Верхневилюйского районного суда РС (Я) от 26.09.2016 в отношении Б. изменен, из описательно-мотивировочной части приговора исключена ссылка на ч. 5 ст. 62 УК РФ. Б. назначено наказание за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 139 УК РФ, в виде штрафа в размере 30 тысяч рублей. Определено наказание в виде штрафа исполнять самостоятельно. Наказание, назначенное на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ снижено до 5 лет 1 месяца лишения свободы.
(Апелляционное определение № 22-1912/2016)

4.3. Несправедливость приговора

В соответствии с ч. 2 ст. 389.18 УПК РФ несправедливым является приговор, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, либо наказание, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, но по своему виду или размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости.

В соответствии с ч. 1 ст. 389.26 УПК РФ при изменении приговора в апелляционном порядке суд вправе смягчить осужденному наказание.

При назначении наказания осужденной К. за совершение преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30 – ч. 1 ст. 105 УК РФ, ч. 3 ст.30 –ч. 1 ст. 158 УК РФ в качестве смягчающих наказание обстоятельств судом не учтены протоколы явок с повинной К., в которых она добровольно сообщила о совершенных преступлениях, что явилось безусловным основанием для снижения наказания по каждому преступлению.
Приговор Якутского городского суда РС (Я) 05.07.2016 в отношении К. изменен, мера наказания снижена.
(Апелляционное определение № 22-1272/2016)

Как следует из приговора, явка с повинной от 13.11.2015 исследована судом и признана допустимым доказательством по делу, оценена в совокупности с другими доказательствами, положенными в основу приговора.
Не признавая явку с повинной смягчающим обстоятельством, суд указал, что А. написал её после задержания и в целях избежать возможной ответственности за более тяжкое преступление.
Однако с таким выводом, суд апелляционной инстанции не согласился, т.к. в явке с повинной А. добровольно сообщил о совершённом им преступлении. При этом не имеет значения, какую цель преследовал при этом подозреваемый. Кроме того, А. при задержании сразу сообщил о том, что нанёс Т. два удара ножом в грудь спереди в доме № *** по улице *** в ***.
Приговор Намского районного суда РС (Я) от 09.06.2016 в отношении А. изменен, мера наказания снижена.
(Апелляционное определение № 22-1402/2016)

М. признан виновным и осуждён за совершение преступления, предусмотренного ч.1 ст.105 УК РФ к 08 годам лишения свободы без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Как следует из материалов уголовного дела, после совершения преступления М. сообщил об этом Ц-м и попросил их вызвать скорую помощь. После этого, М. пошёл к месту преступления и стал дожидаться приезда скорой помощи. Кроме того, М. дождался приезда следственно-оперативной группы, добровольно сообщил им о совершённом преступлении, принял участие в осмотре места происшествия.
В соответствии с п.29. Постановления Пленума Верховного суда РФ №58 от 22.12.2015 «О практике назначения судами РФ уголовного наказания» под явкой с повинной, которая в силу пункта «и» части 1 статьи 61 УК РФ является обстоятельством, смягчающим наказание, следует понимать добровольное сообщение лица о совершенном им или с его участием преступлении, сделанное в письменном или устном виде.
При таких обстоятельствах приговор Якутского городского суда РС (Я) от 29.07.2016 в отношении М. изменен, назначенное наказание снижено.
(Апелляционное определение № 22-1410/2016)

Как следует из положений ч. 1 ст. 389.24 УПК РФ, усиление апелляционной инстанцией наказания осужденному (п. 2 ч. 1 ст. 389.26 УПК РФ), в том числе при изменении приговора, возможно лишь по требованию стороны обвинения, а именно по жалобе или представлению соответственно потерпевшего, частного обвинителя, их законных представителей и (или) представителей и прокурора.

С. признан виновным и осужден за совершение преступления, предусмотренного ст. 111 ч. 4 УК РФ к 5 годам лишения свободы на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 4 года 6 месяцев.
С учетом личности подсудимого, совокупности смягчающих обстоятельств и отсутствием отягчающих, наличием заболеваний, препятствующей содержанию его под стражей, суд первой инстанции принял решение о применении в отношении С. положений ст. 15 ч. 6 УК РФ об изменении категории преступления на менее тяжкую и о назначении наказания с применением ст. 73 УК РФ.
При принятии решения суд руководствовался представленными справками из государственных медицинских учреждений, которые были выданы задолго до совершения С. преступления.
Однако, в соответствии с постановлениями Правительства РФ № 3 от 14.01.2011, № 54 от 06.02.2004, основанием для освобождения лица от отбывания наказания в виде лишения свободы по состоянию здоровья является медицинское заключение, выданное медицинскими комиссиями по результатам медицинского освидетельствования лица и подтверждающее наличие у него тяжелых заболеваний, препятствующих содержанию под стражей и отбыванию наказания в местах лишения свободы.
В материалах дела отсутствует полученное в соответствии с требованиями закона медицинское заключение о наличии у С. тяжелого заболевания, препятствующего отбыванию наказания.
Кроме того, удовлетворяя ходатайство, суд самостоятельно пришел к выводу о том, что заболевание С. входит в Перечень заболеваний, препятствующих отбыванию наказания, утвержденный постановлением правительства, тогда как установление этого обстоятельства в полномочия суда не входит, а отнесено к компетенции специальной медицинской комиссии.
Также судом не в полной мере были учтены обстоятельства дела, способ совершения преступления, а именно применение ножа в качестве орудия преступления, наступление особо тяжких последствий в виде смерти потерпевшего.
При таких обстоятельствах, оснований для назначения наказания, не связанного с лишение свободы, в связи с наличием у С. тяжелых заболеваний, препятствующих отбыванию наказания в виде лишения свободы, у суда первой инстанции не имелось.
Исключение из приговора суда применения ст. 73 УК РФ, не препятствует осужденному С. в дальнейшем обратиться с ходатайством об освобождении от наказания, в связи с наличием тяжелых заболеваний, в порядке ст. 81 УК РФ.
Приговор Якутского городского суда РС (Я) от 19.10.2016 в отношении С. изменен, определено считать его осужденным по ст. 111 ч. 4 УК РФ к 5 годам лишения свободы без ограничения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Апелляционная жалоба потерпевшей Т. удовлетворена.
(Апелляционное определение № 22-1925/2016)

5. ПРИЧИНЫ ОТМЕН И ИЗМЕНЕНИЙ
ПОСТАНОВЛЕНИЙ И ОПРЕДЕЛЕНИЙ СУДОВ

5.1. Постановления о возврате уголовного дела прокурору

Основанием для возвращения дела в отношении С. и Б. прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ послужило то, что постановление следователя по ОВД СО г. Якутску СУ СК РФ по РС (Я) от 17.03.2015 о прекращении уголовного дела отменено руководителем отдела процессуального контроля СУ СК РФ по РС (Я) И., то есть неуполномоченным лицом, не имеющим для этого соответствующих полномочий. Неотмененное постановление о прекращении уголовного дела находится в противоречии с обвинительным заключением, в котором ставится вопрос о привлечении С. и Б. к уголовной ответственности.
Между тем в соответствии с ч. 5 ст. 39 УПК РФ руководитель отдела процессуального контроля СУ СК РФ по РС (Я) относится к тем должностным лицам, которые обладают полномочиями руководителя следственного органа.
Приказом № 89 «Об объеме процессуальных полномочий руководителей следственных органов Следственного комитета Российской Федерации» от 17.11.2014 определены руководители управлений Следственного комитета, которые вправе осуществлять процессуальные полномочия руководителей следственных органов по субъектам Российской Федерации. В частности, абзацем одиннадцатым к ним отнесены руководители управлений, отделов и отделений процессуального контроля главных следственных управлений и следственных управлений Следственного комитета по субъектам Российской Федерации.
Принимая решение об отмене постановления о прекращении уголовного дела, должностное лицо Следственного комитета РФ по РС (Я) сослалось в своем постановлении на обстоятельства, свидетельствующие, по его мнению, о необоснованном и преждевременном прекращении уголовного дела.
Из этого следует, что процессуальное решение принято уполномоченным должностным лицом в соответствии с процедурой, установленной уголовно-процессуальным законом.
Постановление Якутского городского суда РС (Я) от 20.06.2016 в отношении обвиняемых С. и Б. отменено по основаниям, предусмотренным ст. 389.15 УПК РФ, с направлением дела на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе суда.
(Апелляционное постановление № 22-1193/2016)

Уголовное дело в отношении Х. возвращено прокурору г.Якутска для устранения препятствий его рассмотрения судом. Основанием для этого явилось то, что заместителем прокурора г.Якутска М. по ходатайству дознавателя от 11.01.16 продлён срок дознания на 30 суток, т.е. до 10.02.16, тогда как предыдущее продление срока дознания от 06.12.15 истекало 05.01.16, то согласно ч.3 ст.223 УПК РФ последующее продление срока дознания до 30 суток не должно было превышать 04.02.16, т.к. в соответствии с ч.3 ст.223 УПК РФ срок дознания может быть продлён до 30 суток без разрыва предыдущего срока.
Согласно ст.223 УПК РФ предварительное расследование в форме дознания производится в порядке, установленном главами 21, 22 и 24-29 УПК РФ, с изъятиями, предусмотренными главой 32 УПК РФ.
Срок производства дознания, согласно ч.4 ст.223 УПК РФ, может быть продлён соответствующим прокурором до 6 месяцев.
По настоящему уголовному делу срок дознания неоднократно продлевался, а 06.12.2015 срок был продлён до 05.01.2016. Следующее продление срока дознание было 11.01.2016 до 10.02.2016.
В соответствии с ч.2 ст.128 УПК РФ срок исчисляемый сутками, истекает в 24 часа последних суток. Если окончание срока приходится на нерабочий день, то последним днём срока считается первый следующий за ним рабочий день, за исключением случаев исчисления сроков при задержании, содержании под стражей, домашнем аресте и нахождении в медицинской организации, оказывающей медицинскую помощь в стационарных условиях, или в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях.
5-ти месячный срок дознания истекал 05.01.2016 в 24 часа, о чём указано и в самом постановлении исходя из толкования положений ч.2 ст.128 УПК РФ.
Однако, указанная дата являлась нерабочим днём, равно, как и последующие вплоть до 10.01.2016, и в соответствии с действующим законодательством, окончание срока дознания в данном случае приходилось на первый, следующий за нерабочими, рабочий день, то есть на 11.01.2016.
Постановление о возбуждении ходатайства о продлении срока дознания на 30 суток, а всего до 6 месяцев было удовлетворено прокурором 11.01.2016, то есть в установленный законом срок, с соблюдением требований ст.128 УПК РФ.
Постановление Якутского городского суда РС (Я) от 11.07.2016 о возвращении уголовного дела в отношении Х. отменено. Материалы уголовного дела направлены на новое судебное разбирательство в тот же суд со стадии подготовки к судебному заседанию.
(Апелляционное постановление № 22-1328/2016)

Во время судебного разбирательства по делу суд усмотрел наличие нарушений норм УПК РФ, допущенных в период предварительного следствия. По мнению суда, в нарушение требований главы 40.1 УПК РФ уголовное дело в отношении Е. не выделено в отдельное производство. В настоящее время действие досудебного соглашения о сотрудничестве с Е. не прекращено. Также судом сделан вывод о том, что адвокат Б. не может быть защитником Е. и М., поскольку интересы вышеуказанных лиц противоречат друг другу. Также судом указано, что в отношении М. ст.228 ч.2 УК РФ не содержит квалифицирующего признака — группой лиц по предварительному сговору.
Суд апелляционной инстанции установил, что, утвердив обвинительное заключение по поступившему в порядке ст.221 УПК РФ уголовному делу в отношении Е. и М., и, установив невыполнение обвиняемой Е. обязательств по досудебному соглашению, заместитель прокурора Республики 20.09.2016, руководствуясь п. 1.16 Приказа Генерального прокурора РФ от 15.03.2010 № 107 «Об организации работы по реализации полномочий прокурора при заключении с подозреваемыми (обвиняемыми) досудебных соглашений о сотрудничестве по уголовным делам», вынес постановление об отказе во внесении представления и рассмотрении уголовного дела в общем порядке. Постановление заместителя прокурора обвиняемой Е. вручено. Нарушений процессуального закона и ст.317.5 УПК РФ не допущено.
Защита обвиняемых адвокатом Б. не противоречит требованиям ч.6 ст.49 УПК РФ, т.к. обвиняемые Е. и М. давали признательные показания, которые не противоречат интересам друг друга. Кроме того, адвокат Б. в судебном заседании суда первой инстанции пояснил, что действительно в показаниях, данных М. и Е. во время предварительного следствия, отсутствовали какие-либо противоречия, также указал, что в случаях появления противоречий он бы заявил самоотвод.
Обвинительное заключение соответствует требованиям ст.220 УПК РФ. Указание в нем сведений, не содержащихся в диспозиции ч.2 ст.228 УК РФ, не является препятствием для рассмотрения дела, и могло быть устранено в ходе судебного следствия.
Кроме того, доводы государственного обвинителя, которые содержались в письменном возражении, судом не были опровергнуты.
Постановление Якутского городского суда РС (Я) от 28.10.2016 в отношении М. и Е. отменено и дело направлено на новое судебное разбирательство со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе суда.
(Апелляционное постановление № 22-1955/2016)

По ходатайству защитника обвиняемого суд вернул уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом. Основанием для этого явилось то, что следствием не установлена точная формулировка обвинения, когда как действиями С., по мнению суда, потерпевшим причинён значительный ущерб, размер которого в общей сложности является крупным, что в нарушение требований УПК РФ, не отражено в предъявленном обвинении и обвинительном заключении.
Однако, суд не является органом уголовного преследования. Прерогатива суда – осуществление правосудия, на основе соблюдения принципов равенства, состязательности сторон в судебном процессе обеспечить в разумные сроки соблюдение и защиту прав и свобод, доступ к правосудию граждан.
По смыслу норм УПК РФ, поступившее в суд уголовное дело должно быть рассмотрено в пределах предъявленного обвинения и обвинительного заключения. По итогам судебного разбирательства выносится законное, обоснованное, мотивированное и справедливое решение.
В данном случае, требование суда первой инстанции, рассматривающего уголовное дело по существу, о необходимости вменения обвиняемому дополнительного квалифицирующего признака – причинение потерпевшим значительного материального ущерба — не соответствует нормам процессуального права и означает восполнение неполноты предварительного следствия и увеличение объема обвинения, то есть ухудшает положение обвиняемого лица.
Постановление Якутского городского суда РС (Я) от 03.06.2016 отменено. Материалы уголовного дела направлены в тот же суд на рассмотрение по существу иным составом.
(Апелляционное постановление № 22-1077/2016)

По ходатайству законного представителя несовершеннолетнего обвиняемого К. постановлением суда уголовное дело возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом. Основанием для этого явилось то, что, по мнению суда, установлена причастность в совершении преступления другого лица, а потому в действиях подсудимого усматривается состав более тяжкого преступления.
В соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, предъявленное несовершеннолетнему К. обвинение, равно как и доказательства по делу подлежат проверке и оценке судом при рассмотрении уголовного дела по существу. При этом, суд апелляционной инстанции отметил, что доказательства по уголовному делу предметом надлежащего и всестороннего исследования в ходе судебного разбирательства не были и в своей совокупности не оценивались.
Кроме того, в нарушение ч.1.3 ст.237 УПК РФ суд указал статью Особенной части УК РФ, по которой деяние подлежит новой квалификации, и дал оценку доказательствам.
Вопросы, касающиеся виновности, либо невиновности лица в инкриминируемом преступлении, квалификации деяния, доказанности вины и оценки доказательств, в том числе на предмет их допустимости и достаточности, не разрешаются судом при проверке законности постановления о возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст.237 УПК РФ.
Постановление Якутского городского суда РС (Я) от 06.05.2016 о возвращении уголовного дела в отношении К., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ, отменено. Материалы уголовного дела направлены на новое судебное разбирательство в тот же суд со стадии подготовки к судебному заседанию.
(Апелляционное постановление № 22-1206/2016)

Потерпевшая С. в судебном заседании заявила ходатайство о возврате уголовного дела прокурору, в связи с тем, что она не согласна с предъявленным обвинением, считая, что сумма ущерба причиненного повреждением её автомобиля составляет *** рублей, а обвинением предъявлено причинение ущерба в сумме *** рублей и тем самым она просила вернуть дело прокурору для увеличения суммы причиненного ущерба.
Из материалов уголовного дела следует, что Т. полностью признал свою вину в причинении ущерба на сумму *** руб. *** коп. и заявил ходатайство о рассмотрении уголовного дела в особом порядке.
Между тем, вопреки воле обвиняемого Т., который признал свою вину в совершении преступления, где ему вменяется ущерб в сумме *** руб.*** коп., адвокат П., занял позицию, ухудшающую положение своего подзащитного, согласившись с позицией потерпевшей, которая просила вернуть уголовное дело прокурору для увеличения суммы причиненного ущерба.
Согласно подпункта 3 пункта 4 статьи 6 Федерального закона № 63-ФЗ от 31.05.2002 г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре РФ» адвокат не вправе занимать по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя.
Несмотря на допущенные нарушения закона со стороны защитника, судом меры по замене адвоката не приняты и уголовное дело возвращено прокурору фактически по ходатайству потерпевшей, т.е. с нарушением права обвиняемого на защиту, что является согласно ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ основанием для отмены судебного решения.
Доводы суда об отсутствии доказательства причиненного потерпевшей С. ущерба не соответствуют действительности, поскольку в обвинительном заключении указывается на отчет № 184-15, в котором, в том числе, имеется оценка рыночной стоимости восстановительного ремонта стекла передней правой двери, который приобщен к материалам дела.
В отношении повреждения других частей автомобиля материалы выделены в отдельное производство.
Согласно ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только по предъявленному обвинению.
Постановление Якутского городского суда РС (Я) от 07.07.2016 о возврате уголовного дела в отношении Т. прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, отменено и дело направлено для рассмотрения в тот же суд в ином составе.
(Апелляционное постановление № 22-1274/2016)
А. обвиняется в совершении особо тяжкого преступления, за совершение которого предусмотрено наказание до 20 лет лишения свободы, что исключает рассмотрение уголовного дела в особом порядке.
По окончании ознакомления обвиняемого А. с материалами уголовного дела ему в присутствии адвоката И. были разъяснены права, предусмотренные ч.5 ст. 217 УПК РФ, в том числе право на рассмотрение уголовного дела в особом порядке.
Возвращая уголовное дело прокурору суд указал, что следователем не только не разъяснена ч.5 ст. 217 УПК РФ, но и обвиняемый А. был введен следователем в заблуждение относительно возможности рассмотрения его уголовного дела в особом порядке. Подтверждением этому служит обращение А. с ходатайством о рассмотрении уголовного дела в особом порядке.
Однако, несмотря на то, что основания применения особого порядка принятия судебного решения по уголовному делу в отношении А. отсутствуют, ч.4 ст. 217 УПК РФ прямо предусматривает обязанность следователя выяснить у обвиняемого и его защитника по окончании их ознакомления с материалами уголовного дела, какие у них имеются заявления и ходатайства, а также какие свидетели, эксперты, специалисты подлежат вызову в судебное заседание для допроса и подтверждения позиции стороны защиты.
Каких-либо положений, допускающих освобождение следователя от выполнения этих обязанностей, указанные нормы уголовно-процессуального закона не содержат.
Поэтому обращение А. с ходатайством о рассмотрении уголовного дела в особом порядке является его правом как обвиняемого, и не может расцениваться как введение в заблуждение, поскольку составлено в присутствии защитника – адвоката И.. Заявление такого ходатайства обвиняемым не препятствовало суду рассмотреть уголовное дело по существу.
Также суд первой инстанции указал о нарушениях ст. 11 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности», а также п. 9 Инструкции о порядке предоставления результатов оперативно-розыскной деятельности, допущенных органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность.
Однако в постановлении не указано, в чем выражаются эти нарушения, почему указанные нарушения являются основанием для возвращения уголовного дела прокурору.
Постановление Якутского городского суда РС (Я) от 14.09.2016 о возвращении уголовного дела в отношении А. прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ отменено и направлено дело на новое судебное разбирательство в тот же суд со стадии судебного разбирательства.
(Апелляционное постановление № 22-1759/2016)

5.2. Нарушения, допускаемые судами при рассмотрении вопросов,
связанных с исполнением приговоров

Возмещение имущественного вреда

Необходимым условием для постановления судом законного, обоснованного и справедливого судебного решения является предусмотренная ст. 298 УПК РФ тайна совещания судей.
После рассмотрения заявления С. о возмещении имущественного вреда суд, возвратившись из совещательной комнаты, огласил вводную и резолютивную часть постановления.
Из содержания резолютивной части постановления, приобщенной к материалу, следует, что суд принял решение о частичном удовлетворении заявления С. и взыскании с Министерства финансов РФ в пользу С. имущественного вреда, причинённого ему незаконным уголовным преследованием. Размер суммы, подлежащей взысканию в пользу заявителя, суд не огласил. Судом не оглашалось и решение об индексации.
Однако в резолютивной части постановления в окончательной форме указана сумма, подлежащая взысканию в пользу заявителя в размере *** руб. за понесённые им расходы, а также индексация в размере *** руб.
Решение суда в окончательной форме в части суммы размера подлежащей выплате С. и суммы индексации было принято судом после оглашения судебного решения, т.е. вне пределов совещательной комнаты.
Такое нарушение уголовно-процессуального закона, искажает саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия.
Постановление Верхневилюйского районного суда РС (Я) от 15.04.2016 о частичном удовлетворении требований С. о возмещении имущественного вреда, причинённого в результате уголовного преследования, отменено, материалы дела направлены на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.
(Апелляционное постановление № 22-1502/2016)

Суд принял решение о возмещении В. расходов на оплату услуг адвоката Я. в размере *** рублей. Из них, взыскание расходов в размере *** рублей соответствует требованиям ст.135 и ст.133 УПК РФ, подтверждено необходимыми доказательствами, а именно судебными решениями, соглашениями об оказании юридической помощи и квитанциями к приходному кассовому ордеру от 14.10.2013 и 20.02.2015.
Вместе с тем, решение суда о возмещении расходов за оказание юридической помощи по соглашению от 05.06.2013 и на основании квитанции к приходному кассовому ордеру об уплате *** рублей не соответствует требованиям уголовно-процессуального закона.
Из содержания вышеуказанного соглашения следует, что адвокат принял на себя обязательства правового представителя и поверенного при подготовке искового заявления, сбора необходимых документов и участие в судебных заседаниях. Предметом спора искового заявления являлось увольнение (приказ об увольнении от 18.05.2013). Требования истца заключались в восстановлении на работу, взыскании среднемесячного заработка за время вынужденного прогула с 18.05.2013, компенсации морального вреда. Ответчиком по делу являлась МБОУ «***».
31.10.2013 решением Верхневилюйского районного суда РС (Я) увольнение В. было признано незаконным, требования истца удовлетворены.
Согласно ч.1 ст.133 УПК РФ право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причинённый гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объёме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.
Поскольку сумма в размере *** рублей, выплаченная 05.06.2013 адвокату Я., не связана с уголовным преследованием, т.к. уголовное дело в отношении Васильевой Т.И. возбуждено 16.08.2013, она не может быть возмещена реабилитированной в порядке п.4 ч.1 ст.135 и ч.1 ст.133 УПК РФ.
Постановление Верхневилюйского районного суда РС (Я) от 06.10.2016 по заявлению В. о возмещении имущественного вреда, причинённого в результате уголовного преследования, изменено: исключено указание о возмещении расходов в размере *** рублей за оказание юридической помощи адвокатом Я.
(Апелляционное постановление № 22-1789/2016)

Постановление суда о частичном удовлетворении исковых требовании В. мотивированно отсутствием надлежаще оформленных проездных документов защитника Б. и нечитаемостью чеков, квитанции, а также неправильным оформлением других документов.
Реабилитированная В. в судебном заседании не участвовала, в связи с отдаленностью расположения суда от места её жительства, заявив ходатайство о рассмотрении в её отсутствие.
При этом, суд, установив отсутствие надлежащих документов и их неправильное оформление, обязан был это довести до её сведения, разъяснив ей права и обязанности. Однако без разъяснения ей указанных обстоятельств суд принял решение о частичном удовлетворении исковых требовании о возмещения материального ущерба – что является существенным нарушением норм уголовно-процессуального закона, поскольку суд лишил В. гарантированного УПК РФ права на предоставление соответствующих доказательств обоснованности её требовании и оказания судом дополнительных мер по сбору доказательств.
Кроме того, согласно копиям обвинительного приговора Верхневилюйского районного суда РС (Я) от 10.10.2014 и апелляционного определения Верховного суда РС (Я) от 09.12.2014, обвинительный приговор в отношении В. был постановлен под председательством судьи М. и этот приговор был отменен, в связи с незаконностью и необоснованностью.
При указанных обстоятельствах судья М. в соответствии со ст. ст. 61 и 63 УПК РФ не должна была рассматривать заявление В. о возмещении ущерба, вследствие незаконного уголовного преследования и потому решение суда считается вынесенным незаконным составом суда.
Постановление Верхневилюйского районного суда РС (Я) от 15.07.2016 о частичном удовлетворении заявления В. о возмещении имущественного вреда отменено и материалы направлены на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.
(Апелляционное постановление № 22-1374/2016)

Ходатайства об условно досрочном освобождении

Суды, в нарушение требований закона, при отказе в удовлетворении ходатайств об условно-досрочном освобождении, учитывают тяжесть и общественную опасность совершённого им преступления.

В соответствии с п. 6 Постановления Пленума Верховного суда РФ № 8 от 21.04.2009 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания» характер и степень общественной опасности совершённого осуждённым преступления, в том числе тяжесть и последствия, не могут являться основаниями для отказа в удовлетворении ходатайства, поскольку они служат критериями для установления сроков, указанных в статьях 79, 80 и 93 УК РФ и учтены судом в приговоре при назначении наказания осуждённому.

Суд апелляционной инстанции в данном случае изменяет постановления в части указания суда в описательно-мотивировочной части на характер и общественную опасность совершённого осуждённым преступления.
— постановление Хангаласского районного суда РС (Я) от 20.07.2016 в отношении Ш. изменено апелляционным постановлением № 22-1389/2016;
— постановление Хангаласского районного суда РС (Я) от 17.08.2016 в отношении осужденного Д. изменено апелляционным постановлением № 22-1711/2016;
— постановление Якутского городского суда РС (Я) от 04.08.2016 в отношении П. изменено апелляционным постановление № 22-1480/2016.
Согласно п. 1 ч. 1 ст. 51 УПК РФ участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если подозреваемый, обвиняемый не отказался от защитника в порядке, установленном статьей 52 УПК РФ.
В соответствии с ч. 1 ст. 52 УПК РФ подозреваемый, обвиняемый вправе в любой момент производства по уголовному делу отказаться от помощи защитника, и такой отказ должен быть в письменном виде и по инициативе его.
Из расписки о разъяснении осужденному И. его прав следует, что он отказался от услуг адвоката в суде, в связи с материальным положением, то есть вынужденно. Протоколом судебного заседания и постановлением суда подтверждается, что ходатайство И. об условно-досрочном освобождении его от наказания рассматривалось в отсутствии защитника.
В связи с этим осужденный И. был лишен права на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон.
В соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ нарушение права на защиту является существенным нарушением уголовно-процессуального закона влекущим отмену постановления с направлением дела на новое судебное разбирательство, поскольку данные нарушения не могут быть устранены судом апелляционной инстанции.
Постановление Хангаласского районного суда РС (Я) от 27.07.2016 в отношении И. отменено, материалы дела направлены в тот же суд на новое судебное рассмотрение, со стадии судебного разбирательства, в ином составе суда.
(Апелляционное постановление № 22-1511/2016)

В соответствии с ч.2 ст.399 УПК РФ лица, которые могут участвовать в судебном заседании при рассмотрении ходатайств, поданных в порядке ст.397 УПК РФ, должны быть извещены о дате, времени и месте судебного заседания не позднее 14 суток до дня судебного заседания.
Согласно ч.2 ст. 128 УПК РФ срок, исчисляемый сутками, истекает в 24 часа последних суток.
Исходя из вышеуказанных требований закона, судебное заседание по рассмотрению такого ходатайства должно быть проведено не ранее чем через 14 суток после его назначения.
Как следует из материалов дела, ходатайство осуждённого А. поступило в Хангаласский районный суд 15.09.2016.
Постановлением судьи от 06.10.2016 рассмотрение ходатайства в судебном заседании назначено на 21.10.2016.
Согласно расписке о получении копии постановления о назначении судебного заседания, осуждённый А. был извещён об этом 14.10.2016, то есть менее чем за 14 суток до начала судебного заседания.
Согласно протоколу судебного заседания вопрос о надлежащем извещении осуждённого в судебном заседании не разрешался, не выяснялся также вопрос о подготовленности А. к судебному заседанию.
Таким образом, судом первой инстанции не соблюден установленный ч.2 ст.399 УПК РФ порядок разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора.
Постановление Хангаласского районного суда РС (Я) от 21.10.2016 в отношении А. отменено, материалы направлены на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе со стадии подготовки к судебному заседанию.
(Апелляционное постановление № 22-2024/2016)

Отмена условного осуждения и исполнение наказания

Представление начальника филиала по Хангаласскому району УИИ УФСИН России по РС (Я) об отмене условного осуждения в отношении осужденного Б. поступило в Хангаласский районный суд 15.09.2016.
Постановлением судьи от 16.09.2016 рассмотрение представления в судебном заседании назначено на 30.09.2016, то есть до истечения 14 суток.
Назначение судебного заседания на 30.09.2016 лишило суд первой инстанции возможности известить стороны о времени и месте судебного заседания в установленный ч.2 ст. 399 УПК РФ срок.
При этом в представленных в суд апелляционной инстанции материалах отсутствуют сведения о том, когда осужденный Б. фактически получили извещение о времени и месте судебного заседания.
Согласно протоколу судебного заседания вопрос о надлежащем извещении осужденного в судебном заседании не разрешался, не выяснялся также вопрос о подготовленности Б. к судебному заседанию.
Постановление Хангаласского районного суда РС (Я) от 30.09.2016 в отношении осужденного Б. отменено. Материал направлен на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе.
(Апелляционное постановление № 22-1865/2016)

Суд при отмене условного осуждения осужденному Б. в постановлении сослался на нарушения, которые были учтены судом при продлении испытательного срока 20.05.2016, заслуживают внимания.
Так, принимая решение об отмене условного осуждения, суд первой инстанции сослался на наличие административных нарушений от 08.10.2015 по ст. 20.20 ч. 1 КоАП РФ, 08.10.2015 по ст. 19.3 ч. 1, 20.21 ч. 1 КоАП РФ, 25.03.2016 по ст. 20.1 ч. 1 КоАП РФ, не явку на регистрацию 4 апреля, 5 мая 2016 года, которые послужили основанием для продления испытательного срока 20.05.2016.
Постановление Якутского городского суда РС (Я) от 30.09.2016 в отношении осужденного Б. отменено с вынесением нового судебного решения об отмене условного осуждения и исполнении наказания.
(Апелляционное постановление № 22-1827/2016)

Суд апелляционной инстанции, признав законным и обоснованным решение суда об отмене условного осуждения и исполнении приговора суда в отношении Н., вместе с тем изменил постановление в части вида исправительного учреждения.
Постановлением суда Н. отменено условное осуждение с направлением для отбытия наказания в колонию строгого режима сроком на 4 года
По приговору 18.05.2010 судимость Н. погашена в установленном порядке. По приговору от 26.03.2014 по ст. 166 ч. 1 УК РФ Н. осужден к штрафу в размере 30 000 руб.
Таким образом, Н. считается как лицо ранее не отбывавшее наказание в местах лишения свободы.
Вид режима исправительного учреждения следовало определить как колонию общего режима (ст. 58 ч. 1 п. «б» УК РФ).
Постановление Мегино-Кангаласского районного суда РС (Я) от 07.07.2016 об отмене условного осуждения и исполнении наказания в отношении осужденного Н. изменено.
(Апелляционное постановление № 22-1397/2016)

5.3. Нарушения, допускаемые судами при рассмотрении материалов
в порядке судебного контроля

Постановления, вынесенные в порядке ст. 125 УПК РФ

Адвокатом К. подана жалоба в порядке ст. 125 УПК РФ, в которой он просит признать в качестве недопустимых доказательств: протокол о привлечении в качестве обвиняемого от 24.08.2016 и на протокол допроса В. в качестве обвиняемого от 24.08.2016.
Судом первой инстанции жалоба адвоката оставлена без удовлетворения.
В соответствии с п. 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10.02.2009 № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 УПК Российской Федерации» в ходе предварительной подготовки к судебному заседанию следует выяснять, в том числе, имеется ли предмет обжалования, предусмотренный ст. 125 УПК РФ.
При проверке законности и обоснованности обжалуемых решений, действия (бездействия), судья не должен предрешать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по существу уголовного дела. По смыслу положений ст. 29, 125 УПК РФ, при рассмотрении жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ, суд не вправе давать правовую оценку доказательствам по уголовному делу, поскольку данный вопрос подлежит разрешению в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства уголовного дела.
Таким образом, поданная жалоба заявителя не должна была быть принята к рассмотрению судом, поскольку изложенные доводы о признании недопустимыми доказательства, не могут являться предметом рассмотрения жалобы в предусмотренном ст. 125 УПК РФ порядке.
Постановление Мегино-Кангаласского районного суда РС (Я) от 08.09.2016 об отказе в удовлетворении жалобы адвоката К. в интересах обвиняемого В. в порядке ст. 125 УПК РФ отменено. Производство по жалобе адвоката прекращено.
(Апелляционное постановление № 22К-1679/2016)

Жалоба адвоката Т. в интересах Ч. на постановление следователя по ОВД СЧ по РОПД СУ МУ МВД России «Якутское» Х. от 17.06.2016 об отказе в удовлетворении ходатайства, оставлена без удовлетворения.
Уголовное дело возбуждено 07.02.2016 по признакам преступления предусмотренного ч.4 ст. 159 УК РФ, по факту мошеннических действий в отношении С. Органами предварительного следствия в совершении данного преступления подозревается Л.
Из пояснений ст. следователя СУ МУ МВД РФ «Якутское» Х. следует, что в ходе производства по делу составлен протокол об изъятии 12 бивней мамонта и 6 штук рогов шерстистого носорога. Копия протокола об изъятий была выдана на руки только водителю автомашины, на которой хотели вывезти их в ***.
По уголовному делу Ч. допрошен в качестве свидетеля. Согласно его показаниям, среди изъятых при вывозе в *** бивней мамонта и рогов носорога, имеется его имущество, им предъявлены документы.
Следователь считает, что копия постановления о приобщении вещественных доказательств, какими являются вышеуказанное изъятое имущество, не может быть выдана Ч., в связи с тем, что он является свидетелем по делу.
Суд в своем постановлении об отказе в удовлетворении жалобы обосновал свои выводы указанными доводами следователя, которые противоречат Конституции РФ и другим нормам закона.
Согласно ст. 35 Конституции РФ право частной собственности охраняется законом. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения.
Согласно ст.ст. 83 и 84 УПК РФ документы приобщаются к материалам уголовного дела и по ходатайству законного владельца, документы или их копии могут быть переданы им, будь это протокол об изъятий или постановление о признании вещественным доказательством.
Из этого следует, что любое изъятие, в качестве вещественного доказательства или в связи с наложением ареста, должно, в соответствии со ст. 183 УПК РФ, протоколироваться в установленном порядке и копия протокола с постановлениями о признании вещественными доказательствами или о наложении ареста должны предоставляться тому лицу, у которого изъято имущество или кому принадлежит, даже в спорных случаях о их принадлежности, чтобы собственник мог контролировать судьбу своего имущества или оспаривать в соответствующих органах государственной власти.
В данном случае следователь обязан был предоставить собственнику Ч. копию соответствующих документов об изъятии или признании их вещественными доказательствами по уголовному делу.
Постановление Якутского городского суда РС (Я) от 04.07.2016 об отказе в удовлетворении жалобы адвоката Т., в интересах Ч., поданной в порядке ст.125 УПК РФ, отменено. Постановление следователя признано незаконным.
(Апелляционное постановление № 22К-1312/2016)

Жалоба заявителя А., поданная в порядке ст. 125 УПК РФ, на постановление следователя от 15.07.2016 об отводе адвоката Б., оставлена без удовлетворения.
Жалобу заявителя А. в порядке ст. 125 УПК РФ суд первой инстанции рассмотрел без участия последнего.
В протоколе судебного заседания, а также в обжалуемом постановлении суда указано, что заявитель своевременно извещен о месте, дате и времени судебного заседания. Однако в материалах дела отсутствуют достоверные сведения о надлежащем извещении заявителя АГ. о судебном заседании по рассмотрению его жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ, при неявке которого суд рассмотрел жалобу по существу.
В соответствии с п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 № 1 судья обязан обеспечить своевременное извещение о месте, дате и времени судебного заседания заявителя, его защитника, представителя, прокурора, руководителя следственного органа, следователя. Подлежат извещению иные лица, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием (бездействием) или решением.
Постановление Намского районного суда РС (Я) от 12.10.2016, которым жалоба А. оставлена без удовлетворения – отменено, материал направлен на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд, в ином составе суда.
(Апелляционное постановление № 22К-1859/2016)

Постановления по мере пресечения

Судом первой инстанции ходатайство заместителя начальника СО ОМВД России по Алданскому району Р. о продлении срока содержания под стражей на 2 месяца 00 суток, а всего до 8 месяцев 00 суток, т.е. по 21.08.2016 включительно, М. обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.191 УК РФ, удовлетворено.
Рассматривая ходатайство следователя суд первой инстанции не принял во внимание положения ч.1.1 ст.108 УПК РФ, согласно которой заключение под стражу в качестве меры пресечения не может быть применено в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных статьями 159 — 159.6, 160, 165 УК РФ, если эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности, а также статьями 171 — 174, 174.1, 176 — 178, 180 — 183, 185 — 185.4, 190 — 199.2 УК РФ.
Апелляционным судом установлено, что личность М. достоверно установлена, он имеет постоянное место жительства на территории Российской Федерации, как по месту регистрации, так и в г. Якутске, ранее избранная мера пресечения им не нарушалась, и он не скрылся от органов предварительного расследования или от суда, поскольку сразу после возбуждения уголовного дела был взят под стражу.
Кроме того, с момента предыдущего продления срока содержания под стражей, т.е. с 17.03.2016, органами предварительного следствия проведены следственные и процессуальные действия: продлены сроки содержания под стражей обвиняемому М. и Б. на 3 месяца.
Вину в совершенном преступлении М. признает в полном объёме, ходатайствовал о рассмотрении уголовного дела в особом порядке.
Постановление Алданского районного суда РС (Я) от 20.06.2016 о продлении срока содержания под стражей в отношении обвиняемого М. отменено. Меру пресечения изменена на подписку о невыезде и надлежащем поведении.
(Апелляционное постановление № 22К-1119/2016)

Суд первой инстанции, в нарушение требований закона фактически предрешил исход данного уголовного дела.
В описательно-мотивировочной части постановления суд счел доказанным совершение преступления Х. в составе организованной группы с распределением ролей. Кроме того, суд первой инстанции указал дату, время, способ совершения преступления, организаторскую роль Х. При этом указал, что «обвинение Х. в совершении преступления, предусмотренного ст. 158 ч. 4 п. «б» УК РФ доказывается собранными материалами уголовного дела».
В соответствии с п. 2 Постановления Пленума Верховного суда РФ № 41 от 19 декабря 2013 года « О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» проверяя обоснованность подозрения и причастности лица к совершенному преступлению, суд не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности лица.
Допущенное судом первой инстанции нарушение закона является безусловным основанием для отмены принятого судебного решения.
Постановление Усть-Майского районного суда Республики Саха (Якутия) от 02.09.2016 о продлении срока содержания под стражей в отношении Х. отменено с вынесением нового судебного решения.
(Апелляционное постановление № 22К-1588/2016)

Суд, продлевая срок содержания под стражей, указал в описательно-мотивировочной части постановления, что И. совершил преступление, имея непогашенную судимость. Этим выводом суд предрешил вопрос о его виновности, которое ещё необходимо предварительному следствию расследовать и доказать.
По смыслу закона, проверяя обоснованность подозрения о причастности лица к совершенному преступлению, суд не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности лица, которое согласно ст. 299 УПК РФ разрешается только при вынесений итогового решения по уголовному делу.
Постановление Якутского городского суда РС (Я) от 08.11.2016 о продлении И. меры пресечения в виде заключения под стражу отменено и вынесено новое решение.
(Апелляционное постановление № 22К-1986/2016)

6. ВЫВОДЫ

Проведенный анализ апелляционной практики рассмотрения уголовных дел и материалов показывает, что отмены и изменения судебных решений связаны с нарушениями требований уголовного и уголовно-процессуального законов, а также невыполнением разъяснений Верховного Суда Российской Федерации, изложенных в постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации.
В связи с изложенным председателям судов республики необходимо принять меры к устранению отмеченных недостатков и дальнейшему совершенствованию судебной деятельности путем своевременного изучения изменений в законодательстве, ознакомления судей с судебной практикой Верховного Суда Российской Федерации, проводить анализ и обобщения рассмотрения отдельных категорий уголовных дел на местах в целях единой правоприменительной практики, а также повышения качества рассмотрения уголовных дел.

Судебная коллегия по уголовным делам
Верховного Суда Республики Саха (Якутия)

январь 2017 года

С полным текстом апелляционных определений (постановлений) можно ознакомиться
на сайте Верховного Суда Республики Саха (Якутия) http://vs.jak.sudrf.ru/

СОДЕРЖАНИЕ:

1. Результаты кассационного рассмотрения по удовлетворенным жалобам и представлениям (по числу лиц)………………………………………………………2
2. Отмены и изменения приговоров и иных судебных решений по существу дела, вынесенных городскими и районными судами……………………………………..3
3. Причины отмены приговоров………………….……………………………………..4
3.1. Несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела……………………………………………………………………..4
3.2. Существенные нарушения уголовно-процессуального закона…..…………….…6
3.3. Неправильное применение уголовного закона……………………………………..7
3.4. Нарушение требований закона при постановлении приговора в особом порядке, предусмотренном главами 40 и 40.1 УПК РФ…………………………………………8
4. Причины изменения приговоров……………………………………………………..8
4.1. Существенное нарушение уголовно-процессуального закона……………………8
4.2. Неправильное применение уголовного закона…..…………………………….…..9
4.3. Несправедливость приговора………………………………………………………11
5. Причины отмены и изменения постановлений и определений судов………….13
5.1. Постановления о возврате уголовного дела прокурору…….……..………….…13
5.2. Нарушения, допускаемые судами при рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговора……………..……………………………………………………..17
5.3. Нарушения, допускаемые судами при рассмотрении материалов в порядке судебного контроля………………………………………………………………………………….22
6. Выводы…………………………………………………………………………………25