Обзор апелляционной и кассационной практики судебной коллегии по уголовным делам Волгоградского областного суда за 1 полугодие 2016 года

УТВЕРЖДЕН
Постановлением президиума
Волгоградского областного суда
от 21 сентября 2016 года
Обзор апелляционной и кассационной практики
судебной коллегии по уголовным делам Волгоградского областного суда за 1 полугодие 2016 года
Обобщение проведено в соответствии с планом работы Волгоградского областного суда на второе полугодие 2016 года.
Целью обобщения является выявление ошибок, допущенных мировыми судьями, судьями районных (городских) судов г.Волгограда и Волгоградской области при рассмотрении уголовных дел и материалов.
В ходе обобщения проанализированы определения и постановления судов апелляционной и кассационной инстанции Волгоградского областного суда, вынесенные в 1 полугодии 2016 года, которыми отменялись или изменялись постановления и приговоры мировых судей, районных (городских судов) г.Волгограда и Волгоградской области.
За первое полугодие 2016 года судебной коллегией по уголовным делам Волгоградского областного суда в апелляционном порядке проверены законность и обоснованность 876 приговоров районных судов на 1011 лиц, что на 4% больше по лицам, чем в первом полугодии 2015 года (842 приговоров на 971 лицо):
оставлено без изменения – 739 приговоров на 831 лицо,

отменен – 41 приговор на 70 лиц,
изменено – 96 приговоров на 110 лиц.
Показатели стабильности приговоров за 1 полугодие 2016 года в сравнении с аналогичным периодом 2015 года составили 95,2% (96,8%), утверждаемости – 82,6% (88,3%).
Наибольшее количество отмен по приговорам имеют: Центральный районный суд – в отношении 21 лица; Дзержинский районный суд – в отношении 14 лиц; Михайловский районный суд – в отношении 7 лиц; Котельниковский районный суд – в отношении 6 лиц; Волжский городской суд – в отношении 5 лиц; Новониколаевский районный суд – в отношении 4 лиц.
Наибольшее количество изменений по приговорам имеют: Волжский городской суд – в отношении 14 лиц; Михайловский районный суд – в отношении 13 лиц; Дзержинский районный суд – в отношении 11 лиц; Центральный районный суд – в отношении 10 лиц; Камышинский городской суд – в отношении 7 лиц; Красноармейский и Тракторозаводский районные суды – в отношении 6 лиц.
Кроме приговоров, в апелляционном порядке проверены судебные решения (об избрании, продлении, изменении меры пресечения, в порядке судебного контроля, в порядке исполнения приговора) в отношении 1439 лиц, из которых отменены решения в отношении 198 лиц, изменены в отношении 9 лиц. Показатели стабильности за первое полугодие в сравнении с аналогичным периодом 2015 года составили 98,6% (99%), утверждаемости – 85,6% (89%).
Как показал анализ апелляционной практики, в основном качество выносимых приговоров и иных решений по уголовным делам и материалам, рассматриваемым в уголовно-процессуальном порядке, соответствует предъявляемым законом требованиям, и, в целом, судьи правильно понимают и применяют на практике положения уголовно-процессуального и уголовного законов при рассмотрении уголовных дел по существу.
Вместе с тем следует отметить, что имеют место нарушения требований действующего законодательства (как материального, так и процессуального), которые влекли отмену или изменение судебного решения в апелляционном порядке.
Основаниями к отмене или изменению судебных решений являлись: несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции; существенные нарушения уголовно-процессуального закона; несправедливость приговора; неправильное применение уголовного закона.
В 1 полугодии 2016 года судебной коллегией по уголовным делам Волгоградского областного суда в кассационном порядке рассмотрено 930 кассационных жалоб и представлений, в том числе:
— передано на рассмотрение суда кассационной инстанции 43 кассационных производства, что на 9 меньше, чем в первом полугодии 2015 года (52 кассационных производств);
— отказано в передаче на рассмотрение суда кассационной инстанции 630 кассационных жалоб и представлений, что на 41 жалоб и представлений меньше, чем в первом полугодии 2015 года (671).

Результаты рассмотрения
президиумом Волгоградского областного суда
постановлений о возбуждении кассационного производства
судьями кассационной инстанции
на судебные решения судов
г. Волгограда и Волгоградской области в 1 полугодии 2016 года
(в сравнении с 1 полугодием 2015 года)
Судебные решения районных судов в качестве суда 1 инстанции
1 полугодие 2015 года
1 полугодие 2016 года
дел – лиц
дел – лиц
Отменено приговоров
6-6
1-1
Изменено приговоров
18-19
19-20
Оставлено без изменений приговоров (в т.ч. изменены в связи с изменением судебной практики, в связи с изменениями, внесенными президиумом областного суда по другим судебным решениям)
10-10
4-4
Отменено постановлений
Отменено постановлений по существу
3-3
2-2
2-2
0-0
Изменено постановлений
0-0
0-0
Оставлено без изменений постановлений
8-8
5-5
Всего:
47-48
31-32
Кассационной инстанцией Волгоградского областного суда в 1 полугодии 2016 года отменен приговор Дзержинского районного суда г.Волгограда, изменены приговоры следующих районных (городских) судов г.Волгограда и Волгоградской области: Волжский городской суд и Михайловский районный суд – по 3, Дзержинский районный суд, Красноармейский районный суд, Краснооктябрьский районный суд, Советский районный суд — по 2,Ворошиловский районный суд, Центральный районный суд, Еланский районный суд, Иловлинский районный суд, Среднеахтубинский районный суд – по 1.
Кроме того, кассационной инстанцией Волгоградского областного суда в 1 полугодии 2016 года отменён 1 приговор мирового судьи судебного № 40 Волгоградской области — и.о. мирового судьи судебного участка № 39 Волгоградской области. Изменены: 1 приговор мирового судьи судебного участка № 80 Волгоградской области; 1 приговор мирового судьи судебного участка № 96 Волгоградской области.
Наиболее часто встречающимися причинами отмены и изменения кассационной инстанцией Волгоградского областного суда судебных решений судов первой инстанции являются существенные нарушения уголовного и уголовно-процессуального законов.
I. Неправильное применение уголовного закона

Квалификация преступлений

Эксцессом исполнителя согласно положениям ст.36 УК РФ признается совершение исполнителем преступления, которое не охватывается умыслом других соучастников, в связи с чем за эксцесс исполнителя ответственность несёт только исполнитель.
Приговором Иловлинского районного суда Волгоградской области от 19 апреля 2012 года А., с учётом изменений внесённых постановлением Суровикинского районного суда Волгоградской области от 21 ноября 2012 года, осуждён по ч.3 ст.162 УК РФ.
Как установлено судом, А. и М. заранее договорились совместно совершить открытое хищение имущества И. Однако А., выйдя за пределы состоявшегося с М. предварительного сговора, с целью подавления сопротивления потерпевшего, умышленно нанёс И. два удара кулаком в область лица. После этого А. нанёс не менее 8 ударов в затылочную и теменную область головы потерпевшего табуретом, используя его в качестве оружия, создав реальную опасность для жизни и здоровья.
При этом суд не учёл, что согласно положениям ст.36 УК РФ за эксцесс исполнителя ответственность несёт только исполнитель.
Так, суд, указав в приговоре, что А., совершив нападение на потерпевшего в целях хищения чужого имущества и применив насилие, опасное для жизни и здоровья И. с применением предметов, используемых в качестве оружия, вышел за рамки предварительной договоренности с М., действовал самостоятельно, не ставя в известность о своих действиях М., тем самым признал в действиях А. эксцесс исполнителя, однако, ошибочно квалифицировал его действия, как разбойное нападение в составе группы лиц по предварительному сговору. Действия А. надлежало квалифицировать по ч.3 ст.162 УК РФ, как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершённое с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище.
Президиум Волгоградского областного суда изменил судебные решения, исключил из осуждения А. квалифицирующий признак «группой лиц по предварительному сговору»; смягчил ему наказание.
Постановление президиума ВОС №44у-7/2016 от 10.02.16г.
Официальными документами являются документы, принятые органами законодательной, исполнительной и судебной власти, носящие обязательный, рекомендательный и информационный характер.
Приговором Среднеахтубинского районного суда Волгоградской области от 1 октября 2014 года действия М. по составлению на рабочем месте двух заявлений от имени Т. на имя начальника ОМВД России по Среднеахтубинскому району с просьбой о переоформлении принадлежащего ему оружия ИЖ-43, 12 калибра, и ИЖ-27Е, 12 калибра, на М., квалифицированы по ч.1 ст.292 УК РФ, как служебный подлог, то есть внесение должностным лицом в официальные документы заведомо ложных сведений, если эти деяния совершены из корыстной заинтересованности.
Вместе с тем, суд, квалифицируя действия М. по ч.1 ст.292 УК РФ, не учёл, что официальными документами в силу действующего законодательства (ст.5 Федерального закона от 29 декабря 1994 года №77-ФЗ «Об обязательном экземпляре документов») являются документы, принятые органами законодательной, исполнительной и судебной власти, носящие обязательный, рекомендательный и информационный характер.
В определении от 17 июля 2012 года №1469-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Зябревой Ирины Владимировны на нарушение её конституционных прав частью первой статьи 292 Уголовного Кодекса Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации выразил правовую позицию относительно понятия официального документа, согласно которой «Конституция Российской Федерации относит уголовное законодательство к предмету ведения Российской Федерации (статья 71, пункт «о»). Реализуя предоставленное ему право, исходя из публичных интересов обеспечения и защиты, установленного порядка документооборота, документального удостоверения юридически значимых фактов и учитывая множественность видов и форм документов и их предназначение, федеральный законодатель в статье 292 УК РФ предусмотрел ответственность за внесение должностным лицом, а также государственным служащим и служащим местного самоуправления, не являющимся должностным лицом, в официальные документы исправлений, искажающих их действительное содержание, не определяя понятия официального документа. Вместе с тем оценка документа как предмета данного преступления не является произвольной, поскольку официальными документами в силу действующего законодательства (статья 5 Федерального закона от 29 декабря 1994 года №77-ФЗ «Об обязательном экземпляре документов») являются документы, принятые законодательной, исполнительной и судебной власти, носящие обязательный, рекомендательный или информационный характер».
Составленные М. два заявления в адрес начальника отдела МВД России по Среднеахтубинскому району Волгоградской области от имени Т. о переоформлении огнестрельного оружия нельзя признать официальными документами, поскольку они являются лишь основанием для оформления разрешения РОХа на ношение и хранение огнестрельного оружия для граждан, которое было уже выдано на имя Т., но срок которого, на момент составления заявления – истёк.
Именно разрешение, а не заявления граждан, в сфере оборота оружия является официальным документом учёта огнестрельного оружия у населения Российской Федерации.
При таких обстоятельствах президиум, судебные решения в части осуждения М. по ч.1 ст.292 УК РФ (два преступления) отменил, прекратил уголовное дело в этой части на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.
Постановление президиума ВОС № 44у-33/2016 от 18.05.16г.
Поскольку смерть потерпевшему была причинена в результате неосторожных действий подсудимого во время управления транспортным средством вне дороги, то действия последнего подлежали квалификации по ч.1 ст.109 УК РФ, а не по ч.3 ст.264 УК РФ
По приговору Быковского районного суда Волгоградской области от 12 января 2016 года Т. осуждён по ч.3 ст.264 УК РФ. Уголовное дело рассмотрено в особом порядке.
Как следовало из материалов уголовного дела и обвинительного заключения, Т., управляя механическим транспортным средством — колёсным трактором по грунтовой дороге (бахчевому полю), буксировал с помощью троса автомобиль КАМАЗ; в пути следования под колёсами трактора на грунте образовались колеи, из-за которых трактор не смог выехать. После того как потерпевший Г. пытался отсоединить буксировочный трос от передней части автомобиля КАМАЗ, Т., управляя трактором, продолжил движение трактора задним ходом, в результате чего совершил наезд на Г., находящегося в это время позади трактора у передней части автомобиля КАМАЗ.
В соответствии с пунктом 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 декабря 2008 г. № 25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения» действия водителя транспортного средства, повлекшие указанные в статье 264 УК РФ последствия не в результате нарушения правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, а при ремонте транспортных средств, производстве погрузочно-разгрузочных, строительных, дорожных, сельскохозяйственных и других работ, должны квалифицироваться по соответствующим статьям Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающим ответственность за преступления против жизни и здоровья либо за нарушение правил при производстве работ или требований охраны труда.
Поскольку совершаемый Т. манёвр на транспортном средстве был выполнен в результате управления транспортным средством вне дороги, на грунтовой дороге бахчевого поля, в результате которого по неосторожности причинена смерть потерпевшему Г., суд апелляционной инстанции переквалифицировал действия Т. с ч.3 ст.264 УК РФ на ч.1 ст.109 УК РФ.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22-1096/2016 от 14.03.16г.
В случае, когда лицо, имея умысел на сбыт всей партии наркотического средства, реализовало лишь часть имеющихся у него наркотических средств, всё содеянное им подлежит квалификации по ч.3 ст.30 УК РФ и соответствующей части статьи 228.1 УК РФ.
Приговором Советского районного суда г. Волгограда от 10 декабря 2015 года установлено, что П. и Ф., имея умысел на незаконный сбыт всей партии наркотического средства – марихуаны, весом 20,6 г, представляющей значительный размер, и, пытаясь его незаконно сбыть, не смогли довести свой преступный умысел до конца, так как их действия были пресечены сотрудниками УФСКН РФ по Волгоградской области.
Так, 17 августа 2015 года Ф., действуя с согласия и ведома П., согласно распределённым ролям, незаконно сбыл лицу, осуществляющему «проверочную закупку», наркотическое средство «каннабис» (марихуана) массой 13,86 г за 4000 руб. Оставшееся наркотическое средство «каннабис» (марихуана), массой 6,74 г, П., действуя с согласия и ведома Ф., незаконно, в целях последующего совместного незаконного сбыта, хранил при себе, в носимой им одежде. В этот же день данное наркотическое средство обнаружено и изъято у П. сотрудниками УФСКН РФ по Волгоградской области.
Таким образом, действия осуждённых П. и Ф., направленные на незаконный сбыт наркотического средства, являются единым продолжаемым преступлением. В этой связи суд апелляционной инстанции переквалифицировал действия каждого из осуждённых с пп. «а», «б» ч.3 ст.228.1, ч.3 ст.30, пп. «а», «б» ч.3 ст.228.1 УК на ч.3 ст.30, пп. «а», «б» ч.3 ст.228.1 УК РФ.
Апелляционное определение СКУД ВОС № 22-1109/2016 от 15.03.16г.
При квалификации действий по признаку причинения значительного ущерба гражданину следует учитывать имущественное положение потерпевшего, стоимость похищенного имущества, его значимость для потерпевшего, размер заработной платы, пенсии, наличие у потерпевшего иждивенцев, совокупный доход членов семьи, с которыми он ведёт совместное хозяйство.
По приговору Городищенского районного суда Волгоградской области от 15 февраля 2016 г. К. осуждён по ч.3 ст.30, п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ., то есть за покушение на кражу с причинением значительного ущерба гражданину, с незаконным проникновением в жилище.
В соответствии с разъяснением, содержащимся в п.24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 года «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», если ущерб не наступил по обстоятельствам, не зависящим от виновного, содеянное может квалифицироваться как покушение на кражу, с причинением значительного ущерба гражданину при условии, что умысел виновного был направлен на кражу имущества в значительном размере.
Вместе с тем, таких обстоятельств ни органами предварительного следствия, ни судом установлено не было. Похищая имущество, К. не предполагал, что в результате кражи будет причинён значительный ущерб потерпевшему.
Также органы следствия и суд не установили, что, исходя из материального положения потерпевшего С., получающего ежемесячно заработную плату с женой 15-20 тыс.руб. и пенсии, ущерб от совершённой кражи в сумме 7700 руб. является для него значительным. Каких-либо данных о том, что хищение указанного имущества существенно отразилось на материальном положении потерпевшего, совокупном доходе членов его семьи, в деле также не имелось.
По этому основанию суд апелляционной инстанции приговор изменил, исключив квалифицирующий признак «причинение значительного ущерба гражданину» и снизив размер наказания.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22-1911/2016 от 12.05.16г.
Уголовная ответственность по п. «в» ч.4 ст.228.1 УК РФ наступает лишь в тех случаях, когда лицо, сбывая наркотическое средство, знало или допускало, что совершает преступление в отношении несовершеннолетнего.
По приговору Михайловского районного суда Волгоградской области от 6 октября 2015 года К. осуждён по ч.3 ст.30, п. «в» ч.4 ст.228.1 УК РФ, то есть за покушение на незаконный сбыт наркотического средства в значительном размере в отношении несовершеннолетнего.
Давая правовую оценку действиям К., суд первой инстанции не учёл, что по смыслу закона уголовная ответственность по п. «в» ч.4 ст.228.1 УК РФ наступает лишь в тех случаях, когда лицо, сбывая наркотическое средство, знало или допускало, что совершает деяние в отношении несовершеннолетнего. Вместе с тем вопрос об осведомлённости К. о возрасте Л., которому К. сбыл наркотического средство, ни следствием, ни судом не выяснялся. Выводы суда в этой части не подтверждались приведёнными в приговоре доказательствами.
В этой связи суд апелляционной инстанции переквалифицировал действия К. на ч.3 ст.30, п. «б» ч.3 ст.228.1 УК РФ, т.е. на покушение на незаконный сбыт наркотического средства в значительном размере.
При рассмотрении дела судом допущены иные нарушения уголовно-процессуального закона.
В частности, в основу обвинительного приговора судом были положены недопустимые доказательства, а именно: показания К., данные в ходе оперативно-розыскного мероприятия «опрос» в отсутствие защитника. Не приняв исчерпывающих мер к обеспечению явки свидетеля А., суд в нарушение ч.2 ст.281 УПК РФ огласил его показания. Также отдав предпочтение показаниям свидетеля П., данным на стадии предварительного следствия и оглашённым по основаниям, предусмотренным ч.3 ст.281 УПК РФ, суд не принял во внимание, что допрос свидетеля проводился с нарушением ч.3 ст.164 УПК РФ в ночное время, при этом непосредственно перед допросом у П. было установлено алкогольное опьянение, и каких-либо обстоятельств, не позволявших отложить допрос до утра следующего дня, по материалам уголовного дела не имелось. Вышеперечисленные доказательства судом апелляционной инстанции исключены из приговора как недопустимые.
Апелляционное определение СКУД ВОС № 22-1868/2016 от 12.05.16г.
Определение вида рецидива

Судимость за преступление, совершенное в несовершеннолетнем возрасте, не даёт основания для признания в действия лица, совершившего новое преступление, рецидива.
Нарушение п.«б» ч.4 ст.18 УК РФ послужило основанием для изменения приговора мирового судьи судебного участка №96 Волгоградской области от 16 февраля 2016 года в отношении И., осуждённого по ст.319 УК РФ.
Назначая И. наказание, суд признал отягчающим наказание обстоятельством рецидив преступлений, сославшись на наличие судимости по приговору от 2 августа 2006 года за преступление, предусмотренное ч.4 ст.111 УК РФ, в связи с чем указал на необходимость назначения наказания по правилам ч.2 ст.68 УК РФ.
Вместе с тем, признавая в действиях И. наличие рецидива преступлений, суд не учёл, что данное преступление он совершил (20 мая 2005 года) в несовершеннолетнем возрасте, которое в силу п.«б» ч.4 ст.18 УК РФ не может учитываться при признании в действиях рецидива преступлений.
Более того, с учётом положений п.«в» ст.95 УК РФ данная судимость на момент совершения преступления по оспариваемому приговору – 22 ноября 2015 года, была погашена 20 мая 2014 года (20 мая 2011 года + 3 года).
Таким образом, мировой судья неправильно применил нормы Общей части Уголовного кодекса РФ, что повлияло на законность приговора.
Президиум Волгоградского областного суда изменил приговор мирового судьи от 16 февраля 2016 года в отношении И., исключил из приговора указание на судимость по приговору от 2 августа 2006 года, на наличие в действиях И. рецидива преступлений, признание его обстоятельством, отягчающим наказание, и назначение наказания с применением ч.2 ст.68 УК РФ; снизил назначенное ему по ст.319 УК РФ наказание.
Постановление президиума ВОС № 44у-34/2016 от 18.05.16г.
При признании рецидива преступлений не учитываются судимости, снятые или погашенные в порядке, установленном статьей 86 УК РФ.
Нарушение п.«в» ч.4 ст.18 УК РФ и ч.6 ст.86 УК РФ послужило основанием для изменения приговора Еланского районного суда Волгоградской области от 23 октября 2015 года, которым Г., ранее судимый, осуждён по ч.1 ст.166 УК РФ.
Признавая в действиях Г. наличие рецидива преступлений, суд учёл судимость по приговору Озинского районного суда Саратовской области от 18 мая 2004 года, которым Г. осуждён по пп. «г», «е» ч.2 ст.117 УК РФ к 4 годам лишения свободы, в соответствии со ст.73 УК РФ, условно, с испытательным сроком 3 года. Постановлением Озинского районного суда Саратовской области от 15 июля 2005 года отменено условное осуждение по данному приговору и Г. направлен в места лишения свободы для отбывания наказания, назначенного по приговору суда.
Преступление, предусмотренное ч.2 ст.117 УК РФ в соответствии с ч.4 ст.15 УК РФ в редакции, действовавшей на момент совершения преступления, относится к категории тяжких преступлений.
В соответствии с п. «г» ч.3 ст.86 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июля 1996 года), действовавшей на момент совершения Г. тяжкого преступления, за которое он осуждён по приговору от 18 мая 2004 года, судимость за такое преступление погашается спустя 6 лет после отбытия осуждённым наказания.
Г. освобождён по отбытию срока наказания, назначенного приговором от 18 мая 2004 года, 13 июля 2009 года, соответственно судимость по этому приговору погашалась 13 июля 2015 года.
Преступление по оспариваемому приговору Г. совершил 7 августа 2015 года, то есть после погашения судимости по приговору от 18 мая 2004 года.
Таким образом, судимость по приговору от 18 мая 2004 года не могла учитываться при назначении Г. наказания, в том числе при признании в его действиях рецидива преступлений, поскольку в соответствии с ч.6 ст.86 УК РФ погашение или снятие судимости аннулирует все связанные с ней правовые последствия.
Президиум Волгоградского областного суда изменил приговор, исключил указание на наличие судимости от 18 мая 2004 года; исключил указание об учёте в качестве отягчающего обстоятельства наличие рецидива преступлений, смягчил наказание.
Постановление президиума ВОС №44у-23/2016 от 13.04.16г.
Приговором Волжского городского суда Волгоградской области от 14 февраля 2014 года Ж., ранее судимый, осуждён по ч.3 ст.30, п.«г» ч.4 ст.2281, ч.1 ст.30, п.«г» ч.4 ст.2281 УК РФ.
При назначении Ж. наказания суд исходил из наличия у него неснятых и непогашенных судимостей за совершение тяжких преступлений по приговорам от 3 декабря 2003 года и 3 февраля 2009 года.
Вместе с тем, не было учтено, что постановлением Тракторозаводского районного суда г.Волгограда от 1 февраля 2013 года в постановленные в отношении Ж. приговоры были внесены изменения: в частности, наказание в виде лишения свободы, назначенное ему по приговору от 3 декабря 2003 года, было смягчено с 5 лет 2 месяцев до 4 лет 2 месяцев, что, соответственно, повлекло сокращение срока условно-досрочного освобождения от наказания, назначенного Ж. по этому приговору, и дало основание считать новые преступления, за которые он осуждён по приговору от 3 февраля 2009 года, совершёнными по истечении срока его условно-досрочного освобождения, в связи с чем из приговора от 3 февраля 2009 года было исключено указание об отмене Ж. условно-досрочного освобождения от отбывания наказания по приговору от 3 декабря 2003 года и назначении окончательного наказания в соответствии со ст.70 УК РФ.
Согласно п.«г» ч.3 ст.86 УК РФ, в редакции, действовавшей на момент совершения Ж. тяжкого преступления, за которое он осуждён по приговору от 3 декабря 2003 года, судимость за такое преступление погашается спустя 6 лет после отбытия осуждённым наказания.
С учётом изложенного, поскольку 10 октября 2006 года Ж. был условно-досрочно освобождён от наказания, назначенного по приговору от 3 декабря 2003 года, судимость по этому приговору погашалась 10 октября 2012 года, следовательно, на момент совершения Ж. в августе 2013 года новых преступлений его судимость по приговору от 3 декабря 2003 года была погашена и не могла учитываться при назначении ему наказания, в том числе при признании наличия в его действиях рецидива преступлений и определении режима исправительного учреждения, в котором ему надлежит отбывать наказание.
Кроме того, судимость от 13 декабря 2001 года по пп. «б», «в» ч.2 ст.158 УК РФ, наказание по которой было присоединено к наказанию по приговору от 3 декабря 2003 года, также считается погашенной, поскольку Ж. был осуждён за преступление средней тяжести, срок погашения судимости за которое составляет 3 года (согласно требованиям ст.86 УК РФ, действующей в редакции Закона на момент вступления приговора от 13 декабря 2001 года в законную силу, во взаимосвязи со ст.9 УК РФ).
Поскольку в силу ч.6 ст.86 УК РФ погашение судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью, то суд не вправе был указывать эти судимости в приговоре.
При таких обстоятельствах, президиум Волгоградского областного суда изменил приговор, исключил указание на наличие у осуждённого судимостей от 13 декабря 2001 года и от 3 декабря 2003 года; указание на наличие в его действиях особо опасного рецидива преступлений; признан в его действиях опасный рецидив преступлений, для отбывания наказания Ж. назначена исправительная колония строгого режима.
Постановление президиума ВОС №44у-15/2016 от 16.03.16г.
В соответствии с ч.2 ст.63 УК РФ если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьёй Особенной части настоящего Кодекса в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания
По приговору Ольховского районного суда Волгоградской области от 16 декабря 2015 года К. осуждён по ч.1 ст.314.1 УК РФ.
Признавая в качестве отягчающего обстоятельства рецидив преступлений в действиях К., суд не учёл положения ч.2 ст.63 УК РФ о недопустимости повторного учёта при назначении наказания отягчающего обстоятельства, предусмотренного соответствующей статьёй Особенной части в качестве признака преступления.
Часть 1 статьи 3 Федерального закона «Об административном надзоре за лицами, освобождёнными из мест лишения свободы» от 06.04.2011 г. №64-ФЗ предусматривает основания для установления административного надзора. В силу ч.2 ст.3 указанного закона в отношении лиц, совершивших преступление при опасном или особо опасном виде рецидива, административный надзор устанавливается независимо от наличия оснований, предусмотренных ч.1 данной статьи.
Как следовало из решения Фроловского городского суда Волгоградской области от 31 июля 2015 года, административный надзор в отношении К. установлен по основаниям, предусмотренным ч.2 ст.3 вышеуказанного закона, т.е. в связи с опасным рецидивом преступлений в действиях осуждённого.
Таким образом, опасный рецидив преступлений в данном случае являлся признаком субъекта преступления, предусмотренного ч.1 ст.314.1 УК РФ, и повторно в качестве обстоятельства, отягчающего наказание К., учитываться не мог.
По этим основаниям суд апелляционной инстанции приговор изменил: исключил из приговора отягчающее наказание обстоятельство – рецидив преступлений, а также ссылку на ч.2 ст.68 УК РФ.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22-673/2016 от 10.02.16г.
При рецидиве преступлений, если ранее лицо отбывало наказание в местах лишения свободы, осуждённому назначается для отбывания наказания исправительная колония строгого режима.
Нарушение требований п. «в» ч.1 ст. 58 УК РФ повлекло изменение приговора мирового судьи судебного участка № 72 Волгоградской области от 17 ноября 2014 года и апелляционного постановления Волжского городского суда Волгоградской области от 5 мая 2015 года.
Так, суд апелляционной инстанции, изменяя приговор мирового судьи, которым К., осуждён по ч.3 ст.30, ч.1 ст.158 УК РФ, в соответствии с ч.5 ст.69 УК РФ, к лишению свободы сроком 4 года 1 месяц в исправительной колонии особого режима, признал в действиях К. в качестве отягчающего наказание обстоятельства рецидив преступлений вместо особо опасного рецидива. В остальном приговор оставил без изменения.
Вместе с тем, суд апелляционной инстанции не учёл, что в соответствии с п. «в» ч.1 ст.58 УК РФ, при рецидиве преступлений, если ранее лицо отбывало наказание в местах лишения свободы, осуждённому назначается для отбывания наказания исправительная колония строгого режима, тогда как К. была назначена исправительная колония особого режима.
Президиум Волгоградского областного суда изменил судебные решения, назначил К. для отбывания наказания исправительную колонию строгого режима.
Постановление президиума ВОС №44у-4/2016 от 13.01.16г.
Назначение наказания

При назначении вида исправительного учреждения ранее отбывавшим лишение свободы следует считать лицо, которое за совершённое им в прошлом преступление отбывало наказание в виде лишения свободы в исправительной колонии, воспитательной колонии, тюрьме, лечебном исправительном учреждении, если судимость за это преступление не была снята или погашена на момент совершения нового преступления.
Нарушение требований п.«в» ч.1 ст.58 УК РФ повлекло изменение приговора Ольховского районного суда Волгоградской области от 13 июля 2015 года в отношении К., осужденного по п.«в» ч.2 ст.158 УК РФ к лишению свободы сроком 1 год 3 месяца в исправительной колонии строгого режима.
По смыслу уголовного закона и правовой позиции Верховного Суда РФ, выраженной в постановлении Пленума от 29 мая 2014 года №9 «О практике назначения и изменения судами видов исправительных учреждений», при назначении вида исправительного учреждения ранее отбывавшим лишение свободы следует считать лицо, которое за совершённое им в прошлом преступление отбывало наказание в виде лишения свободы в исправительной колонии, воспитательной колонии, тюрьме, лечебном исправительном учреждении, если судимость за это преступление не была снята или погашена на момент совершения нового преступления.
К ранее отбывавшим наказание в виде лишения свободы, в частности, относится лицо, осуждавшееся к наказанию в виде штрафа, обязательных работ, исправительных работ, ограничения свободы или принудительных работ, которому по основаниям, предусмотренным частью 5 статьи 46, частью 3 статьи 49, частью 4 статьи 50, частью 5 статьи 53 и частью 6 статьи 531 УК РФ, эти виды наказания были заменены лишением свободы, которое лицо отбывало в исправительном учреждении.
Из материалов уголовного дела и приговора усматривается, что К. ранее судим 13 ноября 2013 года по п.«а» ч.2 ст.158 УК РФ к штрафу в размере 10000 рублей, штраф оплачен 18 июля 2014 года.
Таким образом, судимость от 13 ноября 2013 года не была связана с лишением свободы.
Учитывая, что оспариваемым приговором К. назначено наказание за преступление средней тяжести, в его действиях приговором установлен рецидив преступлений, но ранее К. не отбывал наказание в виде лишения свободы, учитывая данные о его личности, установленные приговором, президиум пришел к выводу о том, что осуждённому надлежит назначить для отбывания наказания – исправительную колонию общего режима.
Постановлением президиума судебные решения изменены: К. направлен для отбывания наказания в исправительную колонию общего режима.
Постановление президиума ВОС №44у-18/2016 от 16.03.16г.
При назначении осуждённому основного наказания, которое является максимальным с учётом требований ч.1 ст.62 УК РФ, ч.2 ст.66 УК РФ, суд фактически не принял во внимание иные установленные по делу и приведённые в приговоре смягчающие обстоятельства.
Нарушение ст.60 УК РФ и правовой позиции Верховного Суда РФ, выраженной в п.36 Постановления Пленума от 22 декабря 2015 года № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» признано существенным и послужило основанием для изменения приговора Советского районного суда г.Волгограда от 25 декабря 2014 года, которым П. осуждён по ч.1 ст.30, пп.«б», «в» ч.4 ст.162, ч.1 ст.30, пп.«ж», «з» ч.2 ст.105 УК РФ, на основании ч.2 ст.69 УК РФ к лишению свободы сроком 10 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев, с возложением ограничений.
Назначая П. наказание, суд учел, что он ранее не судим, положительно характеризуется по месту жительства и месту прежней работы, его мать является инвалидом 2 группы, брат является инвалидом детства, на учетах в психоневрологическом и наркологическом диспансерах он не состоит.
Обстоятельствами, смягчающими наказание П., суд признал наличие двоих малолетних детей, явку с повинной по совершенным преступлениям.
Учел суд и отсутствие отягчающих наказание обстоятельств.
Установив, что П. совершил неоконченные преступления (приготовления), признав наличие смягчающего обстоятельства, предусмотренного п. «и» ч.1 ст.61 УК РФ, и отсутствие отягчающих обстоятельств, суд назначил ему наказание с применением правил ч.1 ст.62 и ч.2 ст.66 УК РФ.
Максимальный срок наказания в виде лишения свободы, который мог быть назначен П. с учётом требований ч.1 ст.62 и ч.2 ст.66 УК РФ, по ч.1 ст.30, пп. «ж», «з» ч.2 ст.105 УК РФ не должен был превышать 6 лет 8 месяцев лишения свободы (суд назначил 6 лет 8 месяцев лишения свободы).
Таким образом, назначив П. основное наказание, которое является максимальным наказанием с учётом требований ч.1 ст.62 УК РФ, ч.2 ст.66 УК РФ, суд фактически не принял во внимание иные установленные по делу и приведённые в приговоре смягчающие обстоятельства.
Президиум Волгоградского областного суда изменил судебные решения, смягчил назначенное П. основное наказание в виде лишения свободы.
Постановление президиума ВОС №44у-19/2016 от 20.04.16г.
По смыслу ч.11 ст.63 УК РФ и в соответствии с положениями ст.307 УПК РФ, при признании в качестве отягчающего наказание обстоятельства совершение преступления в состоянии опьянения данный факт должен быть установлен судом при изложении фактических обстоятельств дела.
Данное нарушение закона повлекло изменение приговора Михайловского районного суда Волгоградской области от 9 сентября 2014 года в отношении П., осуждённого по ч.4 ст.111 УК РФ к лишению свободы сроком 8 лет 10 месяцев с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
Как следует из приговора, описание преступного деяния, признанного судом доказанным, не содержит указания о совершении П. преступления в состоянии какого-либо опьянения. Также не приведено такое обстоятельство как в постановлении о привлечении П. в качестве обвиняемого, так и в обвинительном заключении в части описания совершённого П. преступления.
Президиум Волгоградского областного суда изменил приговор, исключил указание о признании обстоятельством, отягчающим наказание, совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, и снизил наказание.
Постановление президиума ВОС №44у-22/2016 от 13.04.16г.
В силу ч.1 ст.70 УК РФ при назначении наказания по совокупности приговоров к наказанию, назначенному по последнему приговору суда, частично или полностью присоединяется неотбытая часть наказания по предыдущему приговору суда.
Нарушение данных требований уголовного закона явилось основанием для изменения приговора Красноармейского районного суда г.Волгограда от 10 ноября 2015 года, которым Ж., ранее судимый 13 октября 2008 года по ч.4 ст.111 УК РФ к 8 годам 10 месяцам лишения свободы, осуждён по ч.2 ст.313 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы. В соответствии со ст.70 УК РФ по совокупности приговоров назначено 2 года 2 месяца лишения свободы.
Назначая Ж. окончательное наказание на основании ст.70 УК РФ, суд указал на частичное присоединение к вновь назначенному наказанию неотбытой части наказания по приговору Тракторозаводского районного суда г.Волгограда от 13 октября 2008 года, по которому он осуждён (с учётом изменений, внесённых постановлением Красноармейского районного суда г.Волгограда от 11 февраля 2015 года) по ч.4 ст.111 УК РФ к 8 годам 10 месяцам лишения свободы, с исчислением срока отбывания наказания с 8 сентября 2007 года.
Из материалов уголовного дела видно, что неотбытый срок наказания по приговору Тракторозаводского районного суда г.Волгограда от 13 октября 2008 года составлял 7 месяцев 28 дней на дату вынесения обжалуемого приговора.
Вместе с тем, присоединяя частично неотбытое наказание по приговору Тракторозаводского районного суда г.Волгограда от 13 октября 2008 года в виде 8 месяцев лишения свободы, суд фактически присоединил неотбытое Ж. наказание по данному приговору полностью, даже превысив его, чем нарушил требования ст.70 УК РФ.
Данное нарушение уголовного закона повлияло на исход дела, поскольку существенно ухудшило положение осуждённого.
Президиум Волгоградского областного суда изменил приговор в отношении Ж., снизил осуждённому назначенное наказание на основании ст.70 УК РФ по совокупности приговоров.
Постановление президиума ВОС №44у-43/2016 от 1.06.16г.
При назначении окончательного наказания по совокупности приговоров на основании ст.70 УК РФ суду необходимо проверить, вносились ли в последующем изменения в предыдущие судебные решения.
Приговором мирового судьи судебного участка №80 Волгоградской области от 29 января 2015 года Б., ранее судимая, осуждена по ст.319 УК РФ, в соответствии с п.«в» ч.1 ст.71, 70 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком 4 года 9 месяцев в исправительной колонии общего режима. Апелляционным постановлением Дзержинского районного суда г.Волгограда от 24 марта 2015 года приговор оставлен без изменения.
Вместе с тем, при назначении окончательного наказания по совокупности приговоров на основании ст.70 УК РФ судом первой и апелляционной инстанций не были учтены изменения, внесённые в приговор Дзержинского районного суда г.Волгограда от 8 октября 2010 года постановлением Дзержинского районного суда г. Волгограда от 21 июля 2011 года, согласно которых действия Б. по ч.2 ст.162 УК РФ переквалифицированы на ч.2 ст.162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ), по которой назначено наказание в виде лишения свободы сроком 4 года 4 месяца. В соответствии с ч.5 ст.74 УК РФ отменено условное осуждение, назначенное приговором Дзержинского районного суда г. Волгограда от 31 марта 2010 года, и в соответствии со ст.70 УК РФ по совокупности приговоров к назначенному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания по приговору Дзержинского районного суда г.Волгограда от 31 марта 2010 года. Назначено Б. окончательное наказание в виде лишения свободы сроком 4 года 7 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. В соответствии с ч.1 ст.82 УК РФ Б. отсрочено реальное отбывание наказания до достижения её сыном – Б, родившимся 24 июня 2008 года, четырнадцатилетнего возраста.
Данное нарушение уголовного закона, сопряжённое с несоблюдением требований Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации и влияющим на срок назначенного Б. наказания, послужило основанием для изменения судебных решений, снижении назначенного на основании ст.70 УК РФ наказания.
Постановление президиума ВОС № 44у-24/2016 от 13.04.16г.
По смыслу закона при решении вопроса о возможности отмены или сохранения условного осуждения в отношении лица, совершившего в период испытательного срока новое умышленное преступление средней тяжести, суду необходимо учитывать характер и степень общественной опасности первого и второго преступлений, а также данные о личности осуждённого и его поведении во время испытательного срока.
По приговору Камышинского городского суда Волгоградской области от 30 ноября 2015 года Д. осуждён по ч.1 ст.166 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы.
В соответствии со ст.70 УК РФ путём частичного присоединения к вновь назначенному наказанию неотбытой части наказания по приговору от 29 июля 2015 года окончательно назначено наказание в виде 3 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.
Придя к выводу о необходимости отмены Д. условного осуждения по приговору Камышинского городского суда Волгоградской области от 29 июля 2015 года, суд первой инстанции в описательно-мотивировочной части приговора указал, что Д. совершил умышленное преступление средней тяжести в период условного осуждения по приговору от 29 июля 2015 года. Своё решение об отмене осуждённому условного осуждения суд не мотивировал.
Кроме того, в резолютивной части приговора суд не сослался на ч.4 ст.74 УК РФ.
По этим основаниям суд апелляционной инстанции приговор изменил: исключил из описательно-мотивировочной и резолютивных частей приговора ссылку на назначение наказания в соответствии со ст.70 УК РФ; постановил считать Д. осуждённым по ч.1 ст.166 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении; приговор Камышинского городского суда Волгоградской области от 29 июля 2015 года постановил исполнять самостоятельно.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22-502/2016 от 28.01.16г.
Отменяя подсудимой условное осуждение по предыдущему приговору на основании ч.4 ст.74 УК РФ, суд также не обсудил вопрос о возможности его сохранения.
По приговору Волжского городского суда Волгоградской области от 22 декабря 2015 года К. осуждена по п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ (два преступления), ч.2 ст.69, ч.4 ст.74, ст.70 УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.
Отменяя подсудимой К. условное осуждение по предыдущему приговору на основании ч.4 ст.74 УК РФ, суд первой инстанции в нарушение требований закона не обсудил вопрос о возможности его сохранения, в связи с чем суд апелляционной инстанции исключил из резолютивной части приговора указание на применение ст.74 и ст.70 УК РФ.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22-1013/16 от 9.03.16г.
В соответствии с п.34 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 1 февраля 2011 года № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» действие принудительных мер воспитательного воздействия прекращается по достижению лицом совершеннолетия.
По приговору Михайловского районного суда Волгоградской области от 20 ноября 2015 года Ш. признан виновным по ч.2 ст.264 УК РФ, в силу ч.1 ст.432 УПК РФ от наказания освобождён; в соответствии с ч.2 ст.92 УК РФ к Ш. применены принудительные меры воспитательного воздействия сроком на семь месяцев в виде: передачи под надзор матери – К.; ограничения досуга и установления особых требований к поведению несовершеннолетнего.
Поскольку Ш. наказание в виде лишения свободы за совершённое им преступление средней тяжести не назначалось, положения ч.2 ст.92 УК РФ в отношении него не могли быть применены.
С учётом того, что совершеннолетие Ш. наступало 16 февраля 2015 года, то есть спустя 2 месяца 26 дней после постановления приговора, назначенная ему принудительная мера воспитательного воздействия не могла быть исполнена, и при том, что в силу ч.3 ст.90 УК РФ срок применения данных мер воспитательного воздействия не может быть менее шести месяцев.
Кроме того, в нарушение п. «б» ч.1 ст.61 УК РФ, суд первой инстанции не признал несовершеннолетие подсудимого обстоятельством, смягчающим наказание.
По этим основаниям, с учётом доводов апелляционного представления, суд апелляционной инстанции приговор изменил: признал в качестве смягчающего наказание обстоятельства несовершеннолетие Ш., исключил из резолютивной части приговора суда указание на применение положений ч.2 ст.92 УК РФ и на применение в отношении Ш. принудительных мер воспитательного воздействия сроком на семь месяцев в виде передачи под надзор матери и ограничения досуга; на основании ч.1 ст.92 УК РФ освободил Ш. от наказания с применением принудительной меры воспитательного воздействия в виде предупреждения.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22-637/2016 от 12.02.16г.
Если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей УК РФ в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания.
Приговором Михайловского районного суда Волгоградской области от 26 ноября 2015 года Л. осуждён по ч.1 ст.166, ст.264.1 УК РФ, в соответствии с ч.2 ст.69 УК РФ к 2 годам 1 месяцу лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, т.е. за неправомерное завладение автомобилем без цели хищения, а также за управление автомобилем лицом, находящимся в состоянии опьянения, подвергнутым административному наказанию за невыполнение законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.
Вопреки требованиям ч.2 ст.63 УК РФ судом первой инстанции при назначении наказания по ст.264.1 УК РФ признано в качестве отягчающего обстоятельства состояние опьянения, вызванное употреблением алкоголя.
Вместе с тем, управление автомобилем лицом, находящимся в состоянии опьянения, составляет объективную сторону преступления, предусмотренного ст.264.1 УК РФ, в связи с чем суд апелляционной инстанции исключил из приговора ссылку на данное отягчающее обстоятельство, снизив размер наказания как по ст.264.1, так и по совокупности преступлений.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22-1894/2016 от 13.05.16г.
Приговором Центрального районного суда г. Волгограда от 3 марта 2016 года осуждён Я. за совершение преступления, предусмотренного ч.3 ст.264 УК РФ.
При назначении наказания суд учёл тяжесть наступивших последствий в виде смерти И., то есть обстоятельство, предусмотренное п.«б» ч.1 ст.63 УК РФ в качестве отягчающего. Поскольку причинение смерти человеку является признаком преступления, предусмотренного ч.3 ст.264 УК РФ, учитывая при назначении наказания тяжесть наступивших последствий в виде смерти человека, суд ухудшил положение осуждённого.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22-1779/2016 от 5.05.16г.
Санкция ч.1 ст.264 УК РФ предусматривает назначение дополнительного наказания в виде лишения права управлять транспортным средством на определённый срок только наряду с наказанием в виде принудительных работ либо лишением свободы.
По приговору Волжского городского суда Волгоградской области от 13 января 2016 года Б. осуждён по ч.1 ст.264 УК РФ к 1 году ограничения свободы с установлением ограничений, указанных в приговоре, с лишением права управлять транспортным средством на 1 год 6 месяцев. С Б. в пользу К. взыскано 257 177 руб. 88 коп. в счёт возмещения материального вреда, 100 000 руб. компенсации морального вреда, 20 000 руб. – расходы на оплату услуг представителя.
Вместе с тем, при назначении наказания суд первой инстанции не учёл, что санкция ч.1 ст.264 УК РФ предусматривает назначение дополнительного наказания в виде лишения права управлять транспортным средством на определённый срок только наряду с наказанием в виде принудительных работ либо лишением свободы. Кроме того, в нарушение ч.3 ст.47 УК РФ каких-либо оснований для применения Б. указанного дополнительного наказания в приговоре приведено не было.
Также, в ходе предварительного следствия установлено смягчающее наказание обстоятельство – активное способствование раскрытию и расследованию преступления, однако в нарушение п. «и» ч.1 ст.61 УК РФ суд не признал данное обстоятельство смягчающим.
Взыскивая с Б. в пользу К. сумму материального ущерба, суд первой инстанции не учёл, что в ходе предварительного следствия Б. возместил потерпевшей ущерб, причинённый её здоровью в сумме 300 000 руб., что подтверждалось соответствующей распиской.
Учитывая рассмотрение уголовного дела в особом порядке и, исходя из положений ч.10 ст.316 УПК РФ, суд неправомерно взыскал с осуждённого процессуальные издержки, связанные с расходами потерпевшей на представителя.
Суд апелляционной инстанции приговор изменил: признал смягчающим наказание обстоятельством активное способствование раскрытию и расследованию преступления, снизив размер наказания в виде ограничения свободы до 11 месяцев, исключил назначение дополнительного наказания в виде лишения права управления транспортным средством. Отменил приговор в части гражданского иска, направив в этой части на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22-1160/16 от 24.03.16г.
Лицу, впервые совершившему преступление небольшой тяжести, при отсутствии обстоятельств, отягчающих наказание, и при отсутствии исключений, указанных в ч.1 ст.56 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ), не может быть назначено наказание в виде лишения свободы.
По приговору Волжского городского суда Волгоградской области от 27 ноября 2015 года осуждены:
Б. по пп. «а», «г» ч.2 ст.161, ч.2 ст.325, ч.3 ст.30, ч.1 ст.158 УК РФ, ч.3 ст.69, п. «в» ч.7 ст.79, ст.70 УК РФ к 4 годам 4 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима, с ограничением свободы на 1 год с установлением ограничений;
К. по пп. «а», «г» ч.2 ст.161, ч.2 ст.325, ч.1 ст.158 УК РФ, в соответствии с ч.3 ст.69 УК РФ к 2 годам 2 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.
При назначении осуждённому К. наказания по ч.1 ст.158 УК РФ в виде 6 месяцев лишения свободы суд не учёл положения ч.1 ст.56 УК РФ.
Поскольку преступление, предусмотренное ч.1 ст.158 УК РФ, является преступлением небольшой тяжести, лишение свободы не является единственным видом наказания за его совершение. В отношении К. судом отягчающих наказание обстоятельств не установлено, он ранее не судим. Суд апелляционной инстанции приговор изменил, назначил за указанное преступление наказание в виде исправительных работ сроком на 6 месяцев в местах, определяемых органами местного самоуправления по согласованию с уголовно-исполнительной инспекцией в районе места жительства осуждённого с удержанием из заработной платы осуждённого 10 % в доход государства; в соответствии с ч.3 ст.69 УК РФ – 2 года 1 месяц лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
Апелляционное определение СКУД ВОС № 22-1294/2016 от 30.03.16г.
Аналогичное нарушение допущено судьёй Кировского районного суда г. Волгограда: в нарушение ч.1 ст.56 УК РФ лицу, впервые совершившему преступления небольшой тяжести (ч.1 ст.159 УК РФ – 2 преступления), за которое предусмотрены альтернативные наказания, не связанные с лишением свободы, при отсутствии отягчающих обстоятельств, назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 6 месяцев. В этой связи суд апелляционной инстанции приговор изменил: назначив за каждое из указанных преступлений наказание в виде 1 года исправительных работ с удержанием ежемесячно 10 процентов из заработка в доход государства.
Апелляционное определение СКУД ВОС № 22-1866/2016 от 10.05.16г.
В нарушение требований ст.ст. 9, 10 УК РФ при квалификации действий виновного суд применил новую редакцию уголовного закона, которая ухудшала положение осуждённого.
По приговору Нехаевского районного суда Волгоградской области от 3 марта 2016 года Т. осуждён по ч.4 ст.264 УК РФ к 2 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении, с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, сроком на 2 года.
Согласно приговору, действия Т. квалифицированы судом по ч.4 ст.264 УК РФ в редакции Федерального закона от 31 декабря 2014 года № 528-ФЗ.
При этом судом не учтено, что указанное преступление совершено Т. 13 апреля 2015 года. При этом Федеральным законом от 31 декабря 2014 года № 528-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу усиления ответственности за совершение правонарушений в сфере безопасности дорожного движения», вступившим в силу с 1 июля 2015 года, в санкции ч. 4 ст. 264 УК РФ установлен нижний предел наказания в виде лишения свободы.
Таким образом, в силу требований ст.9, 10 УК РФ действия Т. подлежали квалификации по ч.4 ст.264 УК РФ в прежней редакции, действовавшей на момент совершения им преступления, санкция которой значительно улучшала правовое положение осуждённого.
По этим основаниям суд апелляционной инстанции переквалифицировал действия Т. с ч.4 ст.264 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 31 декабря 2014 года № 528-ФЗ) на ч.4 ст.264 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 13 февраля 2009 года № 20-ФЗ), по которой назначил наказание в виде лишения свободы сроком на 1 год 11 месяцев, с лишением права управлять транспортными средствами сроком на 2 года, отсрочив реальное отбывание наказание до достижения его детьми четырнадцатилетнего возраста.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22-1694/2016 от 27.04.16г.
Согласно ч.2 ст.22 УК РФ психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания.
По приговору Котельниковского районного суда Волгоградской области от 29 февраля 2016 года С. осуждён по ч.1 ст.105 УК РФ к 9 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Как следовало из материалов уголовного дела, согласно выводам амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы от 9 октября 2015 года С. обнаруживал признаки психического расстройства, не исключающего вменяемости, при этом в момент совершения инкриминируемого ему деяния он совершал целенаправленные действия, мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, в применении принудительных мер медицинского характера не нуждается.
Однако суд первой инстанции вопреки требованиям ч.2 ст.22 УК РФ психическое расстройство С. не учёл при назначении наказания и вообще оно не нашло какого-либо отражения в приговоре при решении вопроса о назначении наказания. Более того, согласно протоколу судебного заседания вышеуказанное заключение судом не исследовалось.
В связи с этим суд апелляционной инстанции приговор изменил, с учётом ч.2 ст.22 УК РФ смягчив С. наказание до 8 лет 10 месяцев лишения свободы.
Апелляционное определение СКУД ВОС № 22-2407/2016 от 15.06.16г.
В соответствии с разъяснениями, изложенными в п.49 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2015 года №58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания», в случае рассмотрения уголовного дела в особом порядке, предусмотренном главой 40 или 40.1 УПК РФ, при любом виде рецидива предусмотренная ч.2 ст.68 УК РФ одна треть исчисляется за оконченное преступление – от максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершённое преступление санкцией соответствующей статьи.
По приговору Урюпинского городского суда Волгоградской области от 25 марта 2016 года М. осуждён по ч.1 ст.166 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, на основании ст.73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком в 1 год.
Согласно ч.2 ст.68 УК РФ срок наказания при любом виде рецидива преступлений не может быть менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершённое преступление, но в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части настоящего Кодекса.
Следовательно, с учётом положений ч.2 ст.68 УК РФ М. не могло быть назначено наказание менее 1 года 8 месяцев лишения свободы, в связи с чем суд апелляционной инстанции приговор изменил, назначив осуждённому М. наказание в соответствии с требованиями уголовного закона в виде 1 года 8 месяцев лишения свободы, на основании ст.73 УК РФ условно с испытательным сроком в 1 год.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22-1938/2016 от 16.05.16г.
Освобождение от уголовной ответственности или от наказания

Неправильное применение акта амнистии повлекло отмену судебного решения.
Постановлением мирового судьи судебного участка №132 Волгоградской области от 16 июля 2015 года уголовное дело в отношении С., ранее судимого, обвиняемого по ч.1 ст.116 УК РФ, прекращено на основании п.3 ч.1 ст.27 УПК РФ, в силу подпункта 3 пункта 6 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации №6576-6 ГД от 24 апреля 2015 года «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», вследствие акт об объявлении амнистии, со снятием судимости.
Вместе с тем, применяя акт амнистии, суд первой инстанции не убедился в отсутствии ограничений, предусмотренных пп.6 п.13 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации об амнистии и пп.5 п.19 Постановления о порядке применения акта амнистии, согласно которым акт амнистии не распространяется на осуждённых, являющихся злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания. Злостными же нарушителями считаются осуждённые, совершившие умышленные преступления в течение установленного судом испытательного срока, в период отсрочки отбывания наказания либо в течение оставшейся неотбытой части наказания после применения к ним условно-досрочного освобождения или замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания, что является одним из необходимых условий для применения акта амнистии.
Поскольку, как следует из материалов уголовного дела, С. ранее судим приговором мирового судьи судебного участка №56 Волгоградской области от 16 июня 2014 года по ч.1 ст.119 УК РФ к 1 году лишения свободы с применением ст.73 УК РФ условно, с испытательным сроком 1 год.
Преступление, предусмотренное ч.1 ст.116 УК РФ, по настоящему уголовному делу, которое прекращено на основании пп.3 п.6 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 апреля 2015 года № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», С. совершено 30 сентября 2014 года, то есть в период условного осуждения.
Допущенное судом нарушение уголовного закона является существенным, повлиявшим на исход дела, так как искажает саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия, и послужило основанием для отмены судебного решения и передачи уголовного дела на новое судебное рассмотрение.
Постановление президиума ВОС №44у-9/2016 от 10.02.16г.
Неприменение акта об амнистии послужило основанием для изменения приговора мирового судьи судебного участка №43 Волгоградской области от 26 августа 2015 года, которым М., осуждён по ч.1 ст.158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ) к обязательным работам на срок 200 часов.
Так как М. совершил преступление, предусмотренное ч.1 ст.158 УК РФ, до вступления в законную силу Постановления об амнистии, наказание ему назначено в виде обязательных работ на срок 200 часов, он не относится к категории осуждённых, на которых распространяется запрет на применение акта об амнистии в силу п.13 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 апреля 2015 года №6576-6 ГД «Об Объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», и иных оснований, исключающих возможность применения в отношении него акта об амнистии, не имелось.
Президиум Волгоградского областного суда изменил приговор, освободил М. от назначенного наказания и снял с него судимость по указанному приговору.
Постановление президиума ВОС №44у-21/2016 от 13.04.16г.
По смыслу закона, суд, решая вопрос о возможности прекращения уголовного дела за примирением сторон, должен исходить не только из формального выполнения подсудимым условий, перечисленных в ст.76 УК РФ, но учитывать и иные обстоятельства, имеющие существенное значение для принятия законного, обоснованного и справедливого решения, в том числе данные о личности подсудимого и обстоятельства совершённого преступления.
Постановлением Урюпинского городского суда Волгоградской области от 20 ноября 2015 года уголовное дело по обвинению Д. в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ, прекращено на основании ст.25 УПК РФ в связи с примирением с потерпевшим.
Вместе с тем, принимая данное решение, суд оставил без внимания обстоятельства, имеющие существенное значение для дела и данные о личности подсудимого. В частности, суд не учёл, что в течение 2014-2015 гг. в отношении Д. трижды прекращались по нереабилитирующим основаниям дела по фактам совершения им преступлений, предусмотренных ст.158 УК РФ, что свидетельствовало о нежелании извлекать Д. пользу из прошлого опыта и следовать установленным в обществе правилам и действующим законам.
Кроме того, суд оставил без внимания и иные данные, отрицательно характеризирующие личность Д.: в течение 2014-2015 гг. последний неоднократно вызывался на заседания дисциплинарной комиссии, на советы профилактики с участием инспекторов по делам несовершеннолетних ОП «Урюпинский», склонен к бродяжничеству, самовольно покидал школу-интернат, нарушал режим, имеет пропуски занятий в училище без уважительных причин.
По этим основаниям суд апелляционной инстанции постановление отменил, и направил дело на новое судебное рассмотрение.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22-315/2016 от 14.01.16г.
Исходя из положений ст.25 УПК РФ, ст.76 УК РФ, суд вправе прекратить уголовное дело в связи с примирением с потерпевшим и освободить от уголовной ответственности лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести.
Постановлением Дзержинского районного суда г. Волгограда от 14 декабря 2015 года уголовное дело в отношении Б., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ, прекращено в связи с примирением с потерпевшим.
Суд апелляционной инстанции в ходе проверки доводов прокурора установил, что при принятии решения по ходатайству потерпевшего о прекращении уголовного дела в отношении Б. условия, предусмотренные ст. 25 УПК РФ, ст.76 УК РФ, в полном объёме не выполнены.
Как следовало из материалов дела по приговору Дзержинского районного суда г. Волгограда от 19 августа 2015 года Б. осуждён по п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ, с применением ст.73 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев, за преступление, совершённое 20 июля 2015 года.
В период испытательного срока, 31 октября 2015 года Б. вновь совершил преступление, предусмотренное п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ. Таким образом, Б. не являлся лицом, впервые совершившим преступление.
В связи с тем, что суд в нарушение требований закона прекратил уголовное дело в отношении Б., суд апелляционной инстанции постановление отменил, направил дело на новое судебное рассмотрение.
Апелляционное постановление СКУД ВОС №22-545/2016 от 1.02.16г.
II. Неправильное применение уголовно-процессуального закона

Нарушение права на защиту

Выступив против воли подзащитного, адвокаты лишили его права на эффективную защиту и доведение до суда позиции по рассматриваемому уголовному делу.
По приговору Старополтавского районного суда Волгоградской области от 8 декабря 2015 года К. осуждён по ч.3 ст.134 УК РФ.
Как следовало из материалов дела органами предварительного следствия К. обвинялся в совершении двух преступлений, предусмотренных п. «б» ч.4 ст.131 УК РФ.
Подсудимый К. вину в совершении указанных преступлений не признавал, отрицая свою причастность к инкриминируемым деяниям, утверждал, что интимных отношений с потерпевшей С. он не имел. Между тем, адвокаты А. и Л., осуществлявшие защиту подсудимого в суде первой инстанции, выступая в прениях в защиту интересов К., просили переквалифицировать действия своего подзащитного с п. «б» ч.4 ст.131 УК РФ на ч.1 ст.134 УК РФ и назначить ему наказание в виде лишения свободы в пределах срока содержания под стражей, пояснив, что просить суд вынести оправдательный приговор нецелесообразно.
Допрошенная в ходе судебного разбирательства потерпевшая утверждала, что К. не был осведомлён о её малолетнем возрасте, так как она говорила, что ей уже исполнилось 14 лет, на дальнейшие вопросы об обстоятельствах совершённых в её отношении действий отвечать отказалась. Вместе с тем суд первой инстанции в нарушение требований ст.281 УПК РФ отказал государственному обвинителю в оглашении показаний потерпевшей С., данных ею на предварительном следствии, ограничив тем самым право стороны обвинения представлять доказательства, в том числе для установления осведомленности К. о возрасте потерпевшей, что являлось обязательным, так как влияло на правовую оценку действий последнего.
Также судом немотивированно отвергнуты показания эксперта, подтвердившего в судебном заседании выводы амбулаторной комплексной судебной психолого-сексолого-психиатрической экспертизы, при этом само заключение эксперта привёл в качестве доказательства.
В нарушение ч.6 ст.259 УПК РФ протокол судебного заседания от 5 октября 2015 года подписан секретарём, не принимавшим участия в этом судебном заседании.
В связи с допущенными нарушениями требований уголовно-процессуального закона суд апелляционной инстанции приговор отменил, дело направил на новое судебное рассмотрение.
Апелляционное определение СКУД ВОС № 22-541/2016 от 15.02.16г.
Состав суда. Подсудность

В силу взаимосвязанных положений ч.1 ст.47 Конституции РФ и ч.3 ст.8 УПК РФ никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено Уголовно-процессуальным кодексом РФ.
По приговору мирового судьи от 10 декабря 2015 года, Ш. осужден по ст.2641 УК РФ.
Согласноп.3 ч.1 ст.73 УПК РФ при производстве по уголовному делу среди прочих доказыванию подлежат обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого.
Как следует из выписки из приказа командира войсковой части от 13 января 2015 года, поступившей с кассационным представлением, Ш. с 4 декабря 2014 года назначен на воинскую должность войсковой части, с 17 декабря 2014 года и по настоящее время является военнослужащим войсковой части Министерства обороны Российской Федерации.
Согласно приговору Ш. совершил преступление 25 сентября 2015 года, то есть в период, когда он являлся военнослужащим, проходившим военную службу по контракту. Однако ни в ходе дознания, ни в ходе рассмотрения уголовного дела мировым судьей данные о том, что осужденный по делу Ш. является военнослужащим, установлены не были.
В соответствии с ч.5 ст.31 УПК РФ гарнизонный военный суд рассматривает уголовные дела о всех преступлениях, совершенных военнослужащими и гражданами, проходящими военные сборы, за исключением уголовных дел, подсудных вышестоящим военным судам.
По смыслу указанного положения закона подсудность уголовного дела военному суду поставлена в зависимость от отношения обвиняемого к военной службе во время совершения преступления.
На основании подп.«в» п.1 ч.2 и п.7 ч.3 ст.151 УПК РФ дознание по уголовным делам о преступлениях, совершенных военнослужащими проводится следователями Следственного комитета Российской Федерации.
Между тем из материалов уголовного дела следует, что дознание по данному делу проводилось ОД ОМВД России по Новоаннинскому району Волгоградской области.
При таких обстоятельствах, президиум Волгоградского областного суда отменил приговор и возвратил уголовное дело прокурору Новоаннинского района Волгоградской области в порядке п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом.
Постановление президиума ВОС №44у-27/2016 от 11.05.16г.
В соответствии с ч.2 ст.61 УПК РФ недопустимо участие судьи в рассмотрении дела, если оно связано с оценкой ранее уже исследовавшихся с его участием обстоятельств по делу, а также в том случае, если судья ранее выразил своё мнение и принял решения по вопросам, вновь ставшим предметом судебного разбирательства и послужившим основанием для постановления приговора.
По приговору Новониколаевского районного суда Волгоградской области от 20 октября 2015 года Б. осуждён по ч.4 ст.264 УК РФ.
При рассмотрении настоящего уголовного дела судьёй нарушены требования ст.61 УПК РФ, поскольку ранее этим же судьёй рассмотрен материал о привлечении Б. к административной ответственности по ч.1 ст.12.8 КоАП РФ по обстоятельствам, которые впоследствии легли в основу обвинительного приговора. При рассмотрении уголовного дела судья подверг исследованию и оценке доказательства, официально высказал мнение по существу фактических и правовых вопросов, которые уже были предметом судебного разбирательства при рассмотрении административного дела в отношении Б. и получили разрешение в решении суда, которое было вынесено этим же судьёй.
По этому основанию суд апелляционной инстанции приговор отменил, направил уголовное дело на новое судебное рассмотрение.
Апелляционное определение СКУД ВОС № 22-670/2016 от 15.02.16г.
При наличии оснований для отвода судья в силу ч.2 ст.62 УПК РФ обязан устраниться от участия в судопроизводстве с тем, чтобы не давать оснований усомниться в своей объективности.
По приговору Дзержинского районного суда г.Волгограда от 2 февраля 2016 года С. осуждён по ч.3 ст.30, ч.3 ст.291 УК.
Как следовало из материалов дела, возбуждено оно и расследовано старшим следователем следственного отдела по Дзержинскому району города Волгограда СУ СК РФ по Волгоградской области.
Исходя из положений ст.5 Федерального закона от 28 декабря 2010 года № 403-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации», следователь, расследовавший уголовное дело в отношении С., руководитель следственного отдела по Дзержинскому району города Волгограда, находятся в прямом подчинении руководителя СУ СК РФ по Волгоградской области, являющегося родственником — братом судьи, который рассматривал уголовное дело в отношении С. по существу.
На руководителя Следственного управления по субъекту Российской Федерации, наряду с процессуальными полномочиями, предусмотренными Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, возложено руководство, в том числе и деятельностью нижестоящих следственных органов Следственного комитета.
Таким образом, судья, приняв к производству и рассмотрев по существу настоящее уголовное дело, нарушил требования ст.61, 62 УК РФ о недопустимости участия в производстве по уголовному делу лиц, подлежащих безусловному отводу.
По этим основаниям суд апелляционной инстанции приговор отменил, уголовное дело направил на новое судебное рассмотрение.
Апелляционное определение СКУД ВОС № 22-1202/2016 от 23.03716г.
Согласно ч.2 ст.32 УПК РФ если преступление было начато в месте, на которое распространяется юрисдикция одного суда, а окончено в месте, на которое распространяется юрисдикция другого суда, то данное уголовное дело подсудно суду по месту окончания преступления.
По приговору Камышинского городского суда Волгоградской области от 27 января 2016 года Т. осуждён по ч.1 ст.30, пп. «а», «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ.
Как следовало из установленных по делу фактических обстоятельств, данное преступление начато осенью 2014 г. на территории Камышинского района Волгоградской области в ИК-24 УФСИН России по Волгоградской области, где Т., Лицо № 1 и Лицо № 2, отбывающие наказания по приговорам суда, вступили в преступный сговор, направленный на приобретение на территории Московской области наркотического средства – героина в крупном размере, его доставку в Волгоградскую область и последующий сбыт в указанном исправительном учреждении, распределили роли каждого её члена и разработали план совершения данного преступления.
В январе 2015 г. в продолжение совместного умысла на совершение преступления Лицо № 3, находясь в г. Домодедово Московской области, действуя согласованно с Лицом № 2, отбывающим наказание в ИК-24, передало Лицу № 6 тайник – сабвуфер, внутри которого находилось наркотическое средство – смесь, содержащая диацетилморфин (героин) и 6-моноацетилморфин массой 98,73 грамма для перевозки его в г. Волгоград.
5 февраля 2015 года после прибытия автомобиля «Ман» под управлением Лица № 6 в Волгоградскую область на 945 км трассы «Москва-Волгоград», на стационарном посту ДПС «Городищенский» сотрудниками УФСБ России по Волгоградской области наркотическое средство изъято из корпуса сабвуфера и в целях документирования обстоятельств преступления и выявления лиц к нему причастных заменено на средство имитации – ненаркотическое вещество для дальнейшего проведения оперативно-розыскного мероприятия «контролируемая поставка».
6 февраля 2015 года в Дзержинском районе г. Волгограда сабвуфер с ненаркотическим веществом передан Лицом № 6 Лицу № 5, которое 7 февраля 2015 года, находясь в Краснооктябрьском районе г. Волгограда, передало его Лицу № 7 и Лицу №8.
11 февраля 2015 года Лицо № 7 и Лицо № 8, находясь в Краснооктябрьском районе г. Волгограда, действуя согласно ранее оговоренному плану и полученных от Т. инструкциям, извлекли из сабвуфера свёрток, в котором, по их мнению, находилось наркотическое средство, для его расфасовки и подготовки для доставления на территорию ИК-24 УФСИН России по Волгоградской области. Однако в этот момент они были задержаны сотрудниками УФСБ РФ по Волгоградской области при проведении оперативно-розыскного мероприятия «контролируемая поставка».
Исходя из смысла ч.1 ст.30, ст.228.1 УК РФ, данное преступление является оконченным с момента пресечения действий, направленных на приготовление к незаконному сбыту наркотических средств.
Следовательно, местом окончания преступления, инкриминированного Т., является место пресечения сотрудниками УФСБ РФ по Волгоградской области согласованных действий участников организованной группы, направленных на незаконный сбыт наркотического средства, то есть место задержания Лица № 7 и Лица № 8 в Краснооктябрьском районе г. Волгограда.
В связи с допущенным нарушением суд апелляционной инстанции приговор отменил, направил уголовное дело на судебное рассмотрение по подсудности в Краснооктябрьский районный суд г. Волгограда.
Апелляционное определение СКУД ВОС № 22-1269/2016 от 12.04.16г.
Согласно ч.3 ст.32 УПК РФ, если преступления совершены в разных местах, то уголовное дело рассматривается судом, юрисдикция которого распространяется на то место, где совершено большинство расследованных по данному уголовному делу преступлений или совершено наиболее тяжкое из них.
По приговору Дзержинского районного суда г.Волгограда от 11 марта 2016 года Е. осуждён по п. «б» ч.2 ст.199, ч.3 ст.204 УК РФ.
Согласно материалам дела Е. обвинялся в том, что, являясь генеральным директором ООО «А-н», зарегистрированного ИФНС Дзержинского района г.Волгограда, с целью уклонения от уплаты налогов с общества, в период 2011-2012гг. создал систему документооборота, без реального совершения финансово-хозяйственных операций, необоснованно предъявлял к вычету суммы НДС на подрядные работы, приобретённые строительные материалы и арендованную технику и автотранспорт, оформленные от имени лжепредприятий.
В результате необоснованного применения налоговых вычетов по НДС на основании документов, оформленных от имени указанных лжепредприятий с ООО «А-н» не исчислен и не уплачен в бюджет Российской Федерации НДС за 2-й, 3-й, 4-й кварталы 2011 года и 1-й, 2-й, 3-й, 4-й кварталы 2012 года в общей сумме 28457030 руб., что составляет 49,88 % от общей суммы налогов и сборов, подлежащих уплате в бюджет за указанный период, то есть в особо крупном размере.
Кроме того, Е. обвинялся в том, что, будучи генеральным директором ООО «А-нП-о», находясь по адресу: Астраханская область, г.Знаменск, —, получил от Д., являющегося директором ООО «Э-ж», в качестве коммерческого подкупа денежные средства в размере 450000 руб. за непринятие мер по существенному снижению начальной (максимальной) цены по муниципальным контрактам на право проведения дорожных работ на территории города Знаменск Астраханской области, то есть за бездействие в пользу дающего.
Таким образом, из материалов дела следовало, что Е. органами следствия инкриминировано совершение двух преступлений, совершённых в Дзержинском районе г.Волгограда (п.«б» ч.2 ст.199 УК РФ) и г.Знаменске Астраханской области (ч.3 ст.204 УК РФ). При этом наиболее тяжкое преступление, предусматривающее более строгое наказание (ч.3 ст.204 УК РФ), совершено в г.Знаменске Астраханской области, относящегося к юрисдикции Ахтубинского районного суда Астраханской области.
В нарушение требований ч.2 ст.34 УПК РФ вопрос об оставлении уголовного дела в отношении Е. в своём производстве судом первой инстанции не решался. В этой связи суд апелляционной инстанции приговор отменил, уголовное дело передал на новое судебное рассмотрение в Ахтубинский районный суд Астраханской области со стадии назначения дела к слушанию.
Апелляционное определение СКУД ВОС № 22-2149/2016 от 24.05.16г.
Возвращение уголовных дел прокурору

В соответствии с п.5 ч.1 ст.27 УПК РФ наличие неотменённого постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по тому же факту в отношении того же лица является основанием для прекращения уголовного дела, а в соответствии сч.1 ст.75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, являются недопустимыми.
Постановлением Волжского городского суда Волгоградской области от 27 ноября 2015 года уголовное дело в отношении Б. возвращено прокурору г. Волжского Волгоградской области в порядке, предусмотренном ст.237 УПК РФ.
Своё решение суд первой инстанции мотивировал тем, что Б. не был уведомлён о подозрении в совершении преступления, предусмотренного п.«б» ч.3 ст.163 УК РФ, чем были нарушены требования ст.437, 46, 47 УПК РФ и право Б. на защиту.
Суд апелляционной инстанции постановление отменил, установив иные нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные на стадии предварительного расследования.
Как следовало из материалов дела, по результатам рассмотрения материалов проверки по факту угроз расправой со стороны Б., требований продажи принадлежавшей БО. квартиры и передачи ему вырученных средств 31 января 2014 года УУП ОП № 3 УМВД России по г.Волжскому П. вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Б. за отсутствием признаков преступлений, предусмотренных ч.1 ст.119, ст.163 УК РФ.
6 марта 2015 года заместителем прокурора г. Волжского Волгоградской области А. вынесено постановление об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела и направлении материалов проверки руководителю следственного органа для решения вопроса об уголовном преследовании неустановленного лица, вынесенного по указанному материалу проверки по заявлению БО. При этом в резолютивной части указанного постановления указано об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 6 февраля 2015 года.
31 марта 2015 года старшим дознавателем отделения № 3 ОД УМВД России по г. Волжскому Волгоградской области С. было вынесено постановление о возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст.163 УК РФ, по заявлению БО. о привлечении к уголовной ответственности Б.
Таким образом, уголовное дело было возбуждено и все доказательства по данному делу получены при наличии неотменённого постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по тому же факту в отношении того же лица, что являлось обстоятельством, исключающим возможность постановления какого-либо решения судом по данному уголовному делу.
Суд апелляционной инстанции постановление отменил, вынес новое решение о возвращении уголовного дела прокурору на основании ст.237 УПК РФ.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22-426/2016 от 20.01.16г.
Обстоятельства, указанные судом первой инстанции в постановлении о возвращении уголовного дела прокурору, не исключали возможности постановления судом приговора или вынесения иного решения.
Постановлением Красноармейского районного суда г.Волгограда от 30 декабря 2015 года уголовное дело в отношении Т., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст.162 и п.«в» ч.2 ст.158 УК РФ, возвращено прокурору Красноармейского района г.Волгограда для устранения нарушений, допущенных при составлении обвинительного заключения.
Своё решение суд мотивировал тем, что в обвинительном заключении и в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого при описании преступного деяния, предусмотренного п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ, датой совершения преступления указано 8 сентября 2014 года, а не 8 сентября 2015 года, как это следовало из материалов дела.
Вместе с тем, уголовное дело по факту совершения кражи имущества у К. возбуждено 8 сентября 2015 года, преступление совершено 8 сентября 2015 года. Указанная дата совершения преступления подтверждалась и собранными по делу доказательствами, в связи с чем, исходя из текста описания преступного деяния, изложенного в обвинительном заключении и в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, явствовало, что указание даты преступления, во втором и третьем абзацах «08.09.2014» являлось технической ошибкой (опиской). При этом не вызывало сомнения, что в данных абзацах продолжается описание преступного деяния, начатого 8 сентября 2015 года (как указано в первом абзаце).
Рассмотрение уголовного дела в порядке особого производства не освобождало судью от анализа материалов уголовного дела, поскольку в соответствии с ч.7 ст.316 УПК РФ суд проверяет обоснованность предъявленного обвинения и подтверждение его собранными по делу доказательствами. Анализ материалов уголовного дела позволял устранить допущенную техническую описку без исследования доказательств по делу, не нарушая прав участников процесса.
По этим основаниям суд апелляционной инстанции постановление отменил, уголовное дело направил на новое судебное разбирательство со стадии судебного рассмотрения.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22-981/2016 от 9.03.16г.
Оказание юридической помощи лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого подозреваемого или обвиняемого, является основанием для отвода защитника, независимо от того, в чём выражалась эта помощь, и оказывалась ли она по тому же или по иному делу.
Постановлением судьи Краснослободского районного суда Волгоградской области от 1 марта 2016 года уголовное дело по обвинению И. и Ц., обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного пп. «а», «б», «в» ч.2 ст.158 УК РФ, возвращено прокурору Среднеахтубинского района Волгоградской области для устранения препятствий его рассмотрения судом.
Суд апелляционной инстанции согласился с основанием возвращения уголовного дела прокурору, приведённым судом первой инстанции в своём постановлении, а именно: имея основания полагать, что И. является больным наркоманией, в нарушение требований п.32 ст.196 УПК РФ, органы предварительного следствия в соответствии с требованиями закона не установили его психическое и физическое состояние.
Вместе с тем, суд апелляционной инстанции постановление отменил и уголовное дело возвратил прокурору ввиду нарушения прав обвиняемых на защиту, допущенных в ходе предварительного следствия.
Так, в ходе предварительного расследования 10 декабря 2015 года в качестве защитника подозреваемого И. в порядке ст.51 УПК РФ допущена адвокат А., с участием которой проведён допрос несовершеннолетнего подозреваемого И., проверка его показаний на месте преступления, очная ставка подозреваемого И. со свидетелем Ц.
16 декабря 2015 года этим же адвокатом представлен ордер на осуществление защиты подозреваемого Ц. по соглашению.
В дальнейшем с участием адвоката А. в качестве защитника Ц. проведено предварительное следствие, а также судебное разбирательство в суде первой инстанции.
В соответствии с ч.6 ст.49, п.3 ч.1 ст.72 УПК РФ одно и то же лицо не может быть защитником двух подозреваемых или обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого.
Одним из явных противоречий в интересах подзащитных является не только взаимно изобличающие показания соучастников, но и признание одним лицом вины в совершении преступления и непризнание вины другим, то есть различная позиция соучастников и разное их отношение к инкриминируемому деянию. Защита таких соучастников одним адвокатом равна её полному отсутствию.
При таких обстоятельствах права на защиту как у обвиняемого И., так и у обвиняемого Ц. нарушены, поскольку адвокат А., как осуществляющая защиту подозреваемого И., интересы которого противоречили интересам Ц., не могла быть допущена к участию в производстве по данному уголовному делу в качестве защитника обвиняемого Ц. в ходе предварительного следствия.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22-1560/2016 от 28.04.16г.
Судебное разбирательство и постановление приговора

Нарушение ст.240 УПК РФ, ч.4 ст.302 УПК РФ явилось основанием для изменения судебных решений вынесенных в отношении Т.
Приговором Дзержинского районного суда г.Волгограда от 27 октября 2015 года Т.осуждён по ч.1 ст.199 УК РФ к штрафу в размере 150000 рублей и в связи с актом амнистии от назначенного наказания освобождён.
Как следует из протокола судебного заседания от 26 августа 2015 года судом исследовались, в том числе, акт №116 от 20 ноября 2014 года выездной налоговой проверки, проведённой сотрудниками ИФНС России по Дзержинскому району г.Волгограда; решение №13 от 12 февраля 2015 года выездной налоговой проверки; протокол выемки от 15 февраля 2015 года; протокол осмотра документов от 15 февраля 2015 года; приговор Краснооктябрьского районного суда г.Волгограда от 16 апреля 2014 года; протокол обыска от 11 февраля 2015 года, проведённого в жилище К., на которые суд ссылался в обвинительном приговоре, как на доказательство вины Т. в инкриминируемом ему преступлении.
Вместе с тем, осуждённому вручена прошитая, пронумерованная, скреплённая печатью, заверенная судьёй и секретарём копия протокола того же судебного заседания, представленная заявителем с кассационной жалобой, но с иным содержанием, в частности, в ней отсутствуют сведения об исследовании вышеуказанных доказательств.
Данное обстоятельство порождает сомнения о внесении в протокол судебного заседания изменений предусмотренным законом способом.
Президиум Волгоградского областного суда отменил судебные решения, вынесенные в отношении Т., и передал уголовное на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции.
Постановление президиума ВОС №44у-37/2016 от 18.05.16г.
Нарушение требований ст.252 УПК РФ повлекло изменение судебных решений.
В ходе предварительного следствия В. было предъявлено обвинение в том, что он, действуя по предварительному сговору в составе группы лиц, незаконно приобрёл и хранил наркотические средства: марихуану в крупном размере, гашиш в крупном размере, а также части растения конопля, содержащие наркотическое средство в крупном размере, с целью последующего сбыта, чем умышлено создал условия для совершения преступления, предусмотренного п.«г» ч.4 ст.2281 УК РФ, однако довести преступление до конца не смог по не зависящим от него обстоятельствам ввиду пресечения преступной деятельности на стадии приготовления.
Данные действия В. органами предварительного следствия были квалифицированы по ч.1 ст.30, п.«г» ч.4 ст.2281УК РФ, как приготовление к незаконному сбыту наркотических средств в крупном размере, совершённое группой лиц по предварительному сговору.
В приговоре суд первой инстанции указал на то, что из описания преступного деяния, инкриминированного В., усматривается, что помимо наркотических средств, 18 сентября 2013 года в ходе осмотра места происшествия были изъяты также части растения конопля массой 46,45 кг, содержащие наркотическое средство, что согласно Постановлению Правительства РФ от 1 октября 2012 года №1002 составляет крупный размер. При этом суд указал, что юридическая квалификация действий подсудимого В. в этой части органами следствия не дана.
Суд первой инстанции с учётом совокупности всех исследованных доказательств, квалифицировал действия В. по ч.2 ст.228 УК РФ, как незаконное приобретение, хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере, а также, как незаконное приобретение, хранение без цели сбыта частей растений, содержащих наркотические средства, в крупном размере.
Таким образом, указав в приговоре на незаконное приобретение, хранение без цели сбыта частей растений, содержащих наркотические средства, в крупном размере В., суд нарушил требования ст.252 УК РФ, то есть вышел за пределы предъявленного обвинения, ухудшив положение осуждённого.
Данное нарушение требований УПК РФ послужило основанием для изменения приговора Михайловского районного суда Волгоградской области от 20 мая 2014 года в отношении В., исключения осуждения за незаконное приобретение, хранение без цели сбыта частей растений, содержащих наркотические средства, в крупном размере, снижения наказания.
Постановление президиума ВОС №44у-10/2016 от 10.02.16г.
Судом не была соблюдена процедура судопроизводства при рассмотрении уголовного дела в порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ.
Дзержинским районным судом г. Волгограда 25 августа 2015 года в особом порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ, постановлен обвинительный приговор в отношении Е.
Как следовало из протоколов судебных заседаний, в нарушение требований ст.316 УПК РФ при рассмотрении уголовного дела в отношении Е. обвинительное заключение не оглашалось, то есть существо предъявленного Е. обвинения не излагалось, отношение подсудимого к предъявленному обвинению не выяснялось, соблюдение условий рассмотрения дела в особом порядке судом не проверялось.
В связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона суд апелляционной инстанции приговор отменил, направил уголовное дело на новое судебное рассмотрение.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22-849/2016 от 18.02.16г.
В отношении одного и того же лица по одному и тому же преступлению судом вынесено два взаимоисключающих судебных решения.
По приговору Михайловского районного суда Волгоградской области от 19 июня 2015 года осуждены:
П. по п. «а» ч.2 ст.115, п. «в» ч.2 ст.163 УК РФ, ч.3 ст.69, ст.70 УК РФ к 3 годам 5 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима с ограничением свободы сроком на 1 год с установлением ограничений в соответствии со ст. 53 УК РФ;
Н. п. «а» ч.2 ст.115, п. «в» ч.2 ст.163 УК РФ, в соответствии с ч.3 ст.69 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
Как следовало из материалов дела, судом первой инстанции в нарушение требований ст.27 УПК РФ вынесены два взаимоисключающих судебных решения в отношении Н.: постановление о прекращении уголовного дела по п. «а» ч.2 ст.115 УК РФ на основании ст.25 УПК РФ от 26 марта 2015 года и обжалуемый обвинительный приговор по этому же преступлению.
Кроме того, из протокола судебного заседания следовало, что в нарушение требований ст.273 УПК РФ, государственный обвинитель не изложил предъявленное П. и Н. обвинение, а судебное следствие начато с допроса потерпевшего.
Поступившие от осуждённых замечания на протокол судебного заседания были рассмотрены и безосновательно отклонены в связи с пропуском срока на их подачу судьёй, не рассматривавшим настоящее уголовное дело.
В связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, суд апелляционной инстанции приговор отменил, дело передал на новое судебное рассмотрение.
Апелляционное определение СКУД ВОС № 22-1542/2016 от 21.04.16г.
Установление обстоятельств, подлежащих доказыванию

На основании ст.ст. 75, 89 УПК РФ, ст.7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», результаты ОРМ могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла, направленного на совершение преступления, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.
Нарушение данных требований закона послужило основанием для изменения приговора Волжского городского суда Волгоградской области от 15 июля 2014 года в отношении К., которым он осуждён по ч.3 ст.30, пп. «а», «б» ч.3 ст.2281, ч.3 ст.30, п. «г» ч.4 ст.2281 УК РФ.
Как видно из материалов дела и указано в приговоре суда, вывод о виновности К. в совершении преступлений подтверждается результатами проведенных в отношении него оперативно-розыскных мероприятий, показаниями свидетелей, а также заключением экспертов, протоколами следственных действий, и иных доказательств по делу.
Кроме того, согласно показаниям «покупателя», 17 января 2014 года он по предложению сотрудников Волжского МРО УФСНК участвовал в оперативном эксперименте в отношении К. в качестве покупателя наркотических средств на деньги, полученные от сотрудников полиции.
Из постановления о проведении проверочной закупки от 17 января 2014 года усматривается, что целью проведения ОРМ «оперативный эксперимент» являлась необходимость установления личности неустановленных лиц под именами И. и Н., вида продаваемого ими наркотического средства и схемы сбыта наркотического средства.
Как следует из акта проведения ОРМ «проверочная закупка», цели ОРМ были достигнуты: личности, осуществляющие незаконный сбыт наркотических средств, и вид продаваемого наркотика были установлены, то есть появилось обоснованное подозрение о причастности К. к сбыту наркотических средств, и получены достаточные данные для возбуждения уголовного дела и пресечения его дальнейшей преступной деятельности.
Однако последующие действия, связанные с проведением повторной проверочной закупки 18 января 2014 года, совершены вопреки задачам оперативно-розыскной деятельности, указанным в ст.2 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», направленным на выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих или совершивших.
В данном случае сотрудники Волжского МРО УФСНК по Волгоградской области, несмотря на выявление факта причастности К. к сбыту наркотического средства «покупателю» 17 января 2014 года, не только не пресекли его действия, но и вновь привлекли того же «покупателя» к приобретению наркотического средства 18 января 2014 года, предоставив возможность сбытчику наркотических средств заниматься преступной деятельностью, в связи с чем результаты этой последующей проверочной закупки не могут рассматриваться как полученные с соблюдением требований уголовно-процессуального закона.
Таким образом, как видно из материалов дела, постановление о проведении ОРМ «проверочная закупка» от 18 января 2014 года, связанное с дальнейшим осуществлением оперативно-розыскных мероприятий в отношении К., не вызывалось необходимостью, каким-либо образом мотивировано не было и не было обусловлено целями выявления канала поступления наркотических средств осужденному, а также установления иных лиц, причастных к незаконному обороту наркотиков. Каких-либо новых результатов дальнейшее продолжение оперативно-розыскных мероприятий не имело, поскольку повторная проверочная закупка проводилась в отношении уже известного правоохранительным органам лица.
При таких обстоятельствах, президиум Волгоградского областного суда изменил приговор в отношении К., исключил его осуждение за покушение на незаконный сбыт наркотических средств, совершённое группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере по эпизоду от 18 января 2014 года, то есть по ч.3 ст.30, п.«г» ч.4 ст.2281 УК РФ.
Постановление президиума ВОС № 44у-20/2016 от 30.03.16г.
В нарушение ст.240 УПК РФ суд положил в основу обвинительного приговора показания потерпевших и свидетелей, данные ими на предварительном следствии, которые не были исследованы в судебном заседании.
По приговору Центрального районного суда г.Волгограда от 17 сентября 2015 года осуждены:
А. по ч.2 ст.162, ч.2 ст.318 УК РФ, в соответствии ч.3 ст.69 УК РФ к 8 годам лишения свободы без штрафа и без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима;
С. по ч.2 ст.162 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.
Как следовало из приговора, в качестве доказательств вины осуждённых в совершении преступлений суд в приговоре привёл показания потерпевших и ряда свидетелей. Однако содержание показаний указанных свидетелей в приговоре не соответствовало их содержанию, изложенному в протоколе судебного заседания. Фактически в приговоре дословно приведены показания вышеуказанных свидетелей, данные в ходе предварительного следствия, однако сами протоколы допросов указанных потерпевших и свидетелей в судебном заседании не оглашались.
При этом постановления судьи Центрального районного суда г.Волгограда от 11 декабря 2015 г. об удостоверении правильности замечаний государственного обвинителя на протоколы судебных заседаний о том, что в судебных заседаниях по ходатайству государственного обвинителя оглашались показания потерпевших и свидетелей, данные ими на предварительном следствии, суд апелляционной инстанции признал не соответствующими требованиям закона. Данных о том, что государственным обвинителем своевременно подавалось письменное ходатайство об ознакомлении с протоколом судебного заседания, и она ознакомилась с протоколом, не имелось, а кроме того, указанный государственный обвинитель не принимала участия в судебном заседании, достоверность протокола по которому оспаривала.
По этим основаниям суд апелляционной инстанции приговор отменил, дело направил на новое судебное рассмотрение.
Апелляционное определение СКУД ВОС № 22-323/2016 от 13.01.16г.
Аналогичное нарушение допущено этим же судьей при постановлении приговора от 1 сентября 2015 года, которым осуждены:
Т. по ч.3 ст.30, ч.1 ст.158, ч.1 ст.228, ч.3 ст.30, пп. «а», «б» ч.3 ст.228.1 УК РФ, ч.2 ст.69, ч.5 ст.74, ст.70 УК РФ;
Б. по ч.3 ст.30, пп. «а», «б» ч.3 ст.228.1 УК РФ;
С. по ч.5 ст.33, ч.1 ст.228 УК РФ.
В обоснование своего вывода о виновности Т. в покушении на кражу суд сослался в приговоре на показания осуждённой, данные в судебном заседании, о том, что она признаёт себя виновной в совершении данного преступления и подробно рассказала об обстоятельствах его совершения. Вместе с тем как следовало из протокола судебного заседания Т. по предъявленному ей обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30, ч.1 ст.158 УК РФ, показаний не давала, и её показания, данные на следствии, в этой части судом не оглашались.
Также судом не исследовался положенный в основу приговора в качестве доказательства виновности Т. по данному преступлению протокол осмотра похищенных Т. вещей.
В подтверждение виновности осуждённых суд в приговоре сослался на показания свидетеля К., оглашённые в ходе судебного заседания. Однако согласно протоколам судебного заседания, показания этого свидетеля, данные на предварительном следствии, судом не исследовались, сам свидетель в судебном заседании не присутствовал.
Приведённые в описательно-мотивировочной части приговора в качестве доказательств показания всех подсудимых, представителя потерпевшего, свидетелей не соответствовали по своему содержанию показаниям, изложенным в протоколе судебного заседания. Фактически в приговоре дословно были приведены показания вышеуказанных лиц, данные в ходе предварительного следствия, однако протоколы допросов указанных лиц в судебном заседании не исследовались.
Указанные судом листы дела, на которых находились приведённые в приговоре доказательства: протокол личного досмотра Т. от 13 мая 2015 года и изъятия у неё денежных средств, мобильного телефона и шприца для инъекций с жидкостью, заключение судебно-психиатрической экспертизы Т., не соответствовали нумерации материалов, содержащихся в уголовном деле.
Постановлением судьи от 8 сентября 2016 года удостоверены поданные государственным обвинителем замечания на протокол судебного заседания от 20 августа 2015 года в части оглашения показаний обвиняемых, свидетелей. Однако вынесение постановления об удостоверении замечаний на протокол судебного заседания не может подменять собой процедуру уголовного судопроизводства.
Кроме того, из текста постановления следовало, что свидетель К. после оглашения его показаний, данных на предварительном следствии, их полностью подтвердил. Вместе с тем из материалов дела следовало, что свидетель К. не участвовал и не допрашивался в судебном заседании, и его показания оглашены по ходатайству государственного обвинителя. Поэтому подтвердить их достоверность свидетель в судебном заседании не мог.
Суд апелляционной инстанции приговор отменил, дело направил на новое судебное рассмотрение.
Апелляционное определение № 22-880/2016 от 2 марта 2016 года
В соответствии со ст.75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального закона, являются недопустимыми и не могут быть положены в основу обвинения
По приговору Камышинского городского суда Волгоградской области от 24 декабря 2015 года А. осуждён по ч.2 ст.228 , ч.1 ст.231 УК РФ, в соответствии с ч.3 ст.69 УК РФ к 5 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Выводы суда о виновности А. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.231 УК РФ, основаны на показаниях несовершеннолетнего свидетеля Б., не достигшего возраста 16 лет, данных им на стадии предварительного следствия, который в судебном заседании их не подтвердил.
Кроме того, данные показания были получены с нарушением уголовно-процессуального закона, поскольку при проведении допросов несовершеннолетнего свидетеля Б., не достигшего возраста 16 лет, а также при проверке показаний на месте, в нарушение ч.1 ст.191 УПК РФ, педагог участие не принимал. В этой связи, в соответствии со ст.75 УПК РФ данные доказательства являлись недопустимыми и не могли быть положены в основу приговора.
Учитывая, что каких-либо иных доказательств, подтверждающих виновность А. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.231 УК РФ, в материалах уголовного дела не имелось, суд апелляционной инстанции приговор в этой части отменил, дело прекратил на основании п.1 ч.1 ст.27 УПК РФ, в связи с непричастностью А. к совершению преступления, признав за ним право на реабилитацию.
Апелляционное определение СКУД ВОС № 22-1086/2016 от 2.03.16г.
Пересмотр уголовных дел районными судами в апелляционном порядке

Осужденному должна быть предоставлена реальная возможность защиты всеми предусмотренными законом способами.
Допущенное существенное нарушение уголовно-процессуального закона, которое отразилось на праве осуждённой на проверку законности обвинительного приговора, постановленного в отношении неё, и, как следствие на принцип уголовного судопроизводства – презумпцию невиновности, явилось основанием для отмены апелляционного постановления Центрального районного суда г. Волгограда от 1 декабря 2015 года в отношении Л. и передаче уголовного дела на новое апелляционное рассмотрение.
Приговором и.о. мирового судьи судебного участка №117 Волгоградской области от 5 октября 2015 года Л. осуждена по ч.1 ст.1281 УК РФ к штрафу в размере 30000 рублей.
Не согласившись с приговором суда, Л. подала апелляционную жалобу, в которой ставила вопрос об отмене обвинительного приговора и вынесении в отношении неё оправдательного приговора.
Суд апелляционной инстанции, рассматривая уголовное дело, не дал оценки всем доводам апелляционной жалобы Л., не проанализировал ряд доказательств с учётом доводов апелляционной жалобы осуждённой, не сопоставил их между собой и другими доказательствами по делу, не дал этим доказательствам надлежащей оценки, чем нарушил требования ст.7, 38928 УПК РФ. Также суд второй инстанции не дал надлежащей оценки показаниям свидетелей , допрошенных в суде апелляционной инстанции. Судом апелляционной инстанции не были надлежащим образом проверены доводы апелляционной жалобы осуждённой Л. о том, что согласно официальному сайту судебного участка № 96 Волгоградской области уголовное дело в отношении М. по ч.1 ст.116 УК РФ прекращено в связи с примирением сторон, что было подтверждено письмом председателя комитета по обеспечению деятельности мировых судей Волгоградской области от 14 сентября 2015 года.
Постановление президиума ВОС № 44у-13/2016 от 17.02.16г.
Решения суда апелляционной инстанции должны соответствовать требованиям ч.3 и ч.4 ст.38928 УПК РФ.
Положения чч.3,4 ст.38928 УПК РФ, устанавливающие требования, предъявляемые к содержанию апелляционного определения, во взаимосвязи с положениями ч.4 ст.7 УПК РФ, предписывают, чтобы в этом судебном решении были изложены доводы лица, подавшего жалобу, и мотивы принимаемого по жалобе судебного решения.
О том, что суд кассационной или надзорной инстанции не вправе игнорировать или произвольно отклонять доводы жалобы, не приводя при этом фактические и правовые мотивы отказа в удовлетворении заявленных требований, Конституционный Суд РФ высказался в Постановлении от 20 апреля 1999 года по делу о проверке конституционности положений ст.232, 248 и 258 УПК РСФСР, а также в ряде вынесенных им определений.
Между тем, приведённые требования закона и правовая позиция Конституционного Суда РФ, регламентирующие содержание апелляционного определения (постановления), судом апелляционной инстанции не были выполнены по уголовному делу в отношении осуждённой Е.
Так, по приговору мирового судьи судебного участка №3 Волгоградской области от 18 сентября 2015 года, Е. осуждена по ч.3 ст.327 УК РФ к штрафу в размере 10000 рублей и на основании п. «а» ч.1 ст.78 УК РФ освобождена от назначенного наказания.
Апелляционным постановлением Городищенского районного суда Волгоградской области от 26 января 2016 года приговор от 18 сентября 2015 года в отношении Е. оставлен без изменения.
Из материалов уголовного дела следует, что осуждённой Е. ввиду несогласия с приговором мирового судьи были поданы основная и дополнительная апелляционные жалобы, а также апелляционная жалоба на постановление мирового судьи от 19 октября 2015 года об удостоверении замечаний на протокол судебного заседания.
Указанные апелляционные жалобы явились предметом рассмотрения Городищенского районного суда Волгоградской области.
Как видно из содержания апелляционных жалоб, в них осуждённая выражала несогласие с приговором ввиду существенных нарушений норм уголовного и уголовно-процессуального закона, повлиявших на исход дела, и недоказанности вины, а также с постановлением мирового судьи от 19 октября 2015 года об удостоверении замечаний на протокол судебного заседания ввиду нарушения требований ст.260 УПК РФ.
В обоснование данных утверждений автор жалобы привёл доводы о недоказанности вины и корыстного умысла в использовании заведомо подложного документа и необоснованной ссылке в приговоре на показания свидетелей обвинения, поскольку данного факта в судебном заседании они не подтвердили. При этом осуждённая подробно изложила показания указанных лиц, которые они дали в суде, в чём конкретно эти показания не соответствуют и противоречат изложенным в приговоре или искажено их содержание, а также какие из них не были оглашены в судебном заседании.
Однако, как видно из апелляционного постановления, суд апелляционной инстанции, оставляя приговор мирового судьи без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения, данные доводы не привёл и обоснованные и убедительные мотивы, в силу которых признал их несостоятельными, неправильными или несущественными, не указал, ограничившись общими фразами о законности приговора, отсутствии нарушений уголовно-процессуального закона и опровержении доводов добытыми доказательствами.
Кроме того, суд апелляционной инстанции не дал ответ на доводы апелляционных жалоб о несоответствии условиям судебного разбирательства ссылок в приговоре на неоглашённые показания, данные в ходе предварительного следствия свидетелями Г. и М., о нарушении судом первой инстанции требований ст.260 УПК РФ при рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания ввиду их подачи государственным обвинителем по истечении установленного законом для апелляционного обжалования срока, неуведомления стороны защиты об их поступлении и рассмотрении.
Таким образом, фактически доводы дополнительной апелляционной жалобы и апелляционной жалобы на постановление мирового судьи от 19 октября 2015 года суд второй инстанции оставил без внимания и не высказал по ним никаких суждений, чем нарушил требования чч.3, 4 ст.38928 УПК РФ.
Несоблюдение указанных требований уголовно-процессуального закона при судебном разбирательстве в суде апелляционной инстанции повлекло нарушение прав участников уголовного судопроизводства.
Президиум Волгоградского областного суда отменил апелляционное постановление Городищенского районного суда Волгоградской области от 26 января 2016 года в отношении Е. и передал уголовное дело на новое апелляционное рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.
Постановление №44у-39/2016 от 25 мая 2016 года
Постановление мирового судьи об оставлении апелляционной жалобы осуждённого без рассмотрения признано вынесенным в нарушение Закона.
Как усматривается из материалов уголовного дела, осуждённым К. 16 декабря 2015 года получена копия приговора мирового судьи судебного участка №110 Волгоградской области, что подтверждается распиской.
Апелляционная жалоба подана им 24 декабря 2015 года через дежурного помощника начальника следственного изолятора, то есть в 10-дневный срок, установленный действующим законодательством на подачу апелляционной жалобы.
Постановлением мирового судьи от 18 января 2016 года апелляционная жалоба возвращена осуждённому для пересоставления, срок для устранения недостатков установлен до 1 февраля 2016 года.
8 февраля 2016 года после устранения недостатков осуждённым К. вновь подана апелляционная жалоба на приговор мирового судьи, однако, постановлением мирового судьи от 26 февраля 2016 года жалоба возвращена без рассмотрения, поскольку она подана по истечении предоставленного ему срока для устранения недостатков, а ходатайств о восстановлении данного срока апелляционная жалоба от 8 февраля 2016 года не содержала.
Вместе с тем, по сообщению начальника ОСУ ФКУ СИЗО-5 УФСИН России по Волгоградской области постановление мирового судьи от 18 января 2016 года и апелляционная жалоба осуждённого К. для пересоставления поступили в спецчасть учреждения 4 февраля 2016 года, были получены осуждённым К. только 5 февраля 2016 года, то есть после установленного в постановлении срока, тем самым осуждённый К. был лишён возможности устранить указанные в постановлении мирового судьи недостатки и вновь направить апелляционную жалобу в установленный ему срок до 1 февраля 2016 года.
Согласно положениям ч.1 ст.11 УПК РФ во взаимосвязи с ч.1 ст.16 УПК РФ суд обязан разъяснить подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему и другим участникам судопроизводства их права, обязанности и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав, в том числе и право на защиту, которое обвиняемый может осуществлять лично, в том числе посредством обжалования судебных решений.
Принимая решение об оставлении апелляционной жалобы от 8 февраля 2016 года без рассмотрения, мировой судья не учёл, что изначально апелляционная жалоба от 24 декабря 2015 года осуждённым К. подана своевременно, а апелляционная жалоба от 8 февраля 2016 года не могла быть подана в установленный мировым судьей срок до 1 февраля 2016 года по объективным причинам, поскольку получена осуждённым для устранения недостатков только 5 февраля 2016 года.
Таким образом, положения статей 11, 16 УПК РФ, закрепляющие принципы уголовного судопроизводства, направленные исключительно на защиту прав, свобод и охраняемых законом интересов участников уголовного судопроизводства, при принятии решения о возвращении апелляционной жалобы мировым судьёй не учтены.
С учётом положений ч.1 ст.3894 УПК РФ и ч.4 ст.3896 УПК РФ президиум Волгоградского областного суда пришёл к выводу о том, что постановление мирового судьи судебного участка №110 Волгоградской области от 26 февраля 2016 года об оставлении апелляционной жалобы осуждённого К. без рассмотрения не может быть признано законным, оно подлежит отмене с передачей материалов уголовного дела в суд первой инстанции для выполнения требований ст.3897, ч.2 ст.3898 УПК РФ и устранения обстоятельств, препятствующих рассмотрению дела в апелляционном порядке.
Постановление президиума ВОС № 44у-45/2016 от 8.06.16г.
Применение судами принудительных мер медицинского характера

Согласно ч.5 ст.443 УПК РФ, признав, что психическое состояние лица, в отношении которого рассматривается уголовное дело, не установлено, суд возвращает уголовное дело прокурору в соответствии со ст.237 УПК РФ.
Постановлением Дзержинского районного суда г. Волгограда от 3 декабря 2015 года Д. освобождён от уголовного наказания за совершённое общественно-опасное деяние, предусмотренное ч.4 ст.159 УК РФ, и к нему применены принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у врача-психиатра.
Как следовало из заключения эксперта, с учётом имеющихся у Д. особенностей психического состояния, в настоящее время он обладает невысокой степенью опасности причинения существенного вреда либо опасности для себя или других лиц. Таким образом, вопрос о том, представляет ли Д. повышенную общественную, социальную опасность, органом предварительного следствия и судом не решён. Кроме того, суд принял за основу только выводы судебно-психиатрической экспертизы, согласно которой Д. страдает психическим расстройством в настоящее время, однако является ли психическое расстройство временным, орган следствия и суд также не установили.
Постановление следователя о применении принудительной меры медицинского характера составлено с нарушениями закона: в нарушение п.5 ч.2 ст.434 УПК РФ не указано, связано ли психическое расстройство Д. с опасностью для него или других лиц либо возможностью причинения им иного существенного вреда, носит ли психическое расстройство временный характер, также не указано основание применения принудительной меры медицинского характера, что препятствовало вынесению судом обоснованного решения по делу.
Исходя из ч.5 ст.443 УПК РФ, признав, что психическое состояние Д. не установлено, суд апелляционной инстанции постановление отменил и уголовное дело возвратил прокурору для устранения недостатков, препятствующих его рассмотрению судом.
Апелляционное определение СКУД ВОС № 22-591/2016 от 10.02.16г.
Процессуальные издержки

Нарушение ст.38924 УПК РФ послужило основанием для отмены апелляционного постановления судьи.
Так, постановлением мирового судьи судебного участка №141 Волгоградской области от 15 июня 2015 года взысканы с М. в пользу К. процессуальные издержки по оплате услуг представителя в суде первой инстанции в размере 15000 рублей, в суде апелляционной инстанции в размере 10000 рублей, а всего в размере 25000 рублей.
Апелляционным постановлением от 3 сентября 2015 года постановление мирового судьи судебного участка № 141 Волгоградской области от 15 июня 2015 года изменено: взысканы с М. в пользу К. процессуальные издержки по уголовному делу в размере 35000 рублей.
При этом, суд апелляционной инстанции, рассматривая апелляционную жалобу М., в которой ставился вопрос об отмене постановления суда первой инстанции в связи с нарушением уголовно-процессуального закона, не имел процессуального повода для ухудшения его положения.
Кроме того, согласно разъяснениям Верховного Суда Российской Федерации в п.9 Постановления Пленума «О практике применения судами законодательства о процессуальных издержках по уголовным делам» от 19 декабря 2013 года, судам при разрешении вопроса о процессуальных издержках по делам частного обвинения, необходимо учитывать, в частности, фактические обстоятельства дела, свидетельствующие о добросовестном заблуждении частного обвинителя либо, напротив, о злоупотреблении им правом на осуществление уголовного преследования другого лица в порядке частного обвинения.
Таким образом, разрешая данный вопрос, суд должен был проверить, имелись ли достаточные основания для взыскания сумм, выплаченных за оказание юридической помощи, учитывая фактические обстоятельства дела, свидетельствующие либо о добросовестном заблуждении частного обвинителя о злоупотреблении им правом на осуществление уголовного преследования другого лица в порядке частного обвинения.
Президиум Волгоградского областного суда отменил апелляционное постановление Краснооктябрьского районного суда г.Волгограда от 3 сентября 2015 года и передал дело на новое апелляционное рассмотрение.
Постановление президиума ВОС № 44у-12/2016 от 10.02.16г.
Апелляционным постановлением Урюпинского городского суда Волгоградской области от 28 января 2016 года постановление мирового судьи судебного участка №56 Волгоградской области от 7 декабря 2015 года, которым был разрешён вопрос о процессуальных издержках, оставлено без изменения.
Как следует из материалов дела, частным обвинителем (потерпевшей) по данному уголовному делу являлась К., законные права и интересы которой при рассмотрении уголовного дела на основании доверенности и договора на оказание юридической помощи от 12 февраля 2015 года представлял Ч.
Как указано в постановлении мирового судьи, потерпевшей понесены расходы по оплате услуг представителя Ч. в размере 30000 рублей и на оформление доверенности 1000 рублей. При этом указание Л. в письменных возражениях на трудное материальное положение их семьи не подтверждается какими-либо доказательствами.
Из материалов уголовного дела видно, что по ходатайству Л. в судебном заседании 17 апреля 2015 года мировым судьей были приобщены следующие документы: справка о составе семьи Л., копия свидетельства о рождении Л., 26 ноября 2005 года рождения; копия справки МСЭ-2014, согласно которой Л. является инвалидом 2 группы; характеристика администрации сельского поселения от 13 апреля 2015 года, согласно которой Л. не работает, проживает с сыном Л. и сожителем А. Однако сведения, содержащиеся в представленных Л. документах, не отражены и не получили оценки в постановлении мирового судьи.
Кроме того, вопросы о составе семьи, доходах, лицах, находящихся на иждивении Л., мировым судьей при решении вопроса о взыскании с неё процессуальных издержек не выяснялись.
При этом мировой судья пришел к выводу, противоречащему требованиям закона о том, что уменьшение процессуальных издержек уголовно-процессуальным законом не предусмотрено.
Также суд первой инстанции, взыскав с Л. в пользу потерпевшей К. судебные расходы по уголовному делу, не учел, что на момент вынесения обжалуемого постановления Л. не являлась осужденной, поскольку уголовное дело в отношении неё было прекращено вследствие акта об амнистии.
Указанным выше обстоятельствам также не было дано должной оценки при проверке дела в апелляционном порядке.
Президиум Волгоградского областного суда постановление мирового судьи судебного участка № 56 Волгоградской области от 7 декабря 2015 года и апелляционное постановление Урюпинского городского суда Волгоградской области от 28 января 2016 года отменил, уголовное дело в части разрешения вопроса о процессуальных издержках передал на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.
Постановление президиума ВОС № 44у-29/2016 от 11.05.16г.
Расходы по содержанию арестованного имущества не отнесены законом к процессуальным издержкам, подлежащим взысканию по итогам судебного разбирательства по делу.
Постановлением Волжского городского суда Волгоградской области от 19 ноября 2015 года в пользу ООО «А-к» с осуждённого А. взысканы процессуальные издержки, связанные с хранением автомобиля Мерседес, как арестованного имущества по уголовному делу, в размере 38825 руб.
Суд апелляционной инстанции отменил постановление, поскольку согласно требованиям ст.115 УПК РФ и правовой позиции, изложенной в Постановлении Конституционного Суда РФ от 21 октября 2014 года № 25-П «По делу о проверке конституционности положений частей третьей и девятой статьи 115 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами общества с ограниченной ответственностью «Аврора малоэтажное строительство» и граждан Шевченко В.А. и Эйдлена М.П.», расходы по содержанию арестованного имущества не отнесены законом к процессуальным издержкам, подлежащим взысканию по итогам судебного разбирательства по делу (ст.131 и 132 УПК РФ).
То обстоятельство, что согласно материалам дела автомобиль, принадлежащий А., признан вещественным доказательством по делу и по приговору Волжского городского суда Волгоградской области от 14 июня 2013 года, вступившим в законную силу 14 августа 2013 года, разрешена его судьба, не имело правового значения, поскольку ООО «А-к» просило взыскать с осуждённого А. денежные средства в счёт возмещения процессуальных издержек, связанных с хранением автомобиля как арестованного имущества с 11 января 2013 года по 6 мая 2014 года.
Следовательно, оснований для принятия заявления от ООО «А-к» и рассмотрения его по существу у суда первой инстанции не имелось.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22-252/2016 от 12.01.16г.
Исполнение приговора

Судом первой инстанции при рассмотрении ходатайства осуждённого о пересмотре приговоров в соответствии со ст.10 УК РФ, не разрешён вопрос о применении Федерального закона от 29 июня 2009 года №141-ФЗ, а о применении Федерального закона от 7 декабря 2011 года №420-ФЗ – разрешён не по всем доводам, которые заявлял осуждённый, и им не дано надлежащей оценки.
Таким образом, ходатайство осуждённого К. суд в нарушение требований ст.10 УК РФ не рассмотрел в полном объёме.
Кроме того, в силу ч.2 ст.399 УПК РФ, осуждённый должен быть извещён о дате, времени и месте судебного заседания не позднее 14 суток до дня судебного заседания. При наличии ходатайства осуждённого об участии в судебном заседании суд обязан обеспечить его непосредственное участие в судебном заседании либо предоставить возможность изложить свою позицию путём использования систем видеоконференц-связи.
Вместе с тем, согласно имеющейся в материалах дела расписке, извещение о дате, времени и месте рассмотрения ходатайства К. о пересмотре приговоров, назначенное на 23 июля 2015 года, вручено осуждённому 13 июля 2015 года, то есть за 10 дней до рассмотрения его ходатайства.
Нарушения требований закона, допущенные по данному делу, послужили основанием для отмены президиумом Волгоградского областного суда постановления Тракторозаводского районного суда г.Волгограда от 23 июля 2015 года в отношении К. и направлении материала на новое судебное рассмотрение.
Постановление президиума ВОС №44у-1/2016 от 16.01.16г.
Выполнение не в полной мере требований ст.10 УК РФ послужило основанием для изменения постановления суда.
Постановлением Камышинского городского суда Волгоградской области от 22 октября 2004 года был приведён в соответствие с действующим законодательством приговор Тракторозаводского районного суда г.Волгограда от 15 ноября 2001 года в отношении К., изменён особо опасный рецидив на опасный рецидив, режим отбывания наказания изменён с особого на строгий.
Между тем, ч.2 ст.68 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ предусматривает, что при любом виде рецидива преступлений срок наказания не может быть менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершённое преступление, но в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ, тогда как ч.2 ст.68 УК РФ в старой редакции, которой руководствовался суд первой инстанции при назначении наказания К., предусматривала, что при особо опасном рецидиве преступлений наказание не могло быть менее трёх четвертей максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершённое преступление.
Таким образом, новая редакция указанной статьи улучшает положение осуждённого.
Оставив без изменения назначенное К. наказание, суд не в полной мере учёл требования ст.10 УК РФ и обстоятельства, связанные с пересмотром приговора.
Постановление президиума ВОС №44у-14/2016 от 16.03.16г.
Постановлением Суровикинского районного суда Волгоградской области от 11 мая 2011 года отказано в удовлетворении ходатайства осуждённого Г. о смягчении наказания по приговору Астраханского областного суда от 3 апреля 2007 года в соответствии со ст.10 УК РФ.
При рассмотрении ходатайства осуждённого Г. судом не учтено, что Федеральным законом от 29 июня 2009 года в Уголовный кодекс РФ внесены изменения в ст.62 УК РФ, которые влекут для осуждённых благоприятные последствия, и вопрос об их применении по вступившим в законную силу приговорам с учётом положений ст.10 УК РФ может быть разрешён в порядке п.13 ст.397 УПК РФ.
Однако вопрос о наличии или отсутствии оснований для приведения приговора в отношении Г. и смягчения ему наказания в соответствии с изменениями уголовного закона, внесёнными Федеральным законом от 29 июня 2009 года №141-ФЗ в ст.62 УК РФ, судом по существу не обсуждался и оставлен без какого-либо рассмотрения.
Кроме того, в соответствии с ч.2 ст.399 УПК РФ при наличии ходатайства осужденного об участии в судебном заседании по вопросам, связанным с исполнением приговора, суд обязан обеспечить его непосредственное участие в процессе либо предоставить возможность изложить свою позицию путем использования систем видеоконференц-связи. Вопрос о форме участия осужденного в судебном заседании решается судом. Ходатайство осужденного об участии в судебном заседании может быть заявлено одновременно с его ходатайством по вопросам, связанным с исполнением приговора, либо в течение 10 суток со дня получения извещения о дате, времени и месте судебного заседания.
Согласно ч.2 ст.16 УПК РФ, суд обязан разъяснить обвиняемому (осужденному) его права и обеспечить ему возможность защищаться всеми не запрещенными законом способами и средствами.
Осужденный Г., обращаясь в суд с ходатайством о приведении состоявшегося в отношении него приговора в соответствие с новым уголовным законом, ходатайствовал о рассмотрении данного вопроса с его участием.
Постановлением судьи от 20 апреля 2011 года рассмотрение ходатайства Г. назначено на 11 мая 2011 года, в указанном постановлении разрешен вопрос о вызове в судебное заседание осужденного.
Согласно ч.4 ст.399 УПК РФ осужденный может осуществлять свои права при рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговора с помощью адвоката. Вместе с тем, право на участие защитника Г. не разъяснялось.
11 мая 2011 года ходатайство осужденного Г., отбывающего наказание в ФКУ ИК-19 УФСИН России по Волгоградской области, рассмотрено и постановлено судебное решение. Судебное заседание проведено без участия осужденного, прокурора, а также в отсутствие адвоката.
В своем постановлении суд указал, что Г., извещенный надлежащим образом, в судебное заседание не явился.
Однако каких-либо заявлений от осуждённого о нежелании участвовать в суде при рассмотрении его ходатайства в материалах дела не содержится, как не содержится документов, адресованных судом руководству ФКУ ИК-19 о доставлении Г. в помещение Суровикинского районного суда Волгоградской области для участия в рассмотрении в порядке ст.399 УПК РФ вопроса, возникшего при исполнении приговора.
Кроме того, осуждённым не было сделано никаких заявлений относительно реализации им права на защиту, в том числе, не подавалось письменного заявления об отказе от защитника.
Таким образом, Г., не участвовавший в судебном заседании, был лишён возможности довести до суда свою позицию по рассматриваемому вопросу, чем нарушены его права.
В связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального законодательства президиум отменил постановление Суровикинского районного суда Волгоградской области от 11 мая 2011 года в отношении Г. и передал материалы дела на новое рассмотрение.
Постановление президиума ВОС № 44у-26/2016 от 11.05.16г.
Закон не допускает понижения уровня гарантий права на судебную защиту для осуждённых при разрешении судом вопросов, связанных с исполнением приговора.
Постановлением Камышинского городского суда Волгоградской области от 30 ноября 2015 года П. отменено условное осуждение по приговору Камышинского городского суда Волгоградской области от 18 октября 2012 года, и он направлен для отбывания наказания в виде лишения свободы на срок 3 года в исправительную колонию общего режима.
Судом апелляционной инстанции постановление отменено в связи с нарушением судом первой инстанции права осуждённого на защиту.
Как следовало из материалов дела, осуждённый П. обнаруживает признаки психического расстройства, не исключающего вменяемости, в форме умственной отсталости в лёгкой степени с другими нарушениями поведения. Однако вопрос о необходимости предоставления ему адвоката для защиты его интересов судом первой инстанции рассмотрен не был, тогда как присутствие защитника в судебном разбирательстве в данном случае в соответствии с уголовно-процессуальным законом является обязательным.
Кроме этого, в нарушение ч.2 ст.399 УПК РФ извещение о дате и месте судебного заседания осуждённый получил за 3 дня до судебного заседания, в связи с чем был лишён возможности в полной мере реализовать свои права по подготовке к судебному заседанию.
Суд апелляционной инстанции постановление отменил, производство по представлению начальника УИИ прекратил, в связи с истечением испытательного срока.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22-518/2016 от 25.01.16г.
Нарушение судом первой инстанции прав осуждённого, выразившееся в непредоставлении переводчика и защитника, повлекло отмену постановления в апелляционном порядке.
Постановлением Урюпинского городского суда Волгоградской области от 2 марта 2016 года осуждённому А. отказано в удовлетворении ходатайства о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания.
Как следовало из представленных материалов, суд первой инстанции рассмотрел ходатайство А. о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания без участия защитника и переводчика.
Вместе с тем в судебном заседании суда апелляционной инстанции А. с участием переводчика и адвоката пояснил, что русским языком практически не владеет, писать и читать на русском языке не может, преподавание в школе велось на чеченском языке, в связи с чем нуждается в услугах переводчика.
В связи с существенным нарушением требований уголовно-процессуального закона, приведшим к лишению и ограничению гарантированных Уголовно-процессуальным законом прав участников уголовного судопроизводства, суд апелляционной инстанции постановление отменил, материал направил на новое судебное рассмотрение.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22-1760/2016 от 13.05.16г.
Суд неосновательно оставил без удовлетворения ходатайство осуждённого о приведении приговора в соответствие с изменениями, внесенными в УК РФ Федеральным законом от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ, которые улучшали положение осуждённого.
Постановлением Красноармейского районного суда г.Волгограда от 12 ноября 2015 года ходатайство осуждённого А. о пересмотре приговора в соответствии со ст.10 УК РФ оставлено без удовлетворения.
Как следовало из материалов уголовного дела по приговору Киквидзенского районного суда Волгоградской области от 16 ноября 2011года А. осуждён по ч.3 ст.30, п. «б» ч.2 ст.228.1 УК РФ к 5 годам лишения свободы, по ч.1 ст.228 УК РФ к 1 году лишения свободы, на основании ч.3 ст.69 УК РФ путём частичного сложения наказаний – к 5 годам 4 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
Осуждённый обратился в суд с ходатайством о пересмотре приговора в порядке ст.10 УК РФ и приведении его в соответствие с Федеральным законом от 7 декабря 2011 года №420-ФЗ.
Разрешая ходатайство осуждённого, суд не учёл, что указанным Федеральным законом внесены изменения в ч.2 ст.69 и ч.2 ст.15 УК РФ, согласно которым к преступлениям небольшой тяжести стали относиться умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает трёх лет.
По этим основаниям суд апелляционной инстанции постановление изменил: из приговора исключил ссылку на совершение осуждённым преступления средней тяжести, указав, что им совершено преступление небольшой тяжести; на основании ч.2 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч.3 ст.30, п. «б» ч.2 ст.228.1 и ч.1 ст.228 УК РФ путём частичного сложения наказаний А. назначено наказание в виде 5 лет 1 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
Апелляционное постановление СКУД ВОС№ 22-290/2016 от 12.01.16г.
Суд возвратил ходатайство адвоката, поданное в интересах осуждённого, об освобождении его от наказания по болезни по основаниям, не предусмотренным законом.
Постановлением судьи Центрального районного суда г. Волгограда от 6 ноября 2015 года адвокату Ж. возвращено ходатайство, поданное в интересах осуждённого Ш., об освобождении от наказания по болезни в порядке ст.397 УПК РФ.
Своё решение судья мотивировала отсутствием документов, подтверждающих то, что осуждённый Ш. действительно отбывает наказание в ФКУ СИЗО №1 УФСИН России по Волгоградской области, после совершения преступления страдает болезнью, препятствующей отбыванию наказания.
Вместе с тем, в ходатайстве адвоката местом отбывания наказания осуждённого указано ФКУ СИЗО №1 УФСИН России по Волгоградской области. При этом закон не обязывает адвоката представлять суду доказательства места отбытия осуждённым наказания.
Также в постановлении судья указал на отсутствие предмета рассмотрения в порядке п.6 ст. 397 УПК РФ в связи с тем, что Ш. на момент совершения преступления имел заболевания, которые были учтены судом при вынесении приговора. Однако данный вывод суда являлся преждевременным, поскольку ходатайство адвоката судом по существу не рассматривалось и сведения о состоянии здоровья осуждённого не исследовались.
По этим основаниям суд апелляционной инстанции постановление отменил и материал направил на новое судебное разбирательство со стадии принятия ходатайства к рассмотрению.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22-640/2016 от 11.02.16г.
Вывод суда о том, что осуждённый не нуждается в дальнейшем отбывании наказания, сделан на неполно исследованных обстоятельствах.
Постановлением Центрального районного суда г. Волгограда от 24 декабря 2015 года осуждённый Ц. освобождён от отбывания наказания, назначенного по приговору Краснооктябрьского районного суда г. Волгограда от 20 октября 2014 года, условно-досрочно на 1 год 1 месяц 12 дней. В соответствии с ч.2 ст.79 УК РФ на него возложены определённые обязанности.
Вместе с тем, материалы личного дела осуждённого судом не исследовались; имеющаяся в материалах дела характеристика и справка о поощрениях и взысканиях свидетельствовали о поведении Ц. за период с 19 ноября 2014 года; поведение осуждённого за период с 6 февраля 2014 года по 18 ноября 2014 года судом не исследовалось.
Не выяснялся судом вопрос о возмещении осуждённым причинённого ущерба, что в соответствии с ч.4.1 ст.79 УИК РФ является одним из условий условно-досрочного освобождения.
Согласно имеющейся в материалах дела справке, в бухгалтерии учреждения на исполнении находятся два исполнительных листа, по которым ежемесячно производятся удержания в размере 50% от дохода осуждённого, однако не указано, возместил ли Ц. причиненный преступлением ущерб, частично или полностью, суд данное обстоятельство не выяснил и в постановлении этому оценки не дал.
Кроме того, в нарушение ч.2.1 ст.399 УПК РФ суд не принял надлежащих мер к своевременному извещению потерпевшего о рассмотрении ходатайства осуждённого, поскольку извещение о рассмотрении ходатайства Ц. направлено потерпевшему Н. по почте 9 декабря 2015 года, то есть за 15 дней до начала судебного заседания, что явно было недостаточно для того, чтобы потерпевший был извещён о дате, времени и месте судебного заседания в срок, установленный законом.
В связи с допущенными нарушениями суд апелляционной инстанции постановление отменил, материал направил на новое судебное рассмотрение.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22-830/2016 от 25.02.16г.
Вывод суда о возможности замены осуждённому наказания в виде лишения свободы более мягким видом наказания сделан без учёта всех обстоятельств, имеющих значение для дела.
Постановлением Урюпинского городского суда Волгоградской области от 16 декабря 2015 года удовлетворены представление ФКУ ЛИУ-23 УФСИН России по Волгоградской области и ходатайство осуждённого М.: осуждённому заменено назначенное по приговору Урюпинского городского суда Волгоградской области от 6 августа 2013 года наказание в виде лишения свободы более мягким видом наказания – исправительными работами на неотбытый срок с удержанием из заработка осуждённого 10% в доход государства в местах, определяемых органом местного самоуправления по согласованию с уголовно-исполнительной инспекцией, в районе места жительства осуждённого.
Согласно справке о поощрениях и взысканиях, выданной администрацией исправительного учреждения осуждённым за время отбывания наказания были получены 2 поощрения в марте и июне 2014 года и наряду с положительной характеристикой учтены при принятии судом 28 июля 2015 года решения о переводе М. для отбывания наказания из колонии строгого режима в колонию-поселение. В настоящее время каких-либо новых обстоятельств, подлежащих учёту при рассмотрении ходатайства М. о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания, не появилось.
Вместе с тем наличие положительной характеристики, отсутствие взысканий и получение 2 поощрений за весь период отбывания наказания – с августа 2013 года, недостаточно для вывода о том, что в отношении М. установленные ст.43 УК РФ цели наказания могли быть в настоящее время достигнуты путём замены ему неотбытой части наказания более мягким наказанием, в связи с чем суд апелляционной инстанции постановление отменил, представление и ходатайство осуждённого оставил без удовлетворения.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22-709/2016 от 18.02.16г.
Суд первой инстанции в рамках процедуры рассмотрения вопросов в порядке исполнения приговора не вправе давать оценку законности и обоснованности судебного решения, вступившего в законную силу.
Постановлением Советского районного суда г.Волгограда от 28 января 2016 года удовлетворено представление начальника филиала по Советскому району г.Волгограда ФКУ УИИ УФСИН России по Волгоградской области: осуждённому Ч. отменено ранее установленное по приговору мирового судьи ограничение в виде запрета выезжать за пределы Волгоградской области без согласия государственного специализированного органа, осуществляющего надзор за осуждёнными к ограничению свободы, и установлено новое ограничение, заключающееся в запрете без согласия государственного специализированного органа, осуществляющего надзор за осуждёнными к ограничению свободы, покидать пределы г.Волгограда.
Вместе с тем суд первой инстанции, приняв к своему рассмотрению настоящее представление и отменяя ограничение, установленное Ч. по приговору мирового судьи судебного участка №107 Волгоградской области от 13 августа 2015 года, и устанавливая новое ограничение, фактически дал оценку законности вынесенному приговору в части установленного осуждённому ограничения, что является недопустимым, поскольку рассмотрение данных вопросов осуществляется в специальных процедурах, установленных уголовно-процессуальным законодательством.
По этому основанию суд апелляционной инстанции постановление отменил и производство по представлению прекратил.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22-1105/2016 от 14.03.16г.
Принимая решение о замене осуждённому наказания в виде штрафа лишением свободы, суд не учёл положения ст.60 УК РФ о справедливости назначаемого наказания.
Постановлением судьи Старополтавского районного суда Волгоградской области от 22 января 2016 года М., суждённому по приговору Старополтавского районного суда Волгоградской области от 16 сентября 2014 года по ч.3 ст.30, ч.3 ст.291 УК РФ к штрафу в размере 30000 руб. в доход государства заменено назначенное наказание на лишение свободы на срок 1 год с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
Правильно установив фактические обстоятельства дела, суд обоснованно признал уклонение М. от исполнения наказания злостным и пришёл к правильному выводу о необходимости замены неисполненного наказания в виде штрафа на лишение свободы.
Вместе с тем, как следовало из приговора суда от 16 сентября 2014 года суд, признавая М. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30, ч.3 ст.291 УК РФ, назначил ему минимальное наказание, предусмотренное санкцией указанной статьи, в виде штрафа в размере тридцатикратной суммы взятки, то есть 30000 руб. Принимая решение о замене штрафа иным видом наказания, суд постановил заменить данное наказание лишением свободы сроком на 1 год, что несоразмерно ранее назначенному минимальному наказанию.
По этому основанию суд апелляционной инстанции постановление изменил, назначенное М. наказание в виде лишения свободы, в соответствии с требованиями ч.2 ст.56 УК РФ, с учётом характера и степени общественной опасности преступления и личности виновного, в том числе обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, а также влияния назначенного наказания на исправление осуждённого и на условия жизни его семьи, полного погашения осуждённым штрафа, снизил до минимального, то есть до 2 месяцев.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22-1219/2016 от 28.03.16г.
В соответствии с положениями ч.6 ст.175 УИК РФ и разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ, содержащимися в Постановлении № 21 от 20 декабря 2011 года «О практике применения судами законодательства об исполнении приговора», в случае отсутствия документов, которые обязаны представить администрация учреждения или органа, исполняющего наказание, суд не вправе отказать в принятии ходатайства осуждённого, его законного представителя или адвоката.
Постановлением судьи Дзержинского районного суда г.Волгограда от 18 февраля 2016 года ходатайство осуждённого С. об освобождении от отбывания наказания в связи с тяжелым заболеванием возвращено для устранения недостатков.
Как следовало из постановления основанием для возвращения ходатайства явилось то, что осуждённый не представил суду копию приговора, а также медицинские документы, подтверждающие наличие заболевания, отсутствие которых, по мнению суда, препятствовало рассмотрению ходатайства по существу.
Как следовало из представленных в суд апелляционной инстанции материалов С. обратился с указанным ходатайством через администрацию лечебно-исправительного учреждения, в котором отбывает наказание, то есть выполнил все необходимые действия для рассмотрения его ходатайства. Однако ходатайство учреждением направлено в суд без соответствующих документов. В данном случае суду следовало направить копию ходатайства осуждённого в учреждение для последующего незамедлительного представления администрацией в суд соответствующих материалов.
По этим основаниям суд апелляционной инстанции постановление отменил, материал направил на новое судебное рассмотрение.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22-1680/2016 от 25.04.16г.
В соответствии с п. «б» ч.3 ст.79 УК РФ условно-досрочное освобождение может быть применено только после фактического отбытия осуждённым не менее половины срока наказания, назначенного за тяжкое преступление.
По постановлению Центрального районного суда г. Волгограда от 18 февраля 2016 года осуждённый К. освобождён условно-досрочно от отбывания наказания в виде лишения свободы.
Как следовало из материалов дела К. осуждён по приговору Дзержинского районного суда г. Волгограда от 25 марта 2015 года по ч.1 ст.131, ч.1 ст.132 УК РФ, на основании ч.3 ст.69 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, срок наказания по которому постановлено исчислять с 29 мая 2014 года.
В нарушение п. «б» ч.3 ст.79 УК РФ, предусматривающего возможность применения условно-досрочного освобождения к осуждённым только после фактического отбытия ими не менее половины срока наказания, назначенного за тяжкое преступление, адвокат П. обратился с соответствующим ходатайством 2 февраля 2016 года, т.е. на момент когда осуждённым К. было отбыто менее половины назначенного наказания: 1 год 8 месяцев 3 дня, вместо 1 года 9 месяцев.
Поскольку право на заявление ходатайства об условно-досрочном освобождении у осуждённого К. не возникло, у суда первой инстанции не имелось правовых оснований рассматривать данное ходатайство по существу.
Кроме того, из представленного материала следовало, что осуждённый К. прибыл в ФКУ СИЗО №1 УФСИН России по Волгоградской области 21 декабря 2015 года и содержится в указанном учреждении на основании ст.77.1 УИК РФ. Учреждением, исполняющим назначенное К. наказание, в котором он отбывает наказание, является ФКУ ИК №5 УФСИН России по Волгоградской области, расположенное в Камышинском районе Волгоградской области.
Следственный изолятор, если он определяется в порядке ст.77.1 УИК РФ местом срочного пребывания осуждённого к лишению свободы, местом отбывания наказания применительно к ст.16 УИК РФ признан быть не может, что свидетельствовало о нарушении судом первой инстанции правил территориальной подсудности при рассмотрении ходатайства.
По этим основаниям суд апелляционной инстанции постановление отменил, производство по ходатайству адвоката прекратил.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22-1808/2016 от 11.05.16г.
Согласно ст.81 УК РФ при рассмотрении в порядке исполнения приговора вопросов, связанных с освобождением от наказания в связи с болезнью, суд должен принять во внимание характер болезни, возможность стационарного лечения в условиях отбывания наказания, степень общественной опасности совершённого преступления, данные о личности виновного и о его поведении в период после обращения приговора к исполнению.
Постановлением судьи Дзержинского районного суда г.Волгограда от 04 февраля 2016 года отказано в удовлетворении ходатайства осуждённого С. об освобождении от отбывания наказания в связи с тяжёлым заболеванием.
Как следовало из обжалуемого постановления, судом установлено, что С. осуждён Урюпинским городским судом Волгоградской области от 29 сентября 2015 года по ч.2 ст.228 УК РФ с применением ст.70 УК РФ к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания с исправительной колонии строгого режима.
Представитель ФКУ ЛИУ №15 УФСИН России по Волгоградской области в заседании суда первой инстанции подтвердил выводы заключения медицинской комиссии о том, что на момент проведения освидетельствования у осуждённого С. имеется заболевание, предусмотренное Перечнем Правительства РФ от 06 февраля 2004 года №54, в связи с чем С. может быть представлен к освобождению от отбывания наказания в связи с болезнью.
Вместе с тем материалы дела содержали копии приговоров от 31 марта 2008 года и от 17 мая 2013 года в отношении С., дата рождения которого согласно данным приговорам не соответствовала дате рождения по приговору от 29 сентября 2015 года, то есть судом первой инстанции в нарушение ст.81 УК РФ не исследовались данные лица, заявившего ходатайство, и степень общественной опасности совершённого им преступления, чем нарушены его права как участника уголовного судопроизводства. Кроме того, судом первой инстанции сделан преждевременный вывод об отсутствии социально-бытового устройства С. после освобождения, так как в материалах дела имелась телеграмма родственницы осуждённого с согласием забрать осуждённого в случае его освобождения по болезни.
По этим основаниям суд апелляционной инстанции постановление отменил, материал направил на новое судебное рассмотрение.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22-1447/2016 от 11.04.16г.
По смыслу ст.81 УК РФ при рассмотрении вопросов, связанных с освобождением осуждённого от наказания в связи с его болезнью, определяющее значение имеют не данные о совершённом осуждённым преступлении, продолжительности отбытого им наказания или о его поведении в период отбывания наказания, а наличие у лица заболевания, препятствующего отбыванию наказания.
Постановлением Дзержинского районного суда г.Волгограда от 25 февраля 2016 года отказано в удовлетворении ходатайства осуждённого К. об освобождении от отбывания наказания по приговору Волгоградского областного суда от 9 апреля 2014 года в связи с тяжелым заболеванием.
Как следовало из материалов дела, осуждённый К., помимо основного заболевания – ВИЧ с диффузным поражением вещества головного мозга, имеет также сопутствующие заболевания, в том числе психическое расстройство – органическое расстройство личности и поведения с астено-невротическим синдромом.
Вместе с тем, судом первой инстанции не проверялось и у участвующего в судебном заседании врача не выяснялось, не лишают ли К. имеющиеся у него физические недостатки возможности защищаться самостоятельно. В нарушение ч.1 ст.51 УПК РФ суд не обсудил необходимость привлечения адвоката к участию в деле, чем нарушил право осуждённого К. на защиту.
Кроме того, признав наличие у К. заболевания, входящего в Перечень заболеваний, препятствующих отбыванию наказания, суд первой инстанции, отказал в удовлетворении ходатайства. В нарушение положений ст.81 УК РФ своё решение суд обосновал тяжестью совершённого К. преступления, значительностью неотбытого срока наказания, отрицательными характеристиками, т.е. привёл основания, не указанные в законе.
Указанные нарушения повлекли отмену постановления в апелляционном порядке с направлением материала на новое судебное рассмотрение.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22-1914/2016 от 13.05.16г.
В соответствии с чч.1,2 ст.396, ч.2 ст.398 УПК РФ вопрос об отсрочке или рассрочке штрафа разрешается судом, постановившим приговор, а если приговор приводится в исполнение в месте, на которое не распространяется юрисдикция это госуда, – судом того же уровня в месте исполнения приговора.
Постановлением Центрального районного суда г. Волгограда от 22 марта 2016 года ходатайство адвоката Ш. в интересах осуждённой Б. об отсрочке исполнения наказания в виде штрафа, назначенного по приговору Центрального районного суда г. Волгограда от 27 января 2016года, оставлено без удовлетворения.
В соответствии с чч.1, 2 ст.396, ч.2 ст.398 УПК РФ вопрос об отсрочке или рассрочке штрафа разрешается судом, постановившим приговор, а если приговор приводится в исполнение в месте, на которое не распространяется юрисдикция этого суда, – судом того же уровня в месте исполнения приговора.
В соответствии с ч.1 ст.16 УИК РФ наказание в виде штрафа исполняется судебными приставами-исполнителями по месту жительства (работы) осуждённого.
Согласно приговору Центрального районного суда г. Волгограда от 27 января 2016 года осуждённая Б. зарегистрирована в г. Новороссийске, проживает в г. Сочи. Данных о том, что приговор в отношении осуждённой приводится в исполнение на территории Центрального района г. Волгограда, в представленном материале не содержалось.
Как следовало из содержания ходатайства защитника осуждённой Б. последняя в настоящее время проживает в г. Новороссийске Краснодарского края. В суде апелляционной инстанции адвокат Ш. сообщила о том, что Б. проживает как в г. Новороссийске, так и в г. Сочи Краснодарского края.
Таким образом, принимая решение о рассмотрении по существу ходатайства об отсрочке исполнения наказания в виде штрафа в отношении осуждённой Б., суд не проверил, подлежит ли оно рассмотрению в Центральном районном суде г. Волгограда в соответствии чч.1, 2 ст.396, ст.398 УПК РФ.
По этому основанию суд апелляционной инстанции постановление отменил, направил на новое судебное разбирательство со стадии подготовки к судебному заседанию.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22-2052/2016 от 19.05.16г.
В соответствии с ч.5 ст.46 УК РФ в случае злостного уклонения от уплаты штрафа, назначенного в качестве основного наказания, за исключением случаев назначения штрафа в размере, исчисляемом исходя из величины кратной стоимости предмета или сумме коммерческого подкупа или взятки, штраф заменяется иным наказанием, за исключением лишения свободы.
Постановлением Центрального районного суда г.Волгограда от 5 февраля 2016 года удовлетворено представление судебного пристава-исполнителя Межрайонного ОСП по особым производствам УФССП России по Волгоградской области: осуждённому М. заменено наказание в виде штрафа в размере 100000 руб. в доход государства, назначенное по приговору Центрального районного суда г.Волгограда от 28 апреля 2010 года, на лишение свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с отбыванием наказания в колонии общего режима, с исчислением срока отбывания наказания с момента задержания.
Правильно признав осуждённого М. злостно уклоняющимся от уплаты штрафа, суд первой инстанции, вместе с тем при решении вопроса о виде наказания, на которое необходимо заменить назначенный С. штраф, не принял во внимание, что в соответствии с положениями ч.5 ст.46 УК РФ в случае злостного уклонения от уплаты штрафа, назначенного в качестве основного наказания, за исключением случаев назначения штрафа в размере, исчисляемом исходя из величины кратной стоимости предмета или сумме коммерческого подкупа или взятки, штраф заменяется иным наказанием, за исключением лишения свободы.
По приговору Центрального районного суда г.Волгограда от 28 апреля 2010 года наказание в виде штрафа М. назначено в твёрдой денежной сумме. Следовательно, указанный штраф должен быть заменён иным наказанием, за исключением лишения свободы.
По этому основанию суд апелляционной инстанции постановление изменил: заменил назначенное осуждённому М. наказание в виде штрафа на исправительные работы на срок 1 год 6 месяцев с удержанием 10% заработной платы в доход государства с отбыванием наказания в месте, определяемом органами местного самоуправления по согласованию с уголовно-исполнительной инспекцией, в районе места жительства осуждённого.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22-1900/2016 от 11.05.16г.
Избрание мер пресечения и продление их сроков

Нарушение ч.2, 3 ст.255 УПК РФ повлекло отмену судебных решений.
Как видно из материалов дела, Н. обвинялся в совершении преступлений, предусмотренных п.«в» ч.2 ст.158, п.«а» ч.2 ст.116, п.«г» ч.2 ст.161 УК РФ.
Постановлением Ленинского районного суда Волгоградской области от 5 июня 2015 года в отношении Н. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.
24 июля 2015 года уголовное дело по обвинению Н. поступило в Ленинский районный суд Волгоградской области для рассмотрения по существу.
Постановлением Ленинского районного суда Волгоградской области от 30 июля 2015 года срок содержания под стражей подсудимому Н. продлен на 6 месяцев, до 23 января 2016 года.
Приговором Ленинского районного суда Волгоградской области от 22 сентября 2015 года Н. был осужден по п.«в» ч.2 ст.158, п.«а» ч.2 ст.116, п.«г» ч.2 ст.161 УК РФ, с применением ч.3 ст.69 УК РФ, к 2 годам 8 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Мера пресечения Н. оставлена заключение под стражу до вступления приговора в законную силу.
Апелляционным определением Волгоградского областного суда от 22 декабря 2015 года приговор от 22 сентября 2015 года в отношении Н. отменен, уголовное дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд, в ином составе суда со стадии судебного разбирательства. Мера пресечения в отношении Н. в виде заключения под стражу оставлена прежней на срок по 23 января 2016 года включительно.
Постановлением Ленинского районного суда Волгоградской области от 19 января 2016 года подсудимому Н. мера пресечения в виде заключения под стражу оставлена без изменения, срок содержания под стражей продлен до 12 месяцев, то есть до 2 июня 2016 года, включительно.
Таким образом, суд в нарушение вышеуказанных требований закона повторно продлил подсудимому Н. меру пресечения в виде заключения под стражу на 6 месяцев, что противоречит требованиям ч.3 ст.255 УПК РФ.
Указав в описательно-мотивировочной части постановления об истечении срока содержания под стражей 23 января 2016 года, суд не привел мотивы продления этого срока до 2 июня 2016 года, что входит в противоречие с периодом, на который продлен срок содержания под стражей.
Кроме того, указывая об отсутствии оснований для отмены или изменения Н. меры пресечения на более мягкую, суд, тем не менее, в нарушение требований ст.108, ст.109, 110 и ст.255 УПК РФ, применяемых во взаимосвязи друг с другом, не указал фактические данные, которые служат основанием к продлению такой меры пресечения как заключение под стражу.
В силу ст.99 УПК РФ суд не выяснил наличие заболеваний, которые, по мнению стороны защиты, препятствуют содержанию под стражей, хотя сторона защиты указывала о данных обстоятельствах. Суд лишь сослался на непредоставление таких доказательств стороной защиты.
Вместе с тем, в силу ч.3 ст.15 УПК РФ суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.
Суд первой инстанции не выяснял у стороны защиты о возможности предоставления таких данных, а также о необходимости истребования таких данных самим судом.
Указанные нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными, и повлекли отмену принятых судебных решений, с передачей дела на новое судебное рассмотрение.
Постановление президиума ВОС №44у-31/2016 от 11.05.16г.
С учётом данных о личности подозреваемого вывод суда об отсутствии законных оснований для избрания в отношении его меры пресечения в виде заключения под стражу являлся необоснованным.
Постановлением судьи Котельниковского районного суда Волгоградской области от 3 января 2016 года отказано в удовлетворении ходатайства следователя Котельниковского межрайонного следственного отдела СУ СК России по Волгоградской области об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении Ч., подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного пп. «а», «г» ч.2 ст.117 УК РФ.
Вместе с тем, суд первой инстанции оставил без внимания, что Ч. на момент рассмотрения ходатайства подозревался в совершении тяжкого преступления в отношении своих малолетних детей, а именно в причинении физических и психических страданий малолетним ЧД. и ЧВ. путём систематического нанесения побоев, не повлекших последствий, указанных в ст.111, 112 УК РФ.Кроме того, Ч. ранее судим за совершение умышленного тяжкого преступления, судимость за которое в установленном порядке не снята и не погашена; в отношении Ч., как лица, освободившегося из мест лишения свободы, установлен административный надзор до 14 февраля 2019 года. В 2015 году Ч. неоднократно привлекался к административной ответственности, в том числе за нарушение общественного порядка. По месту жительства Ч. характеризуется отрицательно, злоупотребляет спиртными напитками, в ОМВД по Котельниковскому району Волгоградской области на поведение Ч. поступают жалобы от соседей и родственников. Возможность продолжения совершения Ч. новых преступлений судом изучена не была.
Суд также оставил без внимания то обстоятельство, что Ч. проживает без регистрации и правовых оснований в жилом помещении вместе с малолетними потерпевшими и свидетелем – бывшей супругой, что подтверждало обоснованность предположений следователя о наличии у Ч. возможности при нахождении вне изоляции от общества оказать незаконное психическое и физическое воздействие на малолетних потерпевших и свидетеля с целью склонить их к изменению показаний в свою пользу.
По этим основаниям суд апелляционной инстанции постановление отменил, ходатайство следователя удовлетворил, избрав подозреваемому Ч. меру пресечения в виде заключения под стражу.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22к-578/2016 от 19.01.16г.
Продлевая свыше двух месяцев срок содержания под стражей лицу, обвиняемому в совершении преступления средней тяжести, суд не установил имеющие значения обстоятельства и не дал им надлежащую оценку
Постановлением судьи Волжского городского суда Волгоградской области от 29 января 2016 года К., обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного пп. «а», «б», «в» ч.2 ст.158 УК РФ, продлён срок содержания под стражей на 32 суток, а всего на 3 месяца.
Своё решение суд мотивировал тем, что К. обвиняется в совершении преступления средней тяжести, за которое ему может быть назначено наказание в виде лишения свободы, официально не работал и средств к существованию не имеет, проживал у родственников, привлекался к административной ответственности.
Между тем, в нарушение ст.97, 100, 108, 109 УПК РФ, суд не установил конкретные обстоятельства, свидетельствующие о необходимости дальнейшего содержания обвиняемого под стражей, в т.ч. безусловно свидетельствующие о том, что в случае освобождения из-под стражи К. скроется от следствия, продолжит заниматься преступной деятельностью, будет оказывать воздействие на потерпевших и свидетелей; не выяснил обоснованность утверждений органов предварительного расследования о невозможности своевременного окончания расследования по объективным причинам. В постановлении не приведено данных об опасности личности обвиняемого и индивидуальные обстоятельства дела, не проверена обоснованность длительности срока, свыше 2-х месяцев, предварительного расследования и необходимость в связи с этим содержать К. в изоляции от общества.
По этим основаниям суд апелляционной инстанции постановление отменил, в удовлетворении ходатайства следователя о продлении обвиняемому срока содержания под стражей отказал.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22к-920/2016 от 11.02.16г.
Судом не установлены обстоятельства, предусмотренные ст.97 УПК РФ, послужившие основанием для избрания обвиняемому меры пресечения в виде домашнего ареста.
Постановлением судьи Советского районного суда г. Волгограда от 13 февраля 2016 года в отношении Б., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.201 УК РФ, избрана мера пресечения в виде домашнего ареста сроком на 1 месяц 29 суток с наложением определённых ограничений.
Вместе с тем, суд в своём постановлении не указал, какие из обстоятельств, предусмотренных ст.97 УПК РФ, послужили основанием для избрания Б. указанной меры пресечения, сославшись лишь на то, что она будет являться гарантией его явки к следователю и в суд. Однако материалы дела не содержали информации о том, что Б. уклонялся от явки к следователю и таким образом препятствовал расследованию.
Формально суд подошёл и к учёту обстоятельств, предусмотренных ст.99 УПК РФ, поскольку тяжесть предъявленного обвинения, данные о личности Б., ранее не привлекавшегося к уголовной ответственности, имеющего постоянное место жительства, работы, семью, малолетнего ребёнка, опровергали выводы суда о необходимости изоляции обвиняемого от общества, наложении на него ограничений и установлении за ним контроля.
Поскольку в ходатайстве следователя не приведено фактических данных, свидетельствующих о наличии оснований, предусмотренных ст.97 УПК РФ, суд апелляционной инстанции постановление отменил, ходатайство следователя об избрании Б. меры пресечения в виде домашнего ареста оставил без удовлетворения.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22к-1087/2016 от 20.02.16г.
Продлевая обвиняемому срок содержания под стражей свыше 9 месяцев, суд не дал оценку эффективности проводимого предварительного расследования и не выяснил, по каким причинам не выполнены следственные действия, необходимостью в проведении которых обосновывалось предыдущее ходатайство следователя.
Постановлением судьи Ворошиловского районного суда г. Волгограда от 16 февраля 2016 года М., обвиняемому в совершении преступлений, предусмотренных п. «в» ч.2 ст.158, ч.2 ст.162 УК РФ, продлён срок содержания под стражей на 2 месяца, а всего до 9 месяцев 26 суток.
Продлевая срок содержания обвиняемого под стражей, суд первой инстанции не выяснил обоснованность утверждений органов предварительного расследования о невозможности своевременного окончания расследования по объективным причинам, не принял во внимание то обстоятельство, что необходимость выполнения следователем указанных в ходатайстве действий послужила основанием для предыдущего продления срока содержания М. под стражей на срок до 7 месяцев 26 суток, а также для возвращения уголовного дела для производства дополнительного следствия. При этом мотивов, по которым запланированные действия, в том числе указанные в постановлении прокурора от 10 декабря 2015 года о возвращении уголовного дела для производства дополнительного следствия, не были выполнены в ранее установленный срок (в течение 2 месяцев), следователь в ходатайстве не привёл. Судом же данные обстоятельства не выяснялись, оценка эффективности проводимого предварительного расследования в постановлении не дана.
Вывод суда об особой сложности уголовного дела в связи с необходимостью проведения следственных действий с участием свидетелей, проживающих за пределами Волгоградской области, не был основан на представленном материале.
По этим основаниям суд апелляционной инстанции постановление отменил, материал направил на новое судебное рассмотрение.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22к-1089/2016 от 24.02.16г.
У суда не имелось предусмотренных законом оснований для избрания подозреваемому меры пресечения в виде заключения под стражу, поскольку обоснованность подозрения в совершении инкриминируемого ему преступления не подтверждалась представленными материалами.
Постановлением судьи Волжского городского суда Волгоградской области от 20 апреля 2016 года в отношении К., подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного п. «г» ч.2 ст.117 УК РФ, избрана мера пресечения в виде заключения под стражу сроком на 1 месяц 29 суток.
Из представленных суду материалов следовало, что К. подозревается в причинении побоев своему малолетнему сыну КА. 23 февраля 2016 года и 28 февраля 2016 года, т.е. дважды. Эти же обстоятельства указаны следователем в постановлении о привлечении К. в качестве обвиняемого по п. «г» ч.2 ст.117 УК РФ, которая предусматривает истязание, причинение физических или психических страданий путём систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями, если это не повлекло последствий, указанных в статьях 111 и 112 УК РФ. По смыслу закона систематичность предполагает нанесение более двух раз побоев, характер которых свидетельствует об умысле лица на причинение потерпевшему особой мучительной боли или страданий.
Таким образом, обоснованность подозрения К. в совершении инкриминируемого ему преступления представленными материалами не подтверждалась, в связи с чем не имелось предусмотренных законом оснований для удовлетворения ходатайства следователя об избрании ему меры пресечения в виде заключения под стражу. По этим основаниям суд апелляционной инстанции постановление отменил, отказав в удовлетворении ходатайства следователя, К. из-под стражи освободил.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22к-2079/16 от 28.04.16г.
Продлевая обвиняемому срок содержания под стражей, суд не разрешил ходатайство стороны защиты об изменении данной меры пресечения на домашний арест.
Постановлением судьи Красноармейского районного суда г.Волгограда от 19 апреля 2016 года в отношении Е., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.162 УК РФ, продлён срок содержания под стражей по 21 июля 2016 года включительно.
Принимая данное решение, судья принял во внимание данные о личности подсудимого, тяжесть обвинения и пришёл к выводу о том, что обстоятельства, которые учитывались при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении Е., не изменились и не отпали.
Вместе с тем, из протокола судебного заседания следовало, что судом в судебном заседании не обсуждался вопрос о возможности изменения в отношении подсудимого Е. меры пресечения на более мягкую, в том числе домашний арест либо залог. Судьёй оставлено без внимания ходатайство защитника подсудимого – адвоката В. об изменении в отношении подсудимого меры пресечения на домашний арест. Указанному ходатайству защитника судом первой инстанции не дана оценка в описательно-мотивировочной части постановления, а также по нему не постановлено какого-либо решения в резолютивной части вынесенного постановления.
По этим основаниям суд апелляционной инстанции постановление отменил, материал направил на новое судебное рассмотрение.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22-2068/2016 от 29.04.16г.
Суд избрал меру пресечения в виде заключения под стражей лицу, уголовное преследование в отношении которого в рамках данного уголовного дела не осуществлялось.
Постановлением судьи Михайловского районного суда Волгоградской области от 16 апреля 2016 года М., подозреваемому в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.222 УК РФ, изменена мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении на заключение под стражу на срок до 15 июня 2016 года включительно.
Основанием для избрания в отношении М. данной меры пресечения явилось то, что он подозревается в совершении умышленного преступления средней тяжести, по месту регистрации не проживает, скрывался от органов дознания и предварительного следствия, был объявлен в розыск, ранее неоднократно привлекался к административной и уголовной ответственности, что, по мнению судьи, даёт основания полагать, что М. и в дальнейшем, оставаясь на свободе, вновь может скрыться от следствия и суда, продолжит заниматься преступной деятельностью.
По смыслу ст.210 УПК РФ розыск может быть объявлен только в отношении обвиняемого либо подозреваемого по уголовному делу. Подозреваемым в соответствии с ч.1 ст.46 УПК РФ является лицо либо в отношении которого возбуждено уголовное дело, либо которое задержано в соответствии со статьями 91 и 92 УПК РФ; либо к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения; либо которое уведомлено о подозрении в совершении преступления.
Вместе с тем, из представленных материалов следовало, что уголовное дело по факту обнаружения боеприпасов в жилищах М. возбуждено не в отношении него, копия постановления о возбуждении уголовного дела М. не вручалась, мера пресечения М. до 15 марта 2016 года не избиралась, следственных действий с участием М., как подозреваемого, до 15 марта 2016года не проводилось, в связи с чем отсутствовали основания полагать, что до 15 марта 2016 года М. знал об осуществлении в отношении него уголовного преследования. Кроме того, письменного уведомления ему о подозрении в совершении преступления не вручалось, в качестве подозреваемого он не допрашивался, в порядке ст.91,92 он не задерживался, мера пресечения в отношении него не избиралась.
При этом постановление старшего следователя СО ОМВД России по г.Михайловке Волгоградской области от 1 марта 2016 года об избрании М. меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении нельзя признать избранием М. этой меры пресечения, поскольку согласно ст.102 УПК РФ подписка о невыезде и надлежащем поведении состоит в письменном обязательстве подозреваемого или обвиняемого не покидать постоянное или временное место жительства без разрешения дознавателя, следователя или суда, в назначенный срок являться по вызовам дознавателя, следователя и в суд, иным путём не препятствовать производству по уголовному делу. Таких письменных обязательств 1 марта 2016 года М. следователю не давал, а потому оснований считать, что он являлся подозреваемым по уголовному делу и мог быть объявлен о розыск, не имелось.
По этим основаниям суд апелляционной инстанции постановление отменил, М. освободил из-под стражи.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22к-2250/2016 от 13.05.16г.
При рассмотрении вопроса о продлении подсудимому срока содержания под стражей судом нарушено требование ч.3 ст.50 УПК РФ о порядке приглашения, назначения и замены защитника.
Постановлением судьи Михайловского районного суда Волгоградской области от 30 декабря 2015 года в отношении В., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.105 УК РФ, продлён срок содержания под стражей на 3 месяца, то есть до 8 апреля 2016 года включительно.
При рассмотрении ходатайства государственного обвинителя о продлении В. срока содержания под стражей судом первой инстанции было нарушено требование ч.3 ст.50 УПК РФ о порядке приглашения, назначения и замены защитника, что повлекло нарушение права подсудимого на защиту.
Как следовало из материалов дела защиту подсудимого В. осуществлял по соглашению адвокат Л. 24 декабря 2015 года судебное заседание отложено на 28 декабря 2015 года в связи с невозможностью участия защитника Л., а впоследствии на 29 и на 30 декабря 2015 года. При этом данных о принятых мерах по надлежащему извещению адвоката Л. не имелось.
Между тем, явившийся в судебное заседание 30 декабря 2015 года адвокат С. заявил об отсутствии у него ордера на представление интересов подсудимого в судебном процессе, а также о самоотводе, вызванном как отсутствием ордера, так и наличием между ним и подсудимым В. неприязненных отношений.
Заявленные подсудимым В. ходатайства о предоставлении информации о надлежащем извещении адвоката Л. и обеспечении его участия в деле, об отказе от адвоката С. ввиду наличия неприязненных отношений и назначении иного защитника, суд оставил без удовлетворения, мотивировав своё решение тем, что отсутствие ордера не является препятствием к участию защитника в деле, а наличие неприязненных отношений между защитником и подсудимым, по мнению суда, не является основанием для отвода, в связи с чем оснований замены защитника не имелось.
В связи с допущенными нарушениями суд апелляционной инстанции постановление отменил, направил материал на новое судебное рассмотрение.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22-690/2016 от 26.01.16г.
Несмотря на то, что защиту обвиняемого осуществляли адвокаты, с которыми у него заключены соглашения, суд рассмотрел ходатайство следователя о продлении обвиняемому срока содержания под стражей без их участия и при отсутствии данных об их надлежащем извещении о дате, месте и времени судебного заседания.
Постановлением Центрального районного суда г.Волгограда от 30 декабря 2015 года Г.,обвиняемому в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч.5 ст.290 РФ, п.«а» ч.5 ст.290 УК РФ, продлён срок содержания под стражей на 2 месяца, а всего до 10 месяцев 29 суток.
При рассмотрении ходатайства следователя по настоящему материалу судом нарушено право подсудимого на защиту.
Согласно материалу защиту обвиняемого Г. осуществляли адвокаты Б., З., Н. При этом З. и Н. являются адвокатами адвокатских образований г.Москвы и г. Санкт-Петербурга, соответственно. Однако судебное разбирательство проведено в отсутствие указанных защитников и при отсутствии в материале сведений об их надлежащем извещении о дате и времени судебного разбирательства.
От услуг назначенного судом в порядке ст.51 УПК РФ защитника-адвоката Ш. обвиняемый Г. отказался, настаивая на участии его защитников по соглашению. Защитник Ш. также заявила в суде ходатайство об освобождении её от участия в судебном заседании ввиду наличия у обвиняемого троих защитников по соглашению, которые намерены осуществлять его защиту, однако лишены таковой возможности ввиду их неуведомления о дате и времени судебного разбирательства. Судом отказ от защитника принят не был, а судебное разбирательство было продолжено.
Более того, из протокола судебного заседания следовало, что адвокат Ш., проигнорировав решение суда о необходимости её участия в процессе, покинула зал судебного заседания, что также необоснованно не было расценено судом как основание к отложению судебного разбирательства. После ухода защитника суд продолжил рассмотрение материала без его участия и принял оспариваемое постановление.
В связи с существенными нарушениями требований уголовно-процессуального закона, суд апелляционной инстанции постановление отменил, материал направил на новое судебное рассмотрение.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22к-806/2016 от 4.02.16г.
Постановлением судьи Центрального районного суда г. Волгограда от 27 апреля 2016 года Т.,обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч.5 ст.290 УК РФ, продлён срок содержания под стражей на 1 месяц, а всего до 3 месяцев, то есть до 4 июня 2016 года
Как следовало из материала защиту обвиняемого Т. в ходе предварительного следствия осуществляли три адвоката, с которыми у него заключены соглашения, — Э., И. и Я. Однако данные защитники ни судом, ни следователем в судебные заседания не вызывались, сведений об их извещении о месте и времени судебного разбирательства в материале не имелось.
Вместе с тем, при отсутствии сведений о надлежащем извещении защитников о времени и месте судебного заседания, суд рассмотрел ходатайство следователя с участием защитника, приглашённого в порядке п.1 ч.1 ст.51 УПК РФ. При этом Т. от защитников, с которыми у него заключены соглашения, не отказывался, согласия на осуществление его защиты иным адвокатом не давал.
Кроме того, из протоколов судебного заседания усматривалось, что 27 апреля 2016 года в судебном заседании судья на месте постановил об отложении судебного разбирательства на 28 апреля 2016 года ввиду неявки защитников обвиняемого Т., рассмотрел ходатайство следователя в судебном заседании 28 апреля 2016 года. Вместе с тем, вынесенное постановление по результатам рассмотрения ходатайства следователя датировано 27 апреля 2016 года.
В связи с допущенными нарушениями суд апелляционной инстанции постановление отменил, вынес новое решение, которым удовлетворил ходатайство следователя о продлении Т. срока содержания под стражей.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22к-2174/2016 от 11.05.16г.
Аналогичное нарушение допущено судьёй Михайловского районного суда Волгоградской области при рассмотрении вопроса о продлении срока содержания под стражей в отношении Л., КС., Ф., ЛГ., ЛИ., обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30, п. «а» ч.4 ст.228.1 УК РФ. Судебное разбирательство проведено без участия адвокатов, осуществлявших защиту обвиняемых по уголовному делу, при отсутствии доказательств их надлежащего извещения о дате, времени и месте судебного заседания, что повлекло нарушение права обвиняемых на защиту.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22-1007/2016 от 16.02.16г.
Суд в нарушение положений ч.13 ст.109 УПК РФ рассмотрел ходатайство следователя о продлении обвиняемому срока содержания под стражей без участия последнего при отсутствии надлежащих документов, свидетельствующих о наличии обстоятельств, исключающих возможность его доставления в суд.
Постановлением Центрального районного суда г. Волгограда от 12 января 2016 года Ш., обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.111 УК РФ, продлен срок содержания под стражей на 2 месяца, а всего до 9 месяцев 13 суток.
Как следовало из материалов дела ходатайство следователя рассмотрено судом в отсутствие обвиняемого Ш., в связи с его нахождением в ФКУЗ МСЧ-34 ФСИН России, что, по мнению суда, являлось обстоятельством, исключающим возможность его доставления в суд.
Однако имеющаяся в материалах дела медицинская справка (переданная следователю факсимильной связью) была нечитаема, не содержала дату её выдачи и не подтверждала тот факт, что в день рассмотрения ходатайства следователя Ш. находился в медицинском учреждении, что лишало его возможности участия в судебном заседании.
Кроме того, как следовало из протокола судебного заседания от 12 января 2016 года, ходатайство следователя рассмотрено без участия прокурора при отсутствии объективных данных о его надлежащем извещении по рассмотрению ходатайства следователя.
Допущенные нарушения требований уголовно-процессуального закона повлекли отмену постановления в апелляционном порядке и направление материала на новое судебное рассмотрение.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22к-885/2016 от 8.02.16г.
Не известив обвиняемого, содержащегося под стражей и находящегося на стационарном лечении, о дате и времени судебного заседания по вопросу продления ему срока содержания под стражей, суд нарушил право последнего на защиту.
Постановлением судьи Центрального районного суда г.Волгограда от 18 марта 2016 года Х., обвиняемому в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.201, п. «б» ч.3 ст.163, ч.4 ст.159, п.«б» ч.3 ст.163, п. «г» ч.2 ст.163 УК РФ, продлён срок содержания под стражей на 2 месяца 17 суток, а всего до 12 месяцев 00 суток, то есть до 09 июня 2016 года.
Как следовало из постановления, суду первой инстанции в соответствии с требованиями ч.13 ст.109 УПК РФ представлены медицинские сведения о невозможности доставления Х. в судебное заседание в связи с прохождением стационарного лечения в ФКУЗ «Медико-санитарная часть ФСИН России».
Вместе с тем, как видно из постановления суда и материалов дела, обвиняемый Х. в суд не вызывался и не извещался о дате и времени рассмотрения ходатайства о продлении срока его содержания под стражей.
Не известив обвиняемого о дате, времени и месте судебного заседания по рассмотрению ходатайства о продлении срока содержания под стражей, суд необоснованно лишил обвиняемого Х. довести до суда свою позицию по рассматриваемому вопросу.
По этому основанию суд апелляционной инстанции постановление отменил, вынес новое решение, которым продлил обвиняемому Х. срок содержания под стражей.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22к-1972/2016 от 25.04.16г.

Материалы, рассматриваемые в порядке ст. 125 УПК РФ

В соответствии с положениями ч.3 ст.125 УПК РФ судья обязан обеспечить своевременное извещение о месте, дате и времени судебного заседания заявителя.
Нарушение данных требований уголовно-процессуального закона послужило основанием для отмены постановления Центрального районного суда г.Волгограда от 16 марта 2015 года и апелляционного постановления Волгоградского областного суда от 24 июня 2015 года, которыми жалоба Б. в порядке ст.125 УПК РФ, на действия прокурора М, выразившиеся в издании письма от 8 июля 2014 года об отказе в ознакомлении с материалами проверки – оставлена без удовлетворения.
Как следует из материалов дела, постановлением судьи Центрального районного суда г.Волгограда от 24 февраля 2015 года назначено судебное заседание по жалобе Б. в порядке ст.125 УПК РФ на 27 февраля 2015 года. Однако данных об извещении осуждённого Б., который отбывает наказание в ФКУ ИК-1 УФСИН России по Республике Мордовия, в материалах дела не имеется.
27 февраля 2015 года разбирательство по жалобе Б. было отложено на 16 марта 2015 года в связи с неявкой сторон.
В нарушение требований закона, материалы дела не содержат сведений об извещении судом осуждённого Б. о судебном заседании, назначенном на 16 марта 2015 года.
Таким образом, осуждённый Б. не был извещен о дате, времени и месте рассмотрения жалобы судом первой инстанции.
Президиум Волгоградского областного суда отменил судебные решения и передал дело на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции.
Постановление президиума ВОС № 44у-25/2016 от 20.04.16г.
Возвращая без рассмотрения заявителю жалобу, поданную им в порядке ст.125 УПК РФ, ввиду её неподсудности данному суду, судья не проверил и не дал оценки наличию или отсутствию оснований, предусмотренных частями 2-6 статьи 152 УПК РФ.
Постановлением судьи Центрального районного суда г. Волгограда от 18 декабря 2015 года жалоба адвоката З. в интересах С. на действия и бездействие следователя СУ СК РФ по Волгоградской области Б., поданная в порядке ст.125 УПК РФ, возвращена представителю заявителя с разъяснением права на повторное обращение в соответствующий суд.
Своё решение суд мотивировал тем, что местом совершения преступления, по факту которого возбуждено уголовное дело, а соответственно местом производства предварительного расследования по смыслу ст.152 УПК РФ является Ворошиловский район г. Волгограда.
Однако в тексте жалобы адвоката З. и в приложенных к ней документах информация о совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч.2 ст.199 УК РФ, на территории Ворошиловского района г. Волгограда отсутствовала.
Суд не учёл, что в соответствии с ч.1 ст.125 УПК РФ, если место производства предварительного расследования определено в соответствии с частями второй — шестой статьи 152 настоящего Кодекса, жалобы на решения и действия (бездействие) должностных лиц рассматриваются районным судом по месту нахождения органа, в производстве которого находится уголовное дело. Однако суд не проверил и не дал оценки наличию или отсутствию оснований, предусмотренных частями 2-6 статьи 152 УПК РФ.
Жалоба адвоката З. содержала все необходимые сведения для её рассмотрения, в связи с чем суд апелляционной инстанции постановление отменил, материал направил на новое судебное разбирательство со стадии подготовки к судебному заседанию.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22к-462/2016 от 26.01.16г.
Законность и обоснованность действий следователя по разрешению ходатайства адвоката о выплате ему вознаграждения не может быть предметом проверки в ходе судебного рассмотрения уголовного дела, поскольку в силу ч.1 ст.252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению.
Постановлением судьи Центрального районного суда г. Волгограда от 11 декабря 2015 года отказано в принятии к рассмотрению жалобы адвоката К. – защитника В., поданной в порядке ст.125 УПК РФ, на бездействие старшего следователя СО-4 СУ УМВД РФ по г.Волгограду У., выразившемся в невынесении постановления о вознаграждении адвоката, неуведомлении о принятом по его заявлению решении в установленный законом срок.
Своё решение судья мотивировал тем, что уголовное дело в отношении В. направлено в суд для рассмотрения по существу, соответственно, все ходатайства и жалобы, связанные с уголовным делом, в том числе по оплате вознаграждения адвоката, должны рассматриваться судом, в производстве которого находится уголовное дело.
Согласно разъяснениям, содержащимся в п.9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 года № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 УПК РФ», после направления уголовного дела в суд подлежат рассмотрению жалобы, где ставится вопрос о признании незаконными и необоснованными решений и действий (бездействия), которые в соответствии с УПК РФ не могут быть предметом проверки их законности и обоснованности на стадии судебного разбирательства при рассмотрении уголовного дела судом, в том числе в апелляционном или кассационном порядке.
В связи с допущенным нарушением суд апелляционной инстанции постановление отменил, направил материал на новое судебное рассмотрение со стадии подготовки к судебному заседанию.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22к-614/2016 от 9.02.16г.
Отказывая в удовлетворении жалобы заявителя, поданной в порядке ст.125 УПК РФ, судья не проверил все изложенные в ней доводы, не исследовал уголовное дело, в рамках которого обжаловалось постановление следователя.
Постановлением судьи Центрального районного суда г. Волгограда от 16 декабря 2015 года оставлена без удовлетворенияжалоба К. в интересах А., поданная в порядке ст.125 УПК РФ, о признании незаконным и необоснованным постановления следователя по особо важным делам первого отдела по расследованию особо важных дел (о преступлениях против личности и общественной безопасности) СУ СК РФ по Волгоградской области Р. о прекращении уголовного преследования Б. от 30 января 2014 года, и понуждении устранить допущенные нарушения.
При этом судья указал, что постановление следователя в полной мере соответствует требованиям ч.4 ст.7 УПК РФ, поскольку оно вынесено уполномоченным должностным лицом, в пределах предоставленной ему компетенции, является обоснованным и мотивированным.
К выводу о мотивированности постановления следователя судья пришёл, исходя из того, что в обоснование принятого решения следователь сослался на показания потерпевшей, подозреваемого, свидетелей, заключение судебно-медицинской экспертизы, протокол осмотра предметов, заключение комплексной психолого-сексологической экспертизы.
Вместе с тем судья не проверил все доводы жалобы заявителя, не выяснил, проверены и учтены ли следователем все обстоятельства, на которые указывал в жалобе заявитель, и могли ли эти обстоятельства повлиять на вывод о наличии оснований для прекращения уголовного дела.
Кроме того, как следовало из протокола судебного заседания судом при принятии решения не исследовалось уголовное дело, в рамках которого обжаловалось постановление следователя, фактически выводы суда были основаны лишь на исследованной в судебном заседании копии постановления о прекращении уголовного преследования от 30 января 2014 года.
По этим основаниям суд апелляционной инстанции постановление отменил, материал направил на новое судебное рассмотрение.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22к-669/2016 от 16.02.16г.
Отказывая в удовлетворении жалобы С., поданной в порядке ст.125 УПК РФ, о признании незаконным и необоснованным постановления следователя по особо важным делам СЧ ГСУ ГУ МВД России по Волгоградской области Б. о прекращении уголовного преследования в части в отношении М. и Н. от 8 апреля 2015 года, этот же судья допустил аналогичные нарушения.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22к-775/2016 от 24.02.16г.
Выводы суда о полноте проведённой процессуальной проверки при рассмотрении жалобы заявителя в порядке ст.125 УПК РФ не были основаны на материалах указанной проверки.
Постановлением судьи Центрального районного суда г.Волгограда от 21 января 2016 года жалоба Р., поданная в порядке ст.125 УПК РФ, о признании необоснованным постановления старшего следователя Новоаннинского МСО СУСК РФ по Волгоградской области Б. от 12 октября 2015 года об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Е. и Г. и понуждении устранить допущенные нарушения, оставлена без удовлетворения.
Принимая данное решение, судья в постановлении указал, что процессуальная проверка по заявлению Р. проведена в полном объёме, постановление вынесено уполномоченным на то лицом, является мотивированным, основано на сведениях, собранных в ходе процессуальной проверки, и в нём дана оценка доводам заявителя и материалам по заявлению.
Вместе с тем, фактически выводы суда были основаны лишь на исследованной в судебном заседании копии постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 12 октября 2015 года, представленной заявителем. Материал процессуальной проверки истребован не был.
Суд рассмотрел жалобу в отсутствие следователя Б., вынесшего обжалуемое постановление, а также в нарушение положений ч.3 ст.125 УПК РФ не привлёк к участию в рассмотрении жалобы Е.и Г., являющихся лицами, чьи интересы непосредственно затрагивались обжалуемым решением.
В связи с допущенными нарушениями суд апелляционной инстанции постановление отменил, материал направил на новое судебное рассмотрение.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22к-1058/2016 от 15.05.16г.
Законодателем установлена обязанность следователя ознакомить сторону защиты и потерпевшего именно на стадии предварительного расследования с постановлениями о назначении экспертиз и заключениями экспертов, а также в соответствии с ч.12 ст.144 УПК РФ назначить при поступлении ходатайства дополнительную или повторную экспертизу в соответствии с требованиями ст.195-205 УПК РФ и ознакомить с их заключениями в соответствии со ст.206 УПК РФ.
Постановлением судьи Тракторозаводского районного суда г.Волгограда от 22 января 2016 года жалоба адвоката Г. в интересах Р. на бездействие старшего следователя первого отдела СУ СК России по Волгоградской области А. и старшего следователя СО по Тракторозаводскому району г.Волгограда СУ СК РФ по Волгоградской области В. удовлетворена: на старшего следователя первого отдела СУ СК России по Волгоградской области Г. возложена обязанность по устранению допущенных нарушений.
Судьёй признано незаконным бездействие следователей, связанное с неознакомлением Р. с постановлениями о назначении судебно – медицинской, судебно-дактилоскопической, судебно-генетической, экспертизы, судебно-криминалистической, комплексной судебной экспертиз, заключениями экспертов; и неразъяснением Р. процессуальных прав, предусмотренных ст.198 и ст.206 УПК РФ.
Положениями ч.11 ст.144 УПК РФ законодателем ограничен объём прав лица, в отношении которого проводится процессуальная проверка. Указанное ограничение прав связано с особенностями производства доследственной проверки и особым положением лица, в отношении которого она проводится, не имеющего определённого процессуального статуса участника уголовного судопроизводства применительно к главам 6-8 УПК РФ. Кроме того, права и обязанности связаны с теми процессуальными действиями, непосредственным участником которых данное лицо является либо проведение которых затрагивает права и интересы этого лица, и которые могут быть проведены до возбуждения уголовного дела.
Хотя Р. и является лицом, в отношении которого проводится процессуальная проверка, тем не менее, данное лицо не обладает объёмом прав, тождественным объёму прав подозреваемого, обвиняемого или подсудимого, предоставленным им на стадии предварительного расследования, поскольку, выполняя требования ст.144, 145 УПК РФ, орган предварительного расследования осуществляет проверку сообщения о преступлении, по результатам которой принимает соответствующее решение.
Какие-либо изменения в ч.3 ст.195, ст.198, 206 УПК РФ, связанные с введением ч.11 ст.144 УПК РФ, предусматривающие необходимость привлечения к проведению данных процессуальных и следственных действий лица, в отношении которого проводится процессуальная поверка, и ознакомления данного лица с полученными результатами законодателем не вносились. В этой связи у следователя отсутствовала обязанность по ознакомлению лица, в отношении которого проводится процессуальная проверка, с принимаемыми на данной стадии решениями и полученными результатами.
По этим основаниям суд апелляционной инстанции постановление отменил, в удовлетворении жалобы отказал.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22к-1032/2016 от 11.03.16г.
В соответствии с ч.1 ст.125 УПК РФ жалобы подлежат рассмотрению районным судом по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления, либо по месту нахождения органа, в производстве которого находится уголовное дело (если место производства предварительного расследования определено в соответствии с частями 2 — 6 статьи 152 УПК РФ).
Постановлением судьи Дзержинского районного суда г.Волгограда от 19 января 2016 года отказано в удовлетворении жалобы М. в порядке ст.125 УПК РФ о признании незаконными бездействия и действий сотрудников УФСКН России по Волгоградской области по разрешению ходатайства адвоката Л. от 17 ноября 2015 года; по принудительному доставлению в помещение управления, проведения медицинского освидетельствования и содержания в управлении; о признании постановлений заместителя прокурора Калачевского района Волгоградской области К. от 16 декабря 2015 года об отказе в удовлетворении жалоб.
Из материалов дела следовало, что преступление, в связи с которым производится предварительное следствие по настоящему уголовному делу, совершено на территории г.Калач-на-Дону. Уголовное дело находится в настоящее время в производстве Управления ФСКН России по Волгоградской области.
Таким образом, жалоба не подсудна Дзержинскому районному суду г. Волгограда, поскольку преступление совершено на территории Калачевского района Волгоградской области, не относящейся к юрисдикции Дзержинского районного суда г.Волгограда.
Суд апелляционной инстанции постановление отменил, материал направил на новое судебное разбирательство со стадии принятия жалобы к производству.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22к-1178/2016 от 25.05.16г.
Аналогичное нарушение допущено этим же судьёй при рассмотрении жалобы А. в порядке ст.125 УПК РФ о признании незаконным бездействия и действий сотрудников УФСКН РФ по Волгоградской области по разрешению ходатайства адвоката Л. от 17 ноября 2015 года, по принудительному доставлению в помещение Управления, о признании постановлений заместителя прокурора Калачевского района Волгоградской области К. от 16 декабря 2015 года об отказе в удовлетворении жалоб.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22к-1199/2016 от 25.03.16г.
В соответствии с ч.2 ст.61 УК РФ судья не вправе участвовать в рассмотрении жалобы, поданной заявителем в порядке ст.125 УПК РФ, поскольку ранее уже высказала своё мнение по вопросам, которые вновь явились предметом настоящего судебного разбирательства.
Постановлением судьи Центрального районного суда г. Волгограда от 13 января 2016 года оставлена без удовлетворения жалоба заявителя Т. в порядке ст.125 УПК РФ о признании необоснованным постановления старшего следователя СО по Центральному району г.Волгограда СУ СК РФ по Волгоградской области И. от 23 ноября 2015 года об отказе в возбуждении уголовного дела
Отказывая в удовлетворении жалобы, судья сослалась в постановлении на то, что орган предварительного следствия, проведя процессуальную проверку, а именно, исследовав в том числе и административный материал в отношении Т. по факту совершения им административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.19.3 КоАП РФ, пришёл к выводу об отсутствии в действиях сотрудников полиции В. и Н. признаков преступлений, предусмотренных ч.1 ст.285, ч.3 ст.286 УК РФ.
Вместе с тем ранее этим же судьёй рассмотрен административный материал в отношении Т., по результатам чего вынесено постановление о признании Т. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.19.3 КоАП РФ, а именно в том, что при остановке сотрудниками ДПС Т. отказался предъявлять документы на право пользования и право управления автомобилем. В основу указанного решения положены рапорты и объяснения полицейских В., Н., а также заявления сотрудника полиции В. о привлечении Т. к уголовной ответственности.
Таким образом, судья, рассмотрев дело об административном правонарушении, уже высказала своё мнение по вопросам, которые вновь явились предметом судебного разбирательства, что в соответствии с ч.2 ст.61 УК РФ исключало возможность её участия в рассмотрении жалобы.
По этому основанию суд апелляционной инстанции постановление отменил, материал направил на новое судебное разбирательство.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22к-954/2016 от 1.3.16г.
Постановления прокурора об отказе в возбуждении производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств могут быть обжалованы в порядке, предусмотренном ст.125 УПК РФ.
Постановлением судьи Дзержинского районного суда г.Волгограда от 15 января 2016 года Х. отказано в принятии к рассмотрению жалобы, поданной в порядке статьи 125 УПК РФ на ответ заместителя прокурора Дзержинского района г. Волгограда А.
Заявитель Х., осуждённый по приговору Центрального районного суда г. Волгограда от 19 сентября 2014 года, обратился в суд с жалобой в порядке статьи 125 УПК РФ на ответ заместителя прокурора Дзержинского района г.Волгограда А. по результатам рассмотрения его обращения о возобновлении производства по материалу ввиду вновь открывшихся обстоятельств по вопросам задержания и избрания меры пресечения.
Принимая решение об отказе в принятии жалобы, суд не учёл положения п.18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 года № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ», согласно которым в порядке ст.125 УПК РФ подлежат обжалованию постановления прокурора об отказе в возбуждении производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.
Согласно правовой позиции, изложенной в Определениях Конституционного Суда РФ от 18.11.2004 г. № 369-О, 04.12.2007 г.№ 962-О-О, 17.11.2009 г.№ 1409-О-О, 25.09.2014 г.№ 2215-О, 23.04.2015 г.№ 861-О и др., не может расцениваться, как обстоятельство, препятствующее осуждённому обжаловать отказ прокурора в возбуждении производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, если такой отказ не оформлен в виде постановления.
По этим основаниям суд апелляционной инстанции постановление отменил, материал направил на новое рассмотрение.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22к-1324/2016 от 4.04.16г.
Суд, рассмотрев поданную в порядке ст.125 УПК РФ жалобу адвоката по существу и мотивировав нарушение его прав в результате бездействия следователя, принял необоснованное решение о прекращении производства по жалобе в порядке ст.125 УПК РФ.
Постановлением судьи Волжского городского суда Волгоградской области от 1 марта 2016 года прекращено производство по жалобе адвоката Р. в порядке ст.125 УПК РФ о признании незаконными бездействия следователя, выразившиеся в невынесении постановлений об оплате его труда в установленный законом срок, невыдаче их копий, неразъяснении права на их обжалование, ненаправлении постановлений в бухгалтерию УВД г.Волжского для перечисления денежных средств на его имя.
Как следовало из жалобы в производстве старшего следователя СО-2 СУ Управления МВД России по городу Волжскому Н. находилось уголовное дело №— по обвинению С. и ещё двух лиц. Им в порядке ст.51 УПК РФ по назначению следователя осуществлялась защита С. на основании ордера №— от 4 июня 2015 года. Он осуществлял защиту С. на следственных действиях: 4, 5, 28 июня 2015 года, 5, 25 июля 2015 года, 29, 30 августа 2015 года, 9, 21, 22, 27 сентября 2015 года, 16 октября 2015 гола,5 и 8 ноября 2015 года. Он написал два заявления об оплате его труда и передал следователю лично. В период времени с 13 октября 2015 года и на момент обращения с жалобой он копии постановления об оплате его труда не получил, порядок его обжалования следователь не разъяснил, вознаграждение не получил.
Суд первой инстанции установил, что указанные постановления направлены главному бухгалтеру УМВД г. Волжского только 26 февраля 2016 года, что свидетельствовало о допущенных следователем нарушениях, что также привело к несвоевременной оплате услуг защитника Р. и является недопустимым, поскольку разрешение вопроса о выплате вознаграждения адвокату является необходимой деятельностью следователя, который обязан своевременно принимать решения о выплате вознаграждения адвокату.
Суд первой инстанции, рассматривая жалобу заявителя по существу и мотивировав нарушение его прав в результате бездействия следователя, вместе с тем принял необоснованное решение о прекращении производства по жалобе.
В этой связи суд апелляционной инстанции постановление отменил, вынес новое решение, которым частично удовлетворил жалобу Р., признав бездействия следователя, выразившиеся в невынесении постановлений о выплате вознаграждения в установленный законом срок, в ненаправлении постановлений для исполнения, незаконными.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22к-1582/16 от 22.04.16г.
Вывод суда о том, что обжалуемое в порядке ст.125 УПК РФ постановление о возбуждении уголовного дела не затрагивает прав заявителя, не основан на материалах дела.
Постановлением судьи Урюпинского городского суда Волгоградской области от 11 февраля 2016 года К. отказано в принятии к рассмотрению жалобы в порядке ст.125 УПК РФ о признании незаконным постановления следователя Урюпинского межрайонного следственного отдела СУ СК РФ по Волгоградской области о возбуждении уголовного дела от 18 января 2016 года и возложении обязанности устранить допущенные нарушения.
Своё решение суд мотивировал тем, что обжалуемое постановление не позволяет установить факт нарушения прав К., поскольку сведений о том, что уголовное дело возбуждено в отношении него, не имеется, а поданная жалоба также не содержит сведений о нарушенных правах заявителя, не позволяет установить наличие предмета обжалования.
Вместе с тем из материалов дела следовало, что 18 января 2016 года следователем Урюпинского межрайонного СО СУ СК РФ по Волгоградской области С. возбуждено уголовное дело по факту незаконной организации и проведения азартных игр с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе в сети «Интернет» вне игровой зоны, совершённое группой лиц по предварительному сговору, по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч.2 ст.171.2 УК РФ.
20 января 2016 года К. в рамках уголовного дела задержан в порядке ст.91,92 УПК РФ по подозрению в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч.2 ст.171.2 УК РФ, 28 января 2016 года привлечён в качестве обвиняемого по п. «а» ч.2 ст.171.2 УК РФ.
Таким образом, возбужденным уголовным делом напрямую затрагивались права и интересы К., поскольку последний подвергается уголовному преследованию в рамках данного уголовного дела, в связи с чем суд апелляционной инстанции постановление отменил, материал направил на новое судебное рассмотрение со стадии подготовки.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22к-1557/2016 от 18.04.16г.
Вывод суда о неподсудности жалобы, поданной в порядке ст.125 УПК РФ представителем заявителя, не основан на законе.
Постановлением Центрального районного суда г.Волгограда от 22 марта 2016 года жалоба адвоката Н., действующей в интересах П., поданная в порядке ст.125 УПК РФ на постановление следователя отдела №4 СЧ ГСУ ГУ МВД России по Волгоградской области К. от 20 января 2016года и постановление руководителя следственного органа – заместителя начальника ГСУ ГУ МВД России по Волгоградской области С. от 25 февраля 2016года, возвращена представителю заявителя ввиду неподсудности Центральному районному суду г. Волгограда.
Когда предварительное расследование по уголовному делу проводится органом, занимающим в системе следственных органов Российской Федерации положение вышестоящего по отношению к следственным органам районного уровня, то жалоба в порядке ст.125 УПК РФ рассматривается районным судом по месту нахождения следственного органа, в производстве которого находится уголовное дело.
Как следовало из представленных материалов, предварительное расследование по уголовному делу, в рамках которого представителем заявителя обжаловались действия следователя и заместителя руководителя следственного органа, осуществляется отделом №4 СЧ ГСУ ГУ МВД России по Волгоградской области.
Преступление, в совершении которого обвиняется П., совершено в Краснооктябрьском районе г.Волгограда.
ГСУ ГУ МВД России по Волгоградской области является вышестоящим по отношению к следственным органам районного уровня и расположено на территории, которая относится к юрисдикции Центрального районного суда г.Волгограда.
По этим основаниям суда апелляционной инстанции постановление отменил, материал направил для рассмотрения по существу.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22к-1601/2016 от 25.04.16г.
Решение следователя об отказе в выплате вознаграждения адвокату может быть обжаловано в порядке ст.125 УПК РФ.
Постановлением судьи Урюпинского городского суда Волгоградской области от 27 января 2016 года отказано в принятии к производству жалобыадвоката Ч. в порядке ст.125 УПК РФ на решение следователя СО МО МВД РФ «Урюпинский» об отказе в выплате вознаграждения.
Отказывая в принятии жалобы, суд не принял во внимание, что адвокат Ч. допущен в качестве защитника обвиняемого П. по назначению следователя СО МО МВД РФ «Урюпинский» на основании ордера от 10 ноября 2015 года, исходя из положений ст.50, 51 УПК РФ.
В силу ст.49 УПК РФ защитник является участником уголовного судопроизводства. Статья 50 УПК РФ устанавливает обязанность следователя, дознавателя обеспечить участие защитника подозреваемого или обвиняемого в ходе предварительного расследования при совершении следственных действий. Данная норма также предусматривает, что в случае участия адвоката в производстве предварительного расследования по назначению дознавателя, следователя расходы на оплату его труда компенсируются за счёт средств федерального бюджета.
Таким образом, право адвоката на вознаграждение за оказание юридической помощи в указанных случаях предопределено исключительно его процессуальным положением в уголовном производстве, в связи с чем вывод суда, что указанные спорные правоотношения не являются предметом судебного разбирательства в порядке ст.125 УПК РФ, не основаны на материалах дела и нормах уголовно-процессуального закона.
По этому основанию суд апелляционной инстанции постановление отменил, направил материал на новое судебное рассмотрение со стадии подготовки к судебному заседанию.
Апелляционное постановление № 22к-1084/2016 от 16.05.16г.
Материалы, рассматриваемые в порядке ст. 165 УПК РФ

Разрешая следователю наложить арест на имущество, суд в нарушение ч.1 и ч.3 ст.115 УПК РФ не проверил данные о принадлежности оспариваемого имущества, наличие оснований для наложения ареста на имущество третьих лиц.
Постановлением Центрального районного суда г.Волгограда от 3 декабря 2015 года старшему следователю второго отдела по расследованию особо важных дел о преступлениях против государственной власти и в сфере экономики СУ СК России по Волгоградской области Ш. разрешено наложить арест на имущество, принадлежащее обвиняемому М.: пять автотранспортных средств.
Как следовало из представленных материалов следователь ходатайствовал о наложении ареста на автомобили, зарегистрированные за обвиняемым М. Необходимость наложения ареста на имущество следователь обосновал необходимостью обеспечения возможного исполнения приговора в части имущественных взысканий в виде наложения судом штрафа, как одного из видов наказания за совершение преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ.
Вместе с тем, как установлено, указанные автотранспортные средства принадлежат другому лицу — ОАО «В-Л» и находятся у М. по договорам лизинга.
Однако в нарушение ч.1 и ч.3 ст.115 УПК РФпри вынесении постановления суд не проверил данные о принадлежности оспариваемого имущества, наличие оснований для наложения ареста на имущество третьих лиц, выводы о необходимости применения такой меры процессуального принуждения в отношении имущества, не принадлежащего обвиняемому М., в постановлении не обосновал, равно как и не привёл конкретных оснований, позволяющих с учётом изложенного разрешить наложение ареста на имущество, находящееся у других лиц.
Кроме того, на момент принятия решения суд не выяснил, являлись ли транспортные средства, находящиеся в пользовании М., полученными в результате преступных действий обвиняемого либо, что они предназначались для использования в преступных целях.
По этим основаниям суд апелляционной инстанции постановление отменил, ходатайство следователя оставил без удовлетворения.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22К-659/2016 от 25.02.16г.
В соответствии с ч.9 ст.115 УПК РФ наложение ареста на имущество отменяется на основании постановления, определения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, когда в применении этой меры отпадает необходимость.
Постановлением судьи Ленинского районного суда Волгоградской области от 09 декабря 2015 года отказано в принятии к рассмотрению ходатайства адвоката Ф. о снятии ареста с денежных средств, находящихся на расчётном счёте ООО «УД» и автомобиля.
Своё решение судья мотивировал тем, что данный вопрос подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства в соответствии с ч.1 ст.30 ГПК РФ.
Вместе с тем арест на указанное имущество наложен в рамках уголовного дела в порядке, установленном ст.115 УПК РФ, и в соответствии с ч.9 ст.115 УПК РФ мог быть отменён на основании решения суда, в производстве которого находится уголовное дело.
В связи с нарушением требований уголовно-процессуального закона суд апелляционной инстанции постановление отменил, направил материал на новое рассмотрение со стадии решения вопроса о принятии заявления к производству.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22-884/2016 от 25.02.16г.
Разрешая следователю наложить арест на имущество подозреваемого, суд не выяснил вопрос о соразмерности стоимости имущества, на которое накладывается арест возможным требованиям по гражданскому иску или предполагаемым имущественным взысканиям.
Постановлением судьи Волжского городского суда Волгоградской области от 19 января 2016 года наложен арест на имущество в виде автомобиля, принадлежащее П.
Суд апелляционной инстанции постановление отменил с направлением материала на новое судебное рассмотрение, поскольку принимая данное решение, суд не учёл положения ч.1 ст.115 УПК РФ о соразмерности стоимости имущества, на которое может быть наложен арест, требованиям по гражданскому иску или предполагаемым имущественным взысканиям; при этом стоимость имущества П., подлежащего аресту, не устанавливалась и не была подтверждена какими-либо объективными данными.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22к-1019/16 от 10.03.16г.
Суд в порядке ст.165 УПК РФ принял решение, которым разрешил наложить арест на имущество в рамках возбуждённого уголовного дела без установления обстоятельств, имеющих существенное значение для рассмотрения ходатайства следователя.
Постановлением судьи Центрального районного суда г.Волгограда от 26 февраля 2015 года следователю СЧ ГСУ ГУ МВД России по Волгоградской области Ж. разрешено наложить арест на денежные средства ООО «В-Н», находящиеся и поступающие на расчётные счета в банке.
Вместе с тем в представленных следователем в обоснование своего ходатайства материалах отсутствовали сведения о наличии подозреваемых или обвиняемых в совершении преступления, отсутствовали сведения, которые указывали бы на получение денежных средств в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого либо что они предназначались для использования в преступных целях; не имелось сведений о заявленном гражданском иске или о наличии лиц, признанных в установленном порядке гражданским истом и гражданским ответчиком, о размере размещённых на расчётных счетах ООО «В-Н» денежных средств.
Принимая решение о разрешении наложения ареста на имущество ООО «В-Н», суд в нарушение требований ч.4 ст.7 УПК РФ своё решение не мотивировал. Также суд в постановлении указал, что из представленного материала следует, что ООО «В-Н» причинён материальный ущерб на сумму 505542,2 руб., что противоречило ходатайству следователя, согласно которому ущерб причинён неустановленными лицами Территориальному фонду обязательного медицинского страхования Волгоградской области.
Разрешая следователю наложить арест на имущество ООО «В-Н», судья не обосновал необходимость ограничения права собственности данной организации на денежные средства и в оспариваемом постановлении не указал конкретные запрещения и ограничения, адресованные собственнику арестованного имущества, а также сроки наложения ареста на имущество. Вопрос о соразмерности арестованного имущества размеру причинённого ущерба судом также не исследовался.
Суд апелляционной инстанции постановление отменил, вынес новое решение, которым отказал в удовлетворении ходатайства следователя.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22к-1406/2016 от 5.04.16г.
Иные нарушения УПК РФ

При наличии предусмотренных ст.25 УПК РФ, ст.76 УК РФ условий суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства потерпевшего о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон.
По приговору Октябрьского районного суда Волгоградской области от 16 февраля 2016 года А. осуждён по ч.3 ст.264 УК РФ к 1 году лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении, с лишением права заниматься определённой деятельностью, связанной с управлением транспортным средством на 3 года, с самостоятельным следованием осуждённого к месту исполнения наказания. Уголовное дело рассмотрено в особом порядке.
В судебном заседании потерпевший М. заявил ходатайство об освобождении от уголовной ответственности А. и прекращении уголовного дела в связи с примирением с подсудимым, поскольку примирился с ним и претензий материального характера к нему не имеет.
Суд первой инстанции отказал в удовлетворении ходатайства, мотивировав своё решение тем, что моральный вред в связи со смертью МГ. причинён не только сыну погибшей – М., но и другим близким родственникам. При этом суд указал, что по делу признан в качестве потерпевшего один М., при наличии других близких родственников, которые не привлечены к делу и не могут выразить своей позиции в отношении заявленного им ходатайства.
Согласно правовой позиции, выраженной в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 4 июня 2007 года № 519-О-О, федеральный законодатель, реализуя принадлежащие ему полномочия, правомочен как устанавливать в законе ответственность за правонарушения, так и устранять её, а также определять, какие меры государственного принуждения подлежат использованию в качестве средств реагирования на те или иные деяния и при каких условиях возможен отказ от их применения. В частности, он закрепил в ст.25 УПК РФ, ст.76 УК РФ правило, согласно которому орган или должностное лицо, осуществляющие уголовное судопроизводство, вправе принять решение о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон.
Как следовало из материалов дела, все необходимые и предусмотренные законом условия прекращения уголовного дела за примирением с потерпевшим имеют место: А. впервые совершил преступление средней тяжести, от потерпевшего М. поступило заявление о прекращении уголовного дела в отношении А., поскольку последний примирился с потерпевшим и загладил причинённый вред. Кроме того, А. вину признал полностью, активно способствовал раскрытию и расследованию преступления, судом были установлены иные обстоятельства, положительно характеризующие личность подсудимого.
По этим основаниям суд апелляционной инстанции приговор отменил, производство по уголовному делу прекратил в связи с примирением сторон в соответствии со ст.25 УПК РФ.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22-1363/2016 от 6.04.16г.
По аналогичным основаниям судом апелляционной инстанции отменён приговор Тракторозаводского районного суда г. Волгограда от 17 декабря 2015 года, которым С. осуждён по ч.3 ст.264 УК РФ
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22-1488/2016 от 11.04.16г.
Существенные нарушения, допущенные при производстве предварительного следствия, не могли быть устранены в процессе судебного разбирательства, препятствовали вынесению законного и обоснованного судебного решения.
По приговору Центрального районного суда г. Волгограда от 03 сентября 2015 года Н. и К. осуждены по ч.4 ст.159 УК РФ к 5 годам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
Суд апелляционной инстанции установил, что при вынесении приговора суд первой инстанции вышел за пределы предъявленного обвинения.
Так, согласно постановлениям о привлечении в качестве обвиняемых преступление ими окончено 12 июля 2013 года, когда К. и Н. незаконно приобрели право собственности на квартиру, получив реальную возможность распорядиться указанным имуществом с момента регистрации права собственности. Об этом указано и в обвинительном заключении.
Однако в приговоре суд указал, что после вышеуказанных событий Н. и К. совершили незаконное отчуждение этой квартиры путём заключения с П. и А. договора купли-продажи от 29 ноября 2013 года, продав данный объект недвижимости указанным лицам за 2 400 000 руб., тем самым незаконно извлекли имущественную выгоду в размере 2 400 000 руб., причинив своими действиями материальный ущерб потерпевшему Е. в особо крупном размере.
Кроме того, исходя из чч.1, 2 ст.32 УПК РФ настоящее уголовное дело рассмотрено с нарушением правил подсудности.
Уголовное дело было направлено и рассмотрено Центральным районным судом г. Волгограда в связи с тем, что в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемых и в обвинительном заключении указано, что регистрация права собственности на квартиру, расположенную в Центральном районе г. Волгограда, произведена К. в Управлении Федеральной Службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Волгоградской области, расположенном в Центральном районе г.Волгограда.
Однако согласно представленному в суд апелляционной инстанции ответу заместителя руководителя Управления Федеральной Службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Волгоградской области от 20 января 2016 года, государственная регистрация права собственности на квартиру произведена государственным регистратором в офисе, расположенном в Ворошиловском районе г. Волгограда.
Кроме того, в обвинительном заключении указано, что государственная регистрация права собственности была произведена 12 июля 2013 года. Однако из ответа заместителя руководителя Управления Федеральной Службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Волгоградской области следовало, что право собственности К. на квартиру на основании решения Центрального районного суда г.Волгограда от 13 декабря 2010 года было зарегистрировано 22 июля 2013 года.
Также имелись противоречия о времени возникновения умысла у Н. на совершение преступления.
Из постановлений о привлечении в качестве обвиняемых следует, что умысел на незаконное приобретение права собственности на объект недвижимости возник у Н. в июне 2013 года. Во исполнение данного умысла, примерно в начале июля 2013 года он приобрёл у неустановленного лица подложное решение Центрального районного суда г.Волгограда.
Однако из постановления следователя от 22 мая 2015 года об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с истечением срока давности в отношении лица, сбывшего Н. и К. указанное подложное решение, данное событие имело место в апреле 2013 года.
Поскольку приведённые выше существенные нарушения, допущенные при производстве предварительного следствия, не могли быть устранены в процессе судебного разбирательства, препятствовали вынесению законного и обоснованного судебного решения, суд апелляционной инстанции приговор отменил, уголовное дело возвратил прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.
Апелляционное определение СКУД ВОС № 22-92/2016 от 27.01.16г.
Фактические обстоятельства, изложенные в обвинительном заключении по уголовному делу и установленные в ходе апелляционного рассмотрения по этому же делу данные, являлись основанием для квалификации инкриминируемого обвиняемым деяния как более тяжкого преступления.
По приговору Центрального районного суда г.Волгограда от 1 декабря 2015 года В. оправдан по предъявленному обвинению по ч.1 ст.201 УК РФ, на основании п.3 ч.2 ст.302 УПК РФ, в связи с отсутствием состава преступления; по пп. «а», «б» ч.2 ст.165УК РФ, на основании п.1 ч.2 ст.302 УПК РФ, за неустановлением события преступления;
АЛ. оправдан по предъявленному обвинению по ч.5 ст.33, ч.1 ст.201 УК РФ, на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, в связи с отсутствием состава преступления; по пп. «а», «б» ч.2 ст.165 УК РФ, на основании п.1 ч.2 ст.302 УПК РФ, за неустановлением события преступления;
АМ. оправдана по предъявленному обвинению по ч.5 ст.33, ч.1 ст.201 УК РФ, на основании п.3 ч.2 ст.302 УПК РФ, в связи с отсутствием состава преступления; по пп. «а», «б» ч.2 ст.165УК РФ, на основании п.1 ч.2 ст.302 УПК РФ, за не установлением события преступления.
Суд первой инстанции пришёл к выводу, что В. в период инкриминируемого ему деяния не обладал признаками и полномочиями специального субъекта, в связи с чем не подлежал уголовной ответственности по ч.1 ст.201 УК РФ, и как следствие этого в действиях АЛ., АМ. отсутствовал состав преступления, предусмотренный ч.5 ст.33, ч.1 ст.201 УК РФ.
Оправдывая В., АЛ., АМ. по пп. «а», «б» ч.2 ст.165 УК РФ в связи с отсутствием события преступления, суд мотивировал своё решение тем, что все представленные стороной обвинения доказательства, исследованные в ходе судебного разбирательства, не подтверждали вину последних в причинении материального ущерба администрации Быковского муниципального района Волгоградской области в результате заключения договора аренды земельного участка с ООО «А-РС».
Кроме того, в качестве одной из мотивировок при оправдании В., АЛ., АМ. за отсутствием в их действиях составов преступлений и за неустановлением события инкриминируемых им преступлений суд в приговоре указал, что исследованные в ходе рассмотрения дела показания В., АЛ. и АМ., данные ими на стадии предварительного расследования, свидетельствовали об использовании этими лицами информации, ставшей им известной в силу исполнения трудовых обязанностей в ОАО «Р-К». Таким образом, фактически суд указал в приговоре о наличии в их действиях признаков другого более тяжкого преступления, предусмотренного ч.3 ст.183 УК РФ.
Поскольку фактические обстоятельства, изложенные в обвинительном заключении являлись основанием для квалификации инкриминируемого обвиняемым деяния как более тяжкого преступления, а допущенные органами предварительного расследования и суда первой инстанции процессуальные нарушение являлись препятствием для разрешения дела, суд апелляционной инстанции приговор отменил и уголовное дело возвратил прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22-531/2016 от 11.02.16г.
Установление обстоятельств, предусмотренных ст.73 УПК РФ и подлежащих судебной проверке, для производства которых необходимо производство следственных и процессуальных действий, законом возложено на органы предварительного следствия.
По приговору Волжского городского суда Волгоградской области от 9 ноября 2015 года Ч. осуждена по ч.1 ст.318 УК РФ (2 преступления), на основании ч.2 ст.69, ч.4 ст.74, ст.70 УК РФ к 2 годам 7 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии.
По смыслу закона, ответственность за применение насилия в отношении представителя власти наступает только в случаях противодействия его законной деятельности, а обязательным признаком субъективной стороны состава данного преступления является мотив поведения виновного, который должен быть связан с исполнением потерпевшим своих должностных обязанностей; применение насилия в связи с неправомерными действиями представителя власти состав рассматриваемого преступления не образует.
Вместе с тем в тексте обвинительного заключения по данному делу отсутствовало указание об административном правонарушении, совершение которого Ч. послужило основанием доставления её в автобус ППС УМВД г.Волжского, где впоследствии Ч. применила насилие, не опасное для жизни и здоровья, в отношении сотрудника полиции, попытавшегося пресечь попытку Ч. скрыться из автобуса.
Установление обстоятельств, предусмотренных ст.73 УПК РФ и подлежащих судебной проверке, для производства которых необходимо производство следственных и процессуальных действий, законом возложено на органы предварительного следствия.
Учитывая, что обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ, что исключало возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного обвинительного заключения, суд апелляционной инстанции приговор отменил, уголовное дело возвратил прокурору для устранения недостатков, препятствующих рассмотрению дела судом.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22-854/16 от 10.03.16г.
Отсутствие в обвинительном заключении сведений о психическом состоянии здоровья обвиняемого лишает суд возможности вынести какое-либо решение на основании данного заключения.
По приговору Михайловского районного суда Волгоградской области от 23 ноября 2015 года М. осуждён по ч.3 ст.30 п. «б» ч.3 ст.228.1УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Из материалов уголовного дела следовало, что М. состоит на учёте в наркологическом кабинете с диагнозом «употребление марихуаны», ввиду чего имелись основания полагать, что осуждённый болен наркоманией. Эти обстоятельства подлежали установлению при производстве судебной экспертизы, однако следователь ограничился направлением М. на осмотр к врачу психиатру-наркологу.
Кроме того, в копии военного билета указано, что М. в период срочной военной службы проходил обследование в областной психиатрической больнице г. Иваново, а согласно копии свидетельства о болезни военно-врачебной комиссией ОПБ г. Иваново у М. выявлено заболевание в виде затянувшегося невротического состояния с астено-депрессивным синдромом у акцентуированной личности.
Таким образом, несмотря на обстоятельства, свидетельствующие о необходимости проверить психическое состояние обвиняемого, в ходе предварительного следствия этого сделано не было, ввиду чего соответствующие сведения, позволяющие сделать вывод относительно вменяемости М., в том числе на момент совершения преступления, и его способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве, в нарушение ч.1 ст.220 УПК РФ в обвинительном заключении приведены не были.
Указанные нарушения при составлении обвинительного заключения лишали суд возможности принять решение на основании данного обвинительного заключения, в связи с чем суд апелляционной инстанции приговор отменил, уголовное дело возвратил прокурору в порядке ст.237 УПК для устранения препятствий его рассмотрения судом.
Апелляционное определение СКУД ВОС № 22-1239/2016 от 29.03.16г.
Несмотря на наличие противоречий в показаниях обвиняемых, их защиту в ходе предварительного следствия в нарушение требований п.3 ч.1 ст.72, ч.6 ст.49 УПК РФ осуществлял один и тот же защитник.
По приговору Киквидзенского районного суда Волгоградской области от 12 апреля 2016 года осуждены:
Т. по ч.5 ст.33, ч.2 ст.228, п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ, ч.3 ст.69, п. «г» ч.1 ст.71, ст.70 УК РФ к 11 годам 10 дням лишения свободы без права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью, без штрафа, без ограничения свободы, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;
К. по ч.2 ст.228 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа и без ограничения свободы, в соответствии со ст.73 УК РФ условно с испытательным сроком 3 года.
Как следовало из материалов дела уголовное дело возбуждено 19 августа 2015 года в отношении Т. по признакам преступления, предусмотренного ч.5 ст.33, ч.2 ст.228 УК РФ, в отношении К.– по признакам преступления, предусмотренного ч.2 ст. 228 УК РФ. С этого же времени защиту обоих подозреваемых осуществлял адвокат С., допущенный к участию в деле на основании ордера от 19 августа 2015 года.
25 августа 2015 года Т. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч.5 ст.33, ч.2 ст.228 УК РФ.
При допросе в качестве подозреваемых и К., и Т. признавали себя виновными и уличали друг друга в совершении преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств.
25 октября 2015 года Т. предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч.5 ст.33, ч.2 ст.228, п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ. При допросе в качестве обвиняемого 25 октября 2015 года в присутствии адвоката С.обвиняемый Т. виновным себя в совершении преступления, предусмотренного п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ, не признал.
При этом К. при допросе его в качестве обвиняемого 26 октября 2015 года в присутствии адвоката С. виновным себя признал полностью, подтвердил свои показания, данные в качестве подозреваемого и уличающие Т.
Таким образом, интересы Т. стали противоречить интересам К. Однако, несмотря на наличие противоречий в показаниях обвиняемых, их защиту в ходе предварительного следствия в нарушение требований п.3 ч.1 ст.72, ч.6 ст.49 УПК РФ с 25 октября 2015 года и до его окончания продолжал осуществлять один и тот же защитник.
Поскольку данное нарушение исключало возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения, суд апелляционной инстанции приговор отменил и на основании п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ возвратил уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.
Кроме того, суд апелляционной инстанции установил нарушение правил подсудности при рассмотрении настоящего уголовного дела, предусмотренных ч.3 ст.32 УПК РФ. Наиболее тяжкое преступление, предусмотренное п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ, в котором обвиняется Т., совершено в Центральном районе г.Волгограда, не относящимся к юрисдикции Киквидзенского районного суда Волгоградской области.
Апелляционное определение СКУД ВОС № 22-2329/2016 от 6.06.16г.
Выводы суда об отсутствии оснований для выплаты адвокату вознаграждения за участие в судебном заседании в качестве защитника обвиняемому не соответствовали фактическим обстоятельствам дела.
Постановлением судьи Центрального районного суда г. Волгограда от 18 февраля 2016 года отказано в удовлетворении заявления адвоката Д. о выплате вознаграждения при рассмотрении ходатайства следователя СУ СК РФ по Волгоградской области К. о продлении срока содержания под стражей Г., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч.5 ст.290 УК РФ, п. «а» ч.5ст.290 УК РФ.
Своё решение суд первой инстанции мотивировал тем, что адвокат Д. не оказывал юридическую помощь обвиняемому Г., в производстве предварительного расследования или судебного разбирательства по назначению суда по уголовному делу не участвовал, с материалами о продлении срока содержания под стражей в отношении Г. знакомиться отказался, после чего был освобождён от дальнейшего участия в судебном заседании.
Как следовало из протокола судебного заседания 15 февраля 2016 года в судебном заседании по рассмотрению ходатайства следователя о продлении срока содержания под стражей Г., наряду с адвокатами по соглашению, принимал участие в порядке ст.51 УПК РФ адвокат Д., представив суду удостоверение и ордерот 15 февраля 2016 года. В подготовительной части судебного заседания адвокат Д. был освобождён судом от дальнейшего участия в судебном заседании, поскольку защиту интересов обвиняемого Г. в судебном заседании осуществляли защитники по соглашению – адвокат З. и Б.
При таких обстоятельствах утверждение суда о том, что адвокат Д. не оказывал юридическую помощь обвиняемому Г., неверно. Факт неознакомления адвоката Д. до судебного заседания с материалами ходатайства органа следствия, не может являться основанием к отказу в удовлетворении заявления адвоката Д. о выплате вознаграждения.
По этим основаниям суд апелляционной инстанции постановление отменил, вынес новое решение о выплате адвокату Д. вознаграждения.
Апелляционное постановление СКУД ВОС № 22-1740/2016 от 18.04.16г.
Вопросы экстрадиции
В соответствии с ч.5 ст.460 УПК РФ, ст.56, ч.2 ст.58 Минской конвенции «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам» от 22 января 1993 года, ст.1, 2 Европейской Конвенции от 13 декабря 1957 года «О выдаче», направление в компетентные органы иностранного государства требования о выдаче гражданина Российской Федерации, обвиняемого в совершении преступления, возможно лишь при наличии постановления суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Выдача лица может быть произведена в случае, если уголовный закон предусматривает за совершение этих деяний наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года или более тяжкое наказание, когда выдача лица производится для уголовного преследования.
Данные требования уголовно-процессуального закона и международных норм не были выполнены должным образом Волжским городским судом Волгоградской области при вынесении постановления от 20 ноября 2015 года, которым подсудимому Л., обвиняемому в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.159, п.«б» ч.3 ст.2911 УК РФ, изменена мера пресечения с подписки о невыезде и надлежащем поведении на заключение под стражу сроком 6 месяцев. Данный срок постановлено исчислять с момента фактического его задержания.
По делу установлено, что Генеральной прокуратурой РФ проводится экстрадиционная проверка с целью выдачи Л. Российской Федерации. Сроки процедуры экстрадиции не определены уголовно-процессуальным законом, а именно главой 54 УПК РФ, регламентирующей выдачу лиц для уголовного преследования.
Согласно ч.2 ст.128 УПК РФ, сроки, предусмотренные УПК РФ, исчисляются часами, сутками, месяцами. В силу п.3 ст.128 УПК РФ при задержании срок исчисляется с момента фактического задержания.
Таким образом, согласно действующему уголовно-процессуальному законодательству, под юрисдикцией Российской Федерации Л. может находиться с момента фактического задержания в России или пересечения государственной границы Российской Федерации и передачи конвойной службе ФСИН России. Именно с этого момента подлежит исчислению срок содержания его под стражей на территории Российской Федерации. До указанного времени Л. может содержаться под стражей по нормам другого государства, международным нормам. Иной порядок не предусмотрен.
Таким образом, указание суда об исчислении срока содержания под стражей с момента фактического задержания подсудимого Л. может повлечь необоснованное продление сроков рассмотрения уголовного дела в суде, в то время как местонахождение его в настоящее время неизвестно. Исчисление срока содержания под стражей с даты задержания Л. может стать препятствием для его выдачи для уголовного преследования Российской Федерацией, а также препятствием для содержания Л. под стражей в учреждениях уголовно-исполнительной системы России после пересечения им государственной границы.
При таких обстоятельствах, президиум пришёл к выводу о необходимости изменения постановления суда в части исчисления начала срока содержания под стражей и постановил: исключить указание об исчислении срока содержания его под стражей с момента фактического задержания; считать началом срока содержания под стражей подсудимого Л. с момента экстрадиции на территорию Российской Федерации либо с момента задержания на территории Российской Федерации.
Постановление президиума ВОС № 44у-17/2016 от 16.03.16г.
Судебная коллегия по уголовным делам
Волгоградского областного суда